Главная   страница 1страница 2
скачать файл

Расширенный ЕС и регионы России


Уроки интеграционного объединения Европы во многом ценны для России и ее регионов, особенно в контексте создания между РФ и ЕС Общего европейского экономического пространства.

Россия и страны ЦВЕ по-разному строят отношения с ЕС, хотя желают в принципе одного и того же – экономического подъема, западных инвестиций, включения в глобальную экономику и получения достойного места в международном разделении труда. В то время как на официальном уровне разрабатывается концепция формирования Общего европейского экономического пространства между Россией и ЕС, отечественные аналитики относятся к сценарию «интеграции без членства» все более осторожно. В дискуссиях постепенно отвергаются практически все возможные формы интеграции - и пространство четырех свобод (товары, услуги капиталы и люди), и таможенный союз, и зона свободной торговли22.

Осторожности аналитиков есть объяснение. Согласно эмпирическим исследованиям, степень открытости экономики и экономический рост находятся в прямой зависимости. Однако эта закономерность проявляется при обработке больших массивов статистической информации23 и не обязательно действует в каждом конкретном случае (каковым для нас является сегодняшняя Россия и все ее регионы). Опыт европейской интеграции, знание ее выгод и издержек помогают сформулировать как аргументы в пользу максимально открытой модели экономики, так и контраргументы. Первые в основном базируются на ожидаемом общем положительном эффекте интеграции, тогда как вторые исходят из специфики отдельных регионов и различий между ними.

С конца 1980-х гг. в территориальном развитии России сочетаются тенденции дивергенции (усиление неоднородности социально-экономического развития регионов) и дезинтеграции (ослабление межрайонных экономических связей)24. Анализ внешнеэкономических отношений регионов с Европейским Союзом позволяет проследить взаимозависимость между указанными тенденциями и развитием связей с ЕС.

В торговле с ЕС выигрывают главным образом крупные финансовые и торгово-посреднические центры, а также регионы, экспортирующие продукцию, пользующуюся устойчивым спросом на европейском рынке - минеральное топливо, металлы, древесину и целлюлозно-бумажные изделия. В основном развитие торговых связей с ЕС идет по экстенсивному пути, что означает гораздо большую степень использования природных богатств страны, нежели ее экономического и интеллектуального потенциала. Правда, для сильно удаленных от центра российских регионов этот вариант является практически единственно возможным. Интенсивный тип развития связей, предполагающий торговлю готовой продукцией и производственную кооперацию с фирмами стран ЕС, для таких регионов затруднен еще и потому, что большие транспортные расходы поглощают значительную часть потенциальной прибыли. Он имеет наибольшие шансы в основном в рамках приграничной торговли, особенно в европейской части России.

Число регионов с весьма открытой экономикой невелико, по сравнению с количеством регионов-интровертов. К тому же всего два региона - Москва и Тюменская область - формируют почти половину российского экспорта (см. табл. 3). В импорте доминируют Москва и Санкт-Петербург с прилегающими областями, а также Калининградская область. Тем не менее, даже при нынешней асимметричной территориальной структуре внешняя торговля (в том числе с ЕС) приносит ощутимые плоды вовлеченным в нее регионам. Она выступает важным фактором роста благосостояния, способствует поддержанию устойчивых темпов роста и расширяет источники формирования доходных частей местных бюджетов. Так, во второй половине 1990-х гг. и начале нового десятилетия валовой региональный продукт в районах с высокой степенью открытости экономики, как правило, рос быстрее, чем в относительно закрытых регионах.



Регионы, широко вовлеченные во внешнеэкономическую деятельность, открывают список лидеров по уровню благосостояния. Большая их часть либо не получает помощь из Федерального фонда поддержки регионов, либо получает ее в ограниченных размерах. К ним относятся: столичные регионы с прилегающими областями, а также Нижегородская, Самарская и Свердловская области, республики Татарстан, Башкортостан и Коми, Тюменская область, в том числе Ямало-Ненецкий и Ханты-Мансийский автономные округа, Липецкая и Пермская области, Красноярский край. Закономерно, что основные экспортирующие регионы одновременно являются и крупными потребителями импортных товаров. Так что, пока политики и экономисты решают, что российской экономике выгоднее – открытость или закрытость, субъекты Федерации ищут возможности выхода на внешние рынки и старательно наращивают свой экспортный потенциал.
Таблица 3

Внешняя торговля вне СНГ субъектов РФ




Экспорт, % к итогу




Импорт, % к итогу

2000

2001

2002

2003

2000

2001

2002

2003

Москва

25,1

26,0

25,3

25,5

Москва

41,3

44,6

41,0

42,0

Тюменская область

16,4

16,3

19,3

19,3

Санкт-Петербург

10,6

12,3

13,2

12,9

Красноярский край

4,0

3,2

3,5

3,3

Московская область

6,7

6,7

7,8

9,9

Свердловская обл.

