Кто лоббирует законопроект о домашнем насилии

На странице подготовлен материал на тему: "Кто лоббирует законопроект о домашнем насилии" с подробным описанием от профессионалов для людей. Если возникнут дополнительные вопросы, обращайтесь к дежурному консультанту.

Социолог Пол Камерон про закон о домашнем насилии, который лоббирует ЛГБТ

В Общественной Палате РФ состоялся круглый стол по защите традиционных и религиозных ценностей, на котором присутствовал известный американский ученый Пол Камерон.

Пол Кэмерон — американский социолог и психолог, создатель Института исследований семьи , доктор философии, много лет посвятивший анализу анти-демографических явлений в мире, в том числе связи гомосексуальности и склонности к педофилии. Несмотря на нападки у себя в стране, Пол Кэмерон последовательно отстаивает традиционные представления о семье.

На вопрос, заданный Элиной Жгутовой ,членом Общественной Палаты РФ , знает ли он ,что такое Стамбульская конвенция и на что она направлена, Пол Камерон ответил, что Стамбульская конвенция прежде всего направлена на защиту ЛГБТ-сообщества, и он не советует России ее подписывать.

Одним из лоббистов закона о профилактике семейно-бытового насилия выступила адвокат, относящая себя к Ордену Тамплиеров (масонов), Людмила Айвар. Она и ее муж, тамплиер , юрист Трунов открыто заявляют, что в основании закона о профилактике семейно-бытового насилия лежит Стамбульская конвенция.

Открыв п.4.3 этой конвенции, мы видим, что она направлена на защиту от дискриминации «по признакам сексуальной ориентации, гендерной идентичности»

Итак: Закон о профилактике семейно-бытового насилия — это вариант Стамбульской конвенции, которая защищает права гомосексуалистов. Следовательно Закон призван защищать права гомосексуалистов. И это подтверждает американский ученый с большим опытом. В Стамбульской конвенции о защите гомосексуализма сказано прямо, в законе пока фигурирует «сексуальное насилие» и «ограничение половой свободы». Далее, дело времени.

Если мы позволим принять этот закон, то легализация прав гомосексуалистов — не за горами.

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА — УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Сенаторы обсудят с россиянами законопроект о профилактике семейного насилия

Совет Федерации в пятницу опубликовал на своем сайте законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия», который планируется внести в Госдуму вместе с поправками в УПК и ГПК. Как пояснила глава рабочей группы Совфеда, зампред палаты Галина Карелова, развернувшаяся в обществе дискуссия «свидетельствует о большом внимании граждан к данной теме», в связи с чем обсуждение законопроекта продлено до 15 декабря. Уже к вечеру воскресенья под документом набралось около тысячи комментариев.

Законопроект определяет семейно-бытовое насилие как «умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и психического страдания или имущественного вреда», но не подпадающее под КоАП или УК. Заниматься его профилактикой, помимо органов внутренних дел и социальной защиты, станут и медики: они должны будут извещать правоохранителей об обратившихся к врачам лицах, в отношении которых предположительно применено семейное насилие.

Одна из главных новаций – воздействие на нарушителей через защитные предписания. Обычное предписание выносится на срок до 30 до 60 суток должностным лицом органов внутренних дел и может содержать запрет на общение с жертвой насилия (в том числе по телефону и через интернет) или попытки выяснить ее местонахождение. Если безопасность подвергшегося насилию лица обеспечить не удалось, правоохранители вправе обратиться в суд, который может также обязать нарушителя покинуть место совместного жительства с его жертвой либо отдать ей удерживаемое им имущество и документы. Судебное предписание действует от 30 суток до года.

Законопроект еще будет дорабатываться, главное, что проблему признали и проект планируют принять, говорит член рабочей группы, адвокат Мари Давтян. Среди плюсов документа – защитные предписания и внесение поправок в УПК, которые переведут ст. 116.1 УК о повторных побоях из частного в частно-публичное обвинение, отмечает она: «В частном обвинении не участвуют полиция и прокуратура, фактически потерпевшая сама должна писать заявление мировому судье и сама расследовать преступление против нее, а этого человек без опыта уголовного судопроизводства сделать не может. Теперь же предполагается, что дело будет расследовать полиция, и это правильно». Один из минусов проекта – само определение семейного насилия, которое невозможно использовать, продолжает адвокат: «Из него следует, что те, в отношении кого применяется физическое насилие, не могут получить помощь, поскольку любое такое насилие содержит признаки административного правонарушения или уголовного преступления. Надеюсь, эту формулировку поправят». Кроме того, Давтян будет настаивать на возвращении понятия «преследование», поскольку это одно из основных правонарушений и оно чаще всего заканчивается физическим насилием.

Вокруг законопроекта ломаются нешуточные копья, причем не относительно общих формулировок или конкретных механизмов защиты, указывает политолог Екатерина Курбангалеева: «Спор о ценностях. Очевидно, что затронуты какие-то глубинные жизненные установки, укорененные веками семейные традиции. Очевидно также, что законопроект недообсужден. Но в любом случае считаю, что сейчас он должен быть принят хотя бы для того, чтобы зафиксировать позицию государства в отношении недопустимости семейного насилия ни в отношении женщин, ни в отношении детей и стариков».

