Главная страница 1
скачать файл

Сергей Литовкин

СОБАКА НА ЛЮБИТЕЛЯ

Мы с женой, вообще, очень любим животных, а собак и кошек – особенно.

С тех пор, как я уволился в запас с военной службы и переселился из Москвы в подмосковный поселок, у нас постоянно проживает не менее трех кошачьих персон.

Кот и пара кошечек. К сожалению, коты часто страдают от взаимной борьбы и гибнут в столкновениях с бродячими псами. Достается им и от дурных людей, которых, увы, хватает в округе. Порядочный кот обязан ежедневно обежать и пометить территорию не менее гектара, выгнать посторонних котов и поухаживать за знакомой кошкой.

Надо еще и позаботиться о харчах – напомнить хозяину, утащить, что плохо лежит.

При уменьшении кошачьего поголовья – мгновенно появляются крысы, а это неприятно и противно. Они ведут себя как хозяева, уничтожают припасы и все, что может быть изгрызено. Бревна и доски они проходят насквозь, оставляя вентиляционные каналы для зимних морозных сквозняков. Испытав однажды их нашествие, мы охотно кормим, поим и холим наш «трикотаж». А еще, у нас есть любимая собака – девятилетняя Даная – ризеншнауцер. Выглядит она, обычно, когда нестрижена, как огромная черная болонка. До нее, у нас собак не было, поэтому, воспитывая Данку мы наделали почти все возможные ошибки. Собака выросла шебутная, не слишком послушная, горластая и хитроватая. Нам ее, одномесячным щеночком, почти насильно навязала наша приятельница-соседка, измученная обильным потомством своей ризенухи.

Наверное, мы не единственные, кто клюнул на обаяние маленького щеночка(или котеночка)смешного и беззащитного, ласкового и милого. Знать бы заранее, что вырастет из чудесного малыша. Соседку я за этот подарочек иногда называю – «хозяйка матери моей суки». Звучит – несколько ругательно, но ничего плохого в этом правдивом определении нет. Живем мы с женой, сыном и нашими дорогими животными в недостроенном полутороэтажном доме, доведение которого до ума и составляет мою основную заботу и головную боль. Правда телефон, отопление и водопровод у нас имеется, однако качество каждого из этих элементов цивилизации вызывает массу нареканий. Но, не хочется о грустном.

В ту ночь в середине августа периодически меня будил собачий лай и вой. Для наших мест это явление обычное и особого внимания я на шум не обратил. Запомнил, однако, что голос одной из собак был густой, громкий и, какой-то бархатный, если так можно сказать. Утром на крыльце обнаружился довольно крупный коричневый пес – доберман, жалобным взглядом, приглашающий вникнуть в его ситуацию.

Он скулил и, казалось – плакал, выражая своей позой абсолютную покорность. Проблем, по-видимому, у него хватало. Выглядел он крайне отощавшим и простуженным, а так же избитым и израненным. Глаза красные, нос опухший, множество уже полузаживших и свежих ран, явно зубастого происхождения. Тем не менее, порода из него так и перла. Я не шибко разбираюсь во всяких там экстерьерах и нормативах, но мне показалось, что эта псина может смело претендовать на звание собачьего Аполлона.

В этом мире красивым живется лучше, чем прочим. Общение с ними приятно. Всем хочется, по возможности, помочь им хоть в чем-то и получить за это благодарный взгляд прекрасных глаз. Красота лучше любого пропуска и визитной карточки. Неудивительно поэтому , что красавцы и красавицы, избалованные окружением, частенько обладают дурным и вздорным характером. Взгляд красавца-добермана нас, прямо, загипнотизировал, при этом, пес казался очень покладистым, милым, но несчастным. Ну не выгонять же его, больного, на улицу? И, вот, покормили мы его на крылечке и пригласили в только что отстроенную гостиную, преимуществом которой было наличие дополнительного отдельного входа в дом. Нам казалось, что, как только будет сообщено о находке собаки, мгновенно обнаружится её хозяин, несомненно, проливающий горькие слезы от утраты. Это мнение перешло в уверенность после того, как мы обнаружили четырехзначное зеленое клеймо в ухе пса. Редкая шоколадная масть и клеймо – чем не паспорт?