2,8

3,1

3,1

2,8

Калининградская обл.

3,4

3,2

4,3

4,4

Самарская область

3,6

3,9

3,5

4,2

Ленинградская обл.

2,0

2,7

2,7

2,9

Респ. Татарстан

3,1

2,9

2,9

2,7

Тюменская область

3,2

2,6

1,7

1,3

Иркутская область

3,3

3,1

2,9

2,2

Самарская область

1,6

1,6

1,8

1,8

Респ. Башкортостан

2,7

2,2

2,4

2,5

Свердловская область

1,4

1,6

1,4

1,3

Ленинградская обл.

2,3

2,4

2,3

2,4

Приморский край

1,4

1,5

2,1

1,9

Пермская область

2,5

2,1

2,1

2,2

Краснодарский край

2,3

1,9

2,4

1,7

Кемеровская область

1,9

2,2

1,8

1,9

Красноярский край

2,1

1,3

0,9

0,6

Оренбургская область

1,4

1,5

1,8

1,6

Белгородская область

0,6

0,7

0,5

0,7

Московская область

2,1

1,4

1,3

1,3

Челябинская область

0,6

0,8

0,6

0,4

Примечание: данные за 2003 год приведены по итогам первых 6 месяцев.

Рассчитано по: Внешнеэкономический комплекс России: современное состояние и перспективы. 2002. М.: ВНИКИ. № 1. Стр. 124-126; 2003. № 1. Стр. 107-109.


Географическая близость регионов северо-запада России к ЕС создает предпосылки для усиления экономического, информационного, научного и культурного взаимопроникновения. Доля ЕС в структуре их внешнеторгового товарооборота почти в 1,5 раза выше, чем в среднем по стране. В значительной мере на российский северо-запад направлена инициатива ЕС «Северное измерение». Ее смысл состоит в координации собственных программ Союза с деятельностью субрегиональных группировок на севере Европы – Советом Баренцева/Евро-Арктического региона и Советом государств Балтийского моря, а также международных финансовых учреждений. Российские территории входят в число так называемых еврорегионов. Они представляют собой зонтичные проекты, в рамках которых реализуются конкретные отраслевые проекты сотрудничества административно-территориальных единиц, объединенных общими интересами, но находящихся по разные стороны границы25.

Калининградская область участвует в проектах четырех еврорегионов: «Балтика» вместе с приграничными территориями Северной Польши, Северной Литвы, Западной Латвии и Южной Швеции; «Сауле» вместе с Западной Литвой и Южной Швецией; "Неман", в который входит несколько польских воеводств, а также литовских и белорусских территорий; наконец, в недавно созданном польско-российском еврорегионе "Лава-Лына" (по названию объединяющей территории реки). С участием территорий республики Карелия и Финляндии создан еврорегион «Карелия». Развитие подобных инициатив, как ожидается, должно принести выгоды гражданам, проживающим по обе стороны границы.

Финны, например, рассчитывают, что в процессе реализации программ «Северного измерения» в стране будут созданы дополнительные рабочие места в количестве, позволяющем сократить безработицу почти вдвое26. Это вовсе не означает, что новые рабочие места будут финансироваться из общего бюджета ЕС. Ожидается, что они возникнут благодаря росту эффективности всех имеющихся в регионе форм международного взаимодействия, что облегчит решение проблем северных территорий и приведет к созданию новых направлений деятельности. России «Северное измерение» дает дополнительную возможность привлечь внимание партнеров на Западе как к освоению природных богатств еще плохо обжитых территорий, так и к совместному решению проблем российского северо-запада, имеющих трансграничное воздействие. Среди них: защита окружающей среды, например, очистка сточных вод в крупных городах - Санкт-Петербурге и Калининграде; удаление ядерных отходов и повышение уровня ядерной безопасности; развитие транспортной и пограничной инфраструктуры, что может облегчить приграничные связи и минимизировать негативное воздействие границ на торговлю, культурные и личные контакты; проблемы бедности, безработицы и здравоохранения.

