Главная страница 1
скачать файл

Глава IV
КАТАСТРОФЫ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX в.

Вторая половина XIX столетия ознаменовалась дальнейшим развитием судоходства в Черном и Азовском морях, тяжелой для России Крымской войной, которая привела к табели военного Черноморского флота России, его последующему возрождению после русско-турецкой войны 1877-1878 гг.


Крымская война: первая гибель Черноморского флота

Крымская война продолжалась с октября 1853 г. по март 1856 г. Россия потерпела поражение, затратив на войну 800 млн. руб. и потеряв свыше 522 тыс. человек. Турция потеряла 400 тыс. человек, Англия и Франция — 120 тыс. человек. Огромны были потери судов — как во время боевых действий, так и под влиянием трудных погодных условий и допущенных навигационных ошибок! В огне войны погиб весь Черноморский флот России. Огромны были и потери турецкого и англо-французского флотов. Черное море превратилось в настоящее кладбище кораблей.

...Начало войне положила Турция. Стремясь отторгнуть от России Кавказ, в октябре 1853 г. она объявила войну России. Черноморский флот направил эскадру к берегам Анатолии, чтобы пресечь перевозки между Стамбулом и русско-турецким фронтом, между Турцией и кавказскими городами. Крейсировавшая у берегов Турции российская эскадра под командованием вице-адмирала П. С. Нахимова перехва¬тывала купеческие и военные турецкие суда. Опрос капитанов позволил установить, что в Босфоре «собирается эскадра для Батума»1. Турецкая синопская эскадра представляла собой, по словам контр-адмирала П. М. Вукотича, «великую грозу для всего Кавказа» и особой угрозе, по его мнению, подвергался Сухум, как наилучшая якорная стоянка, где турецкая эскадра намеревалась зимовать. В этой связи перед российским Черноморским флотом стояла важней¬шая стратегическая задача — обеспечить защиту Кавказа, решить в пользу Черноморского флота баланс сил на Черном море. Нельзя забывать и то обстоятельство, что англо-французский флот уже начал сосредотачиваться в Босфоре. Эскадра адмирала П. С. Нахимова при крейсировании у турецких берегов захватила 6 ноября 1853 г. турецкий пароход. Пленные турецкие моряки показали: в Синопе стоят два турецких фрегата, два корвета и один транспорт. Эскадра адмирала Нахимова в тот момент состояла из пяти 84-пушечных парусных кораблей, одного парохода, одного брига. 7 ноября эскадра приблизилась к Синопу, обнаружила турецкие корабли, но сильный шторм вынудил ее отойти в море. Несколько кораблей эскадры во время шторма получили повреждения, и 9 ноября три парусных корабля и один пароход были отправлены в Севастополь для ремонта. Оставшаяся эскадра (три линейных корабля, один бриг) 11 ноября вернулась к Синопу и неожиданно обнаружила семь больших фрегатов, корвет, шлюп, два больших парохода, три купеческих судна, прикрытые береговыми батареями. Атаковать турецкую эскадру в такой ситуации было бессмысленно. П. С. Нахимов срочно отправил в Севастополь бриг «Эней» с просьбой о помощи, а три корабля крейсировали у Синопа. Шедший на всех парусах «Эней» достиг Севастопольской бухты 13 ноября. Однако в помощь П. С. Нахимову уже 12 ноября в море вышла эскадра контр-адми¬рала Новосильского, состоявшая из трех 120-пушечных кораблей — «Париж», «Три святителя», «Великий князь Константин». 16 ноября они прибыли к Синопу. В тот же день подошли еще два русских фрегата. Силы П. С. Нахимова возросли, по своей артиллерийской мощи его эскадра превысила турецкую. 17 ноября из Севастополя к Синопу вышли три боевых парохода с начальником штаба Черноморского флота адмиралом Корниловым (рис. 16).

Адмиралу Павлу Степановичу Нахимову в 1853 г. исполнился 51 год. Опытный моряк, требовательный к себе и к людям, адмирал был в расцвете флотоводческого таланта. Он любил флот и его людей, и флот любил адмирала. Его вклад в создание и развитие Черноморского флота, в его боевую деятельность был огромен, как огромен был и его авторитет на флоте. Поэтому, когда П. С. Нахимов принял решение начать сражение, не дожидаясь подхода пароходов,— это не вызвало возражений ни у одного из офицеров.