Пока жена занималась лечебными процедурами с нашим гостем, я взял справочник, листок бумаги, ручку и сел на телефон. Не прошло и двух часов, как передо мной во всей прискорбной обнаженности прорисовалась картина собакоразведения (кинологии) в России. Оказалось, что развал СССР самым жестоким образом повлиял на распад и разложение, некогда стройной собачьей иерархической системы. Пусть простят меня кинологи, но мне показалось, что, подавляемые при тоталитаризме, неприязненные отношения между различными породными и региональными течениями, сходные с межнациональной враждой, вылились в катастрофическое размежевание. Теперь на развалинах прежнего единого собачьего и кошкиного дома разбили свои таборы несколько крупных и огромное множество мелких ассоциаций, федераций и объединений. Причем, каждая лавочка имела свою систему учета животных, их маркировки и поставки на рынок. Или, как правило, не учитывала ничего. Наибольшее доверие вызывали две крупнейшие организации, находившиеся в перманентной борьбе между собой, но в промежутках между боями, продолжавшие ответственное дело учета подведомственных барбосов. Уже четвертый лист заполнен номерами телефонов, именами собачников и названиями питомников, а дело с места не сдвинулось. Получалось, что клеймо не принадлежит никакой из известных фирм, а собаку с такими параметрами никто не ищет. Почти везде записывали мои координаты и обещали помочь, если проявится хозяин.

В детстве я очень обижался, когда люди не выполняли, данные мне обещания. Однако, с возрастом я понял для себя одну очень простую, но важную вещь. Формулируется она следующим образом: – «Если тебе что-то пообещали, то это – признак хорошего к тебе отношения. Никакой связи этот акт с существом обещания и сроками его исполнения не имеет. Если хочешь чего-то добиться, то не выпрашивай обещаний, а ищи заинтересованность».

После того, как я принял такую модель поведения, ссоры с друзьями почти прекратились, а проблемы стали разрешаться быстрее. Очень рекомендую. Но я все это рассказываю к тому, что помочь с поисками хозяина добермана все обещают, но заинтересованных лиц, кроме меня, пока не видно. За обещания я выразил всем благодарность и задумался.

Доберман не страдал отсутствием аппетита и вел себя очень тактично, но на какие-либо команды не откликался. Мы, даже, решили, что он иностранец и попросили тещу, преподавателя немецкого, подать несколько команд на иностранном языке. Ноль внимания. Положение исправилось благодаря кусочку сыра, который пес увидел у меня в руке. Не отрывая взгляда от лакомства, он исправно выполнил короткую программу : – Сидеть! Лежать! Рядом! Голос! и т.п. Однако, получив сыр, – мгновенно потерял интерес к подобным глупостям. Используя новый кусочек Пошехонского, удалось подобрать сочетание звуков, на которое собака реагировала, дергая ушами и поднимая нос. Получилось что-то похожее на «ест». Решили, что Вест будет звучать лучше. На этом и остановились.

В течение последующих трех дней я продолжал исправно обзванивать всяческие собачьи организации и, даже, дал несколько объявлений в газеты и через Интернет. Наиболее доброжелательны в телефонных беседах оказались работницы и содержательницы различного рода приютов для бродячих животных. Причем, по крайней мере, каждая третья из них носила имя Светлана. Думаю, что в этом есть какая-то закономерность. Они предостерегли меня от передачи пса в случайные руки. Существовала опасность, что он станет напарником какой-либо нищенки-побирушки или попадет на смертельный собачий бой для развлечения новорусских эстетов.

Возможны так же варианты: стать блюдом в корейском ресторане или потерять шкуру ради чьей-то кожгалантереи. И это – еще не все. Запугали меня капитально, а они-то знали правду о жизни собачьей.

