Конституция домашнее насилие

На странице подготовлен материал на тему: "Конституция домашнее насилие" с подробным описанием от профессионалов для людей. Если возникнут дополнительные вопросы, обращайтесь к дежурному консультанту.

Зачем нам навязывают закон о домашнем насилии: «дьявол в деталях»

Законопроект о домашнем насилии продолжают навязывать обществу лоббисты. В ноябре был опубликован итоговый текст нашумевшего документа, в котором по-прежнему содержатся спорные правовые нормы.

Чем ближе дата рассмотрения окончательной редакции законопроекта о домашнем насилии, тем сильнее воздействуют на общество федеральные СМИ. В ход пошла тяжёлая артиллерия в виде опроса ВЦИОМ, на который ссылаются все – от ведущих государственных каналов до откровенной антироссийской либерды.

Давайте посмотрим, что в этом опросе.

«Абсолютное большинство россиян придерживаются мнения, что домашнее насилие недопустимо (90%). При этом показатель среди женщин на 9 процентных пунктов выше, чем среди мужчин (94% и 85% соответственно)».

Кто бы сомневался. В России живут по-настоящему цивилизованные люди – мы с вами. Спроси любого здравомыслящего человека, одобряет ли он насилие в общем и целом – и получишь ответ, что не одобряет. Смотрим дальше.

«40% опрошенных россиян сообщили, что в знакомых им семьях были случаи побоев или применения силы. Остальные 58% наших сограждан о подобных эпизодах ничего не слышали».

Хоба! Оказывается, не так уж семейное насилие актуально и распространено в обществе, как нам пытаются насвистеть лоббисты спорного закона. Менее половины россиян знают семьи, где бывали эпизоды применения силы. И вот, наконец, доходим до того пункта, которым размахивают феминистки.

«Также россиян спросили о том, нужен ли закон о профилактике семейно-бытового насилия. Большинство россиян уверены, что такой закон нужен в нашей стране (70%). При этом женщины чаще отвечали положительно, нежели мужчины (80% женщин и 57% мужчин)».

То есть, вот эти топовые заголовки, которыми размахивал Яндекс, они вообще-то не отражают полностью суть опроса.

Оставим передёргивание на совести журналистов, а сами зададимся таким вопросом: а сколько участников опроса читали текст законопроекта о домашнем насилии? Поможет нам ответить на этот вопрос недавнее исследование ФОМ на тему изменений Конституции России. Большинство наших сограждан – и я знаю – многие из вас, за то, чтобы внести в основной закон страны изменения.

А нюанс заключается в том, что читали Конституцию лишь 59% опрошенных. А основные её положения знает 51% респондентов.

А сколько же народа хотят изменить то, что читали отнюдь не все? 68%. Разница налицо. Так и с законопроектом о насилии в семье. Кто спорит с тем, что насилие – это плохо? Почти никто. Но кто читал закон, о котором задают вопрос социологи? Вот тут-то всё не так однозначно.

Я напомню, что вызывало обоснованную критику и негодование тех, кто первоначальный текст законопроекта читал.

«Статья 3, пункт 5:

5) Психологическое насилие – умышленное унижение чести и (или) достоинства путём оскорбления или клеветы, высказывания угроз совершения семейно-бытового насилия по отношению к пострадавшему, его супругу или его родственникам, бывшим родственникам, свойственникам, знакомым, домашним животным, преследование, изъятие документов, удостоверяющих личность, принуждение посредством угроз либо шантажа к совершению преступлений и (или) правонарушений, аморальному поведению или действиям, представляющим опасность для жизни или здоровья пострадавшего, а также ведущим к нарушению психической или психологической целостности; умышленное уничтожение, повреждение или удержание имущества пострадавшего либо его родственников».

Я уже высказывался по данному пункту. Повторюсь: согласно такому определению выходит, что любые слова, сказанные во время ссоры в семье, могут стать основанием для обращения в суд. Это, на мой взгляд, абсолютно издевательское определение. Во многих семьях бывают ссоры, в ходе которых супруги в сердцах говорят друг другу что-либо. Во многих случаях никаких действий после этого не следует. Но тут выходит, что достаточно одному из супругов вовремя включить диктофон на смартфоне, и пожалуйста, он имеет основания для обвинений в адрес второго. И мировой судья обязан принять это к рассмотрению.

Точно такие же вопросы, если не большие, вызывало определение «экономического насилия». Получалось, что мужу достаточно отказать жене в покупке нового пальто, и вот, пожалуйста, он уже экономический насильник.

Теперь заглянем в текст законопроекта, опубликованный на сайте Совфеда уже после внесения правок.

И с удовлетворением увидим, что сомнительные определения из законопроекта вымарали. Нет там уже никакого психологического и уже тем более – «экономического насилия». Слава Богу, тут здравый смысл победил.

Едем дальше. Другой мишенью для критики в предлагаемом изначально законопроекте было положение о вынесении защитного предписания.