Как законодатели предлагают бороться с домашним насилием

На сайте Совета Федерации 29 ноября для общественного обсуждения был опубликован проект закона о профилактике семейно-бытового насилия. Список авторов инициативы не указан. Рабочая группа по проработке проекта будет принимать отзывы и замечания к нему до 15 декабря в связи с «активной дискуссией», заявила вице-спикер Совфеда Галина Карелова, затем решат вопрос о внесении документа в Госдуму.

Среди основных авторов инициативы собеседники в Госдуме называют депутата Оксану Пушкину. Она не ответила на вопросы «Ведомостей».

Впервые о разработке законопроекта о профилактике домашнего насилия заговорили в 2016 г., но тогда документ не дошел до Госдумы. К обсуждению идеи вернулись в 2019-м. В финальную версию проекта были включены определение семейно-бытового насилия и пункт о примирении сторон.

Суть инициативы

● Под домашним насилием в законопроекте понимается умышленное деяние в отношении члена семьи, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического или психического страдания или имущественного вреда.

Читайте так же:  Развод супругов имеющих несовершеннолетних детей и ипотеку

● Документ вводит меры профилактики и пресечения семейно-бытового насилия. Их предлагается применять в тех случаях, когда оснований для административной и уголовной ответственности еще нет.

● Авторы законопроекта рассчитывают, что его принятие позволит сократить число случаев домашнего насилия и их негативные последствия.

Особенность этого законопроекта в том, что он меняет взгляд на проблему семейно-бытового насилия, говорит Екатерина Тягай, партнер коллегии адвокатов Pen & Paper. Документ предлагает ввести меры профилактики домашнего насилия, а не только устранения его чудовищных и часто необратимых последствий, отметила она.

Число жертв домашнего насилия

Согласно данным Росстата и МВД (приводятся в пояснительной записке к законопроекту), каждый год в России от семейно-бытового насилия страдают десятки тысяч человек:
• 2015 год – 50 780 человек;
• 2016 год – 65 543 человек;
• 2017 год – 36 037 человек;
• 2018 год – 33 235 человек.
Это только зарегистрированные случаи. Основную часть лиц, подвергшихся домашнему насилию, составляют женщины: в 2017 году – 71,2%, в 2018 году – 70,8%.
Снижение числа пострадавших в 2017 году авторы законопроекта связали с декриминализацией впервые совершенных побоев в отношении членов семьи.

Кто будет участвовать в профилактике домашнего насилия

Согласно законопроекту, оказывать помощь жертвам домашнего насилия и проводить работу с нарушителями будут:

• органы внутренних дел;

• организации специализированного социального обслуживания — кризисные центры, центры социальной помощи семье и детям, центры психолого-педагогической помощи, центры экстренной психологической помощи и другие;

• общественные объединения и некоммерческие организации.

• уполномоченные по правам человека и по правам ребенка;

• органы государственной власти;

• органы управления социальной защиты населения;

• органы местного самоуправления и др.

Проект предполагает, что полномочия всех этих субъектов профилактики будут определены и скоординированы, отмечает Тягай. По ее мнению, это позволит сформировать каркас и систему взаимодействия всех структур, силами которых домашнее насилие может быть предотвращено, а семьи сохранены.

Требует детального обсуждения

Законопроект заслуживает поддержки, поскольку проблема домашнего насилия стоит остро, считает первый зампред комитета Госдумы по законодательству Михаил Емельянов («Справедливая Россия»). Однако, по его мнению, нужно внимательно изучить детали и проверить, не вторгается ли закон в зону семейного права и как сочетаются нововведения с Семейным, Уголовным кодексами и КоАП.

При работе над законопроектом о домашнем насилии нужно быть предельно внимательным к деталям, чтобы потом из-за неправильной трактовки закона элементарные семейные ссоры не приводили к необратимым последствиям, сломанным судьбам и разрушенным семьям, считает зампред комитета по законодательству Рафаэль Марданшин («Единая Россия»). «Не каждая молодая семья может правильно трактовать понятие домашнего насилия. Это тонкий момент, который сложно прописать на законодательном уровне», — пояснил он. Но, с другой стороны, проблема семейно-бытового насилия действительно существует, и нужно совершенствовать законодательство, чтобы случаи жестокого обращения с близкими не оставались безнаказанными, добавил депутат.

Сорос лоббирует закон «о семейном насилии»

Human Rights Watch просит Валентину Матвиенко ввести уголовную ответственность за т. н. «домашнее насилие»

Директор Отделения Хьюман Райтс Вотч (Human Rights Watch) по Европе и Центральной Азии Хью Уильямсон направил открытое письмо председателю Совета Федерации Валентине Матвиенко с просьбой скорректировать проект закона «О профилактике семейно-бытового насилия» «в интересах приведения его в соответствие со стандартами Совета Европы и другими международными стандартами в области борьбы с домашним насилием». Обращение опубликовано на сайте международной организации.

«Мы приветствуем предпринятые Советом Федерации шаги по разработке проекта закона с привлечением независимых экспертов в области права и юриспруденции. Мы также признательны Совету Федерации за вынесение проекта закона на обсуждение профильных экспертов и общественности и, пользуясь предоставленной возможностью, вносим свои предложения», — пишут в Human Rights Watch.