18 ноября в 9 ч 30 мин на флагманском корабле адмирала Нахимова «Императрица Мария» взвился флаг: «Приготовиться к бою и идти на Синопский рейд». По плану адмирала корабли эскадры двигались двумя колоннами. Нахимовский флагман 84-пушечная «Императрица Мария» во главе, «Чесма», «Константин» с наветренной стороны, вторая колонна во главе с контр-адмиралом Новосильским, державшим флаг на «Париже», затем «Три святителя» и «Ростислав». Фрегаты были оставлены на рейде — на случай бегства турецких судов. Ожесточенный пятичасовой бой закончился полной победой русской эскадры. К концу боя подошли пароходы адмирала Корнилова. Но исход дела был уже предрешен. Погибло 15 крупных кораблей турецкого флота. Удалось бежать только одному пароходу «Таиф» под командой английского советника командующего турецкой эскадрой. Были уничтожены и береговые батареи. Частично пострадал от возникших пожаров город Синоп. Командующий синопской эскадрой Осман-паша находился на флагманском «Ауни-аллах» и был тяжело ранен в ногу. Корабль получил повреждение и начал тонуть. Увы! Экипаж бросил горящий корабль и раненого адмирала. Содрав с адмирала шубу, турецкие матросы скрылись. Русские моряки нашли его в трюме, в воде, среди мертвых и стонущих раненых, оказали медицинскую помощь, спасли ему жизнь.

Потери турецкого флота были очень большими. Погибло 3 тысячи моряков, в плен попало 180 человек. Русские потеряли 38 человек убитыми и 236 человек ранеными. Все корабли русской эскадры уцелели, хотя и были повреждены. Наскоро исправив повреждения, эскадра Нахимова прибыла 23 ноября в Севастополь, где ее торжественно встречал весь город.2

Поражение турецкого флота подтолкнуло западные державы к более активному участию в войне. В феврале 1854 г. в ответ на ввод англо-французского флота в Черное море Россия вынуждена была объявить войну Англии, Франции, Сардинии. Военные действия на Черном море развернулись с новой силой.

Армада союзного флота, вторгшегося в Черное море, была поистине огромной. 1 сентября 1854 г. она насчитывала 34 линейных корабля и парохода, 55 фрегатов, до 300 транспортов и других военных судов. На транспортах находился десант — 62 тыс. человек. Адмирал Корнилов предлагал дать бой союзникам, но большинство членов Морского совета решили иначе. Техническое превосходство флота союзников в Черном море было несомненным — 89 военных кораблей, в том числе 50 колесных и винтовых пароходов, российский же Черноморский флот насчитывал 45 военных кораблей, из них всего 11 колесных пароходов и ни одного винтового3. Поэтому российский флот вынужден был уйти под защиту-береговых батарей Севастопольской береговой базы. Неудачное для России развитие событий в Крымской войне привело к осаде Севастополя союзниками. Меньше чем через год после победоносной Синопской битвы некоторые из кораблей-победителей были затоплены у входа в Севастопольскую бухту, чтобы сделать ее недоступной для судов агрессора. Было затоплено 7 крупных парусников — 5 линейных кораблей и 2 фрегата. И среди них — участники Синопской битвы «Три святителя» и «Силистрия»4.

И вдруг... Казалось, само Черное море возмутилось появлением чужеземцев. Невероятная буря 2(14) ноября 1854 г., разразившаяся на Черном море, принадлежит к «числу самых необыкновенных штормов даже и в этом знаменитом своими бурями море». Скорость ветра достигла 35м/сек (72 мили в час). По отзывам очевидцев, «моряки, подвергавшиеся опасностям во всех морях, не помнят, чтобы им приходилось быть свидетелями подобной бури. Представьте себе страшный ветер, угрожающий опрокинуть горы, потоки дождя, наводняющие атмосферу, частый град, с ожесточением ударяющий во все, что встречается на пути, и, наконец, взволнованное море, валы которого равняются горам,— и вы будете иметь еще не полное понятие об ужасном урагане, свирепствовавшем 2 ноября.»5 Этот ураган стоил жизни 1500 моряков союзного флота, материальные потери составили 60 млн. франков (рис. 17-19).