Напомню, о чём речь.

«Статья 25. Меры, устанавливаемые судебным защитным предписанием

3. С учётом конкретных обстоятельств дела, судебным защитным предписанием дополнительно может быть постановлена одна или несколько следующих мер:

1) обязать нарушителя покинуть место совместного проживания с пострадавшим на срок действия судебного защитного предписания, независимо от того, кто является собственником жилого помещения».

Открываем актуальный текст законопроекта.

Судебное защитное предписание из статьи 25 никуда не делось. Но вот слова «независимо от того, кто является собственником жилого помещения», исчезли. Вместо них сказано:

«Судебным защитным предписанием на нарушителя могут быть возложены следующие обязанности:

2) покинуть место совместного жительства или место совместного пребывания с лицами, подвергшимися семейно-бытовому насилию, на срок действия судебного защитного предписания при условии наличия у нарушителя возможности проживать в ином жилом помещении, в том числе по договору найма (поднайма) специализированного жилого помещения либо на иных основаниях, предусмотренных законодательством Российской Федерации».

Напомню, именно пассаж о собственнике вызывал обоснованное негодование россиян.

«И вот тут у меня немного бомбит: НЕЗАВИСИМО ОТ ТОГО КТО ЯВЛЯЕТСЯ СОБСТВЕННИКОМ ПОМЕЩЕНИЯ . 111111

А теперь подытожим, вы всю жизнь зарабатывали на жильё, купили его (или досталось от родителей), ОНО ВАШЕ, и вот вы живёте с девушкой/парнем, и в один прекрасный день к вам приходят и ВЫКИДЫВАЮТ ВАС НА УЛИЦУ, ЗАПРЕЩАЯ ПРИБЛИЖАТЬСЯ К ДОМУ. И ЭТО ПО ЗАКОНУ.

Вы ничего не понимаете, как так-то, а всё просто: ваша благоверная/благоверный тайком от вас накатали заявление на защитный ордер, ну вы ведь помните: «борщ пригорел», «на машину деньги тратил». Всё добро пожаловать на улицу».

Читайте так же:  Подать на алименты список документов

Теперь этого пассажа в тексте нет. Законодатели одумались, что лоббисты законопроекта фактически пытаются лишить людей законного права собственности на жильё.

При этом, несмотря на все внесённые правки, без ответа остался самый главный, на мой взгляд, вопрос. Тот самый, который поднимали юристы.

«Адвокат Анна Швабауэр заявила, что законопроект превращает семейные отношения в отношения бизнес-партнёров: «У нас сейчас вообще-то есть все определения насилия: включая «побои, клевета, оскорбления».

Вопрос банален: а зачем вообще тогда уголовное законодательство, если надо принимать какой-то специальный закон для отдельного подвида насилия? Может, дело в том, что наше уголовное законодательство в целом работает через пень-колоду?

Ответа на этот вопрос упоротые феминистки, конечно же, не дадут. Не потому, что они не знают, зачем проталкивают законопроект. Они-то как раз знают. А оттого, что не могут же они выдать себя, открыто признав, что закон о домашнем насилии нужен, чтобы добить и без того находящийся в кризисном состоянии институт семьи, как таковой.

И вот вроде выбросили из документа сомнительные моменты, но осадочек всё равно остаётся. Скажите, у вас тоже, уважаемые подписчики?

Пользуясь случаем, покажу вам список возможных последствий принятий этого законопроекта, спрогнозированных комитетом клуба «Политическая Россия» по вопросам семьи. Вот что думают наши коллеги по клубу, такие же рядовые граждане, как и вы.

«Поставленная в особую категорию сфера семейных отношений, в случае принятия данного закона, будет находиться в области повышенного государственного внимания и общественного контроля, а, основываясь на положениях проекта закона, даже без желания участников этих отношений станет подвергаться постоянному и неконтролируемому вмешательству со стороны новых «субъектов профилактики».

Как это может выглядеть в реальности? Например, если соседка посчитает, что ваш муж подвергает вас насилию, то меры последуют даже без вашего заявления (по мнению авторов законопроекта, ваше мнение в таком деле необязательно, ведь вы непременно будете покрывать родственника; правильнее полагаться на «незаинтересованного» свидетеля).

Ваша семья станет объектом разного рода профилактических мер: мужа поставят на учёт и привлекут к ответственности (административной или уголовной), в семью придут сотрудники из социальной службы или НКО, чтобы провести обследование жилищных условий, по результатам которого может быть сформирован вывод о существовании опасности нахождения в вашей семье детей и необходимости помещения их в реабилитационный центр с возможным последующим изъятием».

То есть, наши коллеги хотят сказать, что весь этот законопроект – ещё одна, лишь слегка замаскированная попытка прикрыть внедрение западных «ювенальных технологий».

