Криминализация домашнего насилия

На странице подготовлен материал на тему: "Криминализация домашнего насилия" с подробным описанием от профессионалов для людей. Если возникнут дополнительные вопросы, обращайтесь к дежурному консультанту.

Доклад «Проблема криминализации наказаний в семье» представлен в Общественной палате РФ

Москва, 2 марта 2018 г.

28 февраля 2018 года в Общественной палате Российской Федерации состоялся круглый стол «Декриминализация побоев спустя год: последствия принятия закона», сообщает Патриархия.ru. Организаторами мероприятия выступиили Комиссия Общественной палаты Российской Федерации по безопасности и взаимодействию с ОНК и Комиссия Общественной палаты Российской Федерации по поддержке семьи, материнства и детства.

К участию в мероприятии были приглашены представители органов государственной власти, правоохранительных ведомств и контрольно- надзорных органов, эксперты, представители профильных НКО и СМИ.


Доклад Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства «Проблема криминализации наказаний в семье» огласила представитель Комиссии Екатерина Чистякова.

В докладе было отмечено, что решения, касающиеся профилактики так называемого домашнего насилия или вмешательства в семью в целях якобы защиты детей, очень часто проводятся в жизнь без широкого общественного и профессионального обсуждения, отражающего реальную позицию большинства жителей нашей страны. В результате кулуарного лоббирования в жизнь проводятся заранее принятые готовые решения, зачастую опасные для общества и государства.

«Ни для кого не секрет, что статистически семья — самое безопасное место и для детей, и для женщин. Но, несмотря на этот простой факт, несмотря на то, что семья, как показывают социологические опросы, остается главной ценностью нашего народа, целый отряд представителей неизвестно кем финансируемых НКО постоянно навязывает нашему обществу и государству радикальный феминизм и другие антисемейные идеологии, — подчеркивается в докладе. — Они манипулятивно спекулируют темами так называемого «домашнего» или «семейного насилия», необходимости постоянно защищать ребенка от его собственных родителей, противопоставляют ложно понимаемые права детей традиционным семейным ценностям и правам родителей, которые веками не подвергались сомнению. Удивительным образом, эту разрушительную деятельность поддерживают немало чиновников и некоторые законодатели. В результате, под предлогом борьбы с насилием и защитой слабых, изощренному насилию подвергаются наши семьи и все наше общество. А под видом представителей гражданского общества действуют те, кто пытается разрушить наше общество и уничтожить его основу — семью».

В докладе указано, что, вопреки пропагандистским утверждениям о «декриминализации домашнего насилия», в действительности законодатели в прошлом году отменили юридически абсурдную и несправедливую норму, ставившую наличие родственных связей в один ряд с расизмом и хулиганскими побуждениями. В результате ее применения родителей могла на практике ожидать уголовная ответственность (в виде тюрьмы на срок до двух лет) за применение в воспитании ребенка телесного наказания, даже за простой шлепок.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

В 2016 году Патриаршая комиссия по вопросам семьи, защиты материнства и детства выразила церковную оценку этой нормы. В опубликованном Комиссией заявлении указывалось, что она была абсурдной, ее содержание — избыточным и несоразмерным. Комиссия констатировала, что «эта норма не имеет нравственных оправданий и юридических оснований, по своему содержанию направлена против семьи и принятого в российской культуре понимания прав родителей, дискриминационна, противоречит основным принципам здравой государственной семейной политики и не учитывает традиционные семейные и нравственные ценности российского общества», а «ее практическое применение принесет обществу и его нравственной жизни значительно больше вреда, чем пользы».

Эта норма вызывала массовое возмущение общественности, собиравшей сотни тысяч подписей, чтобы добиться ее отмены. В конце концов, законодатели осознали, что была допущена ошибка и ее надо исправить в интересах справедливости и общественного спокойствия, что и было сделано в феврале 2017 года. Это стало победой гражданского общества над кулуарным лоббизмом и узкими, недобросовестными групповыми интересами.

«На днях стало известно, что ключевая фигура международного движения за запрет физических наказаний детей — Питер Ньюэлл — был осужден за педофилию, — сообщила Е. Чистякова. — Его общественной карьере предшествовала серия изнасилований малолетнего мальчика, возможно, не единственного. Этот человек опирался на хорошее финансирование, манипулировал бюрократами международных структур уровня ЮНИСЕФ, Комитета ООН по правам ребенка, Парламентской Ассамблеи Совета Европы, искусно использовал их ресурсы в качестве своего инструмента». По словам докладчика, Питер Ньюэлл фактически единолично создал лишенные всяких оснований «международные стандарты» в сфере защиты детства и чужими устами диктовал государствам, что именно они должны запретить делать родителям и семьям.

«Необходимо делать все возможное для того, чтобы законодатели и представители государства служили интересам своего народа, интересам наших семей и родителей, а не носителям подобных идей и создателям такого рода порочных «стандартов»», — подчеркивается в докладе Патриаршей комиссии.

