Домашнее насилие в сша статистика

На странице подготовлен материал на тему: "Домашнее насилие в сша статистика" с подробным описанием от профессионалов для людей. Если возникнут дополнительные вопросы, обращайтесь к дежурному консультанту.

Маразм крепчал. В России «обнаружили» 16 миллионов избитых мужьями женщин

Каждая пятая женщина подвергается физическому насилию в России, главным образом это происходит в семье от рук близких людей — мужчин, 7 августа сообщила в своей статье «„Любить“ и „бить“ — не рифма» журналистка Росбалта Анжела Новосельцева со ссылкой на отчет «Репродуктивное здоровье населения России — 2011».

Резюме данного отчета было опубликовано Росстатом при финансовой поддержке Фонда ООН в области народонаселения (ЮНФПА) совместно с Центром США по контролю и профилактике заболеваний.

Таким образом, с учетом общего числа проживающих в России женщин — 78,7 млн (данные Росстата на январь 2018 года), исходя из приведенных Росбалтом данных, в России обретается порядка 16 миллионов избитых домочадцами-мужчинами жен, бабушек, мам, дочерей, вплоть до новорожденных детей женского пола!

Приведя такие цифры и рассказав об «одном из самых массовых феминистских мероприятий», прошедших в поддержку сестер Хачатурян в Петербурге 4 августа, журналистка Росбалта посетовала на декриминализацию домашнего насилия в России (так называемый закон о шлепках 2017 года), сообщив, что по этой причине уже «через год количество жалоб на насилие в семье выросло втрое».

Вот так, «втрое» — без каких-либо отсылок, обосновывающих данную цифру.

Далее журналистка ожидаемо подводит к необходимости введения в УК РФ нового вида преступления — «семейно-бытового насилия» (СБН) — и скорейшего принятия пресловутого закона о его «профилактике». Собственно, именно с такой целью и выходили на митинг феминистки.

Отметим, редакция ИА Красная Весна не первый месяц наблюдает мощную пропагандистскую кампанию, развернутую антисемейным лобби на тему домашнего насилия.

Целый ряд наших коллег–журналистов, к сожалению, ловят эмоциональную волну, не разбираясь в источниках — какие данные действительно официальные (и где их берут), а какие представлены «женскими организациями», в том числе работающими на иностранном финансировании.

Упомянутая статья — не исключение.

Чтобы расставить точки над «i», редакция ИА Красная Весна сделала собственный информзапрос в Росстат и получила ответ, а также обратилась к эксперту по семейной политике Александру Коваленину с просьбой прокомментировать по пунктам тезисы публикации Росбалта. Приводим комментарий эксперта без изменений:

1. Журналистка «Росбалта» опирается на «последнюю официальную статистику домашнего насилия в России — отчет Росстата о репродуктивном здоровье за 2011 год». Неужели «Росбалт» думает, что МВД с 2011 года перестало заниматься статистикой? Зайдите на сайт Росстата, там данные МВД о преступности публикуются ежегодно, в том числе с выделением строк «от члена семьи» и даже «от рук супруга»!

2. И тут же: «О случаях физического насилия сообщила каждая пятая респондентка». Во-первых, это не «официальная статистика», а социологический опрос, хотя и выполненный двумя ведомствами по заказу ЮНФПА — организации, занимающейся «охраной репродуктивного здоровья в целях устойчивого развития» (читай — ограничением рождаемости).

По результатам этого опроса говорится, что от своего мужа или сожителя «вербальному (то есть словесному, — прим. ИА Красная Весна) насилию подвергались в своей жизни более трети российских женщин (38%). О случаях физического насилия сообщала каждая пятая (20%)».

То есть даже не за год, а за всю жизнь!

Иными словами, опрос установил, что 62% российских женщин от своего спутника ни разу в жизни не слышали ни одного грубого слова, а 80% — ни разу за всю жизнь ни от одного из мужей и сожителей не испытали даже толчка или удара! И при этом, конечно, не говорится (это не было целью исследования), как часто сами женщины ругают и бьют своих партнеров.

Но на этой цифре — каждая пятая! — видимо, и основана широко распространяемая феминистками цифра: 16 миллионов женщин в год, испытавших насилие. Видно, что пропагандисты не утруждают себя раздумьем: берут общее число женщин, включая грудных девочек, и делят на пять! И еще исправляют «хотя бы раз в жизни» на «ежегодно»!

В то время как по официальной статистике, всего от насильственных преступлений в 2018 году было 12 516 женщин, потерпевших (а не погибших!) от мужей. Искажение — в 10 554 раза! (ответ Росстата на редакционный запрос от 5.8.2019 есть в редакции, — прим. ИА Красная Весна).

Правда, дальше выясняется, что «насилием» фемсообщество и ЮНФПА называют вовсе не то, что учитывает официальная статистика, а всякую «некомфортность» семейной жизни — как это и прописано в документах феминисток.

Например, муж настаивает на том, чтобы всегда знать, где они [женщины] находятся; муж предпочитает, чтобы при принятии решений последнее слово всегда оставалось за ним; мужья сердятся, если они [опрашиваемые респондентки] разговаривают с другим мужчиной и так далее.

