Лукашенко о домашнем насилии

На странице подготовлен материал на тему: "Лукашенко о домашнем насилии" с подробным описанием от профессионалов для людей. Если возникнут дополнительные вопросы, обращайтесь к дежурному консультанту.

Лукашенко о домашнем насилии

Об этом в интервью «Салідарнасці» рассказала Анна Коршун, руководитель общенациональной горячей линии для пострадавших от домашнего насилия 8 801 100 8 801 (Международное общественное объединение «Гендерные перспективы»).

Анна Коршун, фото из личного архива

— За 7 лет работы нашей горячей линии мы получили 12 777 звонков. Мы считаем, что людей, страдающих от домашнего насилия, намного больше. Это только верхушка айсберга. В нашей стране люди обращаются за помощью, когда оказались на краю пропасти, когда жизни женщины и ее детей угрожает опасность. Как правило, до этого она терпела насилие продолжительное время.

А сколько людей, которые никуда не обращаются. К сожалению, у нас часто не принято обращаться к психологу, чтобы он помог разрешить трудную жизненную ситуацию.

Случается, нам на линию звонят люди с глубокой степенью травматизации — им нужна экстренная психологическая помощь. И нередко мы слышим: «Зачем мне психолог? С головой у меня все в порядке».

Люди ошибочно полагают, что между психологом и психиатром стоит знак равно. Объясняем, что психологическая помощь у нас бесплатна и доступна. Консультацию психолога можно получить и по телефону.

— Возможно, женщины, пострадавшие от насилия, боятся обращаться за помощью. Кому-то стыдно «выносить сор из избы», кто-то переживает, что подумают люди. А некоторые винят во всем себя.

— Да, так бывает. Чувство вины жертве внушает агрессор. Он говорит: «Ты такая, поэтому я был вынужден тебя избить». Пострадавшие винят себя в том, что происходит.

Хейтерские комментарии под статьями о домашнем насилии показывают, что общество скорее обвинит пострадавшую. Ей задают вопросы: «Ты страдаешь, а почему ты тогда не уходишь?»

При этом авторы комментариев абсолютно игнорируют позицию виновника насилия. Никто не задает ему вопрос: «Если она такая плохая жена и мать, почему же ты тогда не ушел, не развелся с ней, а принял решение избивать ее?»

Ответственность за насилие — на том, кто применяет его. У человека всегда есть выбор — бить или не бить. Женщина, которая терпит насилие, думает, что это она виновата, что если бы она себя по-другому вела, то с ней это не произошло бы.

— Слышала, что на собраниях в школах и детских садах родителям говорят: если у вас в семье произошло насилие, не вздумайте вызывать милицию, потому что будут проблемы у учебного заведения.

— Запрета на обращение в милицию нет, но, к сожалению, некоторые специалисты транслируют это родителям. Подобные заявления можно расценивать как неправомерные действия органов образования. Звонки о таких случаях поступают и нам на горячую линию.

Была история, когда обратилась женщина, которую избил муж. Она вызвала милицию. К ним домой пришла комиссия для того, чтобы обследовать бытовые условия проживания двоих несовершеннолетних детей. Когда женщина сообщила о том, что намерена покинуть общее с агрессором жилье и уехать к своим родителям, представители органов образования ей сказали: вы не имеете права переезжать, мы ставим ваших детей в социально опасное положение, будем их наблюдать.

Это вопиющее нарушение законодательства. Мы порекомендовали женщине, куда она может обратиться за защитой своих прав, и ситуация разрешилась в ее пользу.

Безнаказанность порождает новые витки домашнего насилия. Несмотря на то, что у нас нет специального закона о домашнем насилии, существуют меры наказания для домашних агрессоров — например, защитные предписания. Если в течение календарного года агрессор совершает два акта насилия и дважды привлекается к ответственности за административное правонарушение, женщина имеет право писать заявление о вынесении защитного предписания. По решению суда агрессор должен покинуть общее жилое помещение с пострадавшей на срок от 3 до 30 суток.