В докладе также обращается внимание на то, что реальный рост преступлений со стороны психически неуравновешенных людей могла вызвать вовсе не принятая законодателями норма, а пропагандистская кампания ее противников. В целом ряде публикаций в прессе они заявляли, что теперь в России можно безнаказанно избивать женщин и детей. «Стремясь достичь своих целей, эти люди ведь и не подумали, вероятно, что кто-то может поверить их лжи и в результате совершить преступление. И если такое произошло — ответственность лежит именно на них», — добавила Е. Чистякова.

Она напомнила о заявлении Патриаршей комиссии, сделанном в связи с принятием в 2016 году поправок, впоследствии отмененных законодателями в результате возмущения общественности: «Патриаршая комиссия настоятельно просит всех законодателей, представителей государственной власти, общественных организаций, неравнодушных к защите и будущему российской семьи и нашего Отечества, предпринимать все возможные в рамках действующего законодательства шаги с целью исключить из российского законодательства любую возможность уголовного или иного преследования родителей за разумное и умеренное использование физических наказаний в воспитании детей, не причиняющее вреда их здоровью».

«Не вызывает никаких сомнений, что и дети, и женщины должны быть защищены от действительно преступных действий, кем бы они не совершались, особенно когда речь идет о преступном насилии», — заявила представитель Патриаршей комиссии, отметив, что нет никаких оснований приравнивать к преступным деяниям наказание ребенка любящими родителями и подвергать их какому-либо преследованию.

В заключительной части доклада сказано: «Патриаршая комиссия выступает однозначно против попыток вернуть в Уголовный кодекс отмененную по требованию общества антисемейную норму, приравнивавшую родительское наказание к расизму, хулиганству и религиозной ненависти, и осуждает попытки добиться этого путем нечестных манипуляций общественным мнением».

Свердловские общественники и полиция жестко раскритиковали законопроект о домашнем насилии

Сегодня в Общественной палате Свердловской области обсудили резонансный законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации», который был разработан депутатами Госдумы, сенаторами и экспертами. Уральские общественники обрушились на документ с критикой, которая в итоге вышла за пределы разумного. Вместе со вполне справедливыми замечаниями о размытости формулировок, о необходимости финансирования и о небольших противоречиях с федеральным законодательством участники круглого стола утверждали, что закон навязывают стране из-за рубежа, а цель его — дать заработать «феминизированным особям», разрушить семьи и уничтожить Россию. Подробности — в репортаже Znak.com.

Читайте так же:  Куда подается иск о лишении родительских прав

«Это часть глобалистского проекта по сокращению народонаселения»

Первой на встрече выступила Людмила Виноградова — член Общественной палаты РФ, эксперт движения «Суть времени» Сергея Кургиняна и лидер «Родительского всероссийского сопротивления». Она сказала, что законопроект ни в коем случае нельзя принимать, потому что его текст «дефектный», он приведет к коррупции, к желанию заинтересованных НКО нажиться на гражданах России, а также ко вмешательству во внутренние дела семьи. «Лоббисты» закона, к которым она относит политолога Екатерину Шульман, общественницу Алену Попову и «других представителей феминистского сообщества», продвигают инициативу на деньги Евросоюза, уверена она.

«Проводились общественные мероприятия. И Крым, и Кавказ высказались ну просто очень отрицательно против этого законопроекта, — заверила Виноградова, а затем неожиданно сделала категоричное заявление. —

Когда-то Виноградова занимала должность председателя Красногорского районного суда Каменска-Уральского. По ее словам, в ее практике все конфликты супругов были связаны не с насилием, а с деньгами. «Женщины обращаются [в полицию] только в те моменты, когда не могли решить вопрос о разделе имущества: „Либо ты дашь мне машину и квартиру, либо я заведу на тебя уголовное дело“. Никогда в других случаях жена не ходила в суд и не заявляла о привлечении к ответственности. Никогда не было такого, чтобы один супруг ударил другого и они пошли в суд», — сказала она.

В своей речи Виноградова упомянула и декриминализацию побоев в семье, сказав, что она «послужила на руку полиции» и «сократила преступность». С этим согласилась представитель свердловского главка МВД Лилия Будкевич.

Патриарх Кирилл считает, что закон о домашнем насилии насаждается из-за рубежа

«Количество особо тяжких и тяжких преступлений, совершенных в быту, у нас сокращается. За 2019 год их стало меньше на 7,5%, всего 147 таких случаев. Связана ли декриминализация с этим или не связана, но большинство дел заканчиваются примирением», — отчиталась она.

Сотрудница МВД заверила, что правоохранители и так работают над профилактикой семейно-бытового насилия, причем успешно. Нарушителей ставят на учет, им также выдают официальные предостережения. Отдельной статистики по предостережениям, впрочем, нет, как нет и цифр о правонарушениях в семье — отдельной отчетности по ним также не ведут.

«Я скажу однозначно: это (законопроект — прим. Znak.com) нарушение конституционных прав. Никогда органы внутренних дел не пойдут на то, чтобы без судебного решения ограничивать в конституционных правах других людей, даже временно. Такой закон не может быть принят, это однозначно!

— заявила Будкевич. — В документе описывается какое-то виртуальное насилие. Это, по сути, не насилие». На последних словах двое сурово смотрящих мужчин плотного телосложения, сидящих на местах для гостей, зааплодировали.