«Как отмечается в недавнем исследовании, опубликованном Управлением ООН по наркотикам и преступности (УНП ООН), собственный дом оказывается «самым опасным местом для женщин»: большинство убийств женщин во всем мире совершается партнерами или родственниками. В прошлом году в мире было убито около 87 тыс. женщин, из них порядка 50 тыс., или 58%, — партнером или членами семьи. Таким образом, каждый час от рук близких лиц погибает где-то шесть женщин. Оценка масштаба проблемы домашнего насилия в России затруднена ввиду отсутствия профильной статистики», — сокрушается Хью Уильямсон.

Он сообщил, что в 2018 году организация по итогам собственного исследования опубликовала аналитический доклад «Я могу убить тебя, и никто меня не остановит», «обозначив основные проблемные аспекты российского законодательства и правоприменительной практики, а также судопроизводства и системы социальной поддержки, которые не позволяют властям обеспечивать защиту и помощь пережившим домашнее насилие. Доклад основан на интервью с пострадавшими, адвокатами, активистами за права женщин, должностными лицами, учеными и сотрудниками правоохранительных органов, и в нем детально анализируются факторы, мешающие пережившим насилие заявлять о нарушениях и получать помощь. К числу таких факторов относятся социальная стигматизация, неосведомленность о проблеме как таковой и о существовании служб по оказанию помощи, а также недоверие к полиции».

«Результаты нашего исследования свидетельствуют о негативных последствиях отмены в 2017 г. уголовной ответственности за первые побои в отношении близких лиц, поскольку при этом не были учтены фундаментальные отличия между насилием со стороны посторонних и домашним насилием: в последнем случае насилие часто имеет тенденцию к повторению, а пострадавшие, как правило, живут вместе с агрессором и находятся в финансовой или иной зависимости от него. При смешении этих двух ситуаций насилия также не учитываются психологические, эмоциональные и словесные издевательства и манипулирование жертвой, которые обычно сопровождают физическое насилие в семье. Профильные адвокаты и группы за права женщин отмечают, что агрессоры и до поправок 2016 и 2017 гг. нередко оставались безнаказанными, поэтому перевод первых побоев в отношении близких лиц в категорию административных правонарушений лишь добавляет им ощущения вседозволенности», — полагают в Human Rights Watch.

«В июле 2019 г. Европейский суд по правам человека в постановлении по делу Володина против России неоднократно ссылался на наш доклад и соглашался с нашими выводами, — напоминает международная организация. — Суд, среди прочего, признал общее «нежелание российских властей признавать серьезность и масштаб проблемы домашнего насилия в России и его дискриминационные последствия для женщин». Четверо судей сопроводили постановление своим особым мнением. Например, судья Пинто де Альбукерке высказался за то, чтобы суд делал больше «для искоренения гендерного неравенства , а вместе с ним и абсолютно позорных проявлений домашнего насилия»».

«Мы предложили российским властям ряд рекомендаций, включая необходимость принятия парламентом закона, в котором домашнее насилие было бы обозначено как отдельный состав преступления, подлежащий уголовному преследованию в порядке публичного/частно-публичного, а не частного обвинения. Мы также отметили необходимость введения в законодательство института охранных ордеров и рекомендовали правительству обеспечить доступность служб помощи для переживших домашнее насилие и обязать профильные правоохранительные органы систематически вести всеобъемлющую статистику», — говорится в обращении.

Читайте так же:  Какое имущество признается совместно нажитым

Международная организация призывает В. Матвиенко «включить в текущий проект закона всеобъемлющее определение домашнего насилия, включающее физическое, сексуальное, экономическое и эмоциональное насилие ».

«Статья 2 текущего проекта закона содержит перечень лиц, которые могут считаться подвергшимися домашнему насилию. Это супруги, бывшие супруги, лица, имеющие общего ребенка (детей), близкие родственники, а также совместно проживающие и ведущие совместное хозяйство иные лица, связанные свойством. Однако отношения зависимости, которые образуют контекст домашнего насилия, также распространяются на партнеров, не состоящих в официальном браке , и на бывших партнеров, которые больше не живут вместе и не ведут совместное хозяйство. Во многих задокументированных нами случаях женщины подвергались существенному насилию со стороны партнера/бывшего партнера, которое в полиции не принимали всерьез в связи с наличием истории отношений между агрессором и пострадавшей. В силу этого действие закона также должно распространяться на бывших супругов и партнеров вне зависимости от факта совместного проживания и ведения общего хозяйства (как в упоминавшейся выше статье 3 Стамбульской конвенции)», — заявляют в Human Rights Watch.

Международная организация предлагает ввести в России «систематизированный порядок статистического учета домашнего насилия с разбивкой по возрасту, региону, виду насилия и степени родства/свойства между пострадавшей стороной и агрессором; обеспечить открытость и общедоступность всей информации; сделать сбор таких данных обязательным для профильных правоохранительных органов, таких как МВД, Генеральная прокуратура и СКР.

Ввести обязательное, специализированное образование/подготовку по вопросам профилактики домашнего насилия и реагирования на него для социальных работников, врачей, психологов, адвокатов и других профильных специальностей в соответствии с международными стандартами такой подготовки».

Human Rights Watch напоминает, что Россия и Азербайджан остаются единственными из 47 государств Совета Европы, которые не подписали и не ратифицировали Стамбульскую конвенцию.

