Главная страница 1
скачать файл

ФЕДЕРАЛЬНАЯ НАУЧНО – ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА ТВОРЧЕСКОГО И НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ДЕТЕЙ И МОЛОДЁЖИ

«ЮНОСТЬ, НАУКА, КУЛЬТУРА»

VII ВСЕРОССИЙСКИЙ ДЕТСКИЙ КОНКУРС НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИХ И ТВОРЧЕСКИХ РАБОТ «ПЕРВЫЕ ШАГИ В НАУКЕ»


Секция: литературоведение
Тема:

(проект-эссе по творчеству А.П.Чехова)

Участники проекта: учащиеся 8-а класса МОУ СОШ № 17

Научный руководитель: Кононова О.А., учитель русского языка и литературы

Адрес : Владимирская обл., г. Ковров,

Ул. Волго-Донская , д.1-б, телефон 8(49232) 3-41-35,

E- mail:

2011

Обоснование актуальности проблемы:

Противоречия:


  • рассказы о детях в творчестве А.П.Чехова практически не освещаются

в школьной программе;

  • сам писатель очень парадоксально отзывался о детской литературе;

  • не может быть, чтобы человек, с горечью вспоминавший о своем детстве,

не оставил духовного завещания по этому поводу.
Проблема:

Кому адресовал А.П.Чехов рассказы о детях: взрослому или ребёнку?



Цели проекта:

Исследование и анализ рассказов Чехова о детях и выявление позиции писателя по заявленной проблеме.



Задачи:

  • Познакомиться с биографией А.П.Чехова, особенно детально с его детством

  • Найти и изучить критическую литературу по теме проекта

  • Проанализировать рассказы писателя о детях с точки зрения стилистики

  • Найти иллюстрации к «детским» рассказам Чехова, чтобы лучше почувствовать эпоху Чехова

Содержание проекта:

  1. В родительском доме с. 5-6

  2. Как формировался художественный мир писателя? с. 7-8

  3. Особенности стилистики Чехова с. 9

  4. Тема детства в творчестве с. 10-12

  5. Анализ-эссе «детских» рассказов художника слова с. 13-27

а) «Гриша» с. 13-14

б) «Детвора» с. 14-15

в) «Мальчики» с. 16-17

г) «Репетитор» с. 18

д) «Событие» с.19

е) «Дома» с. 20-21

ж) «Злой мальчик» с. 22

6. Лишённые детства с. 23-27

а) «Ванька» с.23-25

б) «Устрицы» с. 25

в) «Спать хочется» с. 26-27

7. Духовное завещание А.П.Чехова… с. 28-29

8. Библиография с. 30

Этапы работы над проектом.

I. Планирование работы.



  • анализ проблемы;

  • совместная разработка плана выполнения проекта;

  • формирование проектной группы, выбор методов;

  • определение источников информации;

  • распределение обязанностей в группе.

II. Выполнение исследовательской работы.

  • сбор и уточнение информации;

  • изучение литературоведческой литературы;

  • анализ «детских» рассказов А.П.Чехова с точки зрения стиля, собственных впечатлений, ассоциаций, раздумий;

  • поиск иллюстраций к исследуемым рассказам и самостоятельные рисунки проектов.

  • Обработка и анализ полученных результатов.

III. Рефлексия.

  • анализ выполнения проекта (достигнутые результаты – успехи и неудачи, их причины);

  • анализ достижения цели и задач;

  • оценка работы каждого в группе;

  • самооценка проекта.

IV. Оформление материалов проекта.

  • работа с компьютером;

  • создание компьютерной презентации.

V. Защита проекта. Презентация.

  • подготовка доклада к защите;

  • публичная презентация проекта на школьной научно – исследовательской конференции «Шаг в будущее»

  • анкетирование (после презентации проекта)

Участники проекта

l группа

Исследователи



  1. Симонова Анастасия – «Злой мальчик», «Мальчики».

  2. Комаринская Кристина – «Ванька», «Спать хочется», «Устрицы».

  3. Ульянова Елизавета – «Детвора».

  4. Кононов Станислав – «Дома», «События».

  5. Сальников Сергей – «Репетитор».

  6. Кочнев Владислав – «Гриша».

ll группа

Художники



  1. Ульянова Елизавета – «Репетитор».

  2. Бражникова Анастасия – «Ванька».

  3. Комаринская Кристина – «Спать хочется».

  4. Мостовая Наталья – «Дома», «Репетитор».

  5. Сигодина Екатерина – «Дома».

  6. Симонова Анастасия – «Злой мальчик».

lll группа

Компьютерное оформление и дизайн



  1. Кононов Станислав

  2. Мостовая Наталья

  3. Сигодина Екатерина

  4. Ульянова Елизавета

  5. Симонова Анастасия

В родительском доме

«В детстве у меня не было детства.»

А.П.Чехов

(из письма старшему брату от 4 апреля 1893г.)

А.П.Чехов родился 17 января 1860г. в городе Таганроге на берегу Азовского моря, в доме на Полицейской улице (ныне Чеховская улица, дом №47)

Предки Чехова и со стороны отца, и со стороны матери были крепостными, позже выкупившиеся на волю. Отец Павел Егорович купцом 3-й гильдии и держал в Таганроге бакалейную лавку. Человеком он деспотичным и суровым.

Антону и его старшим братьям приходилось подолгу просиживать в отцовской лавке, «приучаясь к торговле». Уроки тоже приходилось готовить в лавке. Зимой там так было так холодно, что в чернильнице замерзали чернила, а пальцы синели и не слушались. В гимназии за плохо выполненный урок ставили единицу, а отец за единицу порол.

Неудивительно, что в младших классах Антон учился плохо и дважды – в 3-м и 5-м – оставался на второй год. Справедливо заметил первый биограф писателя, Ф.Мускатблит: «Когда Павел Егорович … перебрался с семьей в Москву, сын, перешедший к тому времени в VI класс, … вздохнул свободно и «вдруг» обнаружил такое прилежание, что помимо обычных успехов по любимым предметам … стал получать пятерки даже по бесконечно ненавистному ему греческому языку». (Библиография, 7,с.12)

В лавке приходилось сидеть и летом – вместо купанья и ловли бычков на пристани. На море ходили, но каждый такой поход отвоевывался. Запретов вообще было много: не бегать, не шуметь, не водиться с товарищами. Почему? Потому, что в свое время это запрещалось самому Павлу Егоровичу, - и не повредило, не помешало выйти в люди … Он не был злым человеком, но был человеком твердым. Усвоенное однажды не пересматривал. Лавка должна открываться в пять утра. Нет покупателей – не беда. Детям тяжело так рано вставать – ничего, встанут. В лавке нужен хозяйский глаз: на «мальчиков», Андрюшку и Гаврюшку, полагаться нельзя. Когда в лавке нет дела, «мальчики» должны не сидеть, а стоять в дверях лавки. Неважно, что теперь не принято зазывать покупателей – место «мальчика» в это время там. Так было, когда Павел Егорович служил у купца Кобылина, так было, когда сам Кобылин служил в «мальчиках», так будет и впредь.

В лавке отца служили два мальчика – Андрюшка и Гаврюшка. Им жилось еще труднее, чем хозяйским детям: били их чаще и злее, кормили хуже, на них лежала вся тяжелая домашняя работа. И, главное, они не могли учиться, не могли даже мечтать поступить в гимназию, в университет.

