Гражданско правовые аспекты международного похищения детей

На странице подготовлен материал на тему: "Гражданско правовые аспекты международного похищения детей" с подробным описанием от профессионалов для людей. Если возникнут дополнительные вопросы, обращайтесь к дежурному консультанту.

Конвенция о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей (Гаага, 25 октября 1980 г.)

Конвенция
о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей
(Гаага, 25 октября 1980 г.)

ГАРАНТ:

См. Методические рекомендации касательно применения адвокатами настоящей конвенции

См. статус настоящей Конвенции

Государства — участники настоящей Конвенции,

твердо убежденные в том, что интересы детей являются проблемой первостепенного значения в вопросах, касающихся опеки над ними,

желая защитить детей в международном масштабе от вредных последствий их незаконного перемещения или удержания и установить процедуры, обеспечивающие их незамедлительное возвращение в государство их постоянного проживания, а также обеспечить защиту прав доступа,

решили с этой целью заключить Конвенцию и согласились о следующих положениях:

Совершено в Гааге 25 октября 1980 года на английском и французском языках, причем оба текста имеют одинаковую силу, в одном экземпляре, который сдается на хранение в архив Правительства Королевства Нидерландов, его заверенная копия направляется по дипломатическим каналам каждому государству, являющемуся членом Гаагской конференции по международному частному праву на дату ее четырнадцатой сессии.

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Конвенция о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей (Гаага, 25 октября 1980 г.)

Конвенция вступила в силу 1 декабря 1983 г.

Конвенция вступила в силу для Российской Федерации 1 октября 2011 г.

Российская Федерация присоединилась к настоящей Конвенции Федеральным законом от 31 мая 2011 г. N 102-ФЗ с оговоркой

См. статус настоящей Конвенции

Текст Конвенции опубликован в Собрании законодательства Российской Федерации от 19 декабря 2011 г. N 51 ст. 7452, в Бюллетене международных договоров, январь 2013 г., N 1

http://base.garant.ru/2556180/

Обзор практики рассмотрения судами дел о возвращении ребенка на основании Конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей от 25 октября 1980 года (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 18 декабря 2019 г.)

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

© ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 2020. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания «Гарант» и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ.

Все права на материалы сайта ГАРАНТ.РУ принадлежат ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС». Полное или частичное воспроизведение материалов возможно только по письменному разрешению правообладателя. Правила использования портала.

Портал ГАРАНТ.РУ зарегистрирован в качестве сетевого издания Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзором), Эл № ФС77-58365 от 18 июня 2014 года.

ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 119234, г. Москва, ул. Ленинские горы, д. 1, стр. 77, [email protected]

8-800-200-88-88
(бесплатный междугородный звонок)

Редакция: +7 (495) 647-62-38 (доб. 3145), [email protected]

Отдел рекламы: +7 (495) 647-62-38 (доб. 3136), [email protected] Реклама на портале. Медиакит

Если вы заметили опечатку в тексте,
выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

http://www.garant.ru/hotlaw/federal/1310448/

Международное похищение детей. Конвенция о международном похищении детей.

Первостепенным при расторжении международных браков остается вопрос, в какой стране и с кем из супругов будут проживать дети после развода, как и где будет общаться с детьми родитель, проживающий отдельно. Ведь в большинстве случаев один из разведенных супругов остается у себя дома, а другой возвращается на родину, при этом, как правило, дети следуют судьбе их матери.

К сожалению, в конфликтных ситуациях дети превращаются в инструмент шантажа и угроз в руках спорящих родителей. Когда аргументы заканчиваются, в ход идут приемы «на грани закона и беззакония», а порой дело доходит до откровенного похищения детей.

Что же подразумевает под собой термин «международное похищение детей»?

Адвокаты нашего бюро чаще всего сталкиваются с незаконным вывозом ребенка из государства его постоянного проживания, и удержанием ребенка в другой стране вопреки воле другого родителя.

Ведь угроза остаться без ребенка заставляет родителей совершать незаконные с точки зрения международного семейного правапоступки.

Так, мать – гражданка РФ, вывозит детей в Российскую Федерацию без согласия супруга – иностранца,и отказывается вернуть детей на родину их отца. В свою очередь, отец – гражданин иностранного государства обращается в полицию или в органы ювенальной юстиции своего государства с заявлением о похищении ребенка.

Сложность ситуации заключается в том, что законы различных государств, регулирующие семейные отношения, и в частности ,вопросы опеки над детьми, общения с ними, могут быть различны. Т.е. в определенных случаях могут возникать коллизии (противоречия) между правовыми нормами двух государств, регулирующими одну жизненную ситуацию.

Для правового регулирования вопросов международного похищения детей 25 октября 1980 года в Гааге странами – участниками была заключена Конвенция о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей.

Российская Федерация, как и большинство цивилизованных государств, является участником данной Конвенции. Исполнение ее условий для России стало обязательным с 01 октября 2011 года.