Мы уже начали привыкать к Весту и подумывали о том, что можем оставить его у себя, если хозяин не проявится. Пока, он находился на лечении в карантине – в гостиной, куда другие звери временно не допускались. Пес очень страдал от одиночества и нахально ободрал когтями новую дверь и изодрал около нее линолеум. Будучи за это отруганным, он исправно принимал виноватый вид, но безобразничать не прекращал. Однажды, я оставил приоткрытой дверь в коридор основного дома и Вест осторожно через нее туда проник. В это время в коридоре находилось два кошачьих существа. Через долю секунды по лестнице, ведущей на второй этаж пронесся вихрь, издававший мяворычащие звуки широкого динамического диапазона. Со второго этажа в этой части моей недостройки был ход на чердак, где имелся в наличии путь для кошек на крышу через слуховое окошко. Причем, этот путь представлял собой пару длинных тонких досок, установленных с изрядным наклоном. Собака, следуя за кисками со скоростью пушечного ядра, не смогла, однако, добраться до окна и повисла между досками, раскачиваясь и повизгивая от обиды. Повезло всем. Кошкам удалось спастись, а Вест, не преодолев подъем к окну, избежал переломов собственных костей, которые обязательно возникли бы при его весьма вероятном падении с крыши. На нашей крутой крыше и кошкам бывает тяжело удержаться. Итак, еще одна проблема – несовместимость добермана с мышеловками.

Надо сказать, что и ризенуха котов не слишком жалует, особенно если они крутятся около её миски. Она периодически получает взыскания за попытки хватануть кого-нибудь за пушистый бок и на некоторое время успокаивается. Данка, как-никак, выросла в кошачьей среде и, даже, побаивалась одного из старейшин – Мурзика. Тот остался жить на городской квартире и всегда резко выражал неудовольствие, когда мы привозили туда Данайку. Обычно неразговорчивый, он, при её появлении, выдавал такую серию возмущенного мява, что перевод казался очевидным: «Вы, что – сдурели? Собаку – в квартиру!». Понимая, что здесь ей не все рады, она молча бочком пробиралась в дальний угол и старалась не высовываться.

Наш знакомый ветеринар порекомендовал дрессировщика – кинолога, которого мы пригласили для добермана. Мы надеялись, что с его помощью можно будет погасить неприязнь Веста к кошкам, сожрать которых мы позволить никак не могли. Во первых – они гоняют крыс, а во вторых – мы их любим. Или наоборот, что несущественно. Хотелось также выяснить особенности его поведения с помощью профессионала.

Кинолог, Андрей, оказался молодым человеком небольшого роста крепкого телосложения, доброжелательным и общительным. Ничего особенного – один из нас. Вест же , в отличие от меня, сразу понял кто есть кто и без всяких уговоров, подхалимски заглядывая Андрею в глаза, выполнил серию команд обязательной программы.

Мы еще минут сорок потоптались в приусадебном лесочке, отрабатывая и закрепляя более сложные элементы, владение которыми придает порядочной собаке лоск и уважение в интеллигентном обществе.

– Да, все он знает, – сказал кинолог и предложил перейти к самой волнующей проблеме. Я же попросил довести до кобеля следующую аксиому:

– Кот – хозяйское добро. Его надо беречь. Котов жрать и гонять нельзя! Обижающий кота – обижает хозяина его и т.п. почти по Библии.

– Угу, – ответил Андрей, – Попробуем, но дело непростое.