Как думаете, они правы? Если вас волнует этот и другие подобные вопросы, то вступайте в ряды клуба «Политическая Россия», а также поддерживайте материально деятельность редакции PolitRussia, чтобы мы и дальше смогли публиковать материалы о попытках уничтожения российских традиционных ценностей.

Лоббисты, продвигающие эти попытки, наверняка получают скрытое финансирование с Запада, или же сами имеют какие-то тщательно спрятанные пороки. А нам не на кого полагаться и не у кого просить поддержки, кроме людей, которые любят Россию так же сильно, как любим её мы. У нормальных людей, здоровых. То есть – у вас.

Почему закон о домашнем насилии это не угроза семье?

Чудовищная история с убийством девочки в Саратове вызвала большой резонанс, но надо понимать, что случаи, когда ребенок погибает от рук преступника-рецидивиста при подобных обстоятельствах, единичны. Большинство случаев насильственной смерти детей происходят в семьях, от рук родственников или людей, которые живут с ними в одном доме. На одного ребенка, убитого на улице, приходится несколько сотен детей, вынужденных годами жить в опасности, детей, жестоко искалеченных или убитых людьми, которым они доверяли, теми, которые их должны были защищать. Скорбеть о Лизе и выступать против закона о домашнем насилии довольно лицемерно. Мы не можем оставить детей без защиты на том основании, что их убивает не чужой человек за гаражами, а кто-то из близких прямо у них дома.

Когда речь идет о вмешательстве в дела семьи, мы все испытываем понятную тревогу. Закон о домашнем насилии прочно связан в сознании многих со страшными рассказами про «отберут ребенка за шлепок по попе», «подросток наговорит на родителей за то, что отняли компьютер». Но важно понимать, что существующее положение дел создает в этом плане гораздо больше рисков.

Что происходит сейчас, если кто-то предполагает, что ребенок пострадал от насилия в семье? Допустим, в детском саду увидели у него синяки и в ответ на вопрос «Что случилось?» он сказал, что его побили дома. Воспитатель обязан сообщить в опеку. Опека обязана разобраться.

Сотрудник опеки оказывается перед очень неприятным выбором. Возможно, ребенок все придумал или его не так поняли. Возможно, его правда избили. За один день и максимум один разговор с родителем (и то если удалось его застать дома или вызвонить по телефону) это не всегда поймешь. Как быть? Отправить ребенка домой, где его, возможно, изобьют до полусмерти за то, что «настучал»? Или запугают, чтобы больше никому ничего не рассказывал? Или увезут в неизвестном направлении? Мы же не знаем, в каком состоянии тот, кто его побил. Может быть, у него алкогольный психоз, или он жестокий психопат. Это может быть вообще не родитель, а, например, сожитель матери или родственник, страдающий зависимостями. А может быть, ничего страшного нет, и произошло недоразумение, или, даже если ребенка наказали сгоряча, родитель уже сам сожалеет и решил, что больше никогда такого не сделает?

Врагу не пожелаешь принимать такие решения. Либо сотрудник опеки оставляет ребенка в ситуации, когда он находится в полной власти человека, который гипотетически является насильником по отношению к нему, и человек может сделать что угодно, либо забирает ребенка в приют. Наверное, неудивительно, что в этой ситуации чаще всего принимается решение ребенка забрать, даже если нет уверенности, что угроза очень серьезная.

Происходит очень несправедливая вещь. Мало того, что ребенка избили, после этого его забирают не только от обидчика, но и от его других родственников, которые, может быть, его не обижали! Из его семьи, из его дома, от его игрушек, от его друзей, из его школы – от всего его мира. Его насильственно помещают фактически в место лишения свободы, пусть и комфортное, — именно за то, что его побили. Нынешняя практика, которая существует сейчас – это практика “наказания жертвы”, того, кто пострадал. И нет другого способа его защитить, кроме как изолировать. В довольно частой ситуации – насилие со стороны сожителя матери – ребенок оказывается в приюте, теряя все, а насильник сплошь и рядом продолжает жить где жил, если не заведено уголовное дело.

Читайте так же:  Алименты на мать ребенка сколько

После этого у опеки есть неделя на то, чтобы подать на лишение родительских прав. Закон обязывает ее это сделать. И через неделю эта же горячая картошка оказывается в руках судьи. У судьи обычно к этому времени недостаточно фактов, чтобы принять решение: было, не было, опасно, не опасно, можно возвращать, нельзя возвращать. Понятно, что сплошь и рядом перестраховываются. Если есть риск вернуть ребенка туда, где, возможно, ему грозит опасность, или ребенка оставить в учреждении – выбирают оставить в учреждении.

Таким образом, сейчас практика такова, что малейшее подозрение, что ребенок в семье подвергается насилию, влечет за собой катастрофические последствия для ребенка и для семьи. Очень трудно потом вернуть обратно, на это не предусмотрено процедуры и никто не хочет брать на себя ответственность. Даже если удалось вернуть ребенка, травма для него и для семьи бывает очень серьезной.