После ратификации Конвенции, Российская Федерация ввела в национальное законодательство нормы, регулирующие порядок обращения иностранных граждан с заявлениями о похищении детей.

Согласно этим правилам граждане иностранных государств, полагающие, что их дети незаконно перемещены и удерживаются в РФ, могут напрямую обратиться в российский суд с заявлением о похищении детей.

Такое заявление рассматривает компетентный суд Российской Федерации с некоторыми специфическими особенностями, обусловленными участием в процессе иностранных граждан и особым предметом самого спора, касающегося судьбы ребенка.

Ввиду этого, к участию в деле привлекаются органы опеки и прокурор, которые обязаны представить в суд соответствующее заключение.

При рассмотрении таких дел, прежде всего, суд квалифицирует законность или незаконность действий одного из родителей, вывезших ребенка в другое государство без согласия другого родителя.

Статья 3 Конвенции определяет, в каких случаях считать перемещение ребенка и его удержание незаконными.

Такие перемещение и удержание рассматриваются как незаконные,

а) если они осуществляются с нарушением прав опеки, которыми были наделены какое-либо лицо, учреждение или иная организация, совместно или индивидуально, в соответствии с законодательством государства, в котором ребенок постоянно проживал до его перемещения или удержания; и

  1. b) во время перемещения или удержания эти права эффективно осуществлялись, совместно или индивидуально, или осуществлялись бы, если бы не произошло перемещение или удержание.
Читайте так же:  Практика верховного суда раздел имущества

Значимым, но не предопределяющим моментом при вынесении судебного решения о возврате ребенка в государство постоянного проживания или отказе в возврате, является установление судебным органом, где ребенок преимущественно проживал и где находился центр его личных жизненных интересов до незаконных перемещения или удержания.

Чем грозит матери (отцу) незаконный вывоз детей из страны постоянного проживания в РФ и(или) их неправомерное удержание, и что делать, если родитель ребенка-иностранец обратился в суд с заявлением о возвращении ребенка?

Если перемещение и (или) удержание суд сочтет незаконными, то правила, содержащиеся в ст. 11, 12 Конвенции, обязывают российский суд вынести предписание о возвращении ребенка, а если с момента перемещения в РФ прошло менее года, то данное требование носит практически безусловный характер.

В таком случае, родитель, незаконно вывезший ребенка в РФ, обязан в порядке, предписанном в судебном решении, вернуть ребенка в страну постоянного проживания. Сам по себе возврат ребенка не прекращает прав опеки родителя, совершившего неправомерный с точки зрения закона поступок. Однако в большинстве государств такие действия родителя расцениваются как грубое нарушение основ семейного законодательства и интересов ребенка, и влекут за собой прекращение прав опеки в судебном порядке. Ведь в большинстве случаев, после несанкционированного вывоза ребенка, ущемленный в правах родитель обращается с заявлением в судебные и правоохранительные органы, и добивается лишения опеки или родительских прав другого родителя.

Простое прочтение правил Конвенции о международно-правовых аспектах похищения детей, без профессионального, юридического анализа их значения, приводит наших сограждан, покинувших чужбину со своим ребенком, в трепет. Ведь фактически нормы Конвенции предписывают российскому суду безоговорочно вернуть ребенка в страну постоянного проживания.

Но, все ли так безнадежно?

Наши адвокаты – специалисты по международному семейному праву считают, что постоянное место жительства ребенка за рубежом – это не единственный фактор, на основании которого суд должен сделать вывод о незаконности перемещения и удержания ребенка в РФ, и вынести безоговорочное предписание о возврате ребенка в страну постоянного проживания.

Например, в статье 13Конвенции перечислены основания, по которым суд может отказать в удовлетворении требования о возврате ребенка.

Указанные основания носят общий характер, в связи с чем, суд в каждом конкретном случае определяет юридически значимые обстоятельства, относящиеся к личности ребенка, и, с учетом его интересов, выносит решение либо о возврате ребенка в государство постоянного проживания, либо отказывает в удовлетворении заявления иностранного гражданина, и ребенок остается в РФ.

Большое значение при разрешении споров о незаконном перемещении и удержании детей имеет работа адвоката, его умение и опыт определить юридически значимые обстоятельства, нуждающиеся в доказывании в процессе судебного разбирательства, и обозначить круг доказательств, необходимых для представления в суд.

Определение таких обстоятельств в каждом конкретном деле, своевременный сбор и подача документов в суд, рассматривающий дело, в опровержение доводов лица, требующего возврата ребенка, предопределяет положительный результат дела для защищающейся стороны в споре.

Каждая ситуация с вывозом ребенка из страны постоянного проживания в РФ индивидуальна, и готового юридического рецепта, как выиграть судебное дело о возврате ребенка, не существует. Во многом это предопределено различием норм семейного права, регулирующих права опеки над ребенком, в странах – участницах Конвенции.

Наши адвокаты могут дать исчерпывающие рекомендации, которые помогут в будущем избежать сложных юридических проблем с возвращением ребенка в РФ для постоянного проживания.