С обличительной речью выступила общественница из Санкт-Петербурга Ольга Баранец. Она продолжила слова Виноградовой о том, что законопроект навязывают нам из-за рубежа, сообщив, что все делается по требованию Совета Европы.

«Хотела бы донести до вас сенсационные вещи, откуда ноги растут. Еще при Брежневе наша страна присоединилась к конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин. Россия обязана отчитываться перед комитетом по этой конвенции. И комитет недоволен, он настоятельно призывает Россию внедрить комплексную стратегию, чтобы искоренить стереотипы о роли и обязанностях женщин и мужчин в семье и в обществе.

Этот закон направлен на уничтожение семьи! Еще они просят легализовать проституцию и принять секспросвет в рамках этого закона» — заявила она.

Предыдущих ораторов горячо поддержал председатель совета общественного движения «Мужской путь» Андрей Брезгин. «В этом законе хозяином семьи будет НКО. Будут феминизированные особи, которые делают все, чтобы извлечь из этого деньги. Они будут насаждать свои порядки, свое видение. Секспросветы введут в школах, проституцию легализуют.

Есть шутки о заговоре. Почитаешь про „Римский клуб“, про деньги, понимаешь, что это серьезно все. Мягкой рукой за наши деньги будут уничтожаться семьи!» — взволнованно говорил он.

Самой спокойной и аргументированной была речь протоиерея Максима Миняйло, также выступившего против законопроекта. Он напомнил о том, что РПЦ считает документ разрушительным для семьи. И хотя священник также бросил несколько обвинений в сторону Запада, главным его опасением стала квалификация людей, которые бы занялись помощью и реабилитацией жертв насилия.

«Семья — это тонкая вещь, регулирование должно быть самым деликатным. И даже сейчас я сюда ехал, мне мой священник рассказывал, что он, человек с высшим математическим, педагогическим образованием, имел серьезные проблемы, когда пытался примирить семью. Это сложная, деликатная тема. Нужно быть большим профессионалом и человеком с большим опытом, чтобы не навредить. А навредить очень просто», — сказал он.

«Все они обращались в ОВД и не получили помощи»

С предыдущими ораторами не согласилась советник уполномоченного по правам человека в регионе Ирина Литвинова. В пику представителю полиции она заявила, что ситуация с бытовым насилием даже в отдельно взятой Свердловской области «действительно просто страшная». Она рассказала об исследовании, которое социологи провели в колонии ИК-6. Там опросили 36 женщин, убивших сожителей, и еще трех из тех, кого осудили за покушение на убийство.

«Все они признавали, что система профилактики не работает. Все они обращались в ОВД и не получили помощи. Трое из них обращались в полицию в день преступления — и также не получили помощи. Женщины сказали, что бесполезно обращаться в соцполитику. Страшная картина», — сказала Литвинова.

Описывать жестокие реалии продолжил уполномоченный по правам ребенка в регионе Игорь Мороков. «Есть факты, когда действительно преступление не совершается, но так домогаются, что просто невозможно. Три случая я отобрал, в двух — бывшие мужья не дают жизни, в одном случае — дама. Ситуация с ней такая — по суду детей поделили, оставили с отцом. Но часть доли в жилье принадлежало даме. Она все время селила туда кого-то, чтобы навредить. Отец не успевает отбиваться, замки менять. Проблема существует, и позиции, озвученные в законопроекте, могут иметь место быть, может, в административном производстве», — сказал он.

Но ни Мороков, ни Литвинова не поддержали законопроект. Детскому омбудсмену не понравились формулировки, отсутствие конкретных мер профилактики, а не наказания. Также он выступил против «защитных предписаний». Литвинова сообщила, что привлеченные уполномоченным по правам человека в Свердловской области эксперты заявили о дефективности проекта.

Читайте так же:  Сколько стоит госпошлина подать на алименты
Свердловский депутат Госдумы раскритиковал законопроект о домашнем насилии

Уральский депутат Госдумы Максим Иванов, выслушав уполномоченных, сразу же загорелся желанием настроить уже существующую систему профилактики преступлений и правонарушений. Но перспектив у законопроекта он не видит. «Я думаю, что его никто не примет. Президент что на послании сказал? Вопросы семьи, верховенство нашего права. То, что у них за рубежом, не надо принимать у нас», — заявил Иванов.

Единственным голосом за законопроект был голос Ларисы Лазаревой, президента общественной организации помощи семьям «Аистенок». Она зачитала коллективное обращение от 33 НКО, в котором указано, что вопросов к закону много, но его надо принять хотя бы для начала процесса по защите членов семьи от насилия. «В случае принятия закона жертва хотя бы будет защищена государством, а не самой жертве придется собирать доказательства», — пояснила активистка.

Лазарева единственная из всех вызвала оживление зала, который до этого, казалось, особо и не слушал докладчиков. Это был гул негодования. Поднялась женщина, назвавшая себя учителем школы, и задала вопрос, который начинался с «как работает такой закон в Европе», а заканчивался «ведь, насколько я знаю, в Европе практически разрушен институт семьи».

Возмутилась и Баранец. Вступив в перепалку с Лазаревой, она буквально высмеяла ее. «Я вот сейчас над вами учинила психологическое насилие. Причем три раза. Я смотрела вам в глаза, я повышала интонацию, я махала руками в вашу сторону. В европейском законе это прописано как психологическое насилие. И где уверенность, что в закон, который под копирку слеплен по западному образцу, не потащат и такие же инструкции?» — выступала она.