Погибло 60 кораблей союзников, среди них многопушечные парусные корабли, несколько пароходов, в том числе английский пароход «Принц», стоявший в Балаклавской бухте, десятки транс¬портных судов. Трагедия английского флота, стоявшего на рейде у Балаклавской бухты, заслуживает отдельного описания. Как пишет М. М. Зощенко6, 30 судов могучим ураганом были брошены на прибрежные скалы. Многие суда пытались проскочить в узкий проход Балаклавской бухты. Удалось это только французскому кораблю «Эвон», но в бухте он столкнулся с пароходом «Виктория». Оба затонули. По другим данным, затонул 21 корабль7. Но во всех публикациях особое внимание уделяется гибели трехмачтового винтового парохода «Принц» водоизмещением 3 тыс. т.

«Принц» к моменту гибели был новейшим боевым кораблем в английском флоте, оборудованным по последнему слову техники. Он выполнил свой первый рейс и привез в Балаклаву для английской армии зимнюю одежду и жалование войскам. Сумма этого жалования в литературе указывается разная — от двухсот тысяч фунтов стерлингов до шестидесяти миллионов рублей (А. Куприн). Прибытие «Принца» сопровождалось неприятным событием: при попытке стать на якорь один из якорей ушел на дно вместе с цепью. Отдали второй якорь — то же самое. Оба якоря не были приклепаны к барабану. Потеря якорей сыграла роковую роль для «Принца» во время шторма. Единственный оставшийся якорь не мог удержать корабль, который был брошен на скалы и буквально разбит на части. Из 150 человек экипажа спаслось только трое. Поиски золота «Принца», позже названного в литературе «Черным принцем», превратились в целую эпопею и продолжались много лет. Французы, итальянцы, японцы, наш ЭПРОН, созданный для поисков золота «Черного принца»,— все пытались поднять золото. Было найдено несколько золотых монет, но серьезного золота не оказалось. Загадка осталась неразгаданной.

Академик А. Н. Крылов8 отмечает, что главной потерей в Балаклавской трагедии была гибель парохода «Принц». На нем «...был привезен запас зимнего обмундирования для всей армии, запас зимних двойных палаток, теплого белья, теплых одеял, теплых носков и пр. На других пароходах были запасы продовольствия, а, главное, фуража, т. е. сена, овса и ячменя, на одном из пароходов были боевые запасы...»

«И со следующего дня начались бедствия английской армии». Погибли все лошади и мулы, не желавшие дотрагиваться до подмоченного морской водой сена. Осталась без лошадей английская кавалерия. «Из обозных лошадей подохло 66 % ...» Тяжкие простудные и желудочные болезни, обмораживания в холодную зиму 1854—1855 гг. стали настоящим бичом для анлийской армии. «По строевому рапорту от 22 февраля 1855 г. из общего числа 39400 человек, перевезенных из Англии войск, в госпиталях было 13640, во фронте 11000, а все остальное в могилах». «Вот истинное значение урагана 14 ноября — гибель более чем половины английской армии». Данные эти А. Н. Крылов заимствует из весьма авторитетного английского источника — из десятитомной истории Крымской войны Кинглека (т. VIII, 1896 г.). Эту же тему обсуждали специально в палате лордов в Англии, где было отмечено, что «... 17 октября первый запас зимней одежды прибыл в Крым, и если бы этот запас был выгружен с «Принца» и достиг своего назначения, то не было бы основания жаловаться на лишения армии, принимая во внимание характер климата и время года, когда теплая одежда необходима и в Крыму.

Запасы теплой одежды были погружены вовремя, но вследствие страшной катастрофы, которая постигла «Принца», армия может теперь терпеть ущерб и страдания от холода». Далее приведен перечень потерянного^. Некоторый ущерб — это чисто парламентская английская формулировка, которая и расшифрована акад. А. Н. Крыловым. Наличие золота на борту «Принца» А. Н. Крылов отвергает. Тем не менее во многих источниках эта версия поддерживается10.