Во-первых, при рождении ребенка на территории иностранного государства следует дать ему российское гражданство, даже если ребенок уже является иностранным подданным. Это можно сделать в консульстве РФ в любой стране.

Во-вторых, при перемещении ребенка в РФ на постоянное место жительства необходимо в кратчайшие сроки обратиться к компетентным адвокатам, для совершения ряда юридических шагов, позволяющих в дальнейшем защитить ваши интересы и интересы вашего ребенка.

Какие именно это будут шаги перечислить невозможно, поскольку характер действий зависит от национального законодательства государства, откуда вывезен ребенок, оценки конкретной ситуации, включающей изучение множества факторов, влияющих на дальнейшее ее развитие.

Как минимум, это безотлагательные действия по установлению в судебном порядке опеки над ребенком в РФ. Однако, здесь надо учитывать, что ответчиком в российском суде будет выступать иностранный гражданин, и необходимо соблюсти все юридические тонкости международного права, касающиеся уведомления иностранного гражданина, а также учитывать возможность подачи родителем-иностранцем международного запроса о возврате ребенка через МинобрнаукиРФ, назначенное центральным органом по Конвенции о международном похищении детей, что влечет за собой ряд процессуальных тонкостей рассмотрения дела об опеке над ребенком.

Не стоит доверяться в таких делах юристам или адвокатам, не знакомых с юридическими особенностями рассмотрения дел с участием иностранных граждан, и не сталкивавшихся с практикой рассмотрения дел о международном похищении детей.

Необходимо помнить, что юридическая сила судебных актов носит необратимый характер в 99% случаях, и правовые ошибки могут носить фатальный характер.

Кроме того, игнорирование правил международного права в российских судах при рассмотрении семейных споров влечет безусловный отказ в признании (экзекватуре) таких решений за рубежом.

Как подать международный запрос о возвращении ребенка в РФ из иностранного государства?

На практике встречаются случаи вывоза детей из России в другое государство отцом – иностранцем, и отказ вернуть их матери (отцу) в РФ.

Правом на возврат незаконно вывезенного из РФ ребенка обладают и российские граждане, дети которых перемещены и удерживаются в иностранном государстве, участвующем в Конвенции о международном похищении детей.

Процедуры подачи заявления о международном похищении детей в государствах-участниках Конвенции отличаются,и регламентируются национальными законодательствами этих государств.

Безусловно, разобраться в тонкостях процедуры подачи запроса о возврате ребенка, может только адвокат, специализирующийся на семейном международном праве.

Однако и этого не достаточно для эффективности процедуры по возвращению ребенка в РФ.Необходима поддержка и сопровождение процедуры внутри самого государства, куда незаконно перемещен ребенок.

Именно поэтому наше Адвокатское бюро сотрудничает с более чем двадцатью партнерскими офисами разных стран для обеспечения оптимального и своевременного результата процедуры возвращения незаконно перемещенного и удерживаемого в другом государстве ребенка.

Для получения подробной квалифицированной консультации наших адвокатов по международному семейному праву Вы можете позвонить по тел.: + 7 495 514 41-28; +7 916 289 27-93.

Читайте так же:  Первый взнос материнским капиталом

http://advocat-gribkov.ru/service/mezhdunarodnoe-pohishhenie-detej-konventsiya-o-mezhdunarodnom-pohishhenii-detej/

Новое в блогах

О гражданско-правовых аспектах международного похищения детей

В нашей стране проходит бурная дискуссия о возможности для России присоединения к Гаагской конвенции 1980 г. «О гражданско-правовых аспектах международного похищения детей», основной вопрос которой остается актуальным и открытым. 13 мая 2011 года большинство депутатов Государственной Думы проголосовало за присоединение к конвенции.

Похищение людей сегодня является серьезной проблемой для многих стран мира, в том числе и для России. Особенностью таких преступлений является их повышенная общественная опасность и высокая латентность. Однако конвенция «О гражданско-правовых аспектах международного похищения детей» содержит ряд положений, прежде всего правового характера, вызывающих серьезные сомнения в возможности и правомерности присоединения к ней.

В первую очередь существенным недостатком конвенции, по нашему мнению, можно назвать некоторую не ясность «сферы действия конвенции». В ст. 3 вводится понятие «права попечительства над ребенком» (в другом переводе, который также встречается — «права опеки над ребенком»). При этом само понятие не раскрывается.

Ст. 5 анализируемого документа не существенно разъясняет это понятие, указывая лишь, что «»права попечительства» включают права, относящиеся к заботе какого-либо лица в отношении ребенка, и в частности, право определять место жительства ребенка». В связи с эти возникает вопрос: что имеется в виду под этим понятием?

Видео (кликните для воспроизведения).

В Российской Федерации законодательно закреплено понятие опеки и попечительства (ст.145 Семейного кодекса РФ), которые устанавливаются над детьми, оставшимися без попечения родителей, в целях их содержания, воспитания и образования, а также для защиты их прав и интересов. При этом опека устанавливается над детьми, не достигшими возраста четырнадцати лет, попечительство — над детьми в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет.