Хью Уильямсон убеждает Валентину Матвиенко в том, что Human Rights Watch является некоммерческой неправительственной правозащитной организацией.

Из открытых источников известно, что основным источником финансирования организации являются частные пожертвования, преимущественно американские. Например, 3 миллиарда рублей выделил известный спекулянт миллиардер Джордж Сорос.

Этот деятель не впервые обращает свое внимание на Россию. В 2017 году Сорос передал $18 млрд. фонду Open Society Foundations («Открытое общество») якобы на благотворительные цели. Православная общественность тогда предположила, что в действительности американский спекулянт выделил столь большую сумму не для благотворительности, а для финансирования майдана в России.

Большинство россиян поддерживают закон о борьбе с семейным насилием

70% россиян считают необходимым принятие закона о профилактике домашнего насилия, следует из данных ВЦИОМа, с которыми ознакомились «Ведомости». Не нужен такой закон лишь 7% опрошенных. В недопустимости любого физического насилия в семье уверены 90%, и только 8% полагают, что ударить супруга можно «при определенных обстоятельствах». 40% респондентов знают о случаях побоев в знакомых им семьях, а 50% считают, что прощать даже первый случай семейного насилия нельзя (готовы простить 39%).

При этом ответы мужчин и женщин заметно разнятся. Например, закрыть глаза на первые побои в семье согласны 52% мужчин и только 29% женщин, а не настроены на прощение соответственно 34 и 62%. Женщины гораздо активнее мужчин (80% против 57%) выступают за принятие закона и больше говорят о недопустимости семейного насилия (94% против 85%). Кроме того, женщины чаще мужчин (43% против 37%) признаются, что слышали о случаях насилия в знакомых семьях.

Осведомленность о новом законопроекте и об акциях его сторонников и противников довольно низкая, но это не влияет на то, что большинство россиян выступают за принятие закона, который бы защищал от семейно-бытового насилия, говорит директор по стратегическому развитию ВЦИОМа Степан Львов. Гендерные отличия в ответах предсказуемы, ведь женщины чаще являются жертвами такого насилия, а те, кто с ним не сталкивается, испытывают солидарность с теми, кто насилию подвергался, поясняет социолог: «Ответ на вопрос о случаях насилия в знакомых семьях показывает степень осведомленности людей, а не картину, которая у них может сложиться из СМИ и интернета. Логической связки между этим вопросом и вопросом о допустимости насилия в семье нет: если первый фиксирует конкретные факты, известные респондентам, то второй касается фундаментальных вещей, морали».

В минувшие выходные в Москве и регионах одновременно прошли акции в поддержку принятия закона о профилактике семейно-бытового насилия и пикеты его противников. В конце ноября Совет Федерации выложил для общественного обсуждения соответствующий законопроект, который в том числе предусматривает введение института защитных и судебных предписаний для поддержки жертв домашнего насилия. До 15 декабря рабочая группа Совета Федерации принимает отзывы и замечания к проекту, после чего будет решаться вопрос о внесении его в Госдуму. ТАСС со ссылкой на сенатора Инну Святенко сообщил, что законопроект будет доработан после анализа всех отзывов и предложений.

Диверсия невиданной силы

Впечатления от парламентских слушаний на тему «Предупреждение преступлений в сфере семейно-бытовых отношений. Законодательное регулирование»

Вчера Комитет Государственной Думы по вопросам семьи, женщин и детей совместно с Комитетом Государственной Думы по контролю и Регламенту провел парламентские слушания на тему: «Предупреждение преступлений в сфере семейно-бытовых отношений. Законодательное регулирование», сообщает сайт Комитета Госдумы.

В рекомендациях слушаний содержится положение о разработке методического пособия с номерами телефонов, куда смогут обратиться пострадавшие от семейного насилия, передает ТАСС.

«Министерству РФ по труду и социальной защите совместно с Министерством просвещения РФ и Министерством внутренних дел РФ: разработать методическое пособие для потерпевших от домашнего насилия с информационно-методическим материалом по вопросам профилактики насилия», — говорится в документе.

В нем предлагается указать перечень типичных процедур, служебные телефоны, по которым можно обратиться в случае рукоприкладства.

Кабмину в свою очередь рекомендуется разработать единый регламент межведомственного взаимодействия субъектов профилактики преступлений в семейно-бытовой сфере.

Как отмечает РИА Катюша , лоббисты антисемейного закона до сих пор не удосужились опубликовать рабочую версию своего законопроекта, не определились с самим понятием насилия. Слушаниям предшествовала массированная артподготовка в СМИ и в соцсетях с бесчисленным передергиванием и подтасовкой фактов. Однако фокус не удался: в Госдуму прорвались несколько десятков активистов родительских организаций, которые испортили либералам сценарий, наглядно показав депутатам реальное отношение народа к этой инициативе западных ЛГБТ- и феминистских фондов, а равно и к самим лоббистам.

Своими впечатлениями от слушаний поделился их участник, член Общественного совета при Министерстве культуры России Павел Анатольевич Пожигайло:

Читайте так же:  Генезис идеи защиты прав ребенка

Законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия» родился более десяти лет тому назад в недрах фонда Сороса. Все эти годы ювенальные лоббисты пытались его протащить в Госдуму. Вчера на слушаниях представители Государственной Думы и Совета Федерации были едины в поддержке антисемейного законопроекта. Ни один депутат не высказался против.

