Главная страница 1
скачать файл

К.В.Чугунов, Г.Парцингер, А.Наглер
Хронология и культурная принадлежность комплекса кургана Аржан-2 по данным археологии

Введение
Исследование кургана Аржан-2 - результат совместной работы Центрально-Азиатской археологической экспедиции Государственного Эрмитажа и Евроазиатского отдела Германского археологического института. Памятник расположен в Уюкской горно-степной котловине на севере Республики Тыва. Здесь сосредоточены наиболее значительные курганные могильники, среди которых можно выделить несколько сооружений, имеющих особенно крупные размеры. В начале 70-х годов один из таких памятников – курган Аржан - был исследован экспедицией под руководством М.П.Грязнова. Курган был сильно ограблен, но материалы, полученные в результате этих работ, вызвали бурную дискуссию у скифологов, продолжающуюся до сих пор. Это не удивительно, так как основной вопрос – датировка этого комплекса рубежом IX – VIII вв до н.э. или более поздним временем – имеет ключевое значение для археологии раннего железного века всей Степной Евразии. Решение его позволяет по-новому рассматривать роль Тувы и Центральной Азии в целом в генезисе культур скифского типа.
Описание исследований
Курган Аржан-2, расположенный в 9 км от исследованного кургана Аржан, имеет диаметр наземного сооружения 80 м и высоту 2 м. Вокруг него зафиксированы многочисленные кольцевые ограды и другие ритуальные комплексы. Выбор именно этого объекта для раскопок был обусловлен разрушением части наземного сооружения при строительстве автодороги. Исследования кургана были начаты в 2000 году и завершены в этом году.

В результате четырехлетних исследований выяснилось, что, не смотря на попытки ограбления кургана в древности и позднейшие разрушения, все захоронения, непосредственно связанные с комплексом, остались не потревоженными. Это во многом обусловлено уникальной планиграфией памятника, когда основная могила располагалась не в центре, а была значительно смещена к северо-западному краю. Кроме нее исследовано еще 11 могил для 17 погребенных, конское захоронение 14 лошадей и два комплекса, содержащих предметы конского снаряжения.

Основное захоронение кургана было совершено в двойном срубе из лиственницы, помещенном в глубокую могильную яму (4,5 м), засыпанную глиной. Погребальная камера имела двойное перекрытие из бревен и к моменту раскопок была практически не заполнена землей. В результате в могиле сложился особый микроклимат, при котором хорошо сохранились все изделия из дерева и другие растительные остатки. Он же, вероятно, явился причиной плохой сохранности всей прочей органики (включая скелеты).

Многочисленные предметы, найденные в могиле, выполнены в скифо-сибирском зверином стиле. Подавляющее большинство их изготовлено из золота. Все оружие, сопровождавшее погребенных, было сделано из железа. Акинак, ножи, чекан и даже наконечники стрел также были украшены золотым орнаментом. Ранее считалось, что изделия из железа появляются в этом регионе достаточно поздно – не ранее второй половины VI в. до н.э. Это, а также некоторые противоречия в стилистике произведений искусства устоявшимся представлениям, послужило причиной первоначальной датировке комплекса именно этим временем (Чугунов и др., 2002, с.183; Парцингер, 2002, с.73).

Между тем, хорошая сохранность органики в могиле позволили начать работу по радиоуглеродному датированию большого количества образцов – прежде всего дерева и зерен. Сама погребальная камера (особенно внутренний сруб) настолько хорошо сохранилась, что ее удалось извлечь на поверхность. Сейчас в лабораториях Германского археологического института и Института археологии и этнографии СО РАН идет работа по построению дендрошкалы для этого комплекса.
Дискуссия
Однако, помимо естественно-научных методов, необходимо рассмотреть исследованный комплекс в контексте известных на настоящий момент данных археологии – как Тувы, так и сопредельных территорий. Не смотря на то, что большинство предметов из основного погребения уникально, многие вещи соответствуют местной культурной традиции раннескифского времени.

До исследований Аржана-2 в Туве были известны погребальные памятники со специфическим обрядом захоронений и комплектом сопроводительного инвентаря, состоящего из типологически архаических вещей. Эти комплексы были объединены в алды-бельскую культуру и датированы VII-VI вв до н.э. (Грач, 1980).

В рядовых курганах алды–бельской культуры Тувы неоднократно находили серьги с покрытыми зернью конусовидными колпачками, некоторые из которых имели эмалевые вставки (Семенов, 1999). За счет находок этих предметов в сопроводительных погребениях Аржана-2 количество серег такого типа, происходящих из Тувы, увеличилось в два раза. Золотые и бронзовые пекторали, хотя и без изображений, также известны. Они, например, найдены в женских могилах алды–бельского комплекса Копто (Čugunov, 1998).

В сопроводительных могилах комплекса соответствий материалам алды-бельских памятников еще больше. Во-первых, необходимо отметить, что погребальный обряд этих захоронений полностью соответствует традициям этой культуры – устройство могилы в каменном ящике из плит является одним из самых распространенных способов погребения в рядовых курганах раннескифского времени Тувы.