Буквальное понимание Конвенции свидетельствует, что в этом случае в круг защищаемых конвенцией лиц не попадают родители, что представляется не законным, поскольку согласно ст.38 Конституции РФ «Материнство и детство, семья находятся под защитой государства. Забота о детях, их воспитание — равное право и обязанность родителей». То есть в Российской Федерации приоритетное право заботы и воспитания детей принадлежит родителям, в связи с чем, и защита прав родителей должна быть поставлена на первое место, в том числе и в международных договорах. В случае если данное понятие является результатом неправильного перевода, то необходимо исправить эту ошибку, в противном случае в таком виде, без уточнения одного из основных понятий данного международного правового акта, он не соответствует Конституции РФ, а, следовательно, не подлежит принятию нашей страной и применению.

Необходимо учитывать и тот важный факт, что Конвенция не ограничивается сферой урегулирования споров между бывшими супругами, родителями или иными лицами, имеющими права попечительства, права опеки или права доступа к ребенку. В Конвенции сказано лишь, что она применяется при нарушении «права попечительства над ребенком, принадлежащие какому-либо лицу, учреждению или иному органу, коллективному или индивидуальному, в соответствии с законодательством государства, в котором ребенок постоянно проживал до его перемещения или захвата» (п. «а», ст. 3), но не упомянуто о том, кем могут быть нарушены перечисленные права. Таким образом, вследствие отсутствия прямого указания лиц, нарушающих права попечительства над ребенком, похитителем может быть любое лицо, в том числе, не имеющее никакого отношения к конкретной семье и ребёнку, не имеющее никаких прав воспитывать ребенка, заботиться о нём, а также прав доступа к нему.

В свете этого весьма серьезные сомнения вызывает положение ст. 12 Конвенции, в которой говорится о возможности невозвращения ребенка в страну его постоянного проживания, если имеются доказательства того, что «ребенок уже вполне прижился в новой среде».

Этот тезис представляется спорным, потому что может провоцировать со стороны преступников (здесь речь идет не только о родителях, которые оспаривают право совместного проживания с ребенком) намеренное создание таких обстоятельств, которые не позволят обнаружить ребенка в течение года с момента его похищения, создавая искусственную возможность привыкания ребенка к новым людям, к «новой среде». А после того, как ребенок «вполне прижился в новой среде», преступники уже на вполне законных основаниях смогут требовать от судебных и административных инстанций своей страны отказать в выдаче распоряжения о возвращении ребенка в страну его постоянного проживания.

Соглашение с этим положением для России представляется не возможным, поскольку будет означать отказ от конституционного принципа обеспечения государственной поддержки семьи, материнства, отцовства и детства (ч. 2 ст. 7 Конституции РФ). Указанное в Конвенции решение проблемы противоречит и семейному законодательству Российской Федерации, согласно которому «родители вправе требовать возврата ребенка от любого лица, удерживающего его у себя не на основании закона или не на основании судебного решения» (ч.1 ст. 68 Семейного кодекса РФ).

Помимо нарушения национального законодательства, рассматриваемое положение может привести к серьезному нарушению прав детей, которых для того, чтобы скрыть могут в течение года содержать в обстановке отсутствия необходимых для его полноценного развития условиях: прогулок на свежем воздухе, общения со сверстниками, квалифицированного медицинского обслуживания, диагностики, необходимого образования и пр., дабы не обнаружить местонахождения ребенка. Таким образом, рассмотренное положение, создавая условия возможности таких нарушений прав детей, не может быть принято.

Возможная перспектива оставить у себя ребенка, если он «уже вполне прижился в новой среде», по сути, поощряет преступников оттачивать своё мастерство в сокрытии преступления. Криминологическая оценка рассматриваемой статьи Конвенции позволяет сделать прогноз о том, что её применение может способствовать росту криминальной активности, появлению новых организованных преступных групп и преступных сообществ, занимающихся похищением детей. Данная норма в настоящем изложении в случае её реализации, может выступать в качестве криминогенного детерминанта.

Не правомерным, на наш взгляд, является положение, содержащееся в ст. 13 Конвенции. Данное положение является концептуально неверным относительно отечественного законодательства и противоречит государственным интересам.

Мы согласны с тем, что не допустимо возвращать детей в семьи, в которых существует опасность причинению ребенка физического или психического вреда. Но считаем, что категорически нельзя согласиться с невозможностью возвращения ребенка в страну его постоянного проживания. При таком способе решения проблемы защиты прав детей, затрагивается сфера национальной безопасности России. Одной из составляющих национальной безопасности является состояние правовой защищенности национальных интересов — жизненных интересов многонационального народа Российской Федерации. Представляется, что невозвращение в страну ребенка грубейшим образом нарушает национальные и международные нормы о защите прав человека.