Как же быть, ведь действительно страшно оставлять ребенка в, возможно, опасной ситуации?

Запрет находиться с ребенком должен быть предъявлен взрослому

Для этого и предлагается способ, которым во всем мире разрубается этот мучительный узел. Вместо того, чтобы забирать ребенка из-за подозрений, что какой-то из взрослых в его окружении для него опасен, выносится запрет этому взрослому находиться вместе с ребенком. Конечно, это тоже сложная ситуация: может быть, взрослому обидно, неудобно, неприятно, особенно если, например, он на самом деле этого не делал. Но по сравнению с отобранием ребенка из семьи очевидно, что это гораздо меньшая беда – взрослому найти где-то пожить несколько дней или недель, и дать больше времени, например, той же опеке разобраться. Сам по себе запрет очень мотивирует родителя на контакт с опекой, его не придется отлавливать и упрашивать поговорить, как это нередко бывает.

Да и снять запрет — намного проще, чем вернуть ребенка, если уже его отобрали. Допустим, опека несколько дней разбирается, договаривается о каком-то сотрудничестве и видит, что опасности для ребенка нет, и запрет снимается полицией. При этом запрет на приближение это не судимость, не арест, ничего очень ужасного для взрослого человека он не несет, и даже если тревога окажется ложной или преувеличенной, жизнь семьи легче вернется к норме.

В случаях, когда есть серьезная угроза, что обидчик в неадекватном состоянии вернется, будет угрожать семье, то вступает в силу уже вторая часть этого закона, когда ребенка надо забрать в убежище вместе с другим его близкими взрослым, не разрушая семью, не разрушая их отношения. Таких историй не так много, но они случаются, поэтому убежища должны быть в каждом районе.

Обычно, если у человека сохранился здравый смысл, он не будет нарушать запрет на приближение. Если это все таки происходит, можно и нужно вызывать полицию, не дожидаясь агрессии. Полиция в этой ситуации не может сказать, как они сейчас часто говорят: «Будет повод, тогда вызывайте». Нет нужды ждать, что кого-то уже изобьют и потом снимать побои. Есть прямой запрет на приближение к ребенку, если он нарушен – это основание для задержания, для административного дела. Мировой опыт показывает, что это действует очень охлаждающе. Если известно, что за нарушение запрета тебя, а не ребенка заберут в казенный дом – это отрезвляет, а кому недостаточно окажется – административный арест может добавить здравого смысла и самообладания. И наоборот, если взрослый в этой ситуации демонстрирует законопослушность и адекватность, это аргумент за то, что с ребенком все будет в порядке и после отмены запрета. Не гарантия, но весомый довод.

Конечно, к этому должны быть добавлены программы помощи тем родителям, которые бьют детей под влиянием гнева или беспомощности, но это уже сфера социальной работы и психологии, а не закона.

Еще один страх: ребенок (подросток) будет манипулировать и наговаривать на родителей, например, приемных. Такое нечасто, но случается. Он наговорил, его забрали, в приюте он через два дня пожалел и признался, что наврал, и теперь уже очень хочет домой — но не тут то было. Вернуть ребенка, которого забрали по жалобе на жестокое обращение, очень сложно. Такие истории тянутся месяцами, и часто так и не удается вернуть ребенка в семью. В этом случае запрет на приближение также предлагает более мягкий вариант, хотя, конечно, это все может быть очень тяжело и неприятно для родителя, которого оговорили, но восстановить справедливость будет намного проще.

И только в случае, когда у ребенка есть лишь один взрослый, и именно этот взрослый подозревается в жестоком обращении, и невозможно никого найти, кто пожил бы с ребенком или принял бы его к себе, только тогда он помещается в приют. Понятно, что это не так часто будет случаться

Как наказывают за домашнее насилие в европейских странах?

Во всем мире уголовное и административное законодательство в области защиты жертв домашнего насилия схоже. В странах Евросоюза такие виды нарушений отнесены к административным, а при повторном нарушении — к уголовным. При этом в странах еврозоны и США возможно получить судебный ордер, который будет запрещать вместе жить, приближаться к потерпевшему на определенное расстояние, звонить и даже общаться в социальных сетях.

Хотя такие меры защиты достаточно известны по фильмам, на деле же в 40% случаев судебные запреты нарушаются. Возможно, потому, что за их нарушение домашнему насильнику грозит только денежный штраф.

Реально посадить домашнего насильника в тюрьму в зарубежных странах, как и в России, можно, только если он причинил существенный вред здоровью.

Какое наказание сейчас предусмотрено в России за домашнее насилие?

Изначально российское уголовное законодательство содержало широкий перечень преступлений против жизни, здоровья и половой неприкосновенности. Однако в 2017 году в Российской Федерации произошло одно существенное изменение, а именно декриминализация пункта «применение насилия, то есть действий, причинивших физическую боль в отношении близких родственников, но не повлекших вреда здоровью средней тяжести», закрепленного в Уголовном кодексе.