Дрессировщик усадил мою жену с молодой серой киской – Пухой на диван в гостиной и отправился за кобелем, с которым я продолжил прогулку. На Веста был надет жесточайший ошейник с довольно длинным поводком, после чего мы втроем вошли в комнату. Мгновенно оценив обстановку и обнаружив кошку на диване, пес выполнил классический прыжок. При этом, в момент отрыва его тела от земли бесшумно распахнулась огромная, как том Большой Советской Энциклопедии, пасть, обильно усеянная крупными, крепкими, острыми зубами. Что-то подобное я видел по ящику в передаче о животных, посвященной крокодилам. Стремительный полет зубастой пасти был неожиданно остановлен резким рывком поводка. Пасть закрылась и приземлилась с большим недолетом. Вест удивленно и обиженно крякнул и присел, пытаясь повторить прыжок, но был грубо оттащен на поводке в дальний угол. Затем Андрей снова и снова предоставлял псу свободу и пресекал его прыжки, виртуозно владея поводком. Для усиления внушения он, предотвращая нападение, довольно сильно хлестал по корме агрессора цепочкой запасного поводка. Вся эта кутерьма добермана очень расстраивала и удивляла. До кошки он никак не мог добраться, а каждая попытка схватить врага приводила к боли. Периоды задумчивости перед прыжками все увеличивались и уже составляли несколько долгих минут. Наконец, хитрый пес сделал какое-то обманное движение и в резком рывке порвал кольцо поводка. Страшно представить, чем это могло грозить обитателям дивана, если бы дрессировщик не успел перехватить на лету собаку. С громким стуком в обнимку они приземлились в одном метре от объекта нападения. Пуха прошипела, делая «кобру», и сказала – Ми!. Жена, натерпевшись страха, охотно уступила мне место на диване с пуховой провокацией. Еще минут двадцать продолжались аналогичные процедуры с некоторыми вариациями, но требуемого результата добиться не удавалось. Максимальное время, в течение которого, Вест прохаживался по комнате, косо с подозрением посматривая на Пуху у меня на коленях, не перевалило за четыре минуты. Никогда, наверно, не забуду своеобразную красоту и элегантность Вестовых бросков ко мне и резко раскрывающуюся, как парашют, огромную угрожающую пасть, охватывающую почти все мое зрительное поле. Ужас кошмарный. Сидя с задремавшей кошкой на коленях, я вертел в руках разорванное в месте сварки колечко поводка. На таком кольце я, не задумываясь, согласился бы закрепить страховочные тросы, ползая по корабельным мачтам. А зверюга – взял и порвал.

– Видать, ничего не получится, – сказал усталый Андрей, – это у него слишком крепко и глубоко засело. Думается, что после большой серии занятий мы добьемся того, что при хозяевах он кошаков не тронет. Но в один прекрасный день он вам вашу удавленную киску в спальню притащит. Искренне при этом еще и героем-защитником будет себя чувствовать. Кобель – одно слово. А, вообще, у этой породы такое – сплошь и рядом.

И кинолог, обидевшись на Веста за упрямство, рассказал все, известные ему, гадости про доберманов. Мне, даже, захотелось за них заступиться.

Итак, наступил момент, когда мы начали искать для приблудной собаки хоть какого-то приличного хозяина. Я сел на телефон и стал уговаривать всех псолюбивых Свет помочь пристроить этого кошкофоба. Нас внесли в разные картотеки и порадовали обещаниями иметь в виду. Изрядно досталось и старым нашим друзьям, которым я, пытался навязать кобеля. Здорово их напряг. Приятель Юра Лужский, заслышав мой голос в трубке, закрывал микрофон и уныло объявлял домочадцам:

–Опять этот – с доберманом. Скажите, что я вышел.

Заманив другого товарища к себе под благовидным предлогом, я попытался подружить его с собакой, красочно расписывая возможное повышение его статуса в глазах окружающих за счет столь породистого спутника. Я уверял, что даже самый неприглядный мужичонка, держащий на поводке такого красавца, выглядит орлом. Фокус не прошел. Друг и так чувствовал себя солидной птицей. Хотя Вест вел себя очень прилично и показывал свою лояльность к вероятному хозяину, пытаясь забраться в его машину. Пожилой родственник нашей знакомой, как оказалось, давно мечтал иметь породистую собаку и, оставшись один на старости лет, решился….

Мы рассказали деду все, что требовалось для управления доберманом, предупредили о необходимости строгого соблюдения порядка и пресечения самовольщины. Тот выслушал и, похоже, пропустил все мимо ушей. На совместной прогулке Вест таскал его на

поводке и, не будь меня рядом, вообще б , наверно, вырвался. Оставив деду собаку, мы уехали с изрядными сомнениями. Дома мы сообщили кошкам, что их смерть уехала.

Кажется, они поняли и обрадовались. Счастье, однако, было недолгим. Через пару дней стало известно, что доберман отобрал у деда все харчи, а когда тот заперся от собаки на кухне, надеясь перекусить, был повержен и посрамлен. Вест выбил стекло из двери и оккупировал кухню. Хозяина попросил удалиться. Пришлось забрать собачку во избежание более крутых последствий. Доберман, при нашем появлении, очень обрадовался, лез облизываться и всю дорогу скакал и вертелся, стоя на заднем сидении авто.