Практическая ценность еврорегионов, создаваемых на восточных границах ЕС, состоит, главным образом, в развитии диалога между соседними территориями, а также в активизации институциональных реформ и распространении инноваций. Согласно подсчета, если Карелия сможет принять дополнительно хотя бы 10% от общего количества туристов, приезжающих в Восточную Финляндию из стран Западной Европы (около 1,5 млн. человек в год), то это позволит создать в регионе еще 2-3 тыс. высокооплачиваемых рабочих мест27. Проект ТАСИС стоимостью 1,1 млн. евро направлен на техническое содействие развитию туризма в бассейне Белого моря.

Чтобы оценить нынешние масштабы финансового участия ЕС в проектах «Северного измерения», ориентированных на Россию, приведем следующие примеры. В рамках Программы приграничного сотрудничества ТАСИС выделено 38 млн. евро на техническое содействие и работы по развитию инфраструктуры пунктов пересечения границы. Среди них: строительство новых пунктов пересечения российско-финской границы Салла-Каллоселка и Светогорск-Иматра, автомобильного пункта пропуска Суоперя. 2 млн. евро выделено Калининградской области на обустройство перехода Панемуне-Советск, и еще порядка 11.5 млн. евро будет вскоре ассигновано на пункты пересечения границы с Литвой и Польшей. ТАСИС поддерживает План действий по электронному Северному измерению в объеме около 12 млн. евро. 39 млн. евро направлено Калининграду на проекты поддержки малых и средних предприятий, развития людских ресурсов, здравоохранения, энергетики и туризма. Около пяти миллионов выделено на проекты по программам, реализуемым в рамках еврорегионов. Создан Фонд поддержки экологического партнерства по Северному измерению. Со стороны ЕС участие составит на первых порах 50 млн. евро и будет концентрироваться в области атомной энергетики.

По «Программе соседства ЕС после расширения» на период с 2004 г. до конца

2006 г. районам России, Украины, Белоруссии, Молдовы и стран Средиземноморья, удаленным от границ ЕС не более чем на 10 тыс. км, предложено 995 млн. евро, из которых 700 млн. выделяется по линии ИНТЕРРЕГ, 90 млн. – ФАРЕ, 75 млн. – TАСИС,

45 млн. – КАРДС, 45 млн. – МЕДА28. Для сравнения Польше на три года из общего бюджета Союза предполагается выделить 8 млрд. евро через структурные фонды и почти 4 млрд.евро через Фонд сплочения, что эквивалентно примерно 1,8% ВВП страны за указанный период. На этом фоне помощь России со стороны ЕС явно не велика. Кроме того, она помощь по большей части носит технический характер. Очень высок коэффициент возврата средств обратно в ЕС через оплату труда приглашенных в Россию западноевропейских экспертов. В последние годы Россия проявляет все меньшую заинтересованность в получении технической помощи и демонстрирует ее в отношении тех вариантов поддержки, в которых высока инвестиционная составляющая. Мандат Европейского инвестиционного банка действует пока только в области охраны окружающей среды. Но результаты рабочих встреч российских официальных лиц и представителей северных стран, посвященных обсуждению принятого Второго плана действий по Северному измерению, вступившему в силу в 2004 г., позволяют рассчитывать на распространение мандата ЕИБ на новые сферы.