Читайте так же:  Как простить мужу внебрачного ребенка

Пункт перевели в разряд административных правонарушений. Соответственно, изменились и меры наказания. Сейчас факт домашнего насилия, подпадающего под административный проступок, наказывается штрафом в размере от пяти тысяч до тридцати тысяч рублей, административным арестом на срок от десяти до пятнадцати суток либо обязательными работами на срок от шестидесяти до ста двадцати часов.

Многие истолковали эти изменения как декриминализацию домашнего насилия. Но это не так. Во-первых, органы предварительного следствия и дознания занимаются расследованием и раскрытием гораздо более тяжких преступлений. Во-вторых, эта категория дел и раньше относилась к делам частного обвинения, которые решались исключительно в судебном порядке, без предварительного следствия и дознания (за исключением случаев, когда преступление совершено в отношении лица, находящегося в зависимом или беспомощном состоянии).

Видео (кликните для воспроизведения).

При этом суды, как правило, выбирали в качестве меры наказания все тот же денежный штраф или исправительные работы. Такие нормы наказания закреплены и сейчас. Кроме того, при совершении повторного нарушения домашний насильник будет считаться уголовным преступником и понесет ответственность уже по статье 116.1 УК РФ.

Жертвы домашнего насилия также защищены статьями 117 УК РФ (истязание) и 119 УК РФ (угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью), за которые предусмотрено лишение свободы сроком до семи лет.

Основные идеи нового закона

Именно вышеуказанные недостатки и должен устранить новый закон о семейно-бытовом насилии. Нормативный акт, в первую очередь, направлен на профилактику преступлений. Предусмотрена даже работа психологов с лицом, которое выступило агрессором в семейных отношениях. Причем насилие может быть не только физическим, но и психологическим или экономическим.

Самым главным нововведением, которое предусматривает проект Закона о профилактике домашнего насилия в 2019-2020 годах, является охранный ордер.

Он позволяет разобщить жертву и агрессора:

  1. При обращении в полицию по поводу домашнего насилия правоохранительные органы выдают предписание, которое разрешает агрессору находиться на одной территории с жертвой, но запрещает причинять ей насилие.
  2. Предписание действует до принятия судом решения: выдавать охранный ордер или нет.
  3. Если ордер будет выдан, то агрессор будет вынужден покинуть жилье, в котором он проживал с жертвой, даже если он является его собственником.

Предполагается, что такая мера окажется эффективной, чтобы предупредить дальнейшее домашнее насилие в семье.

Почему в РФ нужен такой закон

Впервые текст закона появился еще в 2016 году (проект Федерального закона № 1183390-6 «О профилактике семейно-бытового насилия» от 28.09.2016). Тогда проект отклонили, а в 2019 году работа снова возобновилась, так как жертвы домашнего насилия в России неоднократно обращались в Европейский суд по правам человека. И ЕСПЧ посчитал, что в России отсутствует механизмы для эффективной защиты граждан от семейного насилия.

Концепция нового закона осталась прежней. Сегодня за домашнее насилие привлекают к административной ответственности (статья 6.1.1 КоАП РФ), если нанесенные физические повреждения не значительны и инцидент произошел впервые.

Ответственность предусмотрена в виде одной из трех мер:

  1. Штраф в размере от 5 000 рублей до 30 000 рублей.
  2. Административный арест до 15 суток.
  3. Обязательные работы до 120 часов.

Фактически виновник побоев может выплачивать штраф из общего (семейного) бюджета, что лишает наказание смысла. При повторном нападении или нанесении серьезных физических повреждений агрессора привлекают к уголовной ответственности за домашнее насилие (статья УК РФ 116.1 и 117).

Собственно, квалифицированная норма отсутствует, применяются статьи за побои, причинение легкого вреда здоровью. Существующие меры не оказывают должного результата, поэтому соответствующая петиция за закон о домашнем насилии в 2019 году была подписана многими.

На сегодня жертва вынуждена самостоятельно доказывать, что по отношению к ней было применено насилие, и собирать доказательства. В то время как во всем цивилизованном мире этим занимается суд. В России, как правило, и жертва, и агрессор продолжают проживать на одной территории. Закон не предусматривает никаких мер, чтобы обезопасить жертву от дальнейших посягательств.

Виды домашнего насилия

Подобного типа насилие реализуется в семье исходя из различных подвидов:

Насилие в бытовом плане смещается в сторону агрессии мужского пола по отношению к женщинам. Обуславливается это укладом социума. Зачастую мужчины занимают наиболее значительную роль, и это женщинам не нравится.

В чем суть нового закона о домашнем насилии?

В конце 2019 года Совет Федерации опубликовал проект закона «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации», который сейчас находится на рассмотрении. Похожий закон уже принят в странах еврозоны и США и предусматривает конкретное определение того, что включается в понятие «семейно-бытовое насилие».