Читайте так же:  Раздел совместно нажитого имущества кредит

В Конвенции содержится указание на то, что «при рассмотрении обстоятельств, указанных в настоящей статье, судебные и административные органы принимают во внимание информацию, относящуюся к социальному положению ребенка, предоставленную Центральным органом или другим компетентным органом государства постоянного проживания ребенка». Таким образом, можно предположить, что если родная семья ребенка имеет низкое социальное положение, то судебные и административные органы смогут не вынести предписание о возвращении ребенка в страну его постоянного проживания. Однако подобное положение не учитывает тот факт, что социальные стандарты одной страны отличаются от социальных стандартов других стран. В России уровень жизни населения гораздо ниже европейских, поэтому подавляющее число семей нашей страны могут попасть в категорию неблагополучных по материальному критерию, жилищным условиям и иным показателям.

Данное положение Конвенции нарушает важнейшее конституционную гарантию равенства прав и свобод граждан, провозглашённую в статье 19 Конституции Российской Федерации и запрещающую любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности. Статья 14 Конвенции о защите прав человека и основных свобод также запрещает дискриминацию по социальному признаку.

Согласно статье 13 Конвенции в возвращении ребенка может быть отказано и в том случае, если лицо, учреждение или организация, выступающие против его возвращения, докажут, что родители или законные представители ребенка на момент его незаконного перемещения или удержания фактически не осуществляли свои права. Это означает, что родители, которые на момент вывоза ребенка за границу были по каким то причинам разлучены со своими детьми (органами опеки и попечительства, находились в больнице, в отъезде, проживали по иному адресу и т.п.) практически теряют право требовать своих детей назад. Такое решение может быть принято независимо от того, имеются ли родительские права у указанных лиц на основании законодательства или судебных или административных решений, принятых в государстве постоянного пребывания ребенка.

Эти положения согласно тексту самой Конвенции, не подлежат оговоркам.

В статье 20 содержится указание на то, что «в возвращении ребенка в соответствии с положениями статьи 12 может быть отказано, если это противоречит основополагающим принципам запрашиваемого государства, касающимся защиты прав человека и основных свобод».

Такое положение ставит не в одинаковое положение представителей разных стран, если законодательная система какого-либо государства в настоящее время не достаточно развита. Также подобный подход, по сути, принуждает государства к унификации правовых норм, что лишает их индивидуальности, в том числе в подходе к защите прав и свобод несовершеннолетних. Это, по нашему мнению, нарушает права государств, поскольку каждое из них имеет свою правовую историю и правовую традицию. Требовать же его оставления в стране пребывания могут любые лица, «имеющие право взять ребенка на ограниченный период времени в место иное, чем место его постоянного проживания». Таким образом, поездка ребенка за границу с любым лицом, кому он временно доверен (родственник, воспитатель, тренер и т.п.) в случае возникновения спора может привести к потере ребенка.

Гаагская конвенция также приравнивает к похищению перемещение детей за пределы Российской Федерации родителем или иным родственником. В случае присоединения к Конвенции Российская Федерация будет вынуждена привести в соответствие с ней внутреннее законодательство своей страны. Мы полагаем, что Конвенция не должна быть принята в России и просим Президента РФ не подписывать Федеральный закон «О присоединении к конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей».

Елена Михайловна Тимошина,
кандидат юридических наук, эксперт общественного центра правовых экспертиз и законотворческой деятельности
(примерное письмо)

Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

Представляя интересы родительской общественности вписать город или регион, мы выражаем категорический протест против принятия федерального закона «О присоединении к конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей», который расширит полномочия органов опеки и попечительства, предусмотренные семейным законодательством, приведет к коррупции, разрушению семей, нарушению прав детей и родителей.

Конвенция предусматривает, в частности, дополнительные основания для отобрания детей у родителей, в случае, когда судом рассматривается дело о лишении или ограничении их родительских прав. К сожалению, нередки случаи, когда иски о лишении или ограничении родительских прав подаются недобросовестными чиновниками на ложных или надуманных основаниях. Мы уверены, что недопустимо давать им дополнительные полномочия, нацеленные на разрушение семьи до принятия судебного решения.

Указанная конвенция не содержит прямого указания на защиту прав родителей, защищая лишь «права опеки и попечительства», что противоречит Конституции РФ, согласно которой «Материнство и детство, семья находятся под защитой государства. Забота о детях, их воспитание — равное право и обязанность родителей». На основании этого в Российской Федерации приоритетное право заботы и воспитания детей принадлежит родителям, в связи с чем, и защита прав родителей должна быть поставлена на первое место, в том числе и в международных договорах.

Кроме того, конвенция (ст. 12) содержит скрытые угрозы криминального характера, предусматривая возможность невозвращения ребенка в страну его постоянного проживания, если прошло больше года с момента похищения и установлено, что «ребенок уже вполне прижился в новой среде». Такая формулировка статьи конвенции может способствовать активизации деятельности организованной преступности в сфере похищения детей и вывоз их за рубеж.