«Негативные последствия для общества и государства»

Законопроект о профилактике семейно-бытового насилия планируют внести в Госдуму в конце января 2020 года. Последнюю его версию разработали представители Федерального Собрания РФ. За принятие законопроекта выступают многочисленные кризисные центры, правозащитные, благотворительные и феминистские сообщества, генпрокуратура поддержала введение защитных предписаний для домашних агрессоров.

Против выступают радикальные патриоты, представители РПЦ. К этому списку присоединится и Общественная палата Свердловской области.

Проект ее общественной экспертизы, в котором критикуется законопроект, был составлен еще до обсуждения. Первым пунктом в нем выражено мнение, что «законодательное предложение нарушает пределы вмешательства государства в семейные отношения». Общественники осуждают понятия, используемые в законопроекте, говорят о том, что они слишком размыты. Палата также не согласна с нормами о защитном предписании и судебном защитном предписании, считая, что они нарушают Конституцию РФ. Интересно, что все тезисы согласуются со словами Виноградовой.

Отдельно общественников возмутило «создание „законопроектом“ (почему-то это слово в документе заключено в кавычки — прим. Znak.com) правовых основ и условий для частного бизнеса». Опасения слабо аргументированы, все сводится лишь к тому, что в законопроекте для профилактики планируют задействовать широкий круг социальных организаций. Это не помешало заявить, что проект нацелен «на обеспечение и сопровождение частных коммерческих, идеологических и иных интересов неких „общественных объединений“».

«С учетом того, что „насилие“ по обсуждаемому „законопроекту“ включает в себя обычные житейские ситуации и воспитательные меры, „угрозы“ создания таких ситуаций имеются в каждой квартире», — также говорится в проекте документа.

В заключение указано, что принятие законопроекта повлечет «рост социальной напряженности, распространение семейных конфликтов, разрушение существующей системы профилактики правонарушений и преступлений, негативные последствия для общества и государства». «Действующих нормативных правовых актов в Российской Федерации в целом достаточно для защиты жертв домашнего насилия и наказания виновных лиц», — резюмировали там.

К этим пунктам добавятся выдержки из сегодняшнего заседания. Дополнения будут принимать еще три дня.

«Сама виновата!», или домашнее насилие в эпоху равенства полов

По данным отчета Всемирного банка Women, Business and the Law за 2018 год, россиянок признали одними из самых незащищенных в мире от насилия: Россия набрала ноль баллов в области законодательства по защите прав женщин, поскольку в стране не приняты законы о домашнем насилии, домогательствах на рабочем месте, а в Уголовном кодексе нет статьи о сексуальном насилии на работе. В итоге место России оказалось среди таких стран как Либерия, Габон, Иран, Йемен и ОАЭ.

Так что же такое «домашнее насилие» и почему у нас с ним такие проблемы? В широком смысле под домашним (семейным) насилием принято понимать любую манипуляцию кем-либо вопреки его воле со стороны людей, находящихся с ним в личных отношениях, — супругов, партнеров (иногда бывших и даже необязательно живущих вместе).

Из определения понятно, что поскольку домашнее насилие есть манипуляция, то оно может быть как физическим, так и психологическим, экономическим, эмоциональным (напр. оскорбления, навязывание чувства вины, финансовый контроль, ограничения личной свободы и пр.). Мы остановимся только на одном аспекте — на физическом насилии, поскольку эти случаи приводят к наиболее трагическим последствиям.

Трудная судьба «закона о шлепках»

В России статистика домашнего насилия фрагментарна, труднодоступна, а зачастую попросту отсутствует. Число женщин, потерпевших от преступлений, сопряженных с насильственными действиями в отношении члена семьи составило в 2018 году 23,5 тыс. человек, из них 53% пострадали от рук супруга. Принятые в 2017 году поправки в закон о декриминализации побоев в семье (он же «закон о шлепках») привел лишь к тому, что обращения женщин в полицию перестали портить статистику. Некоторые эксперты считают, что в этом и был основной смысл законодательных новаций, так как в 2019 году правительству предстоит отчитываться в ООН по выполнению Конвенции ООН о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин.

Неторопливые академические дискуссии о том, хорош или плох закон о декриминализации побоев, продолжались бы и поныне, если бы за последние семь месяцев не произошло нескольких резонансных событий: это и история Маргариты Грачевой, которой в декабре 2018 года муж отрубил кисти рук, и история сестер Хачатурян, убивших в июле 2018 года своего отца, который до этого в течение многих лет избивал и насиловал их, и множество аналогичных кейсов, которые не получили столь широкой огласки.

Плюс к этому в апреле 2019 года Комитет ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин впервые признал Россию ответственной за дискриминацию жительницы Чечни Шемы Тимаговой, пострадавшей от домашнего насилия, и рекомендовал России вернуть все на прежнее место — то есть опять криминализировать домашнее насилие, ввести в законодательство проверенные инструменты, в первую очередь так называемые охранные ордера, смысл которых в том, чтобы ограничить контакты между виновником насилия и его жертвой, а также перевести домашнее насилие из сферы частного обвинения в сферу частно-публичного, когда действия по защите жертвы осуществляет государство.