Так, закон о домашнем насилии определяет насилие как умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления, и определяет круг лиц, в отношении которых может быть применено семейное насилие. Это супруги, бывшие супруги, близкие родственники, те, кто вместе живет или имеет общих детей.

Закон также дает право правоохранительным органам предпринимать различные меры профилактики домашнего насилия, как правовые, так и экономические, социальные, медицинские и так далее, которые помогут выявить и устранить причины домашнего насилия.

Правоохранительные органы будут выдавать защитное предписание, которое запрещает общаться или следить за жертвой или требует покинуть место совместного жительства. А также судебное защитное предписание, за нарушение или неисполнение которого рецидивисту грозит уже более серьезное уголовное наказание.

Новый закон легализует еще одну меру профилактики, которая раньше расценивалась как сокрытие преступления или нежелание должностного лица выполнять свои прямые обязанности, — профилактическую беседу.

При грамотном построении профилактических бесед в 60% случаев до уголовного или административного разбирательства дело не доходит.

Также появится специализированный профилактический учет, профилактический контроль, социальная реабилитация лиц, подвергшихся семейно-бытовому насилию и специализированные психологические программы.

Семейная жестокость и домашнее насилие — не личное дело членов семьи. И несмотря на ценность и полезность разрабатываемого законопроекта, государству стоит уже сейчас начинать профилактику домашних конфликтов: увеличивать долю социальной рекламы, создавать социальные и психологические консультации, пропагандировать гражданские права.

Эти же задачи стоят и перед самими людьми, гражданским обществом. Чем больше людей будут знать свои права, пользоваться ими и делиться знаниями с окружающими, тем меньше в нашей жизни будет домашнего насилия.

Читайте так же:  Когда увеличат материнский капитал

Материал подготовлен на основе комментария эксперта:

Никита Филиппов — заведующий МГКА «Бюро адвокатов «Де-юре»». Почетный адвокат России. Имеет стаж работы более 26 лет. Член экспертного совета комитета ГД по вопросам собственности V созыва. Член экспертного совета по строительству, промышленности строительных материалов и проблемам долевого строительства при комитете ГД по транспорту и строительству. Член научно-консультативного совета Общественной палаты РФ.

Виды домашнего насилия и наказание по статье УК РФ

Домашнее насилие статья УК РФ трактует как повторение агрессивного акта, который совершается одним из членов семьи в отношении к иному или иным близким внутри семьи. Оно может проявляться по типу физического, психического, интимного и финансового давления для того, чтобы приобрести властные полномочия и контрольные функции. Насильственные действия в семье зачастую проявляется к ребенку, к лицам женского пола и к животным в доме. Данная статья о насилии в семье четко повествует, какое бывает насильственное отношение и что за это предусматривается.

Чем руководствуются противники нового закона

Законопроект базируется на опыте других стран по данному вопросу, но в РФ нашлось немало тех, кто выступает против закона. Они утверждают, что это попытка разрушить такую ячейку общества, как семья, поскольку госорганы получат право вмешиваться в частную (семейную) жизнь. К тому же, государство будет реагировать не только на физическое насилие.

Много вопросов возникает по поводу новых для законодательства России способов насилия:

Пока не существует четких критериев, что же это такое. Поэтому противники опасаются, что закон будет работать против тех, кого должен был бы защищать. Ведь агрессором могут признать любого.

В качестве примера критики нового закона приводят следующие ситуации: не купили родители ребенку новый гаджет — это можно посчитать экономическим насилием, и ребенка смогут отобрать у родителей.

Реакция на критику

Авторы законопроекта призывают не впадать в крайности. Если ребенок одет и накормлен, никто не расценит экономическим насилием отказ купить новую игрушку. Тем не менее, остаются противники, которые считают, что это антисемейный закон, и направлен он на то, чтобы подорвать существующие устои.

Немало вопросов возникает по поводу охранного ордера. Многие считают, что от такого закона могут пострадать собственники недвижимости.

Например, приводит мужчина сожительницу, она через несколько дней обвиняет его в насилии, а мужчина остается без жилья. Таким способом могут воспользоваться мошенники в корыстных целях.

Сторонники закона утверждают, что это невозможно. Решение о выдаче охранного ордера будет принимать суд, который будет рассматривать сложившуюся ситуацию всесторонне. Сфабриковать факт домашнего насилия будет достаточно сложно.

Уже не один митинг против закона о домашнем насилии прошел в России, хотя проект еще не начали рассматривать. В каком виде он будет принят и будет ли принят вообще, с учетом таких активных протестов общественности, пока неизвестно.

Скачать законопроект № 1183390-6 можно здесь.

Как наказывают за домашнее насилие в западных странах по сравнению с Россией?

Громкие события последнего времени — такие как убийство сестрами Хачатурян своего отца или история Маргариты Грачевой, которой муж отрубил кисти рук, — привлекают все больше внимания к и без того острой в российском обществе теме домашнего насилия.