Итак, отмеченные потери судов союзного флота от удара стихии были очень велики. Но фактически они были еще большими. Несколько штормов, предшествовавших страшному урагану 2 ноября 1854 г., также привели к человеческим жертвам и потерям судов. Так, 17(29) октября во время бури у берегов Турции погибло два крупных турецких судна — фрегат и линейный корабль. На фрегате погибло 270 человек. Из 900 человек экипажа линейного корабля спаслось только 205 человек. Эти суда получили сильные повреж¬дения от русских ядер во время обстрела Севастополя и из-за течи вынуждены были входить в Босфор ночью в шторм. Лоцман ошибся, приняв береговой огонь за огонь маяка. В итоге турецкий линейный корабль оказался на скалах. Погиб и командир отряда — опытный турецкий адмирал Гассан-паша, десять лет прослуживший ранее в американском флоте11.

Сбылось достаточно зловещее предсказание лоции Черного моря: «Принятие ложного Босфора за пролив Босфор влечет за собой почти неминуемую гибель судна, особенно при сильных ветрах от NO, при которых грунт на подходе к ложному Босфору плохо держит якоря»12.


Стихия проявила себя и у других берегов, как писали тогда, «европейской Турции». В Варне шторм уничтожил две французских бригантины, английский пароход, австрийскую бригантину, два сардинских парохода, в Балчике — французскую бригантину. Стихия как бы специально выбирала стоянки союзного флота. Удивительно, но на северо-западе Черного моря и в Одессе было тихо. Основной удар стихии пришелся именно на восточное побережье Крыма от Балаклавы и Севастополя до Евпатории. Кроме погибших судов еще большее их число было выведено из строя и оказалось непригодным для дальнейших боевых действий. Корабли потеряли мачты, на многих сгорели паровые машины, повреждены корпуса, обнаружились течи, и суда были полузатоплены, некоторые корабли потеряли пушки и якоря. Как свидетельствуют документы, весь крымский берег был усеян обломками кораблей и грузов13.

Французский император Наполеон III, ошеломленный потерями союзников, приказал провести расследование обстоятельств возник¬новения бури у берегов Крыма. Один из самых известных в то время ученых — Леверрье — доказал при проведении расследования, что бурю можно было предсказать. Увы! Это был запоздалый прогноз. Тем не менее его заключение способствовало налаживанию обмена информацией, созданию сети гидрометеорологических станций и, в конечном итоге,— составлению научно обоснованных прогнозов погоды14.

Несмотря на огромные потери англо-франко-турецкого флота, крымская война продолжалась. К февралю 1855 г. затопленные у Севастополя российские корабли были разбросаны штормами, созда¬лась реальная угроза форсирования преграды союзным флотом. В этих условиях командование Черноморского флота приняло решение усилить преграду у входа в Севастопольскую бухту.

6 февраля 1855 г. П. С. Нахимов отдал приказ затопить линейные корабли «Ростислав», «Двенадцать апостолов», «Святослав», фрегаты «Кагул» и «Месембрия», несколько позже — фрегат «Мидия». Своими корпусами корабли русской эскадры закрыли вход в Севастополь. В бухту союзный флот так и не смог прорваться.

Однако развитие войны шло не в пользу России. 27 августа, на 349-й день обороны, после ожесточенных боев русские войска оставили Севастополь и по наплавному мосту, построенному из кораблей Черноморского флота, перешли на северную сторону. Черноморский флот России перестал существовать. Часть кораблей погибла в артиллерийских дуэлях во время обороны города. Уцелевшие 24 корабля — 14 линейных парусных кораблей и фрегатов, 10 пароходов и пароходофрегатов — были затоплены своими экипажами15. По другим данным, затоплено до 65 единиц флота16.

Героически сражались защитники Севастополя, но не меньший героизм был проявлен при обороне других районов Черного моря.

Весной 1854 г. после многих провалов и неудач под Севастополем англо-французское командование послало мощную эскадру из 57* кораблей в Азовское море. На кораблях находился десант, в количестве 16 тыс. человек и 11 полевых батарей. Основной задачей этой военной экспедиции был захват главного торгового порта на Азовском море — Таганрога, а затем и Ростова. Города Азовского

* По другим данным, 80

моря не были укреплены, и союзники рассчитывали на легкую победу, чтобы укрепить моральный дух своих войск.