Читайте так же:  Куда в саду обижают ребенка

А в начале июля 2019 года было принято решение Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), присудившего более €25 000 и возмещение юридических расходов Валерии Володиной из Ульяновска. Она жаловалась на то, что полиция и суды не защитили ее от повторяющихся случаев домашнего насилия, включавшего побои, похищение, преследование и угрозы. В своем решении ЕСПЧ подчеркнул, что правовые механизмы в области защиты прав женщин, существующие в России, недостаточны для борьбы с домашним насилием, а власти не готовы признать серьезность проблемы. В конце июня ЕСПЧ принял к рассмотрению четыре жалобы россиянок на домашнее насилие, а всего, по словам Дмитрия Дедова, судьи ЕСПЧ от России, в ЕСПЧ с подобными жалобами обратились около 100 россиянок.

В итоге теперь за пересмотр знаменитого «закона о шлепках» высказываются и спикер Совфеда Валентина Матвиенко, и омбудсмен Татьяна Москалькова, и сенатор Андрей Клишас. Очередной текст законопроекта «О системе профилактики семейно-бытового насилия» передан в Комитет Госдумы по государственному строительству и законодательству. Напомним, что за последние десять лет подобные законопроекты вносились в Госдуму 40 раз (!), но так ни разу не дошли даже до первого чтения, застревая в процедурах согласования в комитетах. Очевидно, что власти не демонстрируют особой готовности заниматься этой проблемой, что, по мнению экспертов, связано с соображениями бюджетной экономии.

О законе

В конце 2018 года зампред комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина сообщила, что работа над проектом закона об основах профилактики семейно-бытового насилия завершается. В документе идет речь о так называемом охранном ордере — запрете виновным в домашнем насилии приближаться к пострадавшим от их рук. Это позволит изменить сложившуюся практику, когда жертва рукоприкладства вынуждена уходить из дома и прятаться от агрессора в кризисном центре. Система охранных ордеров уже действует в ряде стран — в Белоруссии и Казахстане.

В феврале 2017 года был принят закон о декриминализации побоев в семье. Закон переводит побои в отношении близких родственников из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения в случаях, когда такой проступок совершен впервые.

Домашнее насилие в России

Видео (кликните для воспроизведения).

Вас регулярно бьет муж на почве ревности, социально-бытовых проблем или просто так? А вы терпите его издевательства?

Не нужно держать это в тайне и ждать, когда его «попустит» и все «устаканится». Если уже раз ударил и вы ничего с этим не сделали, то ударит и второй раз.

Многие женщины по всему миру страдают от домашнего насилия, выражаемое в систематической физической, психологической или сексуальной расправе по отношению к близким членам семьи.

Существует ли закон о домашнем насилии, могут ли обидчика, тирана привлечь к ответственности за домашнее насилие в 2020 году?

Как доказать, что вы стали жертвой домашнего насилия и у кого можно попросить помощи, чтобы спасти свое здоровье и возможно даже жизнь?

Что такое домашнее насилие?

Это действия физического, сексуального, психологического и экономического насилия, которые произошли между бывшими, теперешними супругами или между близкими родственниками.

Домашнее насилие также касается тех пар, которые живут даже в гражданском браке.

Закон о домашнем насилии в России

В России уже было несколько попыток принятия закона, который бы определял, что такое домашнее насилие, устанавливал бы какие-то нормы регулирования. Но на 2020 год закона, который бы определял насилие в семье, как юридическую проблему, его нет.

Зачем нужен такой закон? Если женщина или пожилой человек подвергается насилию и это не дошло до тяжких телесных повреждений или до убийства, то это все будет квалифицироваться как дела частного обвинения.

Что это означает? Это значит только одно: пострадавший должен самостоятельно пойти в полицию или к мировому судье и написать заявление о семейных побоях.

К тому же он должен доказать, что побои действительно были. А для этого необходимо снять побои в травмпункте.

Собрать бумаги, оформить их правильно – зачастую не под силу пострадавшим, а на адвоката у жертвы насилия нет денег. Именно поэтому такие дела редко доходят до суда.

Такого понятия, как «домашнее насилие» в российском законодательстве нет. Есть истязания, побои, избиение, угроза убийством, однако домашнее насилие нигде не фигурирует.

Ленор Уолкер: концепция «цикла насилия»

Так почему же жертвы домашнего насилия годами живут с насильником под одной крышей, несмотря на повторяющиеся эпизоды насилия? Для объяснения американский психолог Ленор Уолкер предложила концепцию «цикла насилия», описывающую динамику отношений в паре через чередование этапов роста психологического напряжения, насилия, примирения и «медового месяца». Именно переход от насилия к раскаянию и примирению является причиной того, что брак сохраняет привлекательность для партнеров (вы же любите американские горки, правда?), однако самооценка женщины и ее способность к действию все больше снижаются. После «медового месяца» отношения пары постепенно возвращаются на первую стадию, и цикл повторяется. С течением времени каждая фаза становится короче, а вспышки насилия учащаются и происходят с большим ожесточением. Несмотря на это, многие женщины вновь возвращаются к своим партнерам-насильникам ради периода «медового месяца», когда «все так хорошо!», «как будто в начале нашего знакомства!». Со временем масштабы и жестокость насилия в паре начинают выходить из-под контроля, и тогда их личная история рискует однажды попасть на страницы судебной хроники.