Я был удивлен, что наша Государственная Дума поддерживает инициативу Сороса. На слушаниях было около 20 выступлений, подготовленных заранее в поддержку законопроекта. Как говорил Достоевский, от нашей партии был только я, Андрей Кормухин из движения «Сорок Сороков» и еще Элина Жгутова, проводившая слушания в Палате. Нам не дали выступить, лишь в конце слушаний, длившихся 2,5 часа, позволили одну минуту что-то сказать. Мы слушали выступления, подготовленные по единому сценарию продавливания антисемейного законопроекта. Причем, представители фонда Сороса даже показали фильм с расчлененкой и побитой женщиной. Но продемонстрированное видео не имеет никакого отношения к закону. Можно показать множество страшных сцен из нашей жизни, но они не будут иметь отношения к закону.

Что же было скрыто и почему пришлось отвечать даже с места? Мне было сделано замечание, что недопустимо такое поведение. На что я ответил: Поведение допустимо, когда дают возможность высказаться, хотя бы 50 на 50. На слушаниях 2,5 часа выступала сторона, представляющая не интересы России. Мы в своей собственной стране чувствуем себя индейцами в гетто. Мы будем не просто возмущаться, а мы с кулаками пойдем, если надо. В конце концов, вы депутаты какого государства? России или США? Вы, все сидящие там, представители ЛГБТ и феминисток или представители нормального населения?

Почему я так эмоционален? Продвигаемый законопроект не имеет никакого отношения к домашнему насилию! В законе есть три опасных категории: экономическое, сексуальное и психологическое насилие. Что это значит?

Например, если тесть и теща считают, что моя жена родила семь детей под давлением, никуда не ходит, а только рожает и кормит, то это будет основанием обвинить меня в насилии. Чиновники возьмут пару гейпарадовских экспертов, которые подтвердят, что рождение детей – это насилие над женой. Тем более, здесь прослеживается экономический подтекст, ибо жена не может сходить в магазин и приобрести себе одежду. И соответственно выписывается ордер (судебная процедура игнорируется), предписывающий мне не приближаться к своей жене ближе, чем на 10 метров до судебного разбирательства.

Приведу еще один пример: вашему ребенку подарили айпад. Он играет постоянно в игры, поэтому вы его лишаете на время, так же как и запрещаете посещать Макдональдс. Вы заботитесь о нем и ходите с ним на Литургию в храм. И этого достаточно для того, чтобы выписать ордер, запрещающий вам подходить к своему ребенку в течение 2-3 месяцев.

Видео (кликните для воспроизведения).

Теперь о сексуальном насилии. Если вы вдруг, придя как-то вечером домой усталый, застали свою супругу с любовником в постели, то сказать кроме как фразы: «ведите себя потише!», вы не имеете права. В противном случае вам выпишут ордер о том, что вы совершаете сексуальное насилие над своей женой. Вот о чем идет речь в законопроекте. Это абсолютная тема ювенальной юстиции. Ювенальщики могут вмешиваться в любую семью, если есть сигнал от соседей, тести и тещи, родственников или собственных детей.

Что происходит? Любой вид воспитания подпадает под уголовное законодательство. Три раза ладошкой хлопнули ребенка по попе или высказали претензию супруге, что она покупает много шмотья, и всё – вас обвинят в насилии.

Если говорить серьезно о наших недругах, то антисемейный закон – это мощнейший удар по семье, инструмент по снижению рождаемости и демографии. В таких условиях никакой дурак не будет вступать в законный брак и рожать детей, понимая, что может остаться без жены, детей и квартиры. Вот такой законопроект обсуждали в Государственной Думе.

К моему удивлению, на слушаниях не было ни одного представителя Русской Православной Церкви. Меня это расстроило, ибо, кто хотел попасть на слушания – тот туда попал. Мы прорывались с боем, потому что считали важным высказать свою точку зрения.

Кто лоббирует антисемейный закон? Оксана Пушкина, много лет работавшая в Америке. На мой взгляд, Оксана Пушкина – шпион в штанах (в юбке она не ходит). Она занимается наведением порядка в семьях, не имея ни семьи, ни детей! Я, жена и семеро наших детей в 9 раз больше, чем вы одна, сказал я Пушкиной. Я в 9 раз больше имею прав, потому что вы, не имея ни семьи, ни детей, вмешиваетесь в наши семьи! Итак мало семей, где больше двух детей. Вы хотите разрушить наши семьи! Диверсия невиданной силы.

В начале слушаний женщина в штанах, отвечающая за регламент, показывала ролик, демонстрирующий общественное мнение о домашнем насилии. Кто представлял общественное мнение? Товарищ Красовский с нетрадиционными взглядами. Сванидзе и Долин. Гомолиберальная тусовка. И в Государственной Думе, где депутаты представляют нормальное традиционное большинство России, представляют такой ролик.

На Всемирном русском народном соборе огромное количество чиновников обсуждали вопрос народосбережения. Но у меня возникает вопрос: как одновременно можно обсуждать вопрос народосбережения и наносить удар по семье? Такое чувство, будто мы живем в параллельных мирах.