Своими историями активно делятся и звезды шоу-бизнеса. Недавно Лера Кудрявцева рассказала о том, как сожитель избивал ее за самые невинные проступки. По слухам брак Оксаны Самойловой и Джигана рушится тоже в том числе из-за домашнего насилия.

Все это говорит о том, что нынешнее законодательство не справляется с домашним насилием, которое в большинстве случаев остается безнаказанным. Приезжая на вызов, полиция пожимает плечами, и до реального наказания насильника дело доходит, только когда жертвы обращаются с тяжкими телесными повреждениями. А то и вовсе, когда уже поздно кого-то защищать.

В конце 2019 года Совет Федерации опубликовал проект нового закона о домашнем насилии, который сейчас находится на рассмотрении. Некоторые восприняли законопроект позитивно, но у инициативы нашлись и противники, которые усмотрели в новом законе неадекватные меры по пресечению домашнего насилия. Мол, будет у нас теперь, как в Европе или США, — жене лишнее слово не скажи, а ребенка заберут, если не купишь ему очередную игрушку.

Какие на самом деле проблемы призван решить новый закон о домашнем насилии и чему нас учит опыт европейских стран, мы узнали у специалиста.

Возможные последствия

Тема бытовых насильственных отношений над ребёнком является очень сложным для существующей реальности. К этому стоит отнести шлепок мамы, которая наказывает за связь с плохими друзьями.

Последствия данных действий могут стать довольно плачевными:

  1. Инвалидность.
  2. Затраты страны на противодействие и больницу для пострадавшего от насильственных действий.
  3. Смерть объекта насилия.

Согласно статистическим данным, законодательство в основном не осуществляет работу: мало какой человек решится проучить собственного деспота в доме по Уголовному кодексу РФ.

Закон только вносит поправки, делая равным ответственность с ситуациями по отношению к чужим лицам.

Симптомы домашнего насилия

Главными основаниями полагать, что избранник является тираном, считаются:

  • человек старается сделать другого зависимым в финансовом плане;
  • критика вкуса, подшучивание;
  • внушение постоянства чувства вины;
  • унижение достоинства, «указание» своего места, отрицательное отношение к близким, всяческая критика друзей;
  • агрессивная ревность;
  • яростные приступы от успехов;
  • вымещение плохого настроения на человеке;
  • невнимательное отношение партнёра в сексуальной области.

Если данная ситуация очень знакома, то можно с точностью утверждать, что в семье существует домашнее насилие. Многочисленные женщины мирятся с ролью жертвы. Стоит также показать, что в ситуации женщины это постоянно непонятный, но осознанный выбор. В подобной семье всегда страдает ребёнок.

Большинство людей полагают, что насилие в доме не представляет собой никакого преступления, а думают, что это обычный конфликт в быту. Возможно, именно из-за этого уже не первый раз предлагается сделать декриминализацию подобного правонарушения.

На самом деле это не является таковым. По статистике МВД Российской Федерации примерно 80-85% драк и других возникновений насильственного отношения происходит конкретно в семье. В итоге насилие в доме является довольно частым явлением и очень сложным. Особенно когда оно осуществляется по отношению к детям. И зачастую ответственность за простое домашнее насилие не предусматривается.

В практической части административное обращение в полицейский участок встречается не так часто. В особенности если бытовое насилие обладает психологическим характером. Данная форма является самой тяжёлой.

Ситуации психологического давления обязывают не напрямую идти в правоохранительные органы, а совершить чёткий алгоритм действий. Лучше всего обратиться в судебную инстанцию. Часто при имеющихся неопровержимых доказательствах, например, заключения с больницы, жертвы посещают напрямую суд. Это является правильным решением. Оно сделает быстрее процесс наказания насильника.

Читайте так же:  Сколько внебрачных детей у путина

Зачастую бытовое насилие оценивание в виде домашней ссоры. Или вовсе не рассматривается в судебной инстанции и не подлежит комментарию. Исключения составляют сильные последствия по совершению насилия.

Что такое домашнее насилие?

— Под домашним насилием понимаются агрессивные и враждебные действия в отношении других членов семьи, в результате которых один из них может получить физическую травму или быть униженным.

В домашнем насилии выделяется несколько форм:

  • физическое насилие (избиение, истязание);
  • сексуальное насилие (принуждение к близости или половой акт против воли);
  • психологическое насилие (изоляция, унижение, угрозы);
  • экономическое насилие (принуждение к работе, финансовые ограничения и контроль);
  • пренебрежение (систематический отказ в обеспечении основных потребностей зависимого члена семьи).

Таким образом, насилие может быть выражено как физическим действием, так и бездействием, если речь идет о пренебрежении или психологическом насилии.

По мнению международных экспертов, от домашнего насилия в разных формах страдает каждая четвертая семья.