12 мая 1855 г. англо-французская эскадра покинула Камышовую бухту, взяв курс на Керченский пролив. Десант был высажен в Камыш-Буруне. Немногочисленный гарнизон г. Керчи вынужден был отступить, взорвав береговые батареи. Находившиеся в ремонте пароходы «Могучий» и «Донец» были взорваны экипажами. Окку¬панты разграбили город и, в частности, вывезли в Англию 'археологические ценности из Городского музея, которые, кстати, не возвращены до сих пор. Вражеский флот вошел в Азовское море. На Дону был объявлен сбор казаков для обороны азовских берегов и заграждения гирла Дона.

Отряд военных кораблей — пароходы «Боец», «Молодец», «Колхида» и винтовая шхуна «Аргонавт» — оставил Керченский пролив и отступил к району Бердянска. В дальнейшем все корабли отряда были уничтожены ввиду превосходства сил противника17.

21 мая 1855 г. англо-французские корабли показались у Таганрога. Город был почти не укреплен и оборонялся двумя донскими полками и полубатальоном пехоты. В нем не было ни одной пушки. 22 мая у Таганрога стали на якорь 17 крупных вражеских кораблей. Городу был предъявлен ультиматум: сдаться, выдать все запасы продовольствия, военные склады. «Русские не сдают своих городов... мы ляжем все др последнего, исполнив свой долг» — ответил военный губернатор Толстой. "Сотни корабельных орудий обрушились на мирные кварталы города. После канонады многочисленные шлюпки с вражеским десантом устремились к берегу. Десантные группы у крепости были отбиты атакой донцов. Штыковая контратака российских стрелков в районе мыса"закончилась тем, что десант из 300 человек и здесь был отброшен в море. Не солоно хлебавши, англо-французские корабли подобрали остатки десанта и ушли в сторону Мариуполя. 7 июля вражеские корабли опять появились у Таганрога и три недели — три недели! — беспрерывно обстреливали город. Сотни тяжелых снарядов ежедневно падали на улицы, дома, портовые сооружения. Одновременно англичане пред¬приняли попытку разведать фарватер в гирле Дона. Бдительно следившие за ними донцы немедленно поменяли местами выстав¬ленные англичанами бакены. 12 июля английская трехмачтовая винтовая канонерка «Джаспер» длиной 120 футов попыталась двигаться вверх по Дону, но попала на мель и потерпела аварию18.

По другим данным, канонерка потерпела аварию у Кривой косы19. Начавшийся сгон воды в Таганрогском заливе окончательно погубил пароход, повалившийся на борт. Казаки на лодках бросились к канонерке и захватили ее. Подошедший 18-пушечный английский корвет принял на борт бежавшую под ружейным обстрелом казаков команду с канонерки.

24 июля англо-французская эскадра вновь пыталась взять Таганрог. На город обрушился шквал огня с кораблей; шлюпки с десантом бросились после канонады к берегу, но все до единой были отбиты сильным ружейным огнем. Эскадра ушла и выместила зло на беззащитных деревнях и поселках вдоль берега, расстреливая их из пушек.

19 августа и 31 августа английские суда вновь обстреливали Таганрог. Город уже подготовился к обороне, кораблям ответили боевые орудия. Союзная эскадра покинула Азовское море, ничего не добившись. Английский офицер, участник азовской экспедиции, позже написал: «В плохо укрепленном Таганроге мы встретили неожиданное и отчаянное сопротивление русских... Стойкость русских поражала»20.

Всякий, кто побывал в Одессе, видел на Приморском бульваре пушку с английского парового фрегата «Тигр». Это был один из лучших кораблей английского флота водоизмещением 1220 т, длиной железного корпуса 64 м, шириной 11 м, вооруженный 14 орудиями. «Тигр» и два других паровых крейсера были высланы к Одессе для захвата торговых судов и обстрелов берега. В ночь с 29 на 30 апреля «Тигр» в густом тумане неожиданно наскочил на скалистую банку в 280-300 м от берега Среднего фонтана против дачи Кортацци. Оказалось, что англичане совершили грубую навигационную ошибку, не учли весеннее половодье Днепра, и течение отнесло их от Тендровской косы к берегам Одессы. Ближайшая российская артиллерийская часть, стоявшая в Люстдорфе, в 12 км от мели, немедленно выслала артиллерийский взвод из двух 12-футовых пушек во главе с поручиком Ф. И. Абакумовым. Артиллерийская дуэль с крейсером закончилась победой двух русских пушек. Три последних удачных залпа пушек Абакумова — и из тумана вынырнула прямо к высокому берегу шлюпка с парламентером. 226 человек команды во главе с тяжело раненым командиром корабля Джифардом сдались казакам и артиллеристам. Проникшие на судно казаки подняли российсий флаг над «Тигром». В трюме они обнаружили в луже крови обезглавленного человека в греческой одежде.