Инструменты сотрудничества России и ЕС на Севере Европы помогают нащупать как возможные механизмы, так и проблемы становления будущих экономического, а также научного и культурного пространств РФ-ЕС. Не умоляя значения совместных инициатив, в том числе крупных проектов в области энергетики и транспорта29,

Шлямин В.А., в прошлом министр внешних связей и министр экономического развития республики Карелия, председатель исполкома еврорегиона «Карелия», а ныне торговый представитель РФ в Финляндии, приходит к выводу, что в отношениях с ЕС северо-западу России не удается выйти за традиционные рамки, в то время как этот регион России, бесспорно, заинтересован в гораздо большем акценте на промышленное, научно-техническое и инвестиционное сотрудничество. Причем, как и у других российских регионов, торговля северо-запада России с ЕС развивается в наиболее простом русле, оставаясь средством межотраслевого, а не внутриотраслевого обмена. Главными статьями экспорта остаются сырье и продукция первичной степени обработки. Карелия, в частности, расширяет поставки неуклонно дешевеющей необработанной древесиной и пиломатериалами, что, по подсчетам специалистов, сокращает примерно втрое возможные доходы в этом секторе экономики. По мнению ведущих российских экспертов в этой области Дерябина Ю.С., члена Консультативного совета Международного фонда балтийского развития, много лет отдавшего дипломатической службе, в т.ч. в качестве заместителя министра иностранных дел и посла РФ в Финляндии, а также Шлямина В.А. и др. необходим своевременный ответ России на инициативы «Северного измерения» в виде собственной встречной стратегии, увязывающей интересы регионов и учитывающей проблемы, с которыми сталкивается российский северо-запад в связи с расширением ЕС. Это позволило бы создать дополнительные предпосылки для активизации торговли, совместной инвестиционной деятельности и дальнейших шагов на пути интеграции.

Введение странами ЦВЕ строгого визового режима, основанного на Шенгенских соглашениях, снижает потенциал приграничной торговли, поддерживавшей до последнего времени доходы мелких и средних предпринимателей. Смогут ли еврорегионы стать альтернативной челночной торговли, то есть создать замену этому виду занятости населения? Вопрос остается дискуссионным. Предшествующий десятилетний опыт функционирования еврорегионов в Восточной Европе показывает, что в условиях ограниченных финансовых возможностей и жестких разделительных линий спектр реализуемых проектов сужается. Если совместная защита окружающей среды (создание очистных сооружений, борьба с пожарами и распространением инфекционных заболеваний), а также сотрудничество в сфере высшего образования давали ощутимые результаты, то проекты в сфере трансграничного экономического развития, включающие частный сектор, развивались не везде.

После расширения Европейский Союз географически приблизился к России, а протяженность общей сухопутной границы увеличилась в два раза. Правда, на нее приходится только 5% всей сухопутной границы нашей страны, и к тому же большинство регионов, вошедших в зону непосредственного контакта – как со стороны ЕС, так и России – относится к числу наименее развитых. Поэтому появившиеся новые возможности для взаимного сотрудничества не стоит переоценивать. Например, граничащая с Латвией и Эстонией Псковская область причислена к категории депрессивных районов РФ (например, в типологии, разработанной Советом по изучению производительных сил30). Среднедушевые денежные доходы населения там почти вдвое ниже, чем в среднем по России, и область получает из федерального бюджета в четыре раза больше трансфертов, чем соседняя Новгородская. За последние 10 лет численность населения, проживающего в непосредственной близости от государственной границы, сократилась почти в два раза.

Из всех регионов России самое сильное воздействие расширения ЕС испытывает на себе российский эксклав - Калининградская область. Калининград находится на таком же расстоянии до Брюсселя, как и Варшава, в области действуют российские тарифы на электроэнергию, а местная рабочая сила имеет высокую квалификацию и низкую стоимость. Однако в основе экономического развития области и ее сотрудничества с соседями из ЕС лежит режим Особой экономической зоны, означающий право освобождения от таможенных платежей ввозимых на ее территорию товаров и товаров, произведенных в ней с целью вывоза на основную территорию России. Т.е. фактически это зона свободной торговли. С 2001 г. в экономике региона отмечается оживление. Несмотря на это избранную модель регионального экономического развития все чаще критикуют за частые случаи контрабандного провоза товаров и за низкое качество создаваемого ей экономического роста. В то же время любые изменения режима данных поставок могут иметь для эксклава деструктивные последствия31. Уязвимы, к примеру, быстрорастущая калининградская мясоперерабатывающая промышленность, рентабельность которой базируется на дешевом сырье, а также ее польские и литовские поставщики.