Конечно, наряду с такими крайними случаями имеется множество других, где эпизод насилия не имел повторений или вообще поставил точку в отношениях пары, но эти относительно благополучные истории до общественности не доходят. Более того, до общественности нечасто доходят и те истории, в которых муж убивает жену. Однако истории, где убийцей невольно становится жена, волнуют общество куда больше, и в этих случаях жертвы домашнего насилия имеют реальный шанс познакомиться с российским законодательством в части необходимой обороны, и это знакомство не сулит им ничего хорошего.

Именно так развивались события в деле Галины Каторовой из Находки, Кристины Шидуковой из Геленджика и многих других жертв домашнего насилия. И если в деле Галины Каторовой, которая убила мужа, когда тот при свидетелях пытался ее задушить, Апелляционный суд вынес оправдательный приговор, то в деле Кристины Шидуковой (которая ударила мужа ножом при попытке выбросить ее в окно) коллегия присяжных в Геленджике вынесла обвинительный вердикт, и суд приговорил ее к восьми годам лишения свободы по обвинению в умышленном убийстве.

Именно такое трагическое развитие событий и должен предотвратить закон о домашнем насилии. Если он, наконец, будет принят, то жертвы насилия смогут обратить на себя внимание правоохранителей еще до того, как их убьют, усадят в инвалидное кресло или отправят в тюрьму.

Читайте так же:  Смена прав в связи со сменой фамилии

В Совфеде допустили введение уголовной ответственности за домашнее насилие

В начале июля ЕСПЧ обязал власти РФ выплатить €20 тыс. в качестве компенсации морального вреда россиянке Валерии Володиной, которая подверглась домашнему насилию. Кроме того, суд отметил, что в российском праве не закреплено понятие «домашнее насилие» и не существуют охранные ордера. Как говорится в решении судей ЕСПЧ, «эти пробелы в законодательстве наглядно показывают, что власти не признают важность проблемы домашнего насилия в России и дискриминационного эффекта, который насилие оказывает на женщин».

Ранее председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко поручила сенаторам проанализировать состояние законодательства и правоприменительной практики, касающейся семейного бытового насилия, чтобы принять меры, необходимые для защиты женщины.

В свою очередь уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова неоднократно высказывалась о необходимости принятия закона о профилактике домашнего насилия. Так, во время работы депутатом Госдумы она была автором одного из вариантов такого законопроекта, который позднее был отклонен.

Что делать, если муж (жена, дети, родители) бьет?

Для того, чтобы в корне исправить ситуацию, потерпевший может:

  • Вынести проблему избиения, насилия в публичное пространство – обязательно обращаться в соответствующие органы, например, поставить в известность участкового.
  • Попросить поддержки у знакомых, близких людей.
  • Обратиться в полицию с заявлением.
  • Зафиксировать полученные травмы в травмпункте.
  • Стать решительным. Если сын бьет мать или муж жену, тогда потерпевшей нужно поставить вопрос об избиении так: «Или ты прекращаешь надо мной издеваться или я от тебя ухожу/ты съезжаешь с квартиры и т. п.».
  • Оповестить соседей о том, что если они услышат крики из квартиру, то пусть сразу же вызывают милицию.
  • Быстро покинуть дом в случае подстерегающей опасности. Для этого жертва должна прятать ключи, деньги, телефон и документы в доступном месте, чтобы при возможности она могла взять их и быстро покинуть дом.
  • Попросить друзей или родственников предоставить ему убежище, если ему будет грозить опасность.
  • Обратиться в кризисный центр, где ему окажут психологическую и юридическую помощь.
  • Изменения в законодательстве

    Побои перестали быть уголовным преступлением. Закон нарушил принцип соразмерности. Внутрисемейные побои по степени общественной опасности были ранее более опасными, чем побои чужих людей.

    За шлепок близкого лица давали до 2 лет лишения свободы, за шлепок чужого – административное наказание.

    В 2020 году максимальный денежный штраф за побои, к ним также относится домашнее насилие своих близких составляет 30 тысяч рублей. А еще недавно до принятия поправки в Уголовном кодексе семейным тиранам грозило до 2 лет лишения свободы.

    В обществе раскол, одни говорят, что смягчение наказания – правильное действие, поскольку нельзя сажать человека за порку ремнем или затрещину. Другие утверждают, что принятая поправка только на руку домашним садистам. Кто прав, а кто виноват?

    Что говорят депутаты о декриминализации домашнего насилия?

    Депутаты Госдумы посоветовали людям воспринимать Закон «О декриминализации домашнего насилия» как условие для создания крепкой семьи. Таким образом, они хотят, чтобы в российских семьях были сохранены семейные ценности.

    Противники принятия поправок заявили о том, что новый закон только ухудшит ситуацию в семье. Ведь в большинстве случаев судьи наказывают домашних тиранов штрафом, но кто его платит, если бюджет семейный?