– Смерть приехала назад, – сказал я котам. Они сразу все поняли, увидев Веста, и смылись повыше и подальше.

А тут еще и взаимоотношения с соседями обострились. Когда в доме напротив пропал любимый кот, то сразу обвинили в этом Веста, хотя на улице тот прогуливался только на коротком поводке под моим неусыпным контролем.

Минуло уже больше двух месяцев, как к нам пожаловал в гости пес, но хозяин не находился. Ни новый, ни старый. Заезжала одна леди, разыскивая своего, давно пропавшего кобелька. Железного характера дама. Речь – уверенная, движения – четкие, взгляд – пронизывающий, шаг – строевой. Приехала за рулем «Волги». Голос теплел только при общении с собакой. У такой – не побалуешься.

Вест к ней не потянулся , да и она его не узнала. Попыток навязать ей собаку я делать не стал, потому, что впарить ей что-либо было невозможно.

Почти без всякой надежды позвонил очередной Светлане (дай ей Господь всего хорошего и побольше) и узнал, что есть заявка на добермана. Света мне дала телефон, но предупредила, что просили взрослого кобеля черной масти.

– Наплевать, – подумал я, – красивше нашего коричневого – не найти. Во время прогулок по окрестностям почти все встречные засматривались на пса, останавливались и оборачивались вслед. Он подлечился и поправился за это время, раны затянулись, шерсть заблестела, глаза засверкали.

Созвонившись с женщиной из дальнего от меня сектора ближнего Подмосковья, я узнал, что недавно у нее погиб черный доберман, чемпион и медалист.

Собаки у нее с детства и зверей этой породы она знает как облупленных. Маленького щенка-добермана брать не хочет, ибо они – исчадье ада. Она сказала, что посоветуется с сыном и, возможно, подъедет. Такой шанс упускать не хотелось и мы напросились приехать с песиком на смотрины.

Гостеприимная хозяйка, лет около шестидесяти, небольшого роста, активная и доброжелательная, содержала свою квартиру в идеальном порядке и завидной чистоте. Чувствовалось, что Весту здесь сразу все понравилось. Похоже, что он сам принял решение признать новую хозяйку, а она охотно с ним согласилась. Подошел сын, живущий неподалеку, а вскоре появилась и внучка. Доберман всех воспринимал приветливо, но только на новую хозяйку глядел с послушным восторгом. Ко мне в душу закралась ревность, но я ее подавил. Попили чайку в семейной обстановке.

Судьбу пса не обсуждали – все было очевидно. Тепло попрощавшись, мы отправились домой с радостной для котов вестью.

Операция по перемещению собаки завершилась к всеобщему удовольствию.



Рады все: мы, коты, доберман и новая хозяйка со своими домочадцами. Частенько перезваниваемся с ней, как с хорошей знакомой. Кобель попал в земной рай. Ему подобрали другое, наверно, более подходящее имя, так как этот нахал на новом месте перестал откликаться на Веста.

Иногда, встречая на улицах доберманов, любуюсь их гордой статью, но тихо радуюсь, что удалось отлично пристроить подобного постояльца от греха – подальше.
скачать файл



Смотрите также:
Сергей Литовкин
119.14kb.
Сергей Батчиков, Сергей Кара-Мурза (Россия)
1080.14kb.
Сергей Минаев Р. А. Б. Дренайские сказания – 2 Сергей Минаев
5519.81kb.
Сергей Лукьяненко последний дозор
3751.12kb.
Сергей дацюк теория виртуальности
7433.85kb.
Тмр левашов Сергей Анатольевич
47.91kb.
Иванов Сергей Председатель Студенческого Совета мгупп
18.7kb.
Язев Сергей Арктурович феномен комплексов активности на солнце
342.13kb.
Смышляев Сергей Михайлович соискатель кафедры правовой информатики Московской государственной юридической академии им. О. Е
96.55kb.
Старченков сергей васильевич мембранное пищеварение у свиней при нитратном токсикозе
583.85kb.
Кандидат в депутаты Южноукраинского городского совета по округу №24015 Антонюк Сергей Владимирович
21.85kb.
Шерстов Сергей Вадимович
42.32kb.