В идеале развитие связей с ЕС должно быть нацелено на создание импортозамещающих производств. Но справедливо и то, что импортозамещающая способность предприятий, а также их производительность, в существенной степени зависят от сохранения импорта - оборудования и технологий, поскольку производство целой гаммы товаров на требуемом техническом уровне в нашей стране либо невозможно, либо экономически совершенно неоправданно. Другое немаловажное условие – приток иностранных инвестиций в отрасли, которые должны производить импортозамещающую продукцию. Таким образом, объективная необходимость подталкивает регионы к дальнейшему сближению с ЕС: необходимы современные основные фонды и капитальные инвестиции.

На сегодня включение российских регионов в процесс глобализации происходит в условиях, когда их производственная база требует срочной модернизации (износ основных фондов составляет 50-70%). При этом импортировать оборудование и технологии в более или менее должном объеме могут лишь наиболее благополучные регионы. Что касается зарубежных инвестиций, то их объемы (хотя они и увеличились в последние годы), явно не соответствуют экономическому потенциалу России. В начале нынешнего десятилетия по размеру привлеченных ПИИ Россия находилась на уровне Венгрии, уступая Польше и Чехии. В расчете на душу населения показатели по любой стране ЦВЕ значительно выше, чем по России. Например, в Венгрии и Чехии это соотношение составляет более 2000 долл., в Польше – почти 1000 долл., а в России – чуть больше 170 долл.32.

Европейская часть страны привлекает три четверти всех поступающих в страну иностранных инвестиций, в том числе около половины поглощает один Центральный федеральный округ. 90% зарубежных капиталов аккумулируется примерно в 20 регионах из 89, причем состав группы основных получателей практически не меняется (см. табл.4). Если в 1999 г. и начале 2000 г. Москва «уступила» весомую долю иностранных инвестиций регионам, то в 2002 г. она снова стала лидировать с большим отрывом (ее квота увеличилась с 28% в 1999 г. до 52 % в первой половине 2003 г.) Аналогичным образом Санкт-Петербург лидирует среди западных приграничных субъектов Федерации: в 2002 г. он получил почти в 20 раз больше зарубежных инвестиций, чем Калининградская область, и в 200 раз больше, чем Псковская область.



Таблица 4

Субъекты РФ - главные реципиенты иностранных инвестиций, % к итогу





2000

2001

2002

2003'

Москва

36,8

39,7

42,7

52,2

Московская область

2,7

2,6

3,5

3,3

Калужская область

0,7

0,7

0,2

0,0

Липецкая область

0,0

0,6

0,0

0,0

Санкт-Петербург

10,6

8,2

4,5

2,3

Ленинградская область

2,8

2,3

0,7

0,8

Архангельская область

0,3

0,4

1,4

0,9

Республика Коми

0,5

0,5

0,6

0,3

Краснодарский край

9,0

5,6

1,0

1,4

Волгоградская область

1,3

0,6

0,9

0,1

Республика Татарстан

1,3

4,6

3,3

0,6

Самарская область

2,1

1,8

1,5

1,2

Свердловская область

1,5

5,2

6,9

4,6

Тюменская область

1,7

2,0

1,9

2,7

Челябинская область

5,4

5,4

4,0

4,5

Красноярский край

0,6

0,2

1,8

0,9

Новосибирская область

1,4

0,7

0,0

0,0

Омская область

7,2

6,5

12,2

8,0

Республика Саха

1,5

1,0

1,5

4,2

Сахалинская область

2,3

2,7

3,6

5,4

Примечание: показатели за 2003 год относятся к первому полугодию.

Источник: Внешнеэкономический комплекс России: современное состояние и перспективы. Статистическое приложение. М.: ВНИКИ. 2000-2003.


Слабый приток зарубежных капиталов в большинство нестоличных регионов России является следствием как субъективных, так и объективных факторов. К числу первых, например, относится нежелание многих российских предпринимателей делать свой бизнес прозрачным, а также непостоянство и изъяны законодательства об иностранных инвестициях. Ко вторым – плохая обустроенность громадных пространств, разобщенность субъектов Федерации между собой и т.д. Россия, в отличие от многих других стран, вынуждена эксплуатировать в основном дорогой сухопутный транспорт, а не дешевый водный. Соотношение между ними по грузообороту и по стоимости перевозок составляет соответственно 11:1 и 5:1. Обширная территория (11 часовых поясов) в сочетании с низкой плотностью населения и суровостью климата приводят к тому, что себестоимость объектов инфраструктуры в расчете на душу населения оказывается в России выше, чем в большинстве других стран мира. Плотность российских автодорог в 40 раз ниже, чем в Западной Европе. К примеру, только в 2001 г. завершено строительство автомобильной дороги, соединяющей Карелию с Архангельской областью – территориями, сопоставимыми по площади с крупными западноевропейскими странами.