Вскоре на горизонте появились два других английских паровых крейсера — «Везувий» и «Нигер». Завязался артиллерийский бой полевых батарей с английскими кораблями. Убедившись в невозмож¬ности увести за собой «Тигр», английские корабли расстреляли и подожгли его, и, подняв «погребальные» флаги, ушли в море. В русской литературе с тех пор сохранилась версия о том, что причиной гибели «Тигра» послужила не навигационная ошибка, а героический подвиг неизвестного греческого, или болгарского, лоцмана, взятого в болгарском порту Балчик, откуда вышел «Тигр». Предполагают, что лоцман умышленно посадил пароход на мель. Эту версию убедительно и психологически оправданно излагает Александр Сурилов21. Он предполагает, что тайна лоцмана умерла вместе с командиром «Тигра» Джифардом. Экипаж погибшего судна в русском плену сохранил эту тайну (рис. 20).

Союзники считали гибель «Тигра» «национальным несчастьем». На «Тигре» были захвачены важные документы, с судна сняты пушки, паровая машина. В общем, это была победа, частная победа в проигранной войне. И достигнута она благодаря героизму и патриотизму человека, боровшегося, очевидно, против турецкого ига.

Крымская война закончилась. Российский Черноморский флот — 40 линейных парусных кораблей, 15 фрегатов, 24 корвета и брига, 15 пароходофрегатов — перестал существовать22. Погибли некоторые торговые суда. Огромные потери понесла союзная эскадра, особенно турецкий флот.

Аварии пароходов во второй половине XIX в.
Эпоха парусного флота закончилась. Вторая половина XIX в. ознаменовалась развитием парового флота — военного и торгового и рядом крупных крушений с паровыми судами.

Широко известны катастрофы пароходов «Херсонес» и «Орест» в северо-восточной части Черного моря.

29 ноября 1861 г. грузопассажирский пароход «Херсонес» (1843 г. постройки) Русского общества пароходства и торговли (РОПИТ) вышел из Одессы на Кавказ и прибыл в Феодосию. Это был пароход, уцелевший в Севастополе и восстановленный после Крымской войны. Судно благополучно дошло до Керченского пролива и уже достигло Павловского створа. Около 6 ч вечера в створе мыса Ак-Бурну пароход напоролся на мель. Точнее, на судно, затонувшее возле мели. Капитан пытался сойти с мели, отрабатывая задний ход, но безрезультатно. Пришлось сделать несколько выстрелов из пушки с просьбой о помощи. 4—5 декабря волнение в проливе усилилось из-за сильного юго-западного ветра, и пароход выбросило на отмель. В корпус проникла вода. Из Керчи на помощь были посланы буксиры «Крикун» (60 л. с.) и «Тамань» (35 л. с). Пассажиры и багаж были сняты, затем на буксиры перешла команда и капитан. Попытки откачать воду из трюма оказались безрезультатными23. Пароход лег на правый борт, его верхнюю палубу залило. Впоследствии его подняли, но он был уже разрушен24. Эта авария обошлась без человеческих жертв (рис. 21).

Но вот в следующем 1862 г. произошла катастрофа с пассажир¬ским пароходом «Орест» того же общества, которая сопровождалась многочисленными жертвами.

Пароход «Орест» под командованием капитана Витвицкого следовал из Сухума в Керчь. Зайти в Новороссийск «Орест» не смог из-за сильного северо-восточного ветра. У берегов Крыма очень сильный туман чрезвычайно осложнил работу штурмана. Из-за ошибки штурмана судно отклонилось далеко на запад. 4 декабря открылся низменный берег, и пароход неожиданно сел на мель на северо-восточной стороне мыса Чауда. По рапорту капитана Витвиц¬кого, глубина по носу была всего 5 футов. Берег, покрытый глубоким снегом, был близко, температура достигала — 16 °С. 35 человек — пассажиры и часть команды — решили перебраться на берег и пешком добираться до Феодосии. Остальные пассажиры и команда (60 человек) высадились на берег в восьми километрах от места крушения. Пустынная безлюдная степь, ветер, лютый мороз создали для высадившихся людей еще более опасную ловушку, чем сидящее на мели судно. Сутки они провели в старом разрушенном кордоне, затем с огромным трудом на морозе, по глубокому снегу, добрались до ближайшего населенного пункта. От мороза погибло 27 человек25.