Кроме того, защитное предписание предполагает запрет на выяснение местоположения пострадавшей, а также на попытки установление контакта с ней. Эта мера работает.

Но это не действует как срочная мера, когда женщина позвонила в милицию, сообщила о насилии и агрессора тут же выселили.

— 30 дней женщина живет без насилия, а потом муж возвращается домой.

— На протяжении этих 30 дней женщина получает возможность подумать, как ей жить дальше. За это время она может обратиться за помощью к психологам, специалистам по социальной работе, которые помогут ей составить планы на будущее, найти варианты выхода из трудной жизненной ситуации. Кроме того, она может получить юридическую консультацию.

Все это время она будет жить без насилия. У женщины появится время для того, чтобы подумать, как ей жить дальше и принять решение: хочет ли она развестись, продать имущество или продолжать жить с агрессором?

Есть женщины, которые не готовы разойтись с мужем, который применяет насилие. Должна быть последняя капля, которая переполнит сосуд.

— Какую помощь могут оказать жертвам домашнего насилия в регионах? Достаточно ли кризисных центров для тех, кто живет в райцентрах?

В Беларуси работает 132 кризисные комнаты (по состоянию на 1 января 2019 года) при территориальных центрах социального обслуживания населения,.

Не все комнаты работают по принципу шелтера или убежища, как, например, организовано в территориальном центре Ленинского района Минска. В прошлом году у них было 78 заселений. Эта кризисная комната работает с 2014 года. Раньше принимали только минчанок, время пребывания было ограниченным — до 10 суток. Сейчас территориальный принцип отменен, сроки проживания не ограничены. В кризисную комнату в Минске человек может приехать из любого города Беларуси.

Читайте так же:  Хочу материнский капитал

Хорошие специалисты работают в кризисных комнатах в Кобрине и Волковыске. В Кобрине специалисты территориального центра взаимодействуют с судами и подключают адвокатов.

Женщинам, которые хотят получить приют в кризисной комнате, гарантируют конфиденциальность. Анонимность не гарантируется. По такому же принципу работают и шелтеры общественных организаций.

Там также необходимо предоставить документы, удостоверяющие личность. Это связано с безопасностью других проживающих в шелтере.

В маленьких городах, где все друг друга знают, иногда происходит рассекречивание кризисных комнат. В таких случаях женщины не хотят пользоваться их услугами, поскольку сложно сохранить конфиденциальность, и агрессору будет легко выследить место пребывания.

Когда женщина попадает в приют с детьми, мы рекомендуем ей обратиться в милицию и написать заявление о том, что она является пострадавшей от домашнего насилия и вынуждена вместе с детьми уехать в приют. Потому что когда есть дети, часто встает вопрос о том, что папа имеет законные права на общение с детьми, и до суда, пока не определен порядок воспитания и общения с детьми, он может обратиться в милицию с заявлением о розыске детей. Женщина имеет право не сообщать милиции адрес кризисной комнаты или убежища.

У нас есть база адресов и телефонов партнерских организаций —государственных и неправительственных организаций. Если мы предоставляем номер телефона, мы уверены, что женщина получит адекватную помощь.

Нужны ли негосударственные убежища как альтернатива государственным?

— Конечно, нужны. Они есть и в районах, но их немного. Работает приют для пострадавших от домашнего насилия в структуре общественного объединения «Радислава». Есть приюты для жертв домашнего насилия в «SOS Детская деревня» — их пять: в Минске «Счастливый малыш», в Боровлянах, два приюта в Марьиной Горке и один в Могилеве.

По европейским стандартам, в стране должно быть организовано одно спальное место для жертвы насилия на 10 тысяч населения.

Чем шире система оказания помощи пострадавшим от домашнего насилия, тем она эффективнее. Государственные организации не настолько оперативны, как общественные. В Беларуси на базе общественных организаций работают приюты, созданные почти 20 лет назад. За это время они накопили большой опыт в сфере оказания помощи пострадавшим от домашнего насилия.