4. Журналистка «Росбалта» далее пишет, что якобы после декриминализации домашнего насилия в 2017 году «через год после нововведений количество жалоб на насилие в семье выросло втрое». И якобы «сегодня бытовые побои в России — не преступление, максимальное наказание — административный штраф».

Но статистика, озвученная представителем МВД в ОП РФ, показала, что общее количество привлеченных возросло, но как раз — за счет административных дел. А число насильственных преступлений упало, и самое главное — на 18% упало число тяжких и особо тяжких. То есть, декриминализация легкого насилия дала положительный эффект для тяжелых.

5. Далее журналистка Новосельцева агитирует за какой-то закон, который назовет насилием все виды семейных неприятностей и по каждой из них заставит полицию выгонять партнера из дома или комфортно устраивать недовольную заявительницу…

Сочинить такой закон, чтобы он отвечал здравому смыслу, но одновременно защищал только настоящую жертву, но без разбирательства, кто виноват? Защищал бы только женщин? И при этом, не допускал бы злоупотреблений в виде оговора от конкурента или соперницы? «Сочинить» такой закон крайне трудно, я думаю — невозможно.

Подобный «проект» вносили в Госдуму в 1997 году, потом сами же инициаторы его отозвали. Потом вносили в 2016 году, он не дошел даже до первого чтения. Теперь Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) снова настаивает на таких же мерах. Постановление ЕСПЧ по делу Валерии Володиной мы подробно разбирали — оно недобросовестно и противоречит основам права.

Читайте так же:  Раздел совместно нажитого имущества кредит

В двух словах — ЕСПЧ выступил не как судебный орган, а как орган международного феминизма.

Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко после решения ЕСПЧ действительно дала поручение разобраться, но итог разбирательства отнюдь не предрешен.

Никто не сомневается в том, что нужно продумать меры, чтобы полиция не бездействовала, когда это необходимо. Независимо от того, кто совершает насилие — мужчина или женщина.

Но много ли найдется готовых принимать для этого странные предложения феминисток?

Подытоживая, Александр Коваленин подчеркнул, что у него вызывает недоумение предоставление трибуны откровенному феминизму в его самом карикатурном виде — прямо в центре Петербурга, с лозунгом «сама не виновата», с грязным пропагандистским приёмом «нарисованного насилия».

Ведь речь идет о такой чувствительной и важной не только для каждого гражданина России, но и самого государства теме, как семья и внутрисемейные отношения.

Напомним, как ранее писало ИА Красная Весна, утверждение российского антисемейного лобби (среди которых — «правозащитницы» Алена Попова, Мари Давтян, Анна Ривина и другие), что женщины в нашей стране якобы остро нуждаются в дополнительном законотворчестве для защиты от «домашнего насилия» не соответствует действительности.

Российских граждан, в том числе и женщин, от преступных посягательств как в семье, так и от посторонних лиц защищают порядка 40 действующих на территории нашей страны статей Уголовного кодекса (УК РФ) и не менее трех норм КоАП.

Домашнее насилие в США исчисляется миллионами жертв — МИД РФ

Насилие в семьях США зашкаливает за 12 миллионов мужчин и женщин, пострадавших от партнеров, заявил представитель МИД России 20 сентября с трибуны ОБСЕ, сообщает ИА Красная Весна.

В ходе сессии, посвященной борьбе с дискриминацией женщин и защите их от насилия, представитель российского внешнеполитического ведомства выразил глубокую озабоченность в связи с уровнем домашнего насилия в США:

«По статистике общественных организаций в этой стране, в США, более 12 миллионов женшин и мужчин страдает от насилия со стороны партнеров. Почти 30% женщин стали жертвами изнасилований, физического насилия или преследований со стороны партнеров».

Как подчеркнул докладчик, подобная ситуация характерна не только для коренных американцев. Насилию подвергаются и эмигранты.

«По регулярно поступающей информции со стороны международных и национальных неправительственных организаций, на южной границе США большое количество женщин сталкиваются с издевательствами со стороны пограничников, с прямым насилием, с неприемлемыми или унижающими достоинство условиями содержания, включая разлуку с детьми».

Отметим, Закон о насилии против женщин Violence Against Women Act (VAWA) принят в США в 1994 году. Закон предусматривает уголовную ответственность за эмоциональное, словесное, психологическое, экономическое и моральное насилие.

Отметим также, Россию многократно призывают подписать и ратифицировать так называемую Стамбульскую конвенцию — международное соглашение Совета Европы против насилия в отношении женщин и насилия в семье, открытую для подписания с 11 мая 2011 года в Стамбуле. В настоящее время к конвенции присоединилось 34 страны. США не подписывали данный документ. Несмотря на название, конвенция определяет законодательные меры, которые должны быть предприняты подписавшими для защиты от дискриминации и притеснения по гендерному признаку.

В ряде стран, в том числе и тех, которые подписали и ратифицировали Стамбульскую конвенцию, попытки введения гендерного подхода вызывают нарастающее противодействие со стороны общественных объединений, борющихся за традиционные семейные ценности.

«В Америке у сестер Хачатурян был бы выбор». Как работает закон о домашнем насилии в США

Оксана написала в социальных сетях пост о том, почему так важно принять специальный закон о домашнем насилии, мы поговорили о том, почему насилие со стороны члена семьи отличается от нападения «хулигана с улицы».

«А я ушла от своего Васи без проблем»

– Зачем нужен отдельный закон о домашнем насилии? Почему бы не воспользоваться теми, что уже есть?

Оксана Лекселл. Фото: Facebook

– Домашнее насилие отличается от насилия хулигана (чужого человека) на улице. В ситуации домашнего насилия жертва подвергается насилию со стороны близкого человека (мужа, жены, родителей), с которым жертву связывает общая территория, общие финансовые обязательства, общие дети и т.д. Заявить в полицию на чужого человека – логично и не составляет никакого труда, в том числе и психологических проблем, насильник должен ответить по закону за свои действия. В ситуации домашнего насилия существуют барьеры в виде финансовой зависимости: «Куда уйти с тремя детьми, если муж-абьюзер зарабатывает деньги и я завишу от него?» Или: «Я беременна: куда я уйду от отца своего ребенка? На какие деньги я буду жить».

Многие жертвы находятся в тяжелейшем психологическом диссонансе: вчера этот человек носил меня на руках и клялся в любви, а сегодня он этими же руками избил меня до потери сознания? Что происходит? Почему так происходит? Дело, наверное, во мне, ведь его обожают друзья на работе. Кто мне вообще поверит?

Дело в том, что абьюз, как правило, никогда не начинается с физической расправы. Жертва абьюза сначала долго прорабатывается психологически: «Ты дура, неряха, кому ты еще, кроме меня, будешь нужна, ты не в состоянии заработать сама нормальные деньги» и т.д. Признать, что человек, которого ты любишь – преступник, намного труднее, чем признать таковым чужого хулигана с улицы, с которым не было прошлых отношений в любви и согласии. Сделать такое признание на фоне постоянной психологической обработки, унижений и оскорблений – еще труднее, потому что начинаешь верить в то, что тебе внушают изо дня в день.

Заявить в полицию на человека, которого любишь, отца твоих детей, иногда бывает психологически непосильной задачей для жертвы, а тем временем ее жизнь и жизнь ее детей подвергается опасности.

Закон о домашнем насилии подразумевает спасение жизни жертвы. В этом его главная задача. Если жертва забирает заявление (а это происходит довольно часто), то государство продолжает судить насильника, чтобы предотвратить самое страшное: смерть.

Но ведь жертва насилия может просто уйти от тирана?

– Есть много причин, по которым уйти от абьюзера сложно. Ни в коем случае нельзя навязывать свой опыт: «А я ушла от своего Васи без проблем». У каждой жертвы своя страшная история, и нельзя заниматься сравнениями и осуждением, если ты не «прошел милю в туфлях этого человека» (walk a mile in my shoes – говорят в таких случаях американцы). Помните знаменитую американскую рок-звезду Тину Тёрнер? Она прожила с мужем, который издевался над ней, около 20 лет, прежде чем приняла решение о том, чтобы уйти от него. Это с ее-то материальными возможностями и именем!

Читайте так же:  Смена фамилии после расторжения брака

– Почему жертвы домашнего насилия чаще всего – женщины? Откуда взялось отношение «женщина – знай свое место»?

– Отношение к женщине «знай свое место» сложилось во всем мире, не только в России. Так сложилось исторически, что мужчина всегда был главой семьи, основным добытчиком денежных средств. Женщина – традиционно хранительница домашнего очага. Ситуация давно изменилась. Женщины стали экономически независимы. Общество со своими, столетиями сложившимися традициями за этими изменениями не всегда успевает.

Необходимость закона о домашнем насилии назрела давно, и мне кажется важным отметить, что закон этот работает симметрично и по отношению к женщинам, и по отношению к мужчинам, совершающим насилие над партнером, ведь мужчина тоже может стать жертвой насилия.

Очень важный момент: закон о домашнем насилии, кроме того, что он нацелен на спасение жизни жертв насилия, нацелен на помощь обеим сторонам в умении разруливать конфликты без применения физического или психологического насилия.

Терапия для оффендеров (обидчик, оскорбитель – прим. ред.) как раз преследует такую цель: помочь человеку, не умеющему разрешать конфликты цивилизованными способами. Терапия, хоть и является частью процесса наказания, не является наказанием, а выступает возможностью дать оффендеру новые навыки на будущее и тем самым предотвратить возможную трагедию в будущем.

Не умеет без мордобоя – научат

– Как работает закон о домашнем насилии в США?

– Если жертва насилия (а в 97% случаев это – женщины) обращается в полицию, полиция прибывает на дом в течение нескольких минут. Никаких там «да сами разбирайтесь», «милые бранятся – только тешатся». Полиция специально обучена динамике отношений в ситуациях домашнего насилия и относится к подобным звонкам очень серьезно.

Полиция осматривает жертву на предмет признаков физического абьюза: синяки, кровоподтеки и т.п. Квартиру – на предмет разрушений, проломленных кулаком стен и т. п.

Если находит, абьюзера арестовывают и заключают на 24 часа. За эти 24 часа происходит слушание в суде в присутствии судьи. Даже если жертва забрала заявление – абьюзера продолжает судить штат. Эта поправка вышла к закону как раз с учетом того, что многие жертвы насилия по самым разным причинам забирают заявление обратно.

Фото с сайта palmbeachfloridacriminallawyer.com

Обычно на первый раз абьюзер получает предупреждение и обязан пройти 26 сессий терапии: один час по разу в неделю, то есть это продолжается в течение полугода. За терапию оффендер платит из своего кармана.

В каждом штате есть свои вариации, но у нас в Иллинойсе именно так.

Терапевт каждый месяц пишет отчет по «успехам» абьюзера для суда. Потому что через 26 недель суд рассматривает, что делать с абьюзером дальше. Если он упорствует и настаивает, что «это она меня довела» – иди в тюрьму. Если осознал: иди на волю, но попадешься второй раз – иди в тюрьму.

Терапия абьюзеров обычно проходит в групповом сеттинге, в группе не больше 12 человек.

Формат: не наказывающий, а обучающий, дискуссионный и ни разу не унижающий или высмеивающий.

К абьюзерам и оффендерам относятся так, как хотят, чтобы они относились к своим партнерам, ставшими жертвами их насилия. Специально обученные сертифицированные терапевты моделируют для оффендеров эффективное поведение в ситуациях конфликта. Людей, разрешающих конфликты исключительно через мордобой и психологическое насилие, учат новым способам разрешения конфликтов.

Комната для терапии оборудована так, что в случае чего терапевт нажимает кнопку и через пять секунд в комнате появляется вооруженный до зубов отряд полиции. И участники терапии об этом знают. Так же они знают и видят направленные на них видеокамеры.

Такую работу обычно проводят только аккредитованные судом агентства, у которых есть все необходимое оборудование для безопасности терапевтов и самих участников групп.

Я предвижу белые пальто с комментариями: «Ах, как примитивно, это же для быдла и тех дур, которые за быдло замуж выходят».

Как терапевт, который провел несколько лет в комнате с сигнализацией, поспешу сказать: я имела честь познакомиться с оффендерами, которые были лучшими представителями богатых северных пригородов Чикаго: врачами, юристами, риелторами и людьми других «интеллигентных» профессий.

У меня был клиент, который угрожал жене сделать во сне укол, от которого она никогда не проснется, если она хоть одному человеку расскажет, что он ее систематически избивает. Муж ее был очень уважаемым врачом. Жена и не заявляла на него: заявил гинеколог жены, когда она пришла к нему на прием и он увидел следы насилия на теле. Врач тут же позвонил в полицию, конечно, потому что в Америке врачи, психологи и учителя являются mandated reporter (уполномоченный докладчик – прим. ред.): они обязаны сообщать властям о признаках любого абьюза. Это часть их договора со штатом, который выдает лицензию на практику.

Огромное количество оффендеров – эмигранты, выходцы из других стран, в которых не было подобных законов и отсюда – чувство полнейшей безнаказанности. Очень много выходцев из бывшего Союза, Польши, Югославии, Мексики и ряда африканских стран. У половины – высшее образование, почти у всех – безупречная репутация на работе.

Я уверена, что об отце сестер Хачатурян тоже многие отзывались как об уважаемом человеке.

Как-то один полицейский, с которым я тесно сотрудничала, признался мне, что самые «огнеупоротые» оффендеры – это русскоязычные выходцы из бывшего Союза.

– Приезжаешь такого арестовывать, а он тебе: «Ф*к ю и ф*к твою страну. Кто вы мне такие, чтобы диктовать, что мне делать в моем собственном доме!» – рассказывал полицейский.

Кроме обязательного курса терапии, оффендерам запрещено жить в своем доме, пока не закончится срок наказания. Если жертва оформляет order of protection (охранный ордер – прим. ред.), в котором прописано, что она не хочет получать телефонные звонки или письма от своего абьюзера, не хочет, чтобы он подходил к ней на расстояние ближе 20 метров, значит, он обязан выполнять все условия, прописанные в order of protection.

Все аресты, защитные ордера, обвинения заносятся в criminal record (досье – прим. ред.) оффендера, а это влияет на нахождение работы, на получение гражданства, карьеру и т.д.

В США у сестер Хачатурян был бы выбор

Закон о домашнем насилии – это комплексный подход к проблеме домашнего насилия. В нем участвуют полиция, система судов, психологи, социальные работники, сотрудники приютов для жертв насилия и т.д. Все эти люди проходят специальные тренинги и специально обучаются, чтобы знать, как себя вести в том числе и в самых опасных для жизни ситуациях.

Читайте так же:  Как проходит лишение родительских прав отца

После введения закона в 80-е годы в США количество погибших женщин от рук своих мужей и бойфрендов упало с 10 тысяч до 1,5 тысяч в год (на 300 млн населения). Для сравнения – в России на сегодняшний день эта цифра просто чудовищна: 14 тысяч женщин в год (на 140 млн населения).

Сталкивалась со многими судебными процессами в Америке, когда жертва насилия превышала уровень самообороны и доходило до убийства абьюзера. Защита в таких делах часто использует как раз закон о домашнем насилии.

Если жертва докажет, что над ней систематически свершалось насилие, которое довело ее до убийства, таких подсудимых полностью оправдывают.

Судьба сестер Хачатурян – это результат именно того, что в стране отсутствует закон о домашнем насилии. Я прожила 30 лет на Украине и вот уже 22 года живу в США. Я вижу большую разницу в том, как защищена женщина в Штатах и как беззащитна она в странах бывшего Союза в контексте домашнего насилия. В Америке у сестер Хачатурян было бы намного больше вариантов выбора. У меня нет в этом никаких сомнений.

Закон о домашнем насилии симметричен. Женщина-абьюзер несет такую же ответственность, что и мужчина. Мужчина тоже может стать жертвой насилия. Просто по статистике количество женщин-жертв значительно выше.

Закон о домашнем насилии в США. Как это работает

Если жертва насилия (а в 97% случаев это женщины) обращается в полицию, полиция прибывает на дом в течение нескольких минут. Никаких там «да сами разбирайтесь», «милые бранятся — только тешатся». Полиция специально обучена динамике отношений в ситуациях домашнего насилия и относится к подобным звонкам очень серьёзно.

Полиция осматривает жертву на предмет признаков физического абьюза: синяки, кровоподтеки Квартиру — на предмет разрушений, проломленных кулаком стен

Если находит, абьюзера арестовывают и помещают на 24 часа в тюрьму. За эти 24 часа происходит слушание в суде в присутствии судьи. Даже если жертва забрала заявление, абьюзера продолжает судить штат. Эта поправка вышла к закону, учитывая, что многие жертвы насилия по самым разным причинам забирают заявление обратно.

Обычно на первый раз абьюзер получает предупреждение и обязан пройти 26 сессий терапии: один час по разу в неделю, то есть это продолжается в течение полугода. За терапию правонарушитель платит из своего кармана. В каждом штате есть свои вариации, но у нас в Иллинойсе именно так. Согласно иллинойскому протоколу исполнения Закона о домашнем насилии.

Терапевт каждый месяц пишет отчет по «успехам» абьюзера для суда. Потому что через 26 недель суд рассматривает, что делать с абьюзером дальше. Если упёрся рогом и настаивает, что «это она меня довела» — иди в тюрьму. Если осознал — иди на волю, но попадёшься второй раз — иди в тюрьму.

Терапия абьюзеров обычно проходит в группе не больше 12 человек. Формат не наказывающий, а обучающий, дискуссионный и ни разу не унижающий или высмеивающий.

К насильникам и обидчикам относятся так, как хотят, чтобы они относились к своим партнерам, ставшими жертвами их насилия. Специально обученные сертифицированные терапевты моделируют для них эффективное поведение в ситуациях конфликта.

Людей, разрешающих конфликты исключительно через мордобой и психологическое насилие, учат новым способам разрешения конфликтов.

Комната для терапии оборудована так, что в случае чего терапевт нажимает кнопку и через пять секунд в комнате появляется вооружённый до зубов отряд полиции. И участники терапии об этом знают. Так же они знают и видят направленные на них видеокамеры.

Такую работу обычно проводят только аккредитованные судом агентства, у которых есть всё необходимое оборудование для безопасности терапевтов и самих участников групп.

Видео (кликните для воспроизведения).

Я предвижу белые пальто с комментариями «ах, как примитивно, это же для быдла и тех дур, которые за быдло замуж выходят».

Как терапевт, который провел несколько лет в комнате с сигнализацией, поспешу сказать: я имела честь познакомиться с домашними насильниками, которые были лучшими представителями богатых северных пригородов Чикаго: врачами, юристами, риелторами и другими «интеллигентными» профессиями. У меня был клиент, который угрожал жене сделать во сне укол, от которого она никогда не проснётся, если она «хоть одному человеку пиз… ет, что он ее систематически избивает» — конец цитаты. Муж ее был очень уважаемым врачом. Жена и не заявляла на него: заявил гинеколог жены, когда она пришла к нему на приём и он увидел следы насилия на теле.

Врач тут же позвонил в полицию, конечно, потому что в Америке представители профессий врача, психолога и учителя являются mandated reporter: они обязаны сообщать властям о признаках любого абьюза.

Это часть их договора со штатом, который выдаёт лицензию на практику.

Огромное количество правонарушителей были эмигрантами, выходцами из других стран, в которых не было подобных законов, и отсюда — чувство полнейшей безнаказанности. Очень много выходцев из бывшего Союза, Польши, Югославии, Мексики и ряда африканских стран. У половины — высшее образование, почти у всех — безупречная репутация на работе.

Я уверена, что про отца сестер Хачатурян тоже многие отзывались как об уважаемом человеке.

Как-то один полицейский, с которым я тесно сотрудничала, признался мне, что самые огнеупоротые нарушители закона — это русскоязычные выходцы из бывшего Союза.

— Приезжаешь такого арестовывать, а он тебе: фак ю, и фак твою страну. Кто вы мне такие, чтобы диктовать, что мне делать в моем собственном доме! -рассказывал полицейский.

Кроме обязательного курса терапии, насильникам запрещено жить в своем доме, пока не закончится срок наказания. Если жертва оформляет запретительный приказ, в котором прописано, что она не хочет получать телефонные звонки или имейлы от своего абьюзера, не хочет, чтобы он подходил к ней на расстояние 20 метров, значит он обязан выполнять любые условия, прописанные в запретительном приказе.

Все аресты, защитные ордера, обвинения заносятся в криминальную историю нарушителя, а это влияет на нахождение работы, на получение гражданства, карьеру

Закон о домашнем насилии — это комплексный подход к проблеме домашнего насилия. В нем участвуют полиция, система судов, психологи, социальные работники, сотрудники приютов для жертв насилия Все эти люди проходят специальные тренинги и специально обучаются, чтобы знать, как себя вести в том числе и в самых опасных для жизни ситуациях.

Читайте так же:  Как подать на развод брака

После введения закона в 80-е годы в США количество погибших женщин от рук своих мужей и бойфрендов сократилось с 10 тысяч до 1.5 тысяч в год (на 300 млн. населения). Для сравнения в России на сегодняшний день эта цифра просто чудовищна: 14 тысяч женщин в год (на 140 млн. населения).

Сталкивалась со многими судебными процессами в Америке, когда жертва насилия превышала уровень самообороны и доводила дело до убийства своего абьюзера. Защита в таких делах часто использует как раз закон о домашнем насилии.

Если жертва докажет, что над ней систематически свершалось насилие, которое довело ее до убийства, таких подсудимых полностью оправдывают.

Судьба сестер Хачатурян- это результат именно того, что в стране отсутствует закон о домашнем насилии. Я прожила 30 лет в Украине и вот уже 22 года живу в США. Я вижу большую разницу в том, как защищена женщина в Штатах и как беззащитна она в странах бывшего Союза в контексте домашнего насилия. В Америке у сестер Хачатурян было бы намного больше вариантов выбора. У меня нет в этом никаких сомнений.

Закон о домашнем насилии симметричен. Женщина-абьюзер несет ту же ответственность, что и мужчина. Мужчина тоже может стать жертвой насилия, хотя по статистике количество женщин — жертв значительно выше.

Домашнее насилие в США

Домашнее насилие в США представляет серьезную проблему. По данным Национальной коалиции против домашнего насилия, каждый год около 1,3 миллиона женщин получают травмы от рукоприкладства мужей или бойфрендов (по данным за 2011 год). А организации по защите женщин отмечают, что потребность в помощи увеличивается в трудные для экономики времена. Ситуация усугубляется тем, что одновременно сокращаются бюджеты государственных учреждений, оказывающих помощь пострадавшим.

Согласно определению словаря «Merriam-Webster», насилие в семье это «причинение телесных повреждений одним из проживающих вместе людей другому; также — повторное или стабильное возникновение таких ситуаций».

В соответствии с американским законодательством, существует семь основных факторов, квалифицирующих насильственное поведение со стороны интимного партнера.

1.Формы насильственного принуждения:

а) Попытки насильственного принуждения супруги(а) покинуть место совместного проживания.

б) Попытки насильственного подталкивания супруги(а) к суициду.

в) Лишение супруги(а) средств, обеспечивающих материальное существование.

г) Попытки, принуждающие супругу(а) отказаться от показаний данных ей(им) полиции либо другим органам власти.

д) Действия, содержащие угрозу жизни и здоровью супруги(а)

2. Формы угроз и запугивания:

а) Слова или действия, смысл которых подразумевает физическую расправу.

б) Угрозы с использованием предметов оружия или предметов устрашения.

в) Уничтожение или повреждение предметов собственности, принадлежащих супруге(у).

3. Формы эмоционально-психологического давления:

а) Частое употребление слов или выражений, унижающих достоинство супруги(а), вызывающих в ней ( в нём) реакции вины, обиды и подавленности.

б) Словесные попытки представить супругу(а) неполноценным, зависимым и недостойным человеком.

4.Формы насильственной изоляции:

а) Попытки не допустить самостоятельности действий, взглядов, разговоров и интересов супруги(а).

б) Попытки контролировать круг общения, места посещения супруги(а).

5. Формы насильственного давления с привлечением детей:

а) Попытки запретить супруге(у) контактировать с детьми.

б) Действия, ставящие под сомнение отношения супруги(а) и детей.

в) Привлечение детей для участия и разжигания конфликтных ситуаций.

г) Действия, унижающие супругу(а) в присутствии детей.

д) Угрозы лишения супруги(а) родительских прав.

6. Формы властного подавления:

а) Отношение к супруге(у) как к подчинённому, обязанному исполнять волю “хозяина”.

б) Самостоятельное принятие решений по семейным вопросам и пренебрежение мнением супруги(а).

7. Формы финансового подавления:

а) Единоличный контроль над общими финансовыми сбережениями.

б) Попытки запрещения или принуждения супруги(а) работать вопреки её(его) воле.

в) Укрытие от супруги(а) информации о совместном финансовом положении.

г) Присвоение собственности, принадлежащей супруге(у).

Вот некоторые статистические факты, касающиеся домашнего насилия:

1. Одна из четырех женщин в США хотя бы раз оказывалась жертвой домашнего насилия в течение своей жизни.

2. Одна из пяти женщин подвергалась сексуальному насилию со стороны своего интимного партнера.

3. Каждый год, более 3 миллионов детей в США становятся свидетелями домашнего насилия в своих домах.

4. Дети, которые живут в семьях, где имеет место домашнее насилие, довольно часто также страдают от жестокого обращения.

5. Более 60% случаев домашнего насилия происходит в жилых домах.

6. По данным американского Министерства жилищного строительства и городского развития, насилие в семье является третьей из ведущих причин бездомности среди семей.

7. Последствия домашнего насилия обходиться американскому правительству более чем в 37 миллиардов долларов в год, из-за привлечения правоохранительных органов, различной правовой работы, медицинского и психического лечения потерпевших, и потери производительности на предприятиях жертвами такого насилия.

Существенным фактом также является то, что о большинстве случаев домашнего насилия попросту не сообщается. Стоит также отметить, что и мужчины нередко являются жертвами домашнего насилия.

В «рамках» этой проблемы, отдельным столпом в США стоит другая, – более узкая проблема – жестокое обращение с детьми. Каждый год в США делается более 3 миллионов сообщений о жестоком обращении с детьми с участием более 6 миллионов детей (отчет может включать в себя несколько детей). Согласно статистическим данным по этой проблеме, Соединенные Штаты имеют один из худших показателей среди развитых стран — в результате жестокого обращения ежедневно умирают в среднем от четырех до семи детей.

1. Сообщения о жестоком обращении с детьми поступают каждые 10 секунд.

2. Приблизительно 70% детей, которые умирают от домашнего насилия — моложе 4 лет.

3. Предполагаемые ежегодные убытки от жестокого обращения с детьми в Соединенных Штатах по данным на 2008 год составили 124 миллиарда долларов.

Следует признать, что власти предпринимают попытки по снижению количества случаев домашнего насилия в стране. В США работает множество некоммерческих организаций, деятельность которых направлена на помощь жертвам домашнего насилия и предотвращение возникновения таких ситуаций.

Например, для женщин в Нью-Йорке действует телефонная горячая линия 1-800-621-HOPE. Она работает 24 часа в сутки, а диспетчеры говорят на десяти разных языках (включая русский). Звонки принимают опытнейшие психологи, которые не стремятся поскорее избавиться от человека. Их главная задача – выслушать женщину и дать совет. Кроме невероятно популярной телефонной линии 1-800-621-HOPE, в Нью-Йорке существует программа Alternative to Shelter (Альтернатива временному приюту, который также в некоем роде является решением проблемы). Курирует программу Управление по распределению ресурсов (Human Resources Administration – HRA), а конкретно – Отдел по борьбе с домашним насилием (Office of Domestic Violence). Суть этой инициативы заключается в том, чтобы запретить обидчику приближаться к дому (квартире), где он совместно проживал со своей жертвой. Alternative to Shelter не стоит путать с Ордером на защиту (Order of Protection), который выписывается судьями. HRA работает быстрее, и надёжнее (так, по крайней мере, считают участники программы).

Читайте так же:  Сон про похищение ребенка

Домашнее насилие в США: факты и статистика

  • Антон Степанов
  • August 10, 2019

Главное

35,6% американских женщин и 28,5% американских мужчин сообщают о случаях изнасилования, физического насилия и / или преследования со стороны интимного партнера в течение жизни. (источник)

Порядка двадцати человек в минуту подвергаются физическому насилию со стороны интимного партнера в Соединенных Штатах. В общей сложности в течение года это составляет более десяти миллионов женщин и мужчин. (источник)

На насилие со стороны интимного партнера приходится 15% всех насильственных преступлений. (источник)

В пятнадцати американских штатах более 40% всех убийств женщин связаны с насилием со стороны интимного партнера. (источник)

85% жертв домашнего насилия – женщины, 15% – мужчины. (источник)

Женщины с ограниченными возможностями на 40% чаще становятся жертвами насилия со стороны интимного партнера, чем женщины без инвалидности. (источник)

2 из 5 мужчин-геев или бисексуалов в течение своей жизни будут испытывать насилие со стороны интимного партнера. (источник)

Приблизительно 63% бездомных женщин подвергались насилию, когда жили в семье. (источник)

28% семей остались без крова из-за домашнего насилия. (источник)

Почти половина всех женщин и мужчин в США будут испытывать психологическую агрессию со стороны интимного партнера в течение жизни. (источник)

Photo by Sydney Sims on Unsplash

Ежегодно около пяти миллионов американских детей подвергаются насилию в семье.
Такие дети чаще совершают попытки самоубийства, злоупотребляют наркотиками и алкоголем, убегают из дома, занимаются подростковой проституцией и совершают преступления, связанные с сексуальным насилием. (источник)

50% тех, кто издевается над своими партнерами, также оскорбляют своих детей. (источник)

Мужчины, которые подвергались бытовому насилию в детстве, в 3-4 раза чаще совершают насилие по отношению к своему интимному партнеру, чем те, кто нет. (источник)

Только 1 из 3 человек, получивший травмы во время инцидента с насилием в семье, когда-либо получал медицинскую помощь в связи с с этим (источник)

О большинстве случаев бытового насилия полиция никогда не сообщается. (источник)

Мужчины, ставшие жертвами домашнего насилия, значительно реже, чем женщины, сообщают о своей ситуации в полицию. (источник)

Если вы или кто-либо из ваших знакомых стал жертвой насилия в семье, позвоните в Национальную горячую линию помощи жертвам домашнего насилия по телефону 1-800-799−7233 или посетите веб-сайт,на котором можно получить помощь в режиме онлайн 24/7.

В МВД назвали число пострадавших от домашнего насилия женщин

За период с января по сентябрь 2019 года в России совершено 15 381 преступление в отношении женщин в сфере семейно-бытовых отношений. Об этом РБК сообщили в МВД России. За весь период 2018 года эти показатели составили 21 390 преступлений.

По данным ВОЗ, каждая третья женщина в мире на протяжении жизни подвергается физическому или сексуальному насилию со стороны партнера либо сексуальному насилию со стороны другого лица.

Как сообщила РБК директор центра «Насилию.нет» Анна Ривина, женщины обращаются в полицию в среднем на седьмой раз избиений. «В нашей стране полиции не доверяют, туда идут, когда уже нет никаких возможностей. Около 70% пострадавших от насилия обращаются за помощью к некоммерческому сектору и не идут в полицию, не веря, что помощь получат», — сказала она.

По мнению Ривиной, часто первые случаи физического насилия происходят, когда женщина находится в положении и уходит в декрет. «Она становится более уязвимой, более зависимой. Из-за детей сложнее уйти: негде жить, не на что кормить. При попытках уйти дети являются механизмом для манипуляции и шантажа. Детей крадут, настраивают против матери», — добавила она.

С ней согласна директор женского кризисного центра «Китеж» Алена Садикова. «Многие говорили, что первое насилие началось, когда женщины были беременны или появился грудной ребенок. Мужчины думают: «Ну, куда ты с подводной лодки денешься, куда пойдешь с ребенком». Поэтому начинают диктовать свои условия», — сообщила она.

Садикова отметила, что дети, растущие в ситуации домашнего насилия, сами начинают проявлять агрессию по отношению к матерям. «У нас [в центре «Китеж»] была двухлетняя девочка, которая била маму. Она говорила: «Я буду как папа». Дети начинают не только бить, но и разговаривать свысока, даже маленькие. Копируют отцовскую манеру. Когда становятся старше, иногда могут уйти из дома, совершают попытки суицида, могут начать употреблять психоактивные вещества», — поделилась Садикова.

Правозащитница и создатель сети взаимопомощи для женщин #ТыНеОдна Алена Попова заявила РБК, что есть тенденция к увеличению случаев домашнего насилия в России. «После декриминализации побоев насильники понимают, что это не преступление, а правонарушение. Если жертва подает заявление, то на нее давит социум, особенно в регионах: «А как же дети, ты повлияешь плохо на детей», — рассказала она. По ее словам, существует разница в количестве обращений в кризисные центры между Москвой и регионами: в регионах люди реже обращаются за помощью.

Директор центра «Китеж» Алена Садикова упомянула, что финансовое благополучие не исключает вероятность домашнего насилия. «И врачи были насильниками, и менеджеры — люди, которые делают это не потому, что они выпивают, а потому что разрешают себе это делать. Богатые люди иногда хотят иметь живую игрушку — личность, которая полностью подчинена», — заключила она.

25 ноября в мире по инициативе ООН отмечается Международный день по борьбе с насилием против женщин. По данным ООН, в 2018 году в мире были убиты 87 000 женщин, 58% из них — от рук партнеров или членов семьи. Согласно информации ООН, домашнее насилие — такая же серьезная причина смерти и инвалидности среди женщин репродуктивного возраста, как рак, и наносит больший ущерб здоровью, чем ДТП и малярия вместе взятые.

Видео (кликните для воспроизведения).

В середине октября Совет по правам человека подготовил законопроект, в котором планируется закрепить понятие «семейно-бытовое насилие» и типы защиты от него. Позднее в законопроект добавили понятие «преследование», а также предложили запретить общественным организациям обращаться в правоохранительные органы без согласия жертвы. Авторы законопроекта получали угрозы на электронную почту и в соцсетях.

Источники

Домашнее насилие в сша статистика
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here