Применение ст. 13 конвенции, в которой говорится о возможности отказа в возвращении ребенка, если «имеется очень серьезный риск того, что возвращение ребенка создаст угрозу причинения ему физического или психологического вреда, или иным образом поставит его в невыносимые условия» способно создать угрозу национальной безопасности России, поскольку будет способствовать массовому вывозу генофонда из страны. Мы полагаем, что ребенок, даже если его семья не надлежащим образом выполняет обязанности по его воспитанию и содержанию, в любом случае должен быть возвращен в страну его постоянного проживания, где его судьба должны быть решена на законном основании.

Мы убеждены, что подобные законопроекты, фактически, направлены на постепенное уничтожение предусмотренного Конституцией РФ права семьи на защиту со стороны государства и, в конечном итоге, на подрыв института семьи и разрушение российского общества и государства.

Убедительно просим Вас не подписывать федеральный закон «О присоединении к конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей».

Подпись
Название организации (город)
Как обратиться к Президенту?

http://maxpark.com/user/2670183250/content/743225

Конвенция о похищении детей: взгляд изнутри

Присоединение Российской Федерации в 2011 г. к Конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей 1980 г. (далее – Конвенция) должно было открыть новую веху в разрешении трансграничных споров о детях на территории России.

Читайте так же:  Усыновление новорожденного ребенка отзывы

Действительно, Конвенция является специальным инструментом для возвращения незаконно перемещенного ребенка в государство постоянного проживания и показала свою эффективность и функциональность в странах, ее подписавших.

Однако применение Конвенции в России осложняется рядом обстоятельств как юридического, так и политического характера. По понятным причинам остановимся на правоприменительных проблемах.

Для начала стоит отметить, что присоединение к Конвенции, прежде всего, преследовало цель защитить интересы российских детей, которые по воле одного из родителей меняли российское место жительства на заграничное и тем самым вырывались из привычной культурной, образовательной и языковой среды.

Но Конвенция, как известно, носит взаимный характер, и иностранный родитель также может рассчитывать на возвращение из Российской Федерации незаконно перемещенного ребенка.

Поэтому отечественному правоприменителю приходится сталкиваться именно с запросами иностранных родителей, которые просят предписать возвращение ребенка из России.

Российский суд в соответствии с Конвенцией не может требовать возвращения ребенка из иностранного государства. В нашей практике известен случай, когда З. обратилась в Дзержинский районный суд Санкт-Петербурга с требованием о применении Конвенции в отношении ее сына, находящегося на территории Германии. Указанный суд отказал в принятии иска в связи с тем, что заявление не подлежит разрешению в порядке гражданского судопроизводства, а компетентными являются судебные органы ФРГ.

Несмотря на то что Конвенция вступила в силу для России 1 октября 2011 г., полноценная имплементация ее норм в российское законодательство была осуществлена только в 2014 г. после принятия и вступления в силу специального федерального закона, которым были внесены изменения в ГПК РФ, СК РФ и законодательство о судебных приставах и исполнительном производстве.

Однако отмеченное выше не означает, что до 17 мая 2014 г. (вступления в силу приведенных изменений) обращение в российский суд с запросом на основании Конвенции было невозможно.
Так, Фрунзенский районный суд Санкт-Петербурга в феврале 2014 г. принял к своему производству иск Л. (нашего доверителя) о возвращении ребенка в государство постоянного проживания – Итальянскую Республику.

Иск был предъявлен по общим правилам гражданского судопроизводства со ссылкой на нормы Конвенции с указанием, что заявление не является иском об определении места жительства ребенка. Судом в качестве органа, дающего заключение по делу, был привлечен орган опеки и попечительства по месту жительства ответчика.

Несмотря на то что Конвенция оперирует автономными понятиями такими, как «незаконное перемещение или удержание», «права опеки», «права доступа», российский суд не встал в тупик и правильно применил их, учитывая нормативное толкование, данное в Конвенции.

Кроме того, в строгом соответствии с буквой и духом Конвенции, суд отказал в принятии встречного иска о расторжении брака и определении места жительства ребенка. Напомним, что в настоящее время ст. 244.14 ГПК РФ указывает на недопустимость соединения исковых требований и предъявление встречного иска по делу о возвращении ребенка или осуществлении прав доступа.

Также суд в дополнение к многочисленным доказательствам, характеризующим истца и подтверждающим обстоятельства незаконного удержания ребенка на территории России, истребовал (как и в «классических» спорах о детях) акт обследования жилищно-бытовых условий сторон, а также заключение по иску.

Причем для получения необходимых сведений от итальянских государственных органов суд выдал на руки истцу соответствующий запрос, который потребовалось апостилировать и снабдить переводом. Стоит оговориться, что социальные органы и Италии, и России обследование жилищно-бытовых условий суду представили, а заключение по делу – нет, сославшись на отсутствие компетенции для подготовки такого рода документов.

Интересна позиция ответчика, представитель которого указал на непризнание Италией присоединения России к Конвенции и представил письмо из Министерства образования и науки Российской Федерации (Центрального органа по Конвенции), где указывалось: «положения Конвенции 1980 г. не могут быть применены в деле Л.».