Часто государственные организации не имеют возможности оказывать полный комплекс услуг. Не все кризисные комнаты могут кроме психологической помощи оказывать юридическую защиту или оплачивать услуги адвоката. В то время, как некоторые общественные организации, на базе которых функционирует убежище или приют, такими возможностями располагают.

Помимо этого, всегда человек должен иметь право выбора. Если женщина не хочет, чтобы дети были признаны находящимися в социально опасном положении, у нее должен быть выбор: обращаться в госструктуру или в общественную организацию.

— Почему не появляется новых негосударственных убежищ для жертв домашнего насилия в регионах?

— Это очень дорогая услуга. Для того, чтобы общественная организация могла содержать приют, убежище, нужно располагать большими средствами. Людям в приюте нужно обеспечить достойные условия. Нужно позаботиться об их содержании. Поэтому, я думаю, мало организаций могут позволить себе содержание кризисных комнат.

В Австрии, Германии и Великобритании есть шелтеры, которые функционируют не только за счет грантов ЕС. Их финансирует муниципальный бюджет. При этом у них есть как государственные приюты, так и убежища общественных организаций. Во многих странах эти убежища получают дотации, например, выделяется жилье из госфонда, и таким образом организации не нужно платить за аренду дома или квартиры.

Во многих странах Европы работает закон о противодействии домашнему насилию, который действует не один десяток лет и доказал свою эффективность. Этот закон предусматривает наличие коррекционных программ для агрессоров.

Мы видим много примеров, когда агрессор после расставания с женой находит новых жертв и продолжает совершать насилие над другими женщинами. На горячей линии мы получаем звонки от женщин, которые говорят, что нынешний брак у их супругов второй, и они знают, что первый распался по причине домашнего насилия. Но когда они выходили замуж, агрессор их уверял, что в тех отношениях конфликты провоцировала на это жена — «она плохая мама и хозяйка, с тобой такого не будет». Тем не менее, ситуация повторялась, и женщина также столкнулась с насилием.

В Беларуси самый распространенный вид наказания за административное правонарушение, к которым относится домашнее насилие, — это штраф. Часто его выплачивают жертвы насилия — чтобы не лишиться общего нажитого имущества. На мой взгляд, эта мера неэффективна, потому что не исправляет агрессора и не гарантирует, что не произойдет рецидив насилия.

Куда звонить, если вы или ваши близкие стали жертвой домашнего насилия

Общенациональная горячая линия для пострадавших от домашнего насилия, администрируемая МОО «Гендерные перспективы». Работает ежедневно с 8.00 до 20.00. Без выходных и праздничных дней.

8 801 100 8 801

Телефон экстренной помощи для размещения в убежище ОО «Радислава» для женщин и их детей, пострадавших от насилия. Круглосуточно.

8 029 610 83 55

ОО «Белорусская ассоциация молодых христианских женщин»

8 033 603 20 32

Что можно сделать, чтобы изменить ситуацию

В тот самый день, когда Концепция закона о противодействии домашнему насилию была раскритикована Александром Лукашенко и автоматически задвинута в дальний ящик, самоорганизовалась инициативная группа неравнодушных белорусок и белорусов. Она выступает за разработку и принятие в нашей стране эффективного, универсального законопроекта по противодействию домашнему насилию.

Одной из акций группы «Маршируй, детка» стала петиция, которую планируется направить в президентскую администрацию, правительство и другие органы власти. В тексте обращения, в частности, говорится:

«Ежегодно в органы МВД на линию 102 поступает около 150 тысяч звонков по причине семейно-бытового скандала. Ежегодно 50 тысяч агрессоров привлекается к административной ответственности. Вывод: пострадавшие в 100 тысячах ситуаций домашнего насилия остаются без должной защиты.

По исследованиям 2014 года (ЮНФПА, Институт социально-политических исследований БГУ) каждая третья белоруска была в ситуации домашнего насилия.