В плане определения культурной принадлежности комплекса внутри региона наиболее показателен фрагмент пояса с бронзовыми обоймами (Рис.1-1), имеющий аналогии в материалах двух могильников алды-бельской культуры в Центральной (Рис.1-3) и Западной (Рис.1-2) Туве (Виноградов, 1980; Семенов, 2001). Орнамент на обоймах еще одного пояса из кургана этой культуры аналогичен золотым обоймам из основной могилы Аржана-2 (Рис.1-4).

Для определения места комплекса Аржана-2 в хронологии очень важно, что из мужских сопроводительных захоронений получена значительная серия предметов вооружения, включающая бронзовые втульчатые чеканы, ножи, наконечники стрел. Особенно показательны стрелковые наборы, включающие различные типы наконечников: втульчатые четырехгранные, четырехгранно-двухлопастные, пулевидные роговые; черешковые трехлопастные (Рис.2). Отдельные типы бронзовых наконечников встречены в Туве впервые, но имеют аналогии в западных областях скифского мира (Рис.2-8). Инкрустированные золотым орнаментом железные наконечники стрел из основной могилы имели трехгранную головку и зажимной насад в виде двух лапок. Такой способ крепления известен для бронзовых экземпляров, в основном происходящих из Тувы, но найденных в единичных экземплярах в памятниках Казахстана, Приаралья и Памира (Чугунов, 2000а, с.165, 166). Ближайшим аналогом этим изделиям являются бронзовые наконечники из могилы 5 кургана 2 могильника алды-бельской культуры Сарыг-Булун (Семенов, Килуновская, 1990, с.43, рис.4-6,8,9; Чугунов, 2000, рис.2 – 5,6). Их сближает не только листовидный абрис головки и зажимной способ насада, но и криволинейный орнамент на гранях. В колчане из «царской» могилы Аржана-2 кроме зажимных стрел обнаружены роговые пулевидные наконечники, а также четырехгранные ромбические в сечении, изготовленные из железа. Не смотря на необычный материал, типологически все эти стрелы не выходят за пределы раннескифского времени. Особенностью колчанного набора из основного захоронения является то, что в нем совершенно отсутствуют черешковые наконечники. В сопроводительных могилах Аржана-2 среди общего количества бронзовых стрел втульчатых и черешковых примерно поровну, что полностью соответствует алды-бельскому стрелковому набору (Чугунов, 2000а, с.165).

Исключительную важность для датировки комплекса кургана имеет конское снаряжение, отдельные элементы которого, как известно, именно в начале эпохи ранних кочевников очень быстро трансформировались. В кургане обнаружены три комплекса, содержавшие детали сбруи и одна яма, где были помещены только украшения узды. В одном случае удила со стремевидными окончаниями были положены на перекрытие парного мужского погребения под кромлехом кургана.

Основной комплекс конского снаряжения найден в захоронении 14 лошадей. Каждая лошадь была положена взнузданной. Комплекты удил и псалиев достаточно стандартны – в 13 случаях это удила с прямоугольными окончаниями и упором и напускные псалии. У одной лошади – удила стремевидные с дополнительным колечком и трехдырчатые псалии.

В 2003 году был открыт еще один комплекс конского снаряжения, положенный в виде ритуального клада между вертикальных плит облицовки кромлеха. Он включал 49 предметов – удила, псалии, обоймы, подпружные пряжки и пр. – большинство из которых украшены изображениями кошачьих хищников. Тип узды тот же – удила с упором и напускные псалии. Последние отличаются от найденных в могиле тем, что они плоские, с петлями вместо отверстий. Крупные подпружные пряжки, одна из которых имеет шпенек в виде копытовидного знака – также один из «хронологических индикаторов» культурного комплекса раннескифского времени.

Напускные псалии и удила с упором, типичные для комплекса кургана, впервые встречены как в Туве, так и на территории Саяно-Алтая в целом. В кургане Аржан-1, как известно, найдены только трехдырчатые псалии разных типов (Грязнов, 1980). В памятниках алды-бельской культуры известны, в основном, псалии У-видной формы, использовавшиеся с удилами со стремевидными окончаниями. В единичном экземпляре встречены трехдырчатые (Семенов, 2001, с.170) и двудырчатые (Грач,1980, ) псалии. Удила с прямоугольными окончаниями и упором и напускные псалии были обнаружены в комплексах тасмолинской культуры Центрального Казахстана и в раннесакских могильниках Приаралья. Там такая узда датируется концом VIII – VII вв до н.э.(Горбунова, 2001, с.193, 194). Учитывая, что весь комплекс материалов из Аржана-2 не противоречит соотнесению его с алды-бельской культурой, преобладание напускного типа узды не может быть объяснено только хронологическими причинами. Этот факт может указывать на тесные контакты (возможно, этногенетического характера) между территорией Тувы и Казахстана в раннескифское время. На это же направление связей указывает один из каменных сосудов – так называемый «клювовидный жертвенник» из основного погребения кургана. Каменные чаши такой формы найдены в комплексах Тагискена и Уйгарака в низовьях Сыр-Дарьи (Вишневская,1973, табл.XXIV-4,5; Итина, Яблонский, 1997, рис.22-6, 55-10, 65-7). Связи Тувы и Казахстана в раннескифское время подтверждаются и многими другими материалами, в том числе происходящими с территорий, расположенных между ними. В качестве примера можно привести пряжку из могильника Гилево-10 (Рис.1 - 5), недавно исследованного П.И.Шульгой на границе Алтайского края и Казахстана (Шульга, 2002, с.187, рис.2).