    Поэтому они считают, что такая мера наказания не является сдерживающим фактором, а когда речь идет о близких людях, то это накладывает на семью только дополнительную финансовую нагрузку.

    Что говорят юристы о декриминализации домашнего насилия?

    Специалисты уверены, что смена уголовного наказания на штраф не означает, что побои легализованы. Изверг-рецидивист в любом случае получит реальный срок.

    Так, если домашнее насилие над детьми, женой, родителями было совершено в первый раз, тогда мужчине грозит административная ответственность. Но это идет речь о легких побоях: шлепки, подзатыльники, затрещины и т. д.

    В Уголовном кодексе не содержится четкого определения того, что такое побои. В то же время словарь Ушакова определяет это понятие так: побои – это удары по живому телу.

    В словосочетании «домашнее насилие» ключевое слово «домашнее». По некоторым данным с ним сталкивается каждый четвертый в семье, но так оно и остается.

    Но многие жертвы тиранов не обращаются в полицию, поэтому официальная статистика на самом деле лукавая, потому что если жертва сама не признается, то никакой жертвы вроде как и нет.

    Домашнее насилие над женщинами: куда обращаться?

    Когда дело доходит до суда, то многие женщины домашнего насилия молчат.

    Они боятся того, что их проблема выйдет за рамки семьи, о том, что об избиении узнают родственники, сослуживцы по работе. Они воспринимают побои как собственный позор.

    С этим стереотипом борются различные организации, которые призывают противодействовать домашнему тирану:

    • Проект «Насилию.нет» – https://nasiliu.net/.
    • Кризисный центр помощи женщинам и детям в Москве – https://krizis-centr.ru/. Телефон – 8 (499) 977-17-05 и др.
    • Независимый благотворительный центр помощи пережившим сексуальное насилие «Сестры», телефон (495) 901-02-01.

    Как женщине узнать о таком центре помощи жертвам домашнего насилия?

    Для этого она может позвонить по общероссийскому телефону помощи 8-800-7000-600. Оператор по возможности перенаправит женщину к своим коллегам в нужный регион, чтобы жертве была оказана помощь на месте.

    Кстати, сейчас и в полиции стали давать заявительницам телефоны таких центров.

    Деятельность центров помощи жертвам домашнего насилия заключается в том, чтобы помочь женщинам/родителям/мужчинам найти в себе внутренние и внешние ресурсы для того, чтобы остановить тирана.

    Многие женщины, страдающие от насилия в семье, молчат и не выносят эту проблему за пределы дома. Причины того, почему жертвы избиения со стороны мужа, сына, родителей терпят, разные, но результат всегда один – сломанная судьба или, что еще хуже, смерть от побоев.

    Самооборона как способ защитить себя от домашнего насилия

    Если женщина регулярно страдает от побоев мужа, его кулаков, пощечин и так далее, то некоторые, очень смелые представительницы прекрасного пола пытаются ответить своим благоверным тем же.

    В этом случае речь идет о самообороне: чтобы муж ее не избил до потери сознания женщина идет в атаку – совершает домашнее насилие над мужчиной, над своим обидчиком.

    При этом границы самообороны законодатель определяет так: вред, который наносит жертва должен быть не более того, который нанес обидчик.

    Грубо говоря, если муж подходит к жене с ножом, то ей нельзя хватать топор или пистолет.

    В случае, если жена оказалась в ситуации, где ей нужно применить самооборону, то прежде всего она должна защитить свою жизнь, а также здоровье и личную неприкосновенность.

    Есть такое понятие, как «неожиданное нападение». Потерпевший, который оказался в такой ситуации, не может определить характер нападения, чтобы адекватно ответить обидчику.

    В этом случае закон говорит о том, что в случае неожиданного нападения жертва может обороняться как угодно.

    Читайте так же:  Свидетельство о рождении удостоверяет личность ребенка

    Если женщина стала жертвой насилия, то в первую очередь ей нужно обратиться в органы полиции. При рассмотрении заявления пострадавшей участковый обязательно примет меры предупредительного воздействия на правонарушителя.

    Что делать, если муж бьет: убегать или защищаться?

    Все зависит от ситуации, при которой происходит домашнее насилие.

    В какой-то ситуации проще будет убежать от обидчика. Но в какой-то ситуации жертва понимает, что убежать нереально и единственный способ избежать побоев – прибегнуть к методам самообороны.

    В случае если нападавшему был причинен вред, то ни в коем случае нельзя избавляться от следов насилия. Такие действия могут быть интерпретированы, как уход от ответственности.

    Потому что если будут выявлены следы затирания крови, уничтожены предметы, которыми жертва оборонялась, то у того, кто оборонялся, в таком случае есть высокий риск того, что его действия будут интерпретированы, как умышленное причинение вреда другому человеку.

    Если потерпевший оказался в ситуации, где он проявил самооборону, тогда он должен, наоборот, зафиксировать все следы преступления.

    Из-за страха, стыда, недостатка информации не все жертвы насилия обращаются в правоохранительные органы.