Мы продолжим борьбу своими небольшими силами. Я вчера был расстроен, поняв, что мы живем в своем государстве, как индейцы в резервации. Это не наше государство.

Единственное светлое пятно, в начале слушаний Владимир Жириновский сказал слово в защиту семьи. А в целом, повторю, представители Совета Федерации, «Единой России» и КПРФ полностью поддержали антисемейный законопроект.

Лоббисты антироссийского закона о домашнем насилии испугались родительского возмущения

Примирение

В финальной версии законопроекта появился пункт о примирении жертв семейно-бытового насилия с нарушителями. Заниматься этим будут вправе специализированные общественные объединения или некоммерческие организации.

Митинги и угрозы

Разработка законопроекта вызвала бурное обсуждение. В конце октября в московском гайд-парке в Сокольниках прошел митинг, организованный православным движением «Сорок сороков». Активисты требовали от президента не допустить принятия закона, который лоббируют представители «радикальной антисемейной идеологии феминизма». Спустя несколько дней в центре столицы состоялся митинг сторонников инициативы. В то же время соавтор законопроекта, депутат Госдумы Оксана Пушкина рассказывала об угрозах, поступающих людям, участвующим в разработке документа.

Помощь жертвам

● Авторы предлагают региональным органам соцзащиты организовывать обслуживание лиц, подвергшихся семейно-бытовому насилию.

● Для реабилитации пострадавших и их адаптации в обществе планируется создавать кризисные центры, центры социальной помощи семье и детям, центры психолого-педагогической помощи, экстренной психологической помощи и другие специализированные организации.

Читайте так же:  Какие критерии для усыновления ребенка

● Социальные услуги жертвам домашнего насилия будут предоставляться на основании заявления, решения должны приниматься незамедлительно и вне зависимости от того, было ли по данному факту возбуждено административное или уголовное дело, проводились ли какие-то следственные действия.

● В законопроекте прописан принцип добровольности получения помощи пострадавшими, за исключением тех случаев, когда речь идет о несовершеннолетних или недееспособных гражданах.

Работа с нарушителями

Меры, которые предлагают авторы законопроекта, можно разделить на две группы: первая касается помощи пострадавшим и их реабилитации, вторая — пресечения домашнего насилия и работы с нарушителями.

● Согласно законопроекту, органы внутренних дел должны будут реагировать на любые сообщения о домашнем насилии: на заявления от пострадавших, обращения очевидцев, сведения от органов соцзащиты и медицинских организаций.

● Заявления должны будут рассматриваться незамедлительно, при этом не только об уже случившихся фактах, но и об угрозах насилия.

Законопроект закрепляет конкретные основания для профилактики семейно-бытового насилия, полагает Тягай. «Это позволит действовать и реагировать не хаотично, а по заранее определенному алгоритму», — говорит адвокат.

Никакого произвольного вторжения и вмешательства в семейные дела без прямо предусмотренных оснований закона не допускается

Авторы законопроекта предлагают несколько мер по работе с нарушителями:

• Правовое просвещение и правовое информирование.

• Профилактическая беседа, которая будет проводиться сотрудником органа внутренних дел.

• Защитное предписание. Будет выдаваться полицейским, только с согласия пострадавшего. Срок действия предписания — 30 суток (может быть продлен до 60). Оно запрещает нарушителю общаться с пострадавшим, в том числе по телефону или через интернет, и выяснять его место пребывания.

• Судебное защитное предписание. Если есть основания полагать, что обычное предписание не подействует, полицейский может обратиться в суд. Судебное защитное предписание будет действовать от 30 суток до года. Суд вправе обязать пройти специализированную психологическую программу, покинуть совместное с пострадавшим место жительства, вернуть жертве насилия имущество или документы, если они удерживаются нарушителем.

Предписания вступают в силу немедленно. За нарушение содержащихся в них запретов авторы законопроекта предлагают ввести административную ответственность: неисполнение защитного предписания грозит штрафом от 1000 до 3000 руб. или арестом на срок до 15 суток; за неисполнение судебного защитного предписания предлагается наказывать штрафом от 3000 до 5000 руб., арестом на срок от 5 до 15 суток или обязательными работами на срок от 50 до 100 часов .

Женский род жертвы

Есть и другие меры:

• Специализированные психологические программы.

В социальных сетях нарастает волна возмущения попытками «пятой колонны» пропихнуть написанный западными ЛГБТ фондами и феминистками антисемейный законопроект о «домашнем насилии». Родительские организации завалили Думу и администрацию Президента письмами с требованием защитить суверенитет семьи, а также запустили флэшмоб в поддержку семьи. И это только начало: волна протестов разрастается, в Москве, Петербурге и других городах уже завтра продут пикеты, а затем и митинги. Лоббисты законопроекта, в лице депутата ГД Оксаны Пушкиной, уже дрогнули, и пытаются выявить лидеров протестов, угрожая нам преследованиями

Об антинародной и антисемейной сути законопроекта с лукавым названием «О профилактике семейно-бытового насилия» (лукавого хотя бы потому что никакой профилактикой тут не пахнет–закон не про предупреждение пъянства и прочих причин семейных конфликтов, а про то, как влезть в любую семью и разрушить ее с помощью поражения в правах одного из членов в семьи) РИА Катюша неоднократно и подробно рассказывала. Рассказывали мы и о тех, кто продвигает эту бредовую инициативу по заказу ПАСЕ, Госдепа США, а также ЛГБТ и феминистских организаций . Продвигает при активном участии скупленных или просто одураченных СМИ и заказных кампаний в соц.сетях–что особенно заметно на фоне откровенного замалчивания СМИ позиции родительских организаций, т.е. консервативного большинства россиян.