Тем не менее, в списке крупных реципиентов в том числе из стран ЕС появляются новые территории – Калужская, Липецкая, Архангельская, Новосибирская области и другие субъекты Федерации. Это свидетельствует о повышении деловой активности в ряде регионов, эффективной деятельности местных администраций и предприятий, совершенствовании регионального законодательства, улучшении инвестиционного климата на местах, а также о постепенном развитии транспортной сети.

Москва, Санкт-Петербург, Московская и Ленинградская области с большим отрывом лидируют и по количеству предприятий с иностранным участием. В этих регионах большая часть рассматриваемых предприятий относится к непроизводственной сфере. По стоимости произведенных товаров и услуг за лидерами следуют Липецкая, Тюменская, Свердловская, Архангельская, Омская области, Красноярский край, где при общей низкой численности таких предприятий они по своему профилю относятся чаще к сфере производства.

Наиболее отстающие по уровню благосостояния регионы все же менее привлекательны для иностранных инвесторов, там меньше всего предприятий с иностранным участием. В европейской части России к ним относятся Брянская, Тамбовская, Псковская, Ивановская и Пензенская области, Коми-Пермяцкий автономный округ, ряд республик Поволжья и все республики Северного Кавказа.

Таким образом, на сегодняшний день торгово-экономические взаимоотношения с ЕС не в состоянии ослабить тенденции дивергенции и дезинтеграции в региональном развитии России, а скорее являются их прямым следствием. Тем не менее, какими бы не были сегодня неопределенными выгоды России от сотрудничества с Европейским Союзом, очевидно, что движение в сторону укрепления партнерских отношений с ЕС будет для ее регионов тем продуктивнее, чем скорее она сама преодолеет свои хронические болезни и станет адаптивной к логике либеральной экономики.

* * *


Представленный в данной главе анализ демонстрирует, с одной стороны, что сближение уровней социально-экономического развития регионов Союза является одним из главных его приоритетов на протяжении многих лет. Политика регионального развития направлена на упрочение европейского единства и повышение конкурентоспособности европейских регионов. Она имеет в своем распоряжении ресурсы общего бюджета и других финансовых учреждений ЕС. С другой стороны, ЕС использует лишь опосредованные методы поддержки проблемных территорий, оставляя главную роль в решении экономических и социальных проблем за самими странами и регионами. То место, которое территории занимают в международном разделении труда и тот уровень социально-экономического развития, которого они достигли, зависят от множества факторов, и участие в интеграции – лишь одно из них. На пространстве со свободным движением товаров, услуг, капиталов и лиц создаются широкие возможности для саморазвития, но и ужесточаются условия конкуренции.

С расширением Европейского Союза в восточном направлении произошел существенный рост социально-экономических диспропорций между его странами и регионами, методы поддержки проблемных территорий претерпевают ряд изменений. При этом предпринимаемые действия, как и прежде, направлены на создание дополнительных условий для социально-экономического развития, но они не предусматривают прямой поддержки хозяйствующих субъектов, что противоречило бы правилам свободной конкуренции. Таким образом, принцип либерализма в данной сфере деятельности ЕС остается ключевым. Так что, окончательный ответ на вопрос, станет ли реальностью процесс сближения уровней социально-экономического развития регионов-участников интеграции, во многом зависит от них самих.

В материале данной главы значимыми для России представляются два положения. Первое состоит в том, что многие закономерности регионального развития ЕС, будут наблюдаться в развитии территорий России по мере осуществления рыночных реформ. Второе же видится в том, что удаленность многих российских регионов от Западной Европы не является непреодолимым барьером на пути их интеграции в Общее европейское экономическое пространство. Торгово-экономическими партнерами ЕС являются субъекты Федерации, расположенные в различных частях страны и имеющие разную специализацию. Северо-западная часть страны имеет самый широкий спектр направлений, практикуемых в отношениях между Россией и ЕС. Вместе с тем успешных примеров сотрудничества ЕС с отдаленным российскими регионами становится все больше. На сырьевых рынках ЕС российские регионы занимают устойчивые позиции. Основная проблема сегодняшнего дня состоит в том, чтобы позиционировать их в качестве выгодных ЕС партнеров в области промышленного, инвестиционного и научно-технического сотрудничества. Скорость реализации этой цели будет зависеть от темпов рыночных реформ в России и от того, насколько эффективной будет политика, направленная на повышение конкурентоспособности региональных экономик, проводимая на федеральном и региональном уровнях.