    Восприятие домашнего насилия в обществе и виктимблейминг

    Такое отношение в немалой степени опирается на восприятие проблемы домашнего насилия со стороны населения. Как показывают некоторые социологические опросы, больше половины населения не считает домашнее насилие важной социальной проблемой, 9% мужчин уверены в том, что иногда бывает «полезно» ударить жену или ребенка, а 7% считают, что домашнее насилие простительно, если произошло «сгоряча». Но большинство россиян оказались вполне современными и адекватными людьми: 61% респондентов считают, что любое физическое насилие в семье недопустимо, — 69% среди женщин и 50% среди мужчин (другой недавний опрос продемонстрировал даже большие цифры — 80% респондентов заявили, что домашнему насилию нет оправдания). Однако при этом почти две трети опрошенных (63%) согласны с тем, что женщины сами иногда провоцируют применение к ним насилия внешним видом, одеждой или поведением — и это плавно подводит нас к проблеме виктимблейминга.

    Виктимблейминг или обвинение жертвы — это перенесение ответственности на жертву, обвинение ее в том, что это она своими действиями спровоцировала преступника на насилие. Психологи объясняют это явление с помощью концепции справедливого мира. Первооткрыватель феномена веры в справедливый мир американский психолог Мелвин Лернер в экспериментах показал, что люди склонны верить в то, что в конечном счете зло будет наказано, а за добро воздастся (поэтому, кстати, нам так нравятся американские хеппи-энды). Лернер пришел к выводу, что вера в справедливость наказания косвенно оправдывает насилие и объясняет его поведением жертвы. Вот почему суды иногда так дотошно выясняют, как себя вела женщина, которую избивает муж, какой длины у нее юбка и хорошо ли она варила борщи.

    Жертвы домашнего насилия в большинстве случаев слышат от окружающих аргументы типа: «Сама виновата, почему не ушла, зачем терпела?» Феномен виктимблейминга очень ярко проявился в резонансных историях Маргариты Грачевой и сестер Хачатурян. По делу Маргариты Грачевой в социальных сетях разгорелась грандиозная полемика, и в итоге обвинители пришли к «логичному» выводу — ну не мог же он отрубить ей руки без причины! Значит, было за что! Масла в огонь подлила фотосессия, в которой снялась Маргарита Грачева, — критики обвинили ее в том, что она пиарится на трагедии семьи, да и взгляд у нее развратный, так что поделом ей досталось.

    В истории сестер Хачатурян дело не ограничилось перепалкой в соцсетях, тут подключились печатные СМИ, а сторонники и противники активно выходили на митинги и пикеты. Одна из центральных газет опубликовала статью с «говорящим» названием: «Самое кровавое дело года: что скрывают сестры Хачатурян?» В другой публикации, посвященной делу сестер Хачатурян, принятие закона о домашнем насилии связали с возможной легализацией однополых браков и угрозе нашему «исторически патриархальному обществу».

    Что грозит мужу-тирану за домашнее насилие?

    Каждый случай индивидуальный, поэтому правоохранительные органы расследуют каждую ситуацию, стараются докопаться до истины.

    Если говорить об ответственности, то она может наступить по статье 116.1 УК РФ. И то уголовная ответственность может наступить для тирана только в том случае, если жертва ранее уже обращалась в правоохранительные органы или в суд с аналогичной просьбой, заявлением.

    Тогда мужу-тирану или другому члену семьи, который совершает домашнее насилие в отношении других членов семьи, может грозить такое наказание:

    • штраф до 40 тыс. руб. или в размере зарплаты за период до 3 месяцев;
    • обязательные работы сроком до 240 часов;
    • исправительные работы сроком до полугода;
    • арест сроком до 3 месяцев.

    Уголовная ответственность за неоднократные случаи домашнего насилия наступает только в случае рецидива – повторных, регулярных избиений.

    В случае, когда побои были совершены в результате ситуативного, эмоционального конфликта, когда люди не имели умысла причинять друг другу вред, когда нет никакого преследования одного человека со стороны другого, то в таких случаях допустима административная ответственность.

    Если же жертва обратилась к правоохранительным органам впервые, тогда ее обидчику будет грозить только административная ответственность, но это при условии, что он причинил жертве физическую боль, которая не привела к таким негативным последствиям, как: расстройство здоровья, временная утрата трудоспособности.

    За совершение насильственных действий в отношении членов семьи, за причинение физической боли жене/мужу/родителям/детям виновному грозит наказание по ст. 6.1.1 КОАП РФ «Побои».

    Наказание подразумевает такую ответственность:

    • штраф от 5 до 30 тысяч рублей;
    • административный арест сроком от 10 до 15 суток;
    • обязательные работы сроком от 60 до 120 часов.

    Полиция предпринимает действия в отношении жертвы и домашнего тирана только в том случае, если жертве будут нанесены телесные повреждения – например, синяки, гематомы, переломы и т. д.

    Домашнее насилие с точки зрения законодательства РФ в 2020 году перестало рассматриваться как уголовно наказуемое деяние, при условии, что оно не повлекло за собой серьезных травм или временной утраты трудоспособности.

    Если муж однократно избил жену, тогда ему грозит только административная ответственность.

    Видео (кликните для воспроизведения).

    В случае повторного обращения жертвы в правоохранительные органы, встанет уже вопрос о привлечении обидчика к уголовной ответственности по ст. 116.1 УК РФ «Побои».

    Источники

    Криминализация домашнего насилия
    Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here