Однако, не все коту Масленица. Социальные сети, активность патриотов и такие издания как наше делают свое дело: все больше россиян узнают о той свинье, которую им пытаются подложить феминистки. Наряду с серьезной юридической аналитикой (которую можно почитать у нас на сайте и на сайте Общественного уполномоченного по защите семьи ouzs.ru, краткую справку по законопроекту можно скачать тут , сам законопроект в его наиболее актуальной версии тут ), в сетях набирают популярность картинки, наглядно иллюстрирующие к чему приведет возможное принятие закона о домашнем насилии

Например, вот такие

Призываем всех наших читателей скачивать эти картинки, размещать в своих группах с 2 хештегами #заСемью и #рукипрочьотСемьи, на сайтах, вести разъяснительную работу со своими знакомыми . Инструкции тут и на сайте ОУЗС, картинки можно скачать отсюда: ссылка№1, ссылка№2, ссылка№3.

Также нужно подписывать петицию против принятия законопроекта о домашнем насилии при подписании автоматически идет обращение от Вашего имени в три инстанции: Администрация Президента, Совет Федерации, Государственная Дума.

Кроме того, ряд организаций, в частности, движения «Сорок сороков» и «За жизнь» запустили в соц.сетях Всероссийский флешмоб #ЗаСемью❗, призвав визуализировать свой протест против вторжения в семью, опубликовав фотографию своей семьи как разительное отличие этих фотографий от аватарок лиц, поддерживающих инициативу Пушкиной-Поповой и К!

Наконец, ряд организаций организуют в своих регионах пикеты против принятия антисемейного закона. В частности, завтра, 1 ноября Ассоциация родительских комитетов и сообществ (АРКС) проведет такой пикет (массовый и официально согласованный с властями – приглашаются все желающие) в московском парке Сокольники с 16.30 до 18.30

А 23-24 ноября в Москве и в Санкт-Петербурге запланированы масштабные митинги против вторжения в семью (о точной дате и месте сообщим после получения согласования).

Эта народная активность уже вызвала панику у лоббистов разрушения семьи. Так, депутат Оксана Пушкина уже опубликовала у себя на странице следующую картинку.

И это только начало! Следите за нашими публикациями и присоединяйтесь к родительскому протесту против разрушения последнего бастиона традиционных ценностей–семьи. Вместе, с Божьей помощью, победим!

В закон о домашнем насилии впишут изгнание виновного из дома

Президентский Совет по правам человека (СПЧ) подготовил законопроект, в котором предлагает закрепить понятие «семейно-бытовое насилие» и права пострадавших от него. В частности, пострадавший, согласно предложению СПЧ, может получить право обратиться за так называемым защитным предписанием, говорится в документе. Текст законопроекта есть в распоряжении РБК, его подлинность подтвердили два источника в СПЧ.

В разработке документа приняла участие зампредседателя комитета Госдумы по делам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина. По ее словам, основная цель законопроекта — не вводить дополнительные или более строгие санкции, а предусмотреть превентивные меры по профилактике правонарушений. «Предусмотренные законопроектом меры не являются наказаниями за правонарушение, это временные меры по недопущению новых или более тяжких правонарушений и по защите пострадавших», — пояснила депутат.

Предложения СПЧ станут основой законопроекта о семейно-бытовом насилии, который разрабатывается в Совете федерации по поручению Валентины Матвиенко, рассказал РБК источник в верхней палате парламента. Финальную версию документа будут вносить сенаторы.

Читайте так же:  Раздел наследственного имущества компенсация

Что предлагает СПЧ

  • Семейно-бытовым насилием предлагается считать умышленное противоправное действие или бездействие либо угрозы в отношении близких родственников или их имущества.
  • Положения законопроекта распространяются не только на формальных родственников, но и на всех проживающих совместно, а также бывших супругов и усыновленных детей. «Например, в июле ЕСПЧ вынес решение по обращению Валерии Володиной, которую в течение нескольких лет преследовал бывший партнер — избивал ее, отправлял с разных номеров угрозы и оскорбления, — отметила адвокат Ольга Гнездилова. — Что касается усыновленных и усыновителей, то страдать от насилия могут и дети, находящиеся под опекой или проживающие в чужих семьях безо всякого оформления, как это случилось с Аишей Ажиговой, которую искалечили в семье тети».
  • Вводится понятие профилактики семейно-бытового насилия: предупреждение и пресечение насилия, его выявление и устранение его условий.
  • Закон призван обеспечить защиту прав жертв насилия, дать им возможность психологической реабилитации и помочь с социальной адаптацией.
  • Правом на защиту смогут пользоваться жертвы насилия или третьи лица, если есть основания полагать, что правонарушитель может причинить им вред.
  • Заниматься профилактикой насилия предлагается федеральным, региональным и местным органам власти, следственным органам и комиссиям по делам несовершеннолетних.