Конечно, мнение государственного органа не могло не заинтересовать суд, и, несмотря на наши возражения о посягательстве на судебную монополию на толкование закона, документ был приобщен к материалам дела.

Следует заметить, что проблема применимости Конвенции к правоотношениям между Россией и Италией не так проста, какой кажется на первый взгляд. Действительно, Конвенцией предусмотрен особый механизм признания государствами, подписавшими или присоседившимися к Конвенции, новых Договаривающихся Сторон (ст. 38). Поэтому возможность отказа российского суда применять Конвенцию обстоятельно рассматривалась и обсуждалась с итальянскими коллегами до подачи иска.

Прежде всего, итальянские адвокаты (и в деле Л., и в иных делах) настаивали на применимости Конвенции, указывая на тот факт, что документ вступил в силу для обеих стран, и Россия не может не применять на своей территории действующий международный договор, обязательность применения которого наше государство подтвердило присоединением и ратификацией.

С нашей стороны мы дополнили рассуждения, полагая, что Венская конвенция о праве международных договоров 1969 г. закрепляет принцип «Pacta sunt servanda», а Федеральный закон «О международных договорах Российской Федерации» устанавливает, что международный договор подлежит выполнению Российской Федерацией с момента вступления его в силу для Российской Федерации.

По нашему мнению, из содержания ст. 38 Конвенции следует, что правило о присоединении следует применять только «в отношениях между государствами» (взаимодействие на уровне Центральных органов), при этом иностранный гражданин может требовать в российских судах применения договора, вступившего в силу для России.

Указанное развернутое и подробное обоснование было представлено суду. Но, увы, суд руководствовался мнением российского Центрального органа и, как это часто бывает, не объяснил, по какой причине не принимает позицию истца.

Таким образом, суд, отказывая в удовлетворении иска Л., указал, что Конвенция применению не подлежит, но «на всякий случай» установил, что ребенок перемещен в Россию из Италии законно и ответчиком не удерживается, то есть вопрос о праве опеки в смысле Конвенции все же разрешил. В дальнейшем апелляционная инстанция решение суда первой инстанции подтвердила, доводы апеллянта-истца не оценила.

Столь подробное описание дела Л. необходимо для иллюстрации изменений, которые произошли в гражданском судопроизводстве в связи с включением в ГПК РФ главы 22.2.

Во-первых, по примеру Германии была введена специальная территориальная подсудность по федеральным округам; во-вторых, к участию в деле привлекаются в обязательном порядке прокурор и орган опеки и попечительства; в-третьих, устанавливаются сокращенные сроки для рассмотрения дела (42 дня) и подачи апелляционной жалобы (10 дней); в-четвертых, решение суда должно быть направлено в Центральный орган – Минобрнауки. Забегая вперед, следует признать, что судами указанные требования строго соблюдаются.

Введенный процессуальный порядок открывал новые возможности, поэтому по настоянию доверителя К. и рекомендации итальянских адвокатов в июне 2014 г. в Тверской районный суд города Москвы было подано исковое заявление о возвращении ребенка в государство постоянного проживания.

Читайте так же:  Синдром жестокого обращения с ребенком симптомы

Кратко суть дела: ребенок семи лет, бипатрид, родившийся и постоянно проживающий в Италии, посещающий там дошкольное учреждение и наблюдающийся у педиатра, тайно вывезен матерью из Италии в Россию, где до этого бывал несколько раз.

Суд в строгом соответствии с Конвенцией проверил доводы истца о незаконности перемещения, отклонил доводы ответчика об отсутствии признания Италией России, заслушал позиции органа опеки (отказать в иске) и прокурора (иск удовлетворить) и вынес решение о возвращении ребенка в Итальянскую Республику, особо указывая, что вопрос непризнания России не влияет на возможность применения Конвенции к спорным правоотношениям.

Таким образом, судом установлено, что ребенок был вырван из привычной для него среды, и мать в нарушение прав опеки, установленных ст. 155 ГК Италии, незаконно переместила и удерживает ребенка в России. Как видим, Конвенция применена в ее доктринальном виде.

Однако ответчик подал апелляционную жалобу, а прокурор принес апелляционное представление, в которых указывалось на применение судом закона, не подлежащего применению.

Апелляционная инстанция проигнорировала доводы возражений на апелляционные жалобу и представление, полагала невозможным применение Конвенции, но также (как и районный суд Санкт-Петербурга) исследовала вопрос о законности перемещения ребенка, условиях его жизни в России и, как следствие, отменила решение суда первой инстанции, отказала в иске.

Верховный Суд подтвердил мнение апелляционной инстанции, отметив, что Конвенция не может применяться, но доводы кассатора-истца не исследовал. По всей видимости, точку в деле К. придется ставить Европейскому суду по правам человека.