В апреле 1877 г. началась русско-турецкая война. Основные боевые действия происходили на суше — на Балканах и на Кавказском фронте. Российский флот был фактически уничтожен после Крымской войны. Боевые действия вел турецкий флот, пытавшийся блокировать российское Черноморское побережье, и вооруженные российские пароходы «Великий князь Константин», «Веста», «Россия» и яхта «Ливадия». В районе Варны «Ливадия» захватила и сожгла двухмачтовое турецкое судно и, преследуемая турецкими броненосцами, укрылась в Севастополе. Пароход «Россия» захватил у берегов Анатолии турецкий пакетбот «Мерсин», на котором находилось 800 солдат и офицеров.



Ряд удачных операций провел вооруженный пароход «Констан¬тин», которым командовал лейтенант Макаров, будущий адмирал. 30 апреля 1877 г. минные катера парохода, своего рода прообраз торпедных катеров, атаковали шестовыми минами турецкий сторо¬жевой пароход, но мины не взорвались из-за технического несовер¬шенства. 29 мая катера «Константина» атаковали турецкий броне¬носец на рейде порта Сулина и повредили его. 16 декабря катера Макарова впервые применили на Батумском рейде самодвижущиеся мины (торпеды), но торпеды не взорвались. 14 января 1878 г. минные катера «Константина» — «Чесма» и «Синоп» — вновь атаковали на Батумском рейде большое сторожевое турецкое судно, на этот раз удачно. Турецкий пароход «Интибах» сразу же затонул после атаки с расстояния 60-80 л26. В Дунае 14 мая катерам удалось потопить турецкий монитор «Сельфи».



В прошлом столетии расширилось каботажное судоходство на Черном и Азовском морях. Многочисленные каботажные парусные суда, пароходы бороздили моря во всех направлениях. Оживленное пароходство привело к многочисленным потерям судов и людей (рис. 22). Ежегодно только в Азовском море тонуло от 5 до 70 плавединиц. Печально рекордными были 1862, 1864, 1866, 1875 годы, когда аварию в Азовском море потерпело соответственно 70, 40, 23, 23 судна!27 Сюда нужно приплюсовать еще данные отдельной статистики по Керченскому проливу, на отмелях и узкостях которого ежегодно терпело крушение несколько судов.
скачать файл



Смотрите также:
Iv катастрофы второй половины XIX в
161.26kb.
Война в мировоззрении русского населения и «человека с ружьем» второй половины XIX – начала XX вв.
381.6kb.
Земство и мировой суд в России: законодательство и практика второй половины XIX века
781.74kb.
Занятие Русская литература середины и второй половины XIX века. Александр Николаевич Островский 25 Занятие 2
649.85kb.
Киреев Дмитрий Зарифович Духовно-мировоззренческая функция речитатива в русской опере второй половины XIX века
292.87kb.
Е. Б. Васильева*1а Образ декабриста на страницах либеральной прессы второй половины XIX – начала XX века
165kb.
Россия во второй половине XIX в
46.41kb.
Контрольная работа по дисциплине: Отечественная история Тема: Внешняя политика России на Дальнем Востоке во второй половине XIX начале XX вв
123.04kb.
Мусаев ислам Лечаевич Торгово-экономические и культурные связи народов Чечни и Дагестана во второй половине xix– начале XX в
318.09kb.
Феномен «кантауторе» в итальянской культуре второй половины ХХ века и творчество Фабрицио Де Андре
247.35kb.
С. Ташболотова Некоторые аспекты взаимовлияния хозяйств переселенцев и коренного населения во второй половине xix– начале XX веков
130.62kb.
Курс «Современный русский литературный язык» содержит научную характеристику русского литературного языка на современном этапе его развития. Началом этого этапа принято считать время творчества А. С. Пушкина. XIX в
661.62kb.