За/против домашнего насилия

В 2016 году в Госдуму был внесен законопроект о профилактике семейно-бытового насилия, но он не прошел первое чтение. До 2017-го побои «в отношении близких лиц» фигурировали в ст. 116 Уголовного кодекса, но два года назад был принят закон о декриминализации побоев в семье, разработанный сенатором Еленой Мизулиной. Он перевел побои близких родственников из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения в случаях, когда такой проступок совершен впервые. Мизулина утверждала, что возможность уголовного наказания за побои родственников может нанести «непоправимый вред семейным отношениям».

Уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова назвала принятие закона о декриминализации побоев в семье ошибкой. Столичный омбудсмен Евгений Бунимович связывал с декриминализацией домашних побоев рост числа случаев жестокого обращения с детьми. «Теперь наказание за побои детей — штраф. Штраф взимается с той же семьи и бьет в том числе по тем же детям, которые и так пострадали», — пояснил он.

Какую защиту для жертв предлагает СПЧ

Согласно документу жертвам насилия предлагается выдавать защитные ордера (принудительное предписание), которые:

  • запрещают преследователю приближаться к пострадавшему;
  • вводят для нападавшего необходимость пройти специализированную психологическую программу;
  • в исключительных случаях обязывают нападавшего покинуть место совместного жительства и передать пострадавшему его личное имущество и документы, а также возместить имущественный и моральный вред;
  • обязывают нападавшего возместить жертве расходы на оплату консультирования или пребывания во временном жилом помещении.

Ордера будут двух типов — судебные и внесудебные. По примеру западных стран, например США, полиция сможет выдавать внесудебное защитное предписание при получении информации о насилии в семье. При наличии такого ордера нарушителю будет запрещено приближаться к жертве ближе чем на 10 м. Он также будет обязан являться в органы внутренних дел для профилактических бесед до четырех раз в месяц.

Судебное защитное предписание обяжет нарушителя покинуть место совместного проживания с пострадавшим независимо от того, кто является собственником квартиры.

Под профилактикой семейно-бытового насилия в СПЧ понимают:

  • правовое просвещение;
  • профилактические беседы;
  • объявление официального предостережения, что дальнейшее противоправное поведение в отношении близких лиц недопустимо;
  • предупредительное предписание;
  • профилактический учет;
  • профилактический надзор;
  • помощь в социальной адаптации пострадавшим от семейно-бытового насилия;
  • специализированные психологические программы.

По мнению Гнездиловой, запрет на приближение к жилищу пострадавшего позволяет экономнее расходовать бюджетные средства: не строить в большом количестве убежища для жертв домашнего насилия. «Это в течение многих лет было отговоркой властей против закона, мол, мы не можем позволить себе эти расходы, — уточнила адвокат. — Вопрос раздела совместно нажитого имущества может быть решен позже в суде в законном порядке». Если квартира является съемной, то покинуть ее должен нарушитель, а не пострадавший, считает юрист.

Она опасается, что защитные ордера могут использоваться в имущественных спорах, но ответственность за это уже прописана в российском законодательстве — и за заведомо ложный донос, и за фальсификацию документов.

Предупредительное внесудебное предписание законопроект предлагает выносить при наличии данных, указывающих на совершение домашнего насилия либо попытки его совершения сроком на месяц, оно может быть продлено до двух месяцев, пояснила РБК Пушкина. Судебное предписание выносится мировым судьей по заявлению пострадавшего либо по заявлению субъектов профилактики домашнего насилия на срок от месяца до года и может быть неоднократно продлено на общий срок, не превышающий два года.

В предлагаемом СПЧ варианте документа согласие пострадавшего на вынесение судебного защитного предписания не требуется. За помощью может обратиться не только сама жертва, но и ее законные представители. Также основанием для профилактики насилия могут стать приговор, определение или постановление суда.

Глава думского комитета по делам семьи Тамара Плетнева заявила РБК, что профилактика домашнего насилия требует обсуждения. «Конечно, оставить без внимания эту тему нельзя, но как в Америке — тоже нельзя. У них свои представления о семье и об ордерах», — считает она. По словам Плетневой, у нее двоякое отношение к этой проблеме: «С одной стороны, нельзя женщин бить. С другой — у нас же люди быстро мирятся. Мужу этот ордер выпишут или посадят, не дай бог, а кто деньги будет зарабатывать. »

Как еще можно защитить жертв насилия

Видео (кликните для воспроизведения).

Для комплексной и эффективной защиты российских женщин необходима ратификация конвенции Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием (Стамбульской конвенции), считает Ольга Гнездилова. «В ближайшее время эту процедуру завершит Азербайджан, а Россия останется единственной страной Совета Европы, не присоединившейся к этим обязательствам», — отметила она. Конвенция предусматривает комплексный подход к борьбе с домашним насилием, но не только с его последствиями через охрану или привлечение к ответственности, но и на этапе предотвращения. Европейский документ также разделяет виды насилия — физическое, психическое (угрозы, изоляция), экономическое (лишение средств, запрет выйти на работу), сексуальное насилие, в том числе в браке. Это разделение не описано в законопроекте СПЧ. «Конвенция запрещает среди прочего преследование (сталкинг), сексуальные домогательства и женское обрезание», — отметила Гнездилова.

Источники

Кто лоббирует законопроект о домашнем насилии
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here