Заключение
В заключении хочется вернуться к предметам искусства и на примере показать преждевременность определения относительной хронологии по стилистике изображений. Изображения лошадей с подогнутыми ногами традиционно считались более поздней изобразительной традицией по сравнению с оленем с опущенными вниз ногами. Здесь эти образы украшали один предмет – головной убор основного погребенного в кургане. Анализ феномена искусства из комплекса Аржан-2 еще впереди и, вероятно, именно по этим материалам можно будет датировать другие комплексы, может быть еще не открытые.
Литература
Čugunov K.V. Der skythenzeitliche Kulturwandel in Tuva. // Eurasia Antiqua. Band 4. Mainz am Rhein / Berlin, 1998. S. 273 - 308.

Виноградов А.В. Памятник алды-бельской культуры в Туве.// Новейшие исследования по археологии Тувы и этногенезу тувинцев. Кызыл, 1980.

Вишневская О.А. Культура сакских племен Низовьев Сырдарьи в VII-V вв. до н.э. по материалам Уйгарака. М., 1973. 160 с.

Грач 1980 - А.Д. Грач. Древние кочевники в центре Азии. М., 1980.

Грязнов М.П. Аржан. Царский курган раннескифского времени. Л., 1980. 62 с.

Горбунова Н.Г. Конская упряжь ранних саков Центральной Азии (Средняя Азия и Казахстан, кроме Западного). // Древние цивилизации Евразии. История и культура. М., 2001. С. 170 – 200.

Итина М.А., Яблонский Л.Т. Саки Нижней Сырдарьи (по материалам могильника Южный Тагискен). М., 1997. 186 с.

Парцингер Г. Германский археологический институт: задачи и перспективы археологического изучения Евразии. Российская археология, 2002, №3. С.59-78.

Семенов В.А., Килуновская М.Е. 1990 - Новые памятники раннего железного века в Туве. \\ Информационный бюллетень МАИКЦА. Вып. 17. М.

Семенов Вл.А. Синхронизация и хронология памятников алды-бельского типа в Туве. // Итоги изучения скифской эпохи Алтая и сопредельных территорий. Барнаул, 1999. С. 165 – 169.

Семенов Вл.А. Сыпучий Яр - могильник алды-бельской культуры в Туве. // Евразия сквозь века. СПб, 2001. С. 167 - 172.

Чугунов К.В., А.Наглер, Г.Парцингер. Исследование «царского» кургана Аржан-2 в Туве. // Северный археологический конгресс. Ханты-Мансийск. 9 – 14 сентября 2002 г. Тез. докл. Изд.Академкнига, Екатеринбург – Ханты-Мансийск, 2002. С.182-183.

Чугунов К.В. Бронзовые наконечники стрел скифского времени Тувы. // Мировоззрение. Археология. Ритуал. Культура. Сборник статей к 60-летию М.Л.Подольского. СПб, 2000. С.213 – 238.

Чугунов К.В. К вопросу о формировании колчанного набора в восточных регионах скифского мира. // Сохранение и изучение культурного наследия Алтая. Выпуск XI. Под ред. Ю.Ф.Кирюшина и А.А.Тишкина. Барнаул: Изд-во Алт.ун-та, 2000а. С.165 – 168.

Шульга П.И. О стилизованных образах орла и грифона VII-VI вв. до н.э. в Южной Сибири. // История и культура Востока Азии. Материалы межд.науч.конф. Новосибирск, 9 – 11 декабря 2002 г. Том.II. Новосибирск, 2002. С.186 – 191.
Иллюстрации.
Рис.1 Фрагмент пояса с бронзовыми обоймами и пряжкой из Аржана-2 и аналогии ему в других комплексах. 1 – Аржан-2, мог.26; 2 – Усть-Хадынныг I, к.4, мог.3; 3 – Сыпучий Яр, к.4, мог.1; 4 – Темир-Суг II, к.1, мог.1; 5 – Гилево-10 (Алтайский край).

Рис.2 Бронзовые наконечники стрел из сопроводительных захоронений кургана Аржан-2.

1 – 8: мог.26; 9 – 21: мог.25.

Рис.3 Узда из Аржана-2, могила 14 лошадей (Лошадь N 9).







скачать файл



Смотрите также:
К. В. Чугунов, Г. Парцингер, А
87.48kb.