Об этих самых Андрюшке и Гаврюшке, конечно, вспоминал Чехов, когда писал рассказы «Ванька» и «Спать хочется».

А.П.Чехов писал: «Деспотизм и ложь исковеркали наше детство до такой степени, что тошно и страшно вспоминать. Вспомни те ужас и отвращение, какие мы чувствовали во время оно, когда отец за обедом поднимал бунт из-за пересоленного супа и ругал мать дурой» (2 января 1889г.) (Б.7, с.15)

Чеховы жили в жестокой узде, по древнему уставу покорности и благочестия: истово молились, истово почитали авторитет и власть главы семейства, жили в том состоянии, о котором говорилось: «… нужно иметь в душе страх божий».

Под рукой отца, Павла Егоровича, дети росли покорными и тихими, домашние богослужения и хор, в котором они пели, лавка, в которой нужно было трудиться от зари до зари, уроки – все это отнимало силы, отбивало охоту к шалостям.

Детям все это было тяжело. «Когда, бывало, - писал Чехов в 1893 году, - я и два мои брата среди церкви пели трио «Да исправится» или же «Архангельский глас», на нас все смотрели с умилением и завидовали моим родителям, мы же в это время чувствовали себя маленькими каторжниками». (Б.7, с.14)

Но рассказ о несчастливом чеховском детстве прозвучит, пожалуй, слишком сентиментально жалостливо, если упустить из виду важное обстоятельство: речь идет о Чехове, большом человеке и большом писателе. Лучше всего сказать всего так: ранние его годы были суровыми, и они не прошли бесследно.

В семье Чеховых считали, что талант у них со стороны отца, а душа со стороны матери. И в самом деле, Евгения Яковлевна, всегда занятая детьми и домашними делами, вносила в семейную обстановку ту ноту сердечности и мягкости, которой явно не хватало ее супругу. Павел Егорович и Евгения Яковлевна не одарили своих детей капиталом, о котором так мечтал глава семейства. Однако они наделили их подлинным богатством – щедро одарили талантом. Чехов родился, чтобы стать писателем, и это осветило его семью и его род необычным, загадочным светом. Очевидно, что в детстве самого писателя и следует искать истоки темы детства в творчестве Чехова.



Как формировался художественный мир Чехова?

В лавке у отца будущий писатель видел целую вереницу проходящих мимо него сословий, общественных групп и профессий. Таганрог был разноязык. И сама речь в нём была пестра, многодиалектна: в ней причудливо сочетались черты южновеликорусских говоров, украинизмы, варваризмы, имеющие истоком самые неожиданные языки.

Чехов не слышал той образцовой русской речи, которую с младенчества впитывали Тургенев, Толстой Лесков, Бунин.… От многих местных речевых влияний он потом должен был освобождаться. Но необработанная красочная речевая лавина была неистощимым кладезем выражений, речевых ситуаций, профессионализмов.

Столь же насильственно мальчик Чехов был окунаем и в стихию церковнославянского языка – обязательным посещением вечерни и заутрени, слушанием акафистов дома, ежедневным чтением евангелия и псалтыри, пением в церковном хоре. Но – странное дело! – в гимназии на уроках «закона божьего» он стал любимым учеником преподавателя этого предмета Ф.П.Покровского, обессмертившего себя придуманным своему ученику прозвищем «Чехонте».

С 16 до 18 лет Чехов прожил в Таганроге один. Эти годы – ключевые для понимания его личности: в Москву он приехал уже другим человеком.

Знакомство с мировой культурой Антон Чехов начал с Библии и с провинциальных газет.

Антон Павлович был усердным посетителем библиотек и читал газетно-журнальную прессу.

Есть неумолимая историческая и литературная логика в том, что «замыкающим в цепи русских классиков «золотого века» стал именно рассказчик, Антон Павлович Чехов.

Действительность, на почве которой развивалось художественное творчество писателя, внешне была как будто мирной и получила репутацию «бессобытийного» времени.

На самом деле это были годы мрачнейшей в России реакции, для которых характерны скрытость и негласные формы государственного террора: беспрерывный поток запретов, выговоров, циркуляров, душивших живую мысль, убивавших привычку человека к правдивому свободному слову, бесчинства и свирепость полицейских и чиновников, полная безнаказанность вышестоящих …

Чехов как-то сразу отрешился от природной стороны жизни и понял ее в общественных категориях и оценках, создав в дальнейшем грандиозную по широте охвата и глубине проникновения картину быта и нравов русского общества своего времени.

… В 1890 – е годы отечественная литература ситуация внезапно меняется.

У многих читателей возникло тогда ощущение, что литературное вещество, помимо волей самих писателей, начало сжиматься, концентрироваться. И на смену грандиозным романам пришли короткие, незаметные рассказы: «малая» форма в одночасье восторжествовала над «большой».

Жанр рассказа как нельзя лучше подходил для литературы в этой ситуации.

Незадолго до смерти Чехов писал И.А.Бунину: «Вам хорошо теперь писать рассказы, все к этому привыкли, а это я пробил дорогу к маленькому рассказу, меня еще как за это ругали.… Требовали, чтобы я писал роман, иначе и писателем нельзя называться…»

До Чехова литература не знала метода, который бы позволял анализировать мимолетные черты текущего бытия и в то же давал бы полную, эпическую картину жизни. Начинал молодой Чехов – юморист с жанра сценки. Это короткий юмористический рассказ, картинка с натуры, выполненная в драматургическом ключе, ибо ее комизм достигается передачей разговора персонажей. Чехов, печатаясь в петербургском журнале «Осколки», виртуозно овладел техникой «осколочной сценки и поднял ее до уровня большой литературы, наполнив искрометным юмором». (Б. И.-р. 2)

Когда речь идет о сатире и юморе чеховского типа, то суть дела надо видеть в самой действительности, которая может быть адекватно описана лишь в сатирически – юмористической форме. Так, сатира и юмор Чехова не обязательно смешны (они даже горьки), они поражают точностью, краткостью, выразительностью и глубиной понимания социальных проблем.

Заслуживает внимания авторская позиция Чехова – рассказчика. Он ставит в центр своего произведения один эпизод, в котором, как в капле воды, все противоречия действительности отражают сразу, одновременно.

Автор здесь – объективный свидетель, хроникер: герои саморазоблачаются без всякой помощи с его стороны. Авторскую позицию определяет содержательная основа рассказа, этого вполне достаточно.

Трудность восприятия текстов Чехова реалиста в том, что он не впускает туда на капельки «возвышающего нас обмана» и иллюзий. Он выступает как бытописатель своего времени, своей эпохи. Все эти гротескные – смешные и горькие – историйки, как ни грустно – правда, т.е. квинтэссенция реальной жизни, удивительный слепок с действительности. «Переворотом в литературе» называет рассказы Чехова Д.В. Григорович.

Поражает своей численностью и населенностью материк чеховских рассказов. На нём с эпической полнотой представлены все без исключения слои общества в Росси на пограничье XlX и XX веков.

Один из современников Чехова заметил, что если бы Россия каким – то чудом исчезла вдруг с лица земли, то по чеховским рассказам ее можно было бы восстановить до мельчайших подробностей заново.



Особенности чеховской стилистики.

«Огромное дело вы делаете вашими маленькими рассказами, возбуждая в

в людях отвращение к этой самой полумёртвой жизни.»

А.М.Горький

Секрет чеховского мастерства, тайна воздействия на читателя до сих пор до конца не разгаданы. Но ясно одно: Чехов – необычный писатель. Его рассказы надо читать и перечитывать. И каждый раз обязательно открываешь что-то новое. Это как тайна за семью печатями. Прочитаешь один раз – и недоумеваешь: А что же хотел сказать автор? У Чехова нет ни послесловий, ни предисловий, ни склонности к проповедничеству и нравоучениям. Он был самым ненавязчивым и молчаливым среди русских писателей.

Прочитаешь другой и – изумляешься, как хорошо он знает жизнь, как глубоко проникает в человеческую душу. Чеховский мир не столь уж богат внешними событиями, но содержателен и глубок.

А если не поленишься и откроешь его произведения в третий раз, то тебе приоткрывается своеобразие художественного воплощения тем и идей: ёмкость художественной детали, ироническая игра слов, говорящие фамилии, логика сюжетов, неожиданность развязки и вместе с тем неизбежность и закономерность свершившегося, достигнутое писателем путём контрастов, повторов, сравнений, пейзажей.

Очень важную роль в рассказе Чехова играет диалог. Он, собственно, и движет действие. Портреты героев даются обыкновенно только несколькими словами и основными штрихами.

Таким образом, анализировать «детские» рассказы писателя мы будем с точки зрения его стилистики.



Тема детства в творчестве Чехова.

А.П.Чехов горячо любил детей. В его отношениях с ними было много душевной теплоты, искренней весёлости и забавной игры. Он охотно подолгу беседовал с ребятами, писал им шутливые письма, рисовал занимательные картинки. Писатель проявил большое внимание к детскому чтению, решительно осудив реакционные дидактические книжонки для детей, и утверждал, что детям и юношеству нужна подлинно художественная литература, а не суррогаты искусства.

В январе 1900 года А.П.Чехов пишет серьёзное, даже, пожалуй, назидательное письмо Г.И,Россолимо – литератору и издателю, просившему переслать ему для сборника детские рассказы:

«То, что у меня, по-видимому, подходит для детей, - две сказки из собачьей жизни, посылаю вам заказной бандеролью. А больше у меня, кажется, нет ничего в этом роде. Писать для детей вообще не умею, пишу для них раз в 10 лет и так называемой детской литературы не люблю и не признаю. Детям надо давать то, что годится и для взрослых. Андерсен, «Фрегат Паллада», Гоголь читаются охотно детьми, взрослыми также. Надо не писать для детей, а уметь выбирать из того, что уже написано для взрослых и дозировать его – это целесообразнее и прямее, чем стараться выдумать для больного какое-то особенное лекарство только потому, что он ребёнок». (Б.И.-р.5)

Сам Чехов, изображая мир детей, прекрасно воспроизводил не только внешние черты поведения ребёнка, особенности его речи, но и умел «мыслить на его манер».

Становление характера, приобщение ребёнка к сложному противоречивому миру взрослых прослеживает Чехов в своих рассказах.

У Чехова мы «наблюдаем не только ребёнка таким, как он кажется нам, но и самих себя как мы кажемся ребёнку».

Строгая и объективная позиция писателя, ярость и выразительность повествования о явлениях действительности придавали неотразимую убедительность его произведениям.

В его рассказах за фасадом благополучного существования – детская драма. О положении детей Чехов говорит, не очень-то стесняясь в выражениях в корреспонденции о «мальчиках» (фельетон «Осколки московской жизни», 8 октября 1883): «Они будут по праздникам, пока лавка заперта, чистить тазы и самовары, выносить помои, нянчить хозяйских детёнышей и за всё это получать трескучие подзатыльники.… Бить ребят можно, сколько угодно и чем угодно. Не хочешь бить рукой, бей веником, а то и кочергой или мокрой мочалкой, как это делают хозяйки и кухарки… День в холодной лавке, ночь в кухне или в холодных сенях, около холодного, как лёд, рукомойника. И этаких… не десять, не сто, а тысячи!» (Б. 1, с. 341)

Душевная чёрствость и эгоизм мешают взрослым вглядеться в своего ребёнка, понять, что происходит в его душе. Леность ума, забвение насущных истин препятствует ответственным, нравственно активным поступкам, которые сблизили бы взрослых со своими детьми.

В его юмористических рассказах разбросано немало язвительных замечаний о казённой системе образования («Репетитор», «Случай с классиком»).

Детских образов у Чехова много; можно было бы составить особую хрестоматию из его страниц, на которых появляются дети. Он исследовал, по существу, все решающие стадии взросления ребёнка – от младенца до подростка.

Вот Гриша – трёхлетний малыш из одноименного рассказа, жадно впитывает в себя впечатления от первой прогулки по улице, а Чехов искусно отражает это в художественных деталях. Не случайно Л.Н.Толстой скажет о прозе писателя: «Никогда у него нет лишних подробностей, всякая и ли нужна или прекрасна».

Меж тем «миниатюрные люди» лелеют грандиозные замыслы . Володя Королёв и его друг Чечевицын («Мальчики», 1887), начитавшись романов Майн Рида, собираются бежать в Америку. Какая прекрасная романтическая идея! Но даже она меркнет в нежелании принести боль маме.

В кругу детей нет и принятого среди взрослых разделения на социальные группы. Кухаркин сын Андрей («Детвора»,1886), ещё не ведающий горя из-за своего низкого происхождения, засыпает вместе с барскими детьми на большой маминой кровати.

Много стараний надо приложить взрослым, чтобы ребёнок усвоил взгляды и привычки мещанского царства и научился жить по его законам. С ранним замутнением чистой детской души мы встречаемся в рассказе «Злой мальчик».

В некоторых рассказах великого стилиста трагическая нота звучит так сильно, что превращает эпизоды из жизни детей в страстный призыв к человеческой совести, в горестное напоминание о том, что где-то рядом страдает ребёнок. Ванька Жуков (Ванька», 1886), девятилетний мальчик, отданный в учение к сапожнику, стал хрестоматийным образом детского страдания.

Незащищенность ребёнка от произвола взрослых может толкнуть его на ужасный поступок. Убийство души Варьки («Спать хочется», 1888), тринадцатилетней служанки, началось с того, что к ней отнеслись как к вещи.

Ребёнок, лишённый детства, - что может быть трагичнее! Протест Варьки принял страшную форму уже в детстве, насколько сильна её физическая мука при полном отсутствии сочувствия с чьей-либо стороны. К сочувствию призывал Чехов, выступив адвокатом ребёнка-убийцы. Будучи по профессии врачом, Чехов сознательно показал в рассказе, как опасно обременять ребёнка непосильным трудом. Детская психика – явление тонкое и сложное, требующее к себе самого бережного отношения.

В рассказе «Дома» (1887) писатель ещё раз показал, что с душой ребёнка нужно обращаться бережно; лишь знание особенностей этой души и разумная любовь к маленькому человеку могут воспитать в нем добрые начала.



Анализ-эссе «детских» рассказов А.П.Чехова

«Гриша» (1886 г.) Кочнев Владислав

Гриша – самый юный герой рассказов Чехова. Этому маленькому «пухлому» мальчику всего два года восемь месяцев. Он гуляет с нянькой по бульвару и поражен теми впечатлениями, которые получил во время прогулки. До этого он знал «только четырехугольный мир», в котором бывают няня, мама и кошка. И вот ребенок оказывается в новом неведом мире, где нелепые и странные лошади, много мам и пап, солнце режет глаза, толпа солдат с банными вениками, человек со светлыми пуговицами…

Писатель с изумительной чуткостью рассказывает о том, как малыш познает мир, как он трогателен, наивен и беззащитен от грубости няньки (именно такую форму этого слова выбирает Чехов), от бесцеремонности кухарки. Да и в своём привычном мире не все понимает: папа, который мелькает за закрытой дверью (зачем он существует?), тетя, которая лишь изредка появляется в доме (куда она так незаметно и таинственно исчезает?). Да и мама напоминала Грише куклу, видимо, не так часто мама бывала в детской.

Он едва умеет говорить и не способен передать те впечатления, которые поразили его на прогулке. Поэтому дома он пытается рассказать «маме, стенам, кровати, где он был и что видел», «не столько языком, сколько лицом и руками». Впечатления «собрались в кучу и давят его мозг». Выход в большой мир потрясает малыша настолько, что вечером он не может уснуть и плачет. «Вероятно, покушал лишнее, - решает мама. И Гриша, распираемый впечатлениями от новой, только что изведанной жизни, получает ложку касторки».

В основе композиции рассказа лежит принцип контраста: мир ребенка, ждущего понимания и поддержки, и мир равнодушных и занятых взрослых, которые не пытались и не пытаются помочь своему ребенку.

Глубокий подтекст данного рассказа помогает понять важную мысль автора, что родителям очень важно понимать, что происходит с их детьми и быть внимательными к ним.



«Детвора» (1886г.) Ульянова Елизавета

«Разве можно давать детям деньги? И разве можно позволять играть им в

в азартные игры? Хороша педагогия, нечего сказать. Возмутительно!»

Сюжет этого рассказа, как впрочем, и многих других, незамысловат.

Взрослые уехали на крестины, а дети, дожидаясь их возвращения, играют в лото. Играют на деньги. Играют с азартом.

Если на минуту закрыть глаза и представить себе, как малыши бойко, по-взрослому выкрикивают числа, называя семёрку кочергой, одиннадцать – палочками, семьдесят семь – Семён Семёнычем… невольно губы растягиваются в добрую улыбку. А как точны художественные детали, выбранные Чеховым для погружения читателя в счастливый и беззаботный мир детства: стёклышки, блюдечко с пятью копеечными монетами, «недоеденное яблоко, ножницы и тарелка, в которую приказано класть ореховую скорлупу».

Перед читателем проходит целая галерея детских портретов. Мастерски, двумя-тремя штрихами писатель не только набрасывает портреты всех детей, но и даёт представление о том, как у каждого из них начинают проявляться, или уже проявились индивидуальные особенности характера.

Самый азартный из них Гриша – «маленький девятилетний мальчик… Он уже учится в приготовительном классе, а потому считается большим и самым умным». Он играет исключительно из-за денег. Его преследует страх, что он может не выиграть, зависть. Выиграв, он с жадностью хватает деньги и прячет их в карман.

Восьмилетнюю Аню «копейки» не интересуют, но она тоже боится, чтобы кто-нибудь не выиграл, так как «счастье в игре для неё вопрос самолюбия».

Её сестра Соня, девочка шести лет, кокетливая, жизнерадостная, добрая и понимающая «играет в лото ради процесса игры» Кто бы ни выиграл, она одинаково рада и хлопает в ладоши.

Алёша, её брат, «пухлый шаровидный карапузик по виду флегма, но в душе порядочная бестия, сел не столько для лото, сколько ради недоразумений, которые неизбежны при игре; ужасно ему приятно, если кто ударит или обругает кого», ещё очень мал: у него «ни корыстолюбия, ни самолюбия».

Кухаркин сын Андрей по натуре мечтателен, к выигрышу он относится безучастно, но зато его интересует, «сколько на том свете цифр и как они не перепутываются»!

В гостиной лежит на диване и скучает ещё и старший брат Вася, ученик V класса. Он не принимает участия в игре. Но рассуждает как серьёзный человек:

«Это возмутительно! – думает он, глядя, как Гриша ощупывает карман, в котором звякают копейки. Разве можно давать детям деньги? И разве можно позволять играть им в азартные игры? Хороша педагогия, нечего сказать. Возмутительно!»

Блистательному стилисту А.П.Чехову достаточно одного речевого средства, чтобы повернуть ход сюжета. Это слово «вкусно». Дети играют «так вкусно, что у Васи появляется охота присоединиться к ним и попытать счастья.

Но вместо копеек, у него рубль, который оказывается препятствием: «Нет, нет, нет…копейку ставь!» - говорят ему дети. «Дураки вы. Ведь рубль, во всяком случае, дороже копейки, - объясняет гимназист.- Кто выиграет, тот мне сдачи даст». Дети не соглашаются. У них свои правила. Опыт взрослых оказывается ни к чему. Конфликт разрешает Соня: «Вася, я за тебя поставлю!» - говорит она и только тем приобщает Васю к весёлой компании.

Не действуют на детей и правила жестокого закона сословного неравенства. Нет здесь принятого среди взрослых разделения общества на социальные группы: за одним столом вместе и дети из обеспеченной семьи, пользующейся услугами няньки и кухарки, и сын той самой кухарки.

Апофеозом детства – счастливой и безмятежной поры является заключительная сцена рассказа. Большая мамина кровать. На ней вповалку спят недавние игроки. «Тут же кстати примостился и кухаркин сын Андрей.» А вокруг «валяются копейки, потерявшие свой смысл впредь до новой игры.»

«Дети и детская душа выходят у господина Чехова поразительно», - писали критики после появления рассказа «Детвора». По настоянию издателя Суворина А.С. Чехов объединяет несколько своих произведений о детях в сборник «Детвора» (1889г.), который получает высокую оценку учителей. По их мнению, книга Чехова вызывает самые хорошие чувства и её следует «горячо рекомендовать для детей всех возрастов». (Б. 4, с.63)

«Мальчики» (1887) Симонова Анастасия

Название рассказа обращает внимание читателя на главных героев: Володю Королёва и его товарища Чечевицына – учеников второго класса гимназии. Судя по всему, им по 12 лет – самый беспокойный мальчишеский возраст.

События происходят накануне Рождества. Друзья приезжают на каникулы погостить, но на самом деле, они, начитавшись романов Майн Рида, собираются бежать в Америку добывать золото, «… у них для дороги всё было уже готово: пистолет, два ножа, сухари, увеличительное стекло для добывания огня, компас и четыре рубля денег».

Но я слишком забежала вперёд. На самом деле пока всё окутано тайной.

Семья Королёвых очень радушная, дружная, открытая. Мать, тётка, отец, сёстры, прислуга Наталья и даже пёс Милорд бесконечно любят своего Володичку и очень рады встрече с ним. Атмосфера любви и взаимопонимания в доме Королёвых окутывают читателя с первых строк.

И всё же что-то пошло не так, как всегда.

И первыми почувствовали это сёстры Володи – Соня и Катя. Вначале они рассматривают володиного одноклассника угрюмого, молчаливого, неулыбчивого молодого человека, который « о чём-то всё время думал и так был занят своими мыслями, что когда его спрашивали о чем-нибудь, то он вздрагивал, встряхивал головой и просил повторить вопрос». Затем они заметили, что и Володя «всегда весёлый и разговорчивый на этот раз вовсе не улыбался и как будто даже не рад был тому, что приехал домой. Пока сидели за чаем, он обратился к сёстрам только раз, да и то с какими-то странными словами».

Вся семья занята изготовлением бахромы для ёлки, а мальчики сели у окна, о чём-то шептались и рассматривали географическую карту.

Комического эффекта в рассказе Чехов добивается, как всегда, через речевые характеристики.

Атмосфера странности и загадочности, которая стала ощущаться в доме Королёвых с приездом мальчиков, обыгрывается писателем репликами Володи о каком-то джине, который пьют в «Калифорнии вместо чаю». А Чечевицын ни с того ни с сего начинает разговор о стаде бизонов, бегущих через пампасы, о мустангах, о москитах и термитах, и о том, что он Монтигомо Ястребиный коготь, вождь непобедимых.

И если старше девочки, боясь показаться глупыми, не задают мальчикам лишних вопросов, то самая маленькая Маша, решительно ничего не понимая, задумывалась, глядя на Чечевицына и говорила то в раздумье, то со вздохом:

- А у нас чечевицу вчера готовили.

- Когда пост, няня говорит, надо кушать горох и чечевицу.

Видимо, так ее детское сознание реагирует на странную фамилию Чечевицын, вносящую какой- то разлад и атмосферу непонимания во взаимоотношения с братом. В конце концов, девочки начали зорко следить за мальчиками, а вечером подкрались к их двери и подслушали разговор, из которого узнали, что мальчикам придется пройти пешком несколько тысяч верст, а по дороге сражаться с тиграми и дикарями, потом добывать золото и слоновую кость, убивать врагов, поступать в морские разбойники, пить джин и в конце концов жениться на красавицах и обрабатывать плантации.

Все готово к побегу, но Володя угрюмо ходит по комнатам и ничего не ест, к вечеру расплакался, долго обнимал отца, мать и сестер. Володя не испугался трудностей, ему стало жалко маму. Нежелание причинить боль другим - импульс настолько сильный, что перед ним блекнет даже такая романтичная затея, как бегство в Америку.

Вроде бы и нет никого явного конфликта в этом рассказе, но вдумчивый читатель всегда поймет мысль А.П.Чехова о том, взрослым надо внимательнее относиться к своим детям – подросткам, в умах которых бродят разные «мыслишки», помогать им разбираться в людях или хотя бы научить их отстаивать свою точку зрения или свой внутренний голос относительно чужого влияния.

Ведь не случайно Антон Павлович обращает наше влияние на то, что отец Володи называет Чечевицына то господином Черепицыным, то господином Чибисовым, показывая, что он явно недооценил этого «господина», которого даже этот случай не научил ничему, потому что, прощаясь с девочками, он не раскаялся, как Володя, не понял, что заставил близких людей страдать, а с суровым и надменным лицом написал в тетрадь Кати в знак памяти:

- Монтигомо Ястребиный Коготь.



«Репетитор» (1887) Сальников Сергей

В рассказе «Репетитор» говорится о том, как гимназист седьмого класса Егор Зиберов проводил занятия со своим учеником Петей Удодовым. Автор с юмором рассказывает об этом. Егор Зиберов вряд ли может быть хорошим репетитором, так как он сам не может решить задачу, которую предложил для решения своему ученику.

Вот он стоит, закуривает папиросу и милостиво падает руку своему ученику. Это ключевая деталь, показывающая высокомерие и самоуверенность семнадцатилетнего юнца.

Сегодня на уроке решает поприсутствовать папаша, отставной губернаторский секретарь Удодов, который постоянно порет сына за невыученные уроки.

Главный композиционный прием рассказа, помогающий раскрыть его смысл, - диалог. Чехов использует также внутренний монолог репетитора, чтобы показать противоречие между тем, что думает, и тем, что говорит новый репетитор, обращаясь к своему ученику. «Зиберов начинает экзаменовать Петю при отце. Пусть глупый отец узнает, как глуп его сын. Гимназист входит в экзаменаторский азарт, ненавидит, презирает, маленького краснощекого тупицу, готов побить его. Ему даже досадно делается, когда мальчуган отвечает впопад, - так опротивел ему этот Петя!»

Не объяснив толком склонения латинских слов, он переходит к арифметике. И вновь внутренний монолог репетитора, уже натравленный на отца Пети: «Мешает, скотина, заниматься», - сидит над душой тут и надзирает. Терпеть не могу контроля..». Читатель видит, как меняется поведение Егора Зиберова в начале, в середине и в конце рассказа. В начале урока он ведет себя самоуверенно, а когда не может решить задачу, он волнуется, краснеет, смущается.

«Странно…», - думает он, ероша волосы и краснея, - «Как же она решается?»

Учитель в замешательстве. «Он заикается, краснеет, бледнеет», ему становится «нестерпимо жутко». Теперь уже Петя ехидно улыбаетс, его отец тоже. А Чехов продолжает развенчивать горе – репетитора: в начале рассказа он был Егором Алексеевичем, Зиберовым, учителем, и наконец, учеником седьмого класса, который еще пуще конфузится, встает и начинает ходить из угла в угол.

А в самом конце от самоуверенного и нагловатого юнца ничего не осталось. Он робко просит заплатить ему за урок.

Я думаю, что после такого урока отец Пети понял, как он был несправедлив к собственному сыну, доверив его будущее сомнительному молодому человеку.



«Событие» (1886 года) Кононов Станислав

«Все мы родом из детства». Я никогда не задумывался над смыслом этой фразы. И лишь после прочтения рассказа А.П.Чехова «Событие», обнаружил, как важно для дальнейшей жизни все, что происходит в жизни ребенка. Название рассказа сразу настраивает читателя на что-то значительное, что свершится сейчас в жизни 4-х летней Нины и 6-тилетнего Вани.

Утро. Дети не в духе. Но стоило маме произнести: «Не забудьте дать кошке молока, у нее теперь котята!» И счастливый пронзительный визг:

- Кошка ощенилась!

Они удивлены, поражены, глаза светятся самой искренней радостью. Не удержался даже автор, который обычно никак не проявляет своей позиции: «В воспитании и в жизни детей домашние животные играют, несомненно, благотворную роль. Мне даже иногда кажется что терпение, верность, всепрощение и искренность, какие присущи нашим тварям, действуют на ум ребенка гораздо сильнее и положительнее, чем «длинные нотации » взрослых.

Обычные занятия и игры детей уходят на задний план, ведь сколько всего нужно сделать: узнать, почему у котят еще не открываются глазки, найти им папу, чтобы следил за их поведением, решить судьбу маленьких пушистых комочков, один из которых обязательно должен остаться при кошке и утешать свою мать …

А как хочется поделиться своей радостью с мамой, папой, няней, дядей Петрушей, найти их сочувствие, разделить удивление новой жизнью.

А вместо этого папа кричит и больно дергает Ваню за ухо:

- Степан, убери эту гадость!

- Нинка, вон из-за стола! Сию же минуту выбрось котят в помойку.

А дядя, которого дети ласково называют Петрушей, отмахивается от их просьб.

А дальше происходит трагедия, которая в мире взрослых не ощущается, а вызывает лишь смех.

Дядина собака Неро съедает котят. Степан со смехом объявляет:

- Барыня, Нера котят съела!

Дети бледнеют и с ужасом смотрят на Степана. А взрослые спокойно сидят «и только удивляются аппетиту громадной собаки. Папа и мама смеются…»

Как часто Чехов выстраивает свои рассказы, противопоставляя душевно черствый и эгоистичный мир взрослых доброму, наивному и незащищенному миру ребенка.

Почему взрослые вначале отмахиваются от детей и их проблем, а потом в подростковом возрасте пытаются «найти ключик» к своему ребенку, добиться взаимопонимания? Но подобные события оставляют глубокие следы в ранимой душе ребенка, заставляют его жить по законам фальшивого мира взрослых.

Получив первые уроки нелюбви, дети выходят из этих ситуаций с потревоженными душами. «И неотразимо прошлое влияние гнетет детей, и искра Божия гаснет в них, и они становятся такими же жалкими, похожими друг на друга мертвецами, как их отцы и матери". (Б. 5, с.45)



«Дома» (1887) Кононов Станислав

Педагогическим и психологическим шедевром Чехова считается этот рассказ.

Прокурор Быковский, узнав, что его семилетний сын Серёжа курит, раздумывает, как с ним поговорить. Внимание писателя сосредоточено на том, как взрослый, разумный человек, искренне желает найти с сыном общий язык: «у тебя лошадки и картинки…Ведь я их не беру? Может быть, я и хотел бы их взять, но… ведь они не мои, а твои!». Что же отвечает Сережа? «Ты, пожалуйста, папа не стесняйся, бери! Это желтенькая собачка, что у тебя, на столе моя, но ведь я ничего.… Пусть себе стоит!». Этому наивному суждению чуждо мышление взрослого, к тому же юриста, обращающегося к закону: «Каждый человек имеет право пользоваться только своим собственным добром».

Отец никак не может убедить сына. «У него свое течение мыслей…, - думает отец. – У него в голове свой мирок, и он по – своему знает, что важно и что не важно. Чтобы овладеть его вниманием и сознанием и сознанием, недостаточно подделаться под его язык, но нужно также уметь и «мыслить на его манер». Однако отцу это не удается.

Евгений Петрович мучительно ищет выход: «Прежде, в мое время, вопросы решались замечательно просто… всякого мальчугана, уличенного в курении, секли». Самого Евгения Петровича, чтобы он не курил, мать «задабривала деньгами и конфетами». Но сейчас эти средства «ничтожны и безнравственны». Вспоминая дни учебы в гимназии и двух – трех исключенных из – за курения гимназистов, «их последующую жизнь», прокурор не может признать, что «наказание очень часто приносит гораздо больше зла, чем само преступление». И для самого Чехова эта мысль не является случайно.

Из ежедневных наблюдений за сыном отец понял, что у детей свой взгляд на мир. Взрослому он может показаться просто ненормальным. «Он находил возможным и разумным рисовать людей выше домов, передавать карандашом, кроме предметов, и свои ощущения. Так, звуки оркестра он изображал в виде сферических, дымчатых пятен, свист – в виде спиральной нити.… В его понятии звук тесно соприкасался с формой и цветом, так что, раскрашивая буквы, он всякий раз неизменно звук Л красил в желтый цвет, М – в красный, А – в черный …», в художественной натуре Сережи скрывается разгадка того неожиданно сильного впечатления, которое произвела на него сказка о царевиче, погибшем от курения.

Пока отец – прокурор рассчитывал на повиновение сына своему законному родительскому требованию, он чувствовал, что эффекта не добился. Пропетое «че – естное слово!» звучало, увы, неубедительно. Но, когда, восхищенный рассказом о прекрасном дворце и саде с разноцветными птицами и стеклянными колокольчиками на деревьях, Сережа узнал, что из – за курения погибли и царевич, и его старый отец, и все царство со всеми птицами и колокольчиками, он пообещал дрогнувшим голосом: «Никогда больше не буду курить».

Почему Сережу, безучастного к назиданиям («курить вредно») тронула, взволновала, заставила задуматься сказка? Почему истина лучше познается детьми в образном, художественном виде?



«Злой мальчик» (1883 г.) Симононова Анастасия

Этот рассказ относится к ранним произведениям Чехова, где образы детей очерчиваются эпизодически.

Чехов – юморист обыгрывает ситуацию любящих, но нерешительных молодых людей. Возможно, И.И.Лапкин еще не готов к серьезным отношениям, а может, ищет подходящего случая, объясняясь А.С.Заблицкой в перерывах между поклевками рыбы. Наконец, ситуация найдена, и вдруг … их застает целующимися младший брат Анны Семеновны гимназист Коля, который грозится все рассказать об этом мамаше.

Сюжет рассказа движет шантаж Коли, который, получив рубль за молчание, и другие обещанные вещи начинает наблюдать за ними и не оставляет их в покое весь июнь ни на минуту, мечтая, когда ему подарят наручные часы.

«Как мал, и уже такой подлец! Что же из него дальше будет?!» - скрежетал зубами Лапкин.

Кульминационным моментом композиции является объявление о помолвке за обедом. Наконец-то, Коля лишается своих проказ, а влюбленные приобретает права на официальные встречи и поцелуи. После кульминации, действия рассказа решительно идут к развязке. Последним эпизодом является справедливые наказания злого мальчика.

Итак, в чем же смысл этого рассказа? Думаю, что в этом произведении Чехов показывает, как чистой, незамутненной детской души коснулась плесень взрослой жизни в образе вымогательства и приспособленчества к своим детским нуждам. Автор заставляет задуматься над противоестественностью, которая делает из ребенка доносчика, а из влюбленных – преступников.

Лишённые детства

Анализ-эссе рассказов «Ванька», «Устрицы», «Спать хочется»

Комаринская Кристина

Рассказы А.П. Чехова коротки, но за их краткостью и кажущейся простотой кроется глубокий смысл. Автор не заслоняет образы персонажей собственными рассуждениями, при этом образ получается живой и индивидуальный.

А.П. Чехов в своих рассказах «Ванька», «Устрицы», «Спать хочется» поднимает проблему, связанную с положением детей в непростом мире социального неравенства. При этом в основу рассказов он ставит не общие проблемы, не судьбы героев, а описывает небольшую сценку, бытовую ситуацию. Даже сами названия рассказов адресуют нас к конкретному месту, герою, событию. Но при этом А.П. Чехов проявляет свое мастерство в умении показать большое через малое.

В его рассказах за смешными моментами выступает горькое, даже трагическое, ещё больше обострённое тем, что героями этих произведений являются дети, оставшиеся без родителей («Ванька»), или же живущие с родителями, которые не имеют средств к существованию («Устрицы», «Спать хочется»), вынужденные с ранних лет работать, изнывающие от голода, недосыпа, постоянных побоев и унижений со стороны хозяев. Это дети, лишённые детства.

Так в рассказе «Ванька» говорится о девятилетнем мальчике, который боялся своих хозяев, поэтому и писал письмо дедушке в тот момент, когда они ушли. При этом он постоянно оглядывался на тёмные окна, проверяя, не идёт ли кто.

У Ваньки остался один дедушка, которого он очень любил. Самого дедушку он представлял как «юркого, подвижного старикашку», «с вечно смеющимся лицом и пьяными глазами». Но дедушке, очевидно, безразлична судьба внука, он довольствовался тем, что ему в данный момент хорошо и спокойно. За полгода он ни разу не навестил Ваньку.

Таким образом, мы видим, что всего одна фраза: «с вечно смеющимся лицом и пьяными глазами» в чеховском кратком рассказе может сказать о человеке многое.

Когда мать Ваньки умерла, хозяева отправили его в ученье к сапожнику Аляхину, где он больше прислуживал, чем учился. В доме его прежних хозяев не было так тяжело, его даже барышня Ольга Ивановна «кормила леденцами и от нечего делать выучила его читать, писать, считать до ста и даже танцевать кадриль». А у Аляхина его часто били, заставляли прислуживать по хозяйству. Причём командовали Ванькой не только свои господа, но и подмастерья: «Подмастерья надо мной насмехаются, посылают в кабак за водкой и велят красть у хозяев огурцы».

В этом рассказе, казалось бы, есть смешные моменты, например, когда Ванька с детской непосредственностью пишет деду, как хозяйка велела ему очистить селёдку и за то, что он начал с хвоста, «она взяла селёдку и ейной мордой начала его в харю тыкать», но это смех сквозь слёзы, потому что ситуация связана с побоями девятилетнего мальчика, причём кроме селёдки хозяева бьют его чем попадя: «выволок за волосы на двор и отчесал шпандырем», «колодкой по голове ударил, так, что упал и насилу очухался». А смех вызывается только тем, что А.П.Чехов использует простонародные слова, такие как «ейной мордой», «в харю тыкать», «сами трескают».

Такое ужасное отношение взрослых к ребёнку вызывает шок, причём все эти побои совсем не за серьёзные провинности: «качал ребёнка в люльке и по нечаянности заснул», «начал чистить селёдку с хвоста»… Мальчик недосыпает, недоедает, постоянно плачет.

И всё же самое трагичное то, что письмо до дедушки так и не дойдёт. Никто этого мальчугана так и не услышит, и лучше ему не будет. Ванька засыпает с приятным, радостным чувством, в надежде, что дед приедет к нему и поддержит.

Но он не один такой несчастный, и проблема здесь не конкретно в его ситуации, а в том, что равнодушие и очерствение душ поразило общество в целом.

И социальное неравенство затронуло не только взаимоотношения между взрослыми, от этого страдают и дети.

Подобная ситуация в рассказе «Устрицы», где герой, маленький мальчик (восьми лет и трех месяцев), болен неизвестной болезнью, «которой нет в медицинских учебниках», и эта болезнь - голод. Место всех событий многолюдная московская улица, где тротуаре под дождем стоит этот мальчик, у которого уже от своей болезни» подгибаются ноги, слова становятся поперек горла, голова бессильно склоняется на бок…». Наступает чувство беспомощности и ненужности, а у читателей жалости к маленькому ребенку.

Может быть, он и не страдал от голода, если бы его отец нашел работу или хотя бы убил свое самолюбие и гордость, которые мешали ему просить милостыню. Отец не хотел выглядеть бедным и всячески скрывал это: «боясь, чтобы люди не увидели, что он носит калоши на босу ногу, натянул на голени старые голенища», он стыдился своей бедности, но мальчик любит его таким, какой он есть, несмотря на то, что он «суетный человек», «бедный, глуповатый чудак».

В этом рассказе показана жестокость взрослых по отношению к ребёнку, они с удивлением смотрят и смеются, видя, как он возится с устрицами, хотя могли бы пожалеть его и накормить нормальной едой, а не экзотическим животным, или просто дать денег.

Казалось бы, здесь тоже показана смешная ситуация, когда оголодавший мальчик налетает на устрицы с такой жадностью, что начинает их есть вместе с раковинами, вызывая этим любопытство и смех образовавшейся толпы. В действительности всё выглядит очень трагично, вызывает жалость и сострадание к ребёнку и чувство отвращения к взрослым, для которых данная ситуация является будничным явлением.

Неизвестно, что будет с мльчиком в дальнейшем, ведь он может погибнуть. Это и добавляет трагизма данной истории. Многие дети страдают от голода, умирают и редко кому улыбается удача.

Взрослые часто ставят ребенка в условия, когда само физическое существование для него становится невыносимым и в его душе происходят страшные, непоправимые перемены – он просто перестает быть ребенком, как Варька в рассказе «Спать хочется».

В одном лице прислуга, горничная, прачка и нянька, эта тринадцатилетняя девочка не выдерживает тяжести бессонных ночей…

Чеховская миниатюра, вместила в себя всю неизбывность человеческого страдания. Высокую оценку рассказу дал Л.Н. Толстой, называя Чехова «Пушкиным в прозе», «несравненным художником», «художником жизни» (Б.8,с.54), так как писателю удалось в столь сжатой художественной форме раскрыть психологическую драму малолетней служанки, доведенной вынужденной бессонницей до изнеможения и отчаяния…

Этот маленький шедевр великого стилиста опирается на ключевые слова – глагол спать и его синоним, и предложение Спать хочется. Глагол спать служит и композиционной рамкой рассказа: «Ночь. Варька… качает колыбель… Ребенок плачет… А Варьке хочется спать. Глаза ее слипаются…»

Мне кажется, что Чехову удалось нарисовать и зрительную (длинные тени от белья, висящего на веревке, мигание лампадки, и «тени оживают и приходят в движение»), и звуковую картину дремы изнеможенной от бессонницы девочки (в печке кричит сверчок, в соседней комнате похрапывают хозяин и подмастерье Афанасий, колыбель жалобно скрипит, Варька мурлычет…)

Детский крик и плач раздается на протяжении всего рассказа, начиная со второго абзаца!

Предложение Спать хочется с эмоциональным усилием повторяется в середине рассказа, когда девочка засыпает второй раз: «Глядя на них, Варьке страстно хочется спать…»

И через несколько абзацев снова (но уже с измененным порядком слов): «А спать хочется по – прежнему, ужасно хочется…»

Эта же фраза, только видоизмененная, появляется дважды, днем: «Она рада. Когда бегаешь, спать уже не так хочется, как в сидячем положении», «Бывают минуты, когда хочется, ни на что не глядя, повалиться на пол и спать…»

Своеобразным рефреном звучит глагол спать в двух последних абзацах: «Убить ребенка спать, спать, спать…»

А в заключительном предложении звучит перифраз: «…она смеется от радости, что ей можно спать».

«Задушив ребенка, она быстро ложится на пол и смеется от радости, что можно спать, и через минуту спит уже крепко, как мертвая.»

Диким смехом Варьки в момент совершаемого ею убийства Чехов, возводит нас к мысли об истинных виновниках искалеченной жизни девочки.

Так «детская» тема рассказа оборачивается совсем не детской проблемой - о судьбе личности в обществе, основном на социальной несправедливости .



Духовное завещание А.П.Чехова

Мир взрослых чаще всего очерчен привычками «окостенелого сознания», зачастую стереотипен и лишен той гибкости «первоузнавания», которая есть у ребенка. «В момент утраты личностью детскости исчезает и способность к развитию» (Б.2,с.149). Чехов неоднократно наблюдал, как « тяжесть быта» при отсутствии внутреннего сопротивления человека, целиком замещает мир духовный.

Именно поэтому писатель, стремясь показать какую-нибудь новую грань мира, нередко использует для этого взгляд своих героев-детей, даря взрослому читать радость «первоузнавания». Данный прием, несомненно, заимствован им у Л.Н. Толстого.

Вопросы воспитания детей глубоко волновали Чехова. Во многих рассказах он рассказывает свои воззрения на современное воспитание, порицание родителей, учителей, репетиторов, взрослых людей, безразличных к детским интересам, особенностям психики. Дети у Чехова – выразители высоких принципов морали, человечности, противостоящих установившимся шаблонам житейского поведения, обывательским предрассудкам. Ситуации, лежащие в основе повествования, позволяют писателю не только раскрыть с достаточной полнотой реальностью характер ребенка, но и показать социальные условия, формирующие этот характер, а, следовательно, поставить перед читателем важные педагогические проблемы.

Огромное количество «маленьких» чеховских рассказов, в которых живут и действуют почти 8 тысяч персонажей – это по выражению исследователя М.П. Громова – реалистичная система, созданная Чеховым, который нашел способ воссоздания неустроенной, быстро меняющейся действительности – способ слияния тысячи элементарных отражений в единое повествование со сквозным сюжетом. Этот сюжет – жизнь, идущая от начала к развитию и завершению; жизнь огромного множества всех положений и возрастов, во всем психологическом пространстве чеховского мира.

Завязка сюжета – рассказы о детях. Перечитывая их, можно проследить всю историю человеческого детства – от первых шагов двухлетнего Гриши, с его наивными представлениями и вопросами, до каторжного труда, неволи и голода (« Спать хочется», «Ванька», «Устрицы»).

По мысли литературоведа М. Громова, в рассказах о детях намечен и один из главных конфликтов основного чеховского сюжета – конфликт «отцов» и «детей». «Детские» рассказы нельзя отделять от «взрослых», потому что дети в мире Чехова повзрослеют и, повзрослев, не перестают быть детьми своих постаревших отцов. Отцы и дети у Чехова - звенья семьи, звенья рода, связанные между собой глубокими связями, скрытыми от посторонних глаз.

Прошлое у Чехова пестует и нянчит настоящее, внушает ему сознанию ответственности и неоплатного долга перед собою; прошлое дает настоящему свою веру, свои привычки, свой способ жизни; оно навязывает ему своих идолов и свои догмы – словом, прошлое формирует будущее по образу и подобию.

Это – одна из граней футляра, в который попадает человек.

Чехов говорил, что писатель не судья, а лишь беспристрастный свидетель жизни. Между тем собственный, личный взгляд Чехова на конфликт отцов и детей выражен совершенно ясно: «Только ту молодость можно признать здоровою, которая не мирится со старыми порядками и глупо или умно борется с ними. Так хочет природа, и на этом зиждется прогресс». (Б.3,с.127)

Кроме того рассказы Чехова о детях, лишенных детства («Ванька», «Спать хочется») с предельной остротой ставили вопрос о справедливости социального неравенства, об ответственности общества перед самым молодым его поколением.

Все выше изложенное, дает нам основание утверждать, что «детская тема» в рассказах Чехова больше адресована вдумчивому взрослому читателю, а не ребенку. Ведь все мы родом из детства, и ответственность за будущее ребенка несут прежде всего родители и взрослые, которые оказываются рядом.



Библиография.

1. Айхенвальд Ю.И. Силуэты русских писателей. – М.: Республика, 1994

2. Алексеева О.В. А.П.Чехов / Книга для учащихся под ред. А.В.Терновского, М.: Просвещение, 1987

3. Громов М.П. Книга о Чехове. – М.: Современник, 1989

4. Кулешов В.И. Жизнь и творчество А.П.Чехова. – М.: Детская литература,1985

5. Мальчики: Рассказы/Послесловие М.Гордина – Л.: Детская литература, 1980

6. Полоцкая Э.А. Пути чеховских героев. – М.: Просвещение, 1983

7. Чудаков А.П. Антон Павлович Чехов. – М.: Просвещение, 1987

8. Чуковский К.И. О Чехове. – М.: Художественная литература, 1967

Интернет-ресурсы:


  1. http://chehov/ niv/ ru/ chehov/text/ rasskazy.htm

  2. http://arhives.narod.ru/Chekhov.htm

  3. http://ru.wikipedia.org/wiki/Chehov.htm

  4. http://www.serann.ru/t/t345.htm

  5. http://www.pereplet/text/emec05mar02.htm






ФИО

Функции

Объект исследования

























1

Бражникова Анастасия

иллюстрация

Рассказ «Ванька»

2

Комаринская Кристина

Эссе

иллюстрация



«Ванька», «Устрицы», «Спать хочется»

«Спать хочется»



3

Кононов Станислав

Эссе

Иллюстрации

Компьютерная презентация


«Дома», «Событие»

Рисунки в соавторстве с художницей Т. Шишмаревой



4

Кочнев Владислав

эссе

«Гриша»

5

Мостовая Наталья

Иллюстрации

Оформление проекта



«Дома», «Репетитор»

6

Сальников Сергей

эссе

«Репетитор»

7

Сигодина Екатерина

Иллюстрация

Оформление проекта



«Дома»

8

Симонова Анастасия

Эссе

Иллюстрация

Оформление проекта


«Мальчики», «Злой мальчик»

«Злой мальчик»



9

Ульянова Елизавета

Эссе

Иллюстрация

Оформление проекта


«Детвора»

«Репетитор»




скачать файл



Смотрите также:
«юность, наука, культура»
415.21kb.
Учебно-методический комплекс по дисциплине культурология
2640.1kb.
Бестужев-Лада И. В. Культура, контр-культура, антикультура // На пороге хх1 в.: образование и культура. М.,1996
16.27kb.
«Юность», №32, март апрель 2008 года Печатный орган
127.27kb.
Физиология – наука, изучающая функции целостного организма, отдельных клеток, органов и их систем
258.19kb.
Аббевильская (шелльская, древнеашёльская) культура археологическая культура раннего (древнего) палеолита (приблизительно 1500-300 тыс лет назад) на территории Европы, Африки, Южной и Юго-Западной Азии
8.85kb.
Рабочий план специализации «Культура Германии» специальности 031401 «Культурология»
209.2kb.
Конспект лекций для переводчиков. Лекция основные особенности фонетического строя английского языка в сопоставлении с русским
117.76kb.
Культура Китая восходит к очень глубокой древности и отличается не только богатством своих материальных и духовных ценностей, но и огромной жизнестойкостью
59.49kb.
1 Детство и юность 4 2 Карьерный рост 6
204.23kb.
С. А. Ивлев Мировая художественная культура Тематическое планирование
1077.87kb.
Проект «Память поколений» Л. С. Майорова
68.11kb.