1 См., например: Abraham F. and Van Rompuy P. Convergence-Divergence and the Implications for Community Structural Policies. //Cahers Economiques de Bruxelles, n. 135, 1992;

Begg I. and Mayes D. Cohesion, Convergence and Economic and Monetary Union in Europe. // Regional Studies, vol. 27, 1993;

Buigues P. et al. The impact of the internal market by industrial sector: the challenge for the Member States. // European Economy, 1990;

Delors J. Regional implication of economic and monetary integration. Report on economic and monetary union in the European Community. - Luxembourg, 1989;

Emerson M. et al. One market, One money. An Evaluation of the potential Benefits and Costs of forming an Economic and Monetary Union. Brussels, 1990;

Grossman G. and Helpman E. Trade Knowledge Spillovers and Growth. - Lissabon, 1990;

Krugman P. and Venables A. Integration and competitiveness of peripheral industry. Unity with diversity within the European Economy: the Community’s southern frontier. - Cambridge University Press, 1990;

Uhrich R. L’amenagement du territoire? … Autrement!. //Revue d’Economie Regionale et Urbaine, n 5, 1996;



Vickerman R., Spiekermann K and Wegener M. Accessibility and Economic Development in Europe. //Regional Studies, vol. 33, n. 1, 1999.

2 Роузфилд С. Сравнительная экономика стран мира. Культура, богатство и власть в XXI веке. М., 2004, с. 347.

3 Andreosso-O’Callaghan B. Le modèle de croissance Irlandais: soutenabilité et transportabilité. //Revue du Marché commun et de l’Union européenne. 2001. № 444.

4 Страны Центральной и Восточной Европы на пути в Европейский Союз. М., 2002, с. 105.

5 Инвесторы с Запада, как ни парадоксально, не стали вкладывать деньги в конкурентоспособные по тем временам предприятия ЦВЕ (те, которые имели рынки сбыта на Востоке, а потом начали их терять из-за снижения платежеспособности России).

6 На выполнение норм acquis communautaire, например, в области окружающей среды странам ЦВЕ необходимо затратить 120 млн. евро. См. European voice, 24 september 1998, p.15; Parlement europeen, La politique de l’environnement et l’elargissement”, Fiche thematique № 17, Luxembourg, 23 march 1998, p.15.

7 В середине 1990-х гг. разница в ценах на продукцию отрасли по отдельным группам товаров достигала 50%.

8 Unity, solidarity, diversity for Europe, its people and its territory. Second report on economic and social cohesion. 2001. Vol.2. Pp. 68-73.

9 Unity, solidarity, diversity for Europe, its people and its territory. Second report on economic and social cohesion. 2001. Vol.1. P. 61.

10 Eurostat. Yearbook 98/99. Luxembourg. 1998-1999. P. 231, 316; Bulletin Quotidien Europe. Selected Statistics. 2001. N 1231; 2003. N 1299.

11 Страны Центральной и Восточной Европы на пути в Европейский Союз. М., 2002, с. 17.

12 Страны Центральной и Восточной Европы на пути в Европейский Союз. М., 2002. Стр. 15.

13В марте 2000 г. на саммите Европейского совета в Лиссабоне была принята стратегия, предполагающая дальнейшее дерегулирование экономики и ее либерализацию с целью повышения конкурентоспособности Союза, создания гибкого рынка, способного к быстрому внедрению новых технологий.

14 Региональная политика в ЕС так и называется – политика социально-экономического сплочения.

15 Социальные и гуманитарные науки, отечественная и зарубежная литература. 1996. N3. С. 194-195.