ЕСПЧ по жалобам против Бельгии, Германии, Швейцарии, etc. давал оценку применения национальными властями Конвенции и выработал определенную позицию, анализировать которую следует в отдельной статье. Однако стоит отметить, что Европейский Суд полагает возможным применение Конвенции, когда это соответствует целям защиты права на семейную жизнь (ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод). Очевидно, что в деле К. средоточием интересов ребенка является Италия, и неизвестно, как в долгосрочной перспективе отразится на ребенке его перемещение в Россию.

Строго юридически препятствий в применении Конвенции в России даже в отношении детей, перемещенных из Италии, нет, так как российский суд может опираться как на ст. 25 Венской конвенции 1969 г., позволяющей применять договор до его полного вступления в силу, так и на правило международной вежливости и взаимности.

В настоящее время Российскую Федерацию как участника Конвенции признали 39 государств, так что российский суд будет вынужден применить этот международный договор, но, как показывает наш опыт, даже очевидные факты нарушения прав опеки могут быть оценены судом как допускаемые семейным законодательством правомочия родителя.

Практика обращения в российские суды по Конвенции показывает, что судебная система неохотно использует международно-правовые нормы и предпочитает опираться исключительно на национальное законодательство.

Однако ничто не может быть выше интересов ребенка, и задача суда соблюсти баланс между публичными и частноправовыми интересами.

http://www.advgazeta.ru/mneniya/konventsiya-o-pokhishchenii-detey-vzglyad-iznutri/

Информация о реализации Конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей

Опубликовано на портале: 04 февраля 2019 г

Информация о реализации Конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей 1980 года и Конвенции о юрисдикции, применимом праве, признании, исполнении и сотрудничестве в отношении родительской ответственности и мер по защите детей от 19 октября 1996 года.

Согласно Постановлениям Правительства Российской Федерации от 22 декабря 2011 г. № 1097 и от 15 ноября 2012 г. № 1169 (в редакции Постановления Правительства РФ от 19 декабря 2018 г. № 1586), центральным органом, отправляющим обязанности, возложенные на центральные органы Конвенцией о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей от 25 октября 1980 г. и Конвенции о юрисдикции, применимом праве, признании, исполнении и сотрудничестве в отношении родительской ответственности и мер по защите детей от 19 октября 1996 года, определено Министерство просвещения Российской Федерации.

Функции по операционной деятельности в связи отправлением обязанностей Центрального органа в Министерстве исполняются отделом нормативного регулирования в сфере опеки и попечительства в отношении несовершеннолетних граждан Департамента государственной политики в сфере защиты прав детей.

Контакты для дополнительной информации:

  • Терехина Ирина Олеговна – Директор Департамента, тел.: +7 (495) 587-01-10 доб. 3450; адрес электронной почты: [email protected]
  • Аккуратова Анастасия Павловна – начальник отдела нормативного регулирования в сфере опеки и попечительства в отношении несовершеннолетних граждан Департамента, тел.: +7 (495) 587-01-10 доб. 3463.
  • Фролов Игорь Дмитриевич – советник отдела нормативного регулирования в сфере опеки и попечительства в отношении несовершеннолетних граждан Департамента, тел.: +7 (495) 587-01-10 доб. 3464; адрес электронной почты: [email protected]

Режим работы Департамента: понедельник – пятница, 9:00 – 18:00; обед: 12:00 – 13:00.

Личный прием граждан специалистами Департамента осуществляется по адресу: г. Москва, ул. Каретный ряд, д. 2 в рабочее время.

Прием специалистами Департамента иностранных граждан и лиц без гражданства осуществляется по предварительному согласованию с представителями Департамента.

Информация по Конвенциям также размещена на информационном стенде Минпросвещения России, который находится по адресу: по адресу: г. Москва, ул. Каретный ряд, д. 2.

Информация о договаривающихся государствах, признание которыми присоединения к Конвенциям Российской Федерации в установленном порядке вступило в силу, размещена на официальном сайте Гаагской конференции по международному частному праву в сети Интернет по адресу hcch.net.

Запросы в рамках Конвенций составляются на русском языке, к ним прилагаются документы, подтверждающие права опеки над несовершеннолетним ребенком (свидетельство о рождении), документы, удостоверяющие, что местом постоянного проживания ребенка является Российская Федерация (справка из органов регистрационного учета о месте жительства несовершеннолетнего или справка из образовательного/воспитательного учреждений, учреждений здравоохранения о постановке на учет несовершеннолетнего), а также другие документы (решение суда, паспортные данные, фотографии), которые Вы считаете необходимым приложить. В соответствии с требованиями Конвенций запрос и прилагаемые документы сопровождаются переводом на официальный язык запрашиваемого государства.

Вместе с тем, Конвенции содержат положения, предусматривающие возможность разрешения семейных споров с помощью альтернативного (внесудебного) способа – процедуры медиации. Работу в части организации и обеспечения медиативных процедур ведет подведомственное Министерству просвещения Российской Федерации учреждение – ФГБУ «Федеральный институт медиации».

Видео (кликните для воспроизведения).

http://docs.edu.gov.ru/document/3e97eaf30c5ac473d882bdb8391f62cf/

Гражданско правовые аспекты международного похищения детей
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here