Действующее законодательство может наказать агрессора, когда трагедия уже произошла. Но мы все, как представители общества, заинтересованы в предотвращении таких тяжких последствий домашнего насилия, как убийство, самоубийство, истязание, увечья и т.д.

Читайте так же:  Пример развода через суд

Мировая практика в области борьбы с насилием в семье доказала, что специальный закон о противодействии насилию в семье более эффективен, чем отдельные статьи уголовного, гражданского и административного законодательства. Подобный закон принят в 127 странах мира, в том числе в Украине, Казахстане, Киргизии, Грузии, Литве, Латвии, Эстонии и т.д.

Опыт этих стран показывает, что случаи внутрисемейного насилия сокращаются от 20 до 40% после принятия подобных законов. На постсоветском пространстве такого закона нет только в Республике Беларусь и в Российской Федерации».

Авторы петиции обращаются к Александру Лукашенко с просьбой пересмотреть свою позицию по поводу данного закона с целью защитить женщин, детей и пожилых граждан, страдающих от насилия со стороны близких. Совмину и палате представителей Национального собрания предлагается инициировать принятие такого закона и обеспечить всестороннее и реальное участие в его разработке наряду с профильными министерствами и ведомствами негосударственных организаций, имеющих многолетний практический опыт.

На момент публикации этой статьи петицию поддержали 3845 человек. Подписать её можно здесь.

Лукашенко о домашнем насилии

Глава государства признался, что не сторонник того, чтобы наказывать детей. Но иногда, по его мнению, этого не получается избежать.

— Надо исходить из той ситуации, которая у нас складывается. Хороший ремень иногда тоже полезен для ребенка. Не для всех, конечно, — отметил он. — Виктор, как старший, часто получал от меня. Средний, Дима, уже видел, как Вите попадало, и ровненько стоял рядом. Младшего, ему пятнадцатый год, я вообще никогда не наказывал: он этого не заслуживал.

Комментируя законопроект о противодействии домашнему насилию, Лукашенко отметил, что исходит надо из собственных интересов и славянских традиций.

— Все это дурь, взятая прежде всего с Запада. Вы можете не переживать, и народ пусть не волнуется — мы будем исходить исключительно из собственных интересов, наших белорусских, славянских традиций и нашего жизненного опыта, — цитирует слова Лукашенко его пресс-служба.

Лукашенко о домашнем насилии

Иллюстративное фото. День Воли в Минске. 25 марта 2017 года

Заявление Лукашенко о негативном отношении к закону о противодействии домашнему насилию вызвало сильный общественный резонанс. Дискуссии не прекращаются, сторонники закона решили продолжать борьбу за его принятие. Но, на мой взгляд, на эту проблему нужно смотреть гораздо шире. Кстати, именно так видит ситуацию и сам глава Беларуси.

О том, что подход Лукашенко к представителям государственных СМИ был хорошо срежиссирован, свидетельствует как раз сюжет с его рассуждениями о проекте этого закона. Журналист, который задавал вопрос о домашнем насилии, сразу создал негативный тон, фактически окарикатурив упомянутый документ. То есть он был заранее подготовлен с расчетом на то, что Лукашенко подхватит этот тон. И действительно, первая реплика официального лидера была в резонанс с вопросом: «Бессмыслица полная».

Вряд ли Лукашенко читал сам проект закона. Этого и не требовалось. Глава Беларуси, как человек с острым политическим чутьем, быстро уловил идеологию, концептуальный смысл этого закона. И искренне возмутился.

Неслучайно он сразу обрушился на западное влияние в связи с этим законом: «Вся эта дурь, взятая прежде всего с Запада . Это модная сейчас формулировка на Западе». И был прав. Ведь действительно, проект закона базируется на западной концепции прав человека, уважения человеческого достоинства, неприкосновенности личности.

Отрицание этой концепции в Беларуси возведено почти в идеологический принцип, она рассматривается как коварная затея ради разрушения белорусского социальной модели изнутри. «Западные ценности не имеют ничего общего с менталитетом белорусских людей», – говорил когда-то Лукашенко. Вот и сейчас он в первую очередь акцентировал внимание на том, что этот закон не соответствует «нашим традициям» и «нашему опыту».

И действительно, политический режим, существующая социальная модель базируется на совершенно противоположных принципах. Как раз насилие — та основа, тот цемент, который закрепляет функционирование белорусского авторитаризма. Созданное в Беларуси полицейское государство без всеобщего насилия существовать не может, оно распространяется на все сферы.

В управлении экономикой доминируют административно-командные методы. «Кровь из носу» – вот тот девиз, которым Лукашенко предлагает руководствоваться руководителям экономических ведомств и директорату.

«Не выполнишь задачу – посажу», – не раз говорил глава государства очередному несчастному директору предприятия. Так и много же из них пересидело в тюрьме.

Или вот вспомним последний пример в Лоевском районе, когда учителей на их профессиональный праздник заставили благоустраивать животноводческие фермы. И как вы думаете, те учителя, вернувшись в классы после такого оскорбления, будут учить детей уважению к человеческой личности?

О насилии против политических оппонентов в Беларуси можно писать целые тома…

Разумеется, личные качества самого Лукашенко сильно влияют на все общественные процессы. Он не только бил ремнем сына Виктора.

Напомню, что в 1989 году против директора совхоза «Городец» Александра Лукашенко было возбуждено уголовное дело за избиение подчиненного механизатора. Но его не довели до конца, потому что тогда будущий президент был депутатом. В его лексиконе постоянно присутствует демонстрация силы, жестокость, терминология «по морде дать», «голову открутим», «ноги пооткручиваем», «руки поотсекаем» и др.

И вот в такой стране, где насилие возведено в культ, способ существования социума, активисты, борющиеся против семейного насилия, стремятся создать оазис, остров уважения прав человека и человеческого достоинства. Как-то самонадеянно. Боюсь, изолироваться от нравов, которые доминируют в государстве, не получится. Может, не с того конца нужно начинать?

Лукашенко о домашнем насилии: поотрубать бандюганам руки

Президент разрешил Генеральной прокуратуре в решении данной проблемы использовать любые меры.

МИНСК, 13 фев – Sputnik. Президент Беларуси Александр Лукашенко поставил Генеральной прокуратуре республики задачу разобраться со сложившейся в стране ситуацией с домашним насилием.

Во вторник глава государства провел совещание по вопросам внутренней и внешней безопасности, на котором был рассмотрен ряд важных вопросов, в том числе о криминогенной ситуации в республике. Лукашенко отдельно коснулся темы детей и того, что они нередко становятся жертвами насилия в семье со стороны родителей.

Читайте так же:  Мать одиночка долги

«Не можем допустить, чтобы какой-то бандюган издевался над детьми в семье, над женщиной, не можем. Этому должен, Александр Владимирович, быть положен конец», – сказал Лукашенко, обращаясь к генеральному прокурору Беларуси Конюку.

Видео (кликните для воспроизведения).

Президент также подчеркнул, что Генеральная прокуратура в решении данной проблемы должна использовать любые меры.

«Делайте что хотите там. Повыворачивайте им руки и поотрубайте руки. Это же не дело, что дети боятся домой идти, потому что там завелся боров, который терроризирует семью», – заявил белорусский лидер.

Новости

Лукашенко назвал правовую защиту от домашнего насилия «дурью с Запада»

Президент Белоруссии Александр Лукашенко раскритиковал законопроект о противодействии домашнему насилию. Он подчеркнул, что не поддерживает идею о наказании детей и одновременно указал, что иногда этого нельзя избежать.

По словам Лукашенко, проблема домашнего насилия — это «дурь, взятая на Западе». «Где-то кто-то брякнул — о противодействии насилию в семье. Это сейчас модная формулировка на Западе. У них скоро семей не будет: мужик на мужике женится или замуж выходит. Детей некому рожать. А мы у них заимствуем какие-то нормы поведения в семье», — сказал он.

Президент подчеркнул, что необходимо исходить из ситуации, которая складывается в стране. «Хороший ремень иногда тоже полезен для ребенка. Не для всех, конечно, — отметил президент. — Виктор, как старший, часто получал от меня. Средний, Дима, уже видел, как Вите попадало, и ровненько стоял рядом. Младшего, ему пятнадцатый год, я вообще никогда не наказывал: он этого не заслуживал», — признался президент.

Законопроект, о котором идет речь, был разработан белорусским МВД. По мнению Лукашенко, эти документом должны заниматься другие ведомства: например общественные организации, правительство и представители органов власти на местах.

Лукашенко о законе против домашнего насилия: Дурь, взятая с Запада

Диктатор снова рассказывает сказки о «прогнившей Европе».

Лукашенко высказался насчет законопроекта о противодействии домашнему насилию. Лукашенко очень не понравились инициатива МВД, пишет БелТА. Он считает, что этим документом должны заниматься другие учреждения.

«Все это дурь, взятая прежде всего с Запада. Вы можете не переживать, и народ пусть не волнуется – мы будем исходить исключительно из собственных интересов, наших белорусских, славянских традиций и нашего жизненного опыта», – сказал Лукашенко.

Он возмутился тем, что используется «модная на западе формулировка», так как «у них быстро семей не будет: мужик с мужиком женится или замуж выходить, детей некому рожать, а мы у них занимаем какие-то нормы поведения в семье».

Лукашенко заявил, что не является сторонником того, чтобы наказывать детей, но добавил, что иногда этого не избежать. Он рассказал также, кого из своих детей бил, а кого нет: «Хорошая попруга иногда тоже полезна для ребенка. Не для всех, конечно. Виктор, как старший, часто получал от меня. Средний, Дима, уже видел, как Вите попадала, и ровненько стоял рядом. Младшего, ему пятнадцатый год, я вообще никогда не наказывал: он этого не заслуживал».

Физические наказания детям Лукашенко назвал «нашей традицией, нашей жизнью, и мы будем воспитывать так, как надо».

Законопроект разрабатывало Министерство внутренних дел. По мнению президента, этим документом должны заниматься другие структуры: в первую очередь представители органов власти на местах, общественные организации, правительство, администрация Лукашенко. Но мнение милиции, отметил диктатор, учитывать надо.

Лукашенко о законопроекте по противодействию домашнему насилию:«Всё это дурь, взятая прежде всего с Запада»

Законопроект МВД Беларуси о противодействии домашнему насилию, по мнению Президента, «всё это дурь, взятая прежде всего с Запада». Александр Лукашенко призвал народ не волноваться и заверил, что власти будут исходить исключительно из собственных интересов, наших белорусских, славянских традиций и нашего жизненного опыта.

«Где-то кто-то брякнул — о противодействии насилию в семье. Это сейчас модная формулировка на Западе. У них скоро семей не будет: мужик на мужике женится или замуж выходит. Детей некому рожать. А мы у них заимствуем какие-то нормы поведения в семье», — заявил глава государства журналистам в ходе посещения учебного полигона в Ивацевичском районе.

Белорусский лидер считает, что законопроектом о противодействии домашнему насилию должно заниматься не столько МВД, сколько другие структуры, и в первую очередь представители местных органов власти, общественные организации, правительство, Администрация президента. Однако и мнение милиции при этом, по словам Александра Лукашенко, также необходимо учитывать.

Президент признался, что не является сторонником того, чтобы наказывать детей. Но порой бывает такое, что этого не избежать.

«Надо исходить из той ситуации, которая у нас складывается. Хороший ремень иногда тоже полезен для ребёнка. Не для всех, конечно», — цитирует Александра Лукашенко его пресс-служба.

Президент подчеркнул, что «будет так, как нужно и выгодно нам, исходя из наших традиций и опыта».

Напомним, летом Координационный Совет общественных просемейных сил Беларуси обратился к Президенту с просьбой не допустить принятия закона «О противодействии домашнему насилию» в нынешней редакции МВД. Пролайферы считают, что предложенная редакция закона нарушает конституционные права граждан, а также «закладывает принципы, противоположные учению Церкви и традициям народа». Недовольство авторов обращения вызывает и запрет на наказание детей.

Как ранее сообщили в Министерстве внутренних дел, почти 120 тыс. сообщений о домашнем насилии поступает в органы внутренних дел каждый год.

10 КОММЕНТАРИИ

Аляксандр Рыгоравич, Бацька наш ! Храни тебя Всевышний, во всех храмах страны молятся за тебя евреи, мусульмане и христиане всех конфессий, где штодня, где раз в неделю, где по праздникам.
https://youtu.be/YPhRBao0PK0
Не «брякнул кто-то» — а сонм чиновья С НАЧАЛА ГОДА МАССИВНО ПИАРИЛ И ПРОКАЧИВАЛ И ЧЕРЕЗ СМИ ОБОЛВАВНИВАЛ НАРОД бредом о «семейном насилии». и если бы НА ЭТОТ РАЗ не поднялись по всей стране, начавшись в городе на Днепре, где в 41 на три недели задержали немцев, — Могилёв, могила врагу! -МАССОВЫЕ ПРОТЕСТЫ встающего во весь рост патриотического ценностного гражданского общества, тех 80%, которые с 1994 года голосуют за ТЕБЯ ! — протащили бы и эту хрень, не дай Б-г!
нету, нету презумпции верности национальным интересам, традиционным ценностям и неподкупности у чиновья, которое знается с глобальными фондами по сокращению населения и подрыву института семьи !

Читайте так же:  Раздел имущества после смерти наследодателя

одна из входящих в Совет организаций обратилась к замстолоначальнику с ясными вопросами:
1. Было ли подано Президенту массовое коллективное письмо граждан?

2. Если ответ на вопрос 1 положительный:

Какие указания дал Президент по рассмотрению массового обращения?

3. Если ответ на вопрос 1 отрицательный:

Поддерживаю предложения Игаэл Львович Йегуди. Предлагаю также потребовать от правительства запретить на территории Беларуси деятельность инофондов и организаций ЮНФПА, ЮНЕСКО, USAID и т.п., которые ведут в нашей стране подрывную деятельность против института семьи, против молодёжи и подростков, насаждая ювенальную юстицию, гендерную идеологию ЛГБТ, растление малолетних через секспросвет и многое другое.

массовые обращения к Президенту!
БАЦЬКА ЖДЁТ ИХ !
правду — на свет !

кошка же — НАДВЕДОМСТВЕННЫЙ КОНТРОЛЬ над всей семейно-репродуктивной сферой. как с животным и растительным миром. кто будет отдыхать и охотиться в наших лесах? китайцы и н
вредительское родовспоможение, когда вместо круглосуточного режима работы, очевидно необходимого для роддомов — работают только в «рабочие часы», зверски «стимулируя» роды, чтобы за смену управиться — либо предлагая несчастным женщинам подписать, что «хотят рожать без помощи медперсонала» . …. см. стр.50 в https://cloud.mail.ru/public/FLKK/2jSFWByTF — лишь один штрих полного провала в этой ПО-ФАКТУ БЕСКОНТРОЛЬНОЙ сфере.
Экспертный Совет при Совбезе Республики должен взять семейно-репродуктивную сферу как ПОСТОЯННЫЙ ПРЕДМЕТ ДЕТАЛЬНОГО ИНТЕРЕСА. в моём труде о ПОДВЛАСТНЫХ демографических угрозах в Беларуси названы и проанализированы ТРИ ВЗАИМОСВЯЗАННЫЕ ПОДВЛАСТНЫЕ УГРОЗЫ: деструкция законадательства; сотрудничество чиновья с глобальными фондами по сокращению населения и подрыву института семьи; отсутствие надведомственного контроля над Минздравом. предлагается и создание специального органа ПРИ Президенте