16 Закрепив в статье 130б Маастрихтсткого договора “горизонтальный” характер политики сплочения, Союз законодательно подчинил ее целям помимо Европейского фонда регионального развития, секцию ориентации Европейского фонда ориентации и гарантий сельского хозяйства и Европейский социальный фонд. К тому же предусматривается, что прочие разделы общей политики должны осуществляться с учетом задач политики сплочения либо с соблюдением разумного баланса целей.

17 Из десятки были исключены Кипр и Словения, которым предоставлены сравнительно благоприятные условия.

18 Мирошниченко Н.Б. Расширение на восток потребует перераспределения бюджетных ресурсов Европейского союза. //ЕВРО, №№ 6-7, 1999.

19 Помощь сохранена для следующих районов, превышающих основной критерий выделения средств: Валенсии (Испания), Мерсейсайда (Великобритания), Сардинии (Италия).

20 Third Report of Economic and Social Cohesion. 2004. P. 180.

21 Bulletin Quotidien Europe. №№ 8359 - 8362.

22 См., например: Европейский Союз в российской политике. Pro et Contra. Зима 2003; Иванов И.Д. Общее европейское экономическое пространство. //Современная Европа. 2003. № 1.

23 См., например: Sala-i-Martin. Regional cohesion: Evidence and theories of regional growth and convergence. //European Economic Review 40.

24 См. в кн.: Региональное развитие: опыт России и Европейского союза. Под ред. А.Г.Гранберга. М., 2000.

25 Определение составлено по: Шлямин В.А. Россия в «Северном измерении». Петрозаводск. 2002. Стр. 170.

26 Строительство горно-обогатительного комбината в Костомукше (Карелия) в 1979-1982 гг. позволило обеспечить работой в общей сложности 13 тыс. финнов.

27 Шлямин В.А. Россия в «Северном измерении». Петрозаводск. 2002. Стр. 173.

28 European Neighbourhood Policy Strategy Paper. Communication from the Commission, Brussels, 12.05.04. Com.Doc. 373. 2004. http://www.europa.eu.int/comm/world/enp/pdf/strategy/Strategy_Paper_EN.pdf. По данным Комиссии ЕС финансовая помощь России в рамках программы ТАСИС в 2000-2003 гг. составила 599,6 млн.евро.

29 См. об этих проектах, например, Антюшина Н.М. Северная Европа: дивергенция или конвергенция? Анализ двух региональных инструментов (СБЕР и СГБМ) и перспективы третьего («Северного измерения»).

30 Региональное развитие: опыт России и Европейского Союза. – М., 2000, стр. 64.

31 Винокуров Е., Ламанд В. Формирование торговой специализации Калининградской области. Вопросы экономики, 2003., № 2.

32 Страны Центральной и Восточной Европы на пути в Европейский Союз. М., 2002. Стр. 20.



скачать файл


<< предыдущая страница  
Смотрите также:
Наталия Кондратьева большая европа и региональное развитие
628.61kb.
Центральная Европа
240.93kb.
В 2010 г., несмотря на ухудшение экономической ситуации в Болгарии, российско-болгарское региональное сотрудничество продолжало динамично развиваться, особенно по линии межпалатских связей
43.63kb.
См. Примечание Европа в начале XIX ве-ка. Борьба сил реакции, консерватизма, либерализма и революции. Консульство и империя Наполеона I
285.14kb.
Организатор: Региональное отделение «Деловой России» Московской области
64.8kb.
Памятка заемщика зао «кредит европа банк»
24.74kb.
Характеристика плоидности гепатоцитов крыс в условиях высокожирового рациона наталия Владимировна бивалькевич, Юлия Константиновна караман, Татьяна Александровна гвозденко
34.11kb.
К. Рыжов. Все монархи мира. Западная Европа М.: Вече, 1999. 656 с
14779.14kb.
Иванова Мария Вячеславовна Партийная реформа в России (2001-2007 гг.): региональное измерение
464.81kb.
Теоретическое обоснование кредитных операций коммерческого банка
526.71kb.
Экспедиция на «острова стабильности». Эпизод 117-й Наталия Теряева Остров стабильности на карте мира атомных ядер с координатами «число нейтронов число протонов»
82.5kb.
Д. до 8-12 м выс. V. Естественный ареал европейская часть России, Зап и Вост. Сибирь, Ср. Европа, Сев. Америка. В центр и вост районах в качестве заносного. Изредка выращивается
1151.63kb.