Домашнее или семейное насилие распространено во всем мире и во всех слоях общества. Исходя из гендерных особенностей и того, что мужчины чаще употребляют алкоголь — один из самых мощных катализаторов агрессии, — мужчины гораздо более склонны к физическому насилию. С другой стороны, по отношению к детям лидерами в психологическом и пренебрежительном насилии остаются женщины.

Закон о домашнем насилии не касается наказания

Часто встречается аргумент, что закон о домашнем насилии не нужен, ведь все эти случаи и так подпадают под уголовное законодательство, мол, и так нельзя никого бить головой о батарею. Но закон о домашнем насилии не касается сферы наказания. Есть уголовный кодекс, и если установлено, что ребенка били головой об батарею, наказывать будут в соответствии с ним. Закон о домашнем насилии нужен именно для того чтобы в тех случаях, когда неясно, было или нет, когда сначала сказали, а потом взяли назад свои слова, иметь возможность не принимать необратимые суровые решения.

Это закон, который дает пострадавшему защиту на время разбирательства, поскольку понятно, что в семейной ситуации люди очень сильно связаны друг с другом, и у них амбивалентное отношение друг к другу. Если на нас напал незнакомец из-за угла, у нас нет к нему никаких других чувств, кроме возмущения и желания наказать. С родителями и супругами все гораздо сложнее. Жертва может не хотеть быть избитой, но еще меньше хотеть в детский дом или потерять семью. Закон нужен для того, чтобы снизить эту амбивалентность, чтобы дать возможность просто физически не находиться в одном месте, не подвергаться угрозе давления или дальнейшего насилия.

И еще один плюс – закон разрешил бы мучительную дилемму, с которой сталкивается каждый, кто слышит или видит, как бьют ребенка. Сообщить – и уже вечером ребенок будет в приюте. Или не сообщать – и ребенка продолжат бить. Это очень плохой выбор.

Проекта закона о домашнем насилии в России в 2019-2020 годах – текст и обзор законопроекта

Закон о домашнем насилии предлагали принять в России уже не один раз. До сих пор отдельный нормативный акт так и не принят. Многие эксперты полагают, что имеющихся на сегодня мер достаточно, чтобы бороться с насилием в семье, и дополнительный закон будет лишним.

Расскажем подробнее, какие нормы планируют ввести власти, и почему новый закон о домашнем насилии в России в 2019-2020 годах (текст законопроекта можно скачать здесь) вызвал волну неудовольствия среди граждан.

Как осуществлять борьбу с насильственными действиями?

Есть множество фильмов, которые повествуют об изнасиловании дома. Но в подобном контексте стоит упомянуть иной момент. В них затрагиваются лишь яркие примеры насильственные отношения. Насильственные акты зачастую имеются даже в положительных семьях. Они могут быть выражены в гневной вспышке и недовольстве, что сопровождается оскорбительным словом или же физическим влиянием.

Проблематика семейных насильственных отношений состоит в том, что оно каждый раз идёт по степени увеличения напряжённой ситуации. В ситуации, если пострадавший не обсуждает происходящее, не ставит жёсткие требовательные рамки, акт насилия может вернуться, так как ранее позволялось так общаться в доме.

Одним из наилучших вариаций противодействия плохим действиям дома могут предлагаться такие шаги:

  1. Непридание огласки. Следует рассказать об актах агрессии близким.
  2. Не стоит опасаться сказать открыто об этом мужу, важно осуществить обещанное, если это будет повторяться.
  3. Уйти из семьи, если нет другого выхода.

Большинство женщин говорит, что им огромное содействие оказывает церковь. Стоит обращаться к духовным представителям. Однако легко можно стать потерпевшими не только от жестокого мужа, но и от обманных действий обновлённой веры или курса в религии.

За совершение насильственных мероприятий налагают штраф или же срок.

В ситуации насилия могут, несомненно, помочь правоохранительные органы, родные, психотерапевт, проводящий реабилитационные действия, горячая линия для женщин по номеру 8-800-7000-600 или на номер данной организации своего города, группа поддержки, консультация юриста.

Каждому потерпевшему от домашнего насилия следует помнить, что не стоит возвращаться. Изменение супруга вряд ли последует. Тираны очень часто мучаются, когда теряют собственную жертву. Они готовы уговорить и убедить человека вернуться.

Чаще всего женщины, которые возвращаются обратно, сталкиваются с ещё более грубым поведением. В научном журнале на юридическую тематику или газете может описываться схема поведения при возникновении домашнего насилия.

Помимо всего, стоит выполнить анализ, по какой причине такое происходит. Тираны домашние не со всеми показывают собственную суть и потерпевшего подбирают достаточно кропотливо. Исследовать это может помочь психолог или же психотерапевт.

Видео (кликните для воспроизведения).

Проблематика насильственных действий в доме является злободневной и часто обсуждаемой тематикой нашего поколения и общества. Не нужно отчаиваться близким и знакомым, которые сталкиваются с подобными ситуациями, лучше перестать терпеть это.

Источники

Конституция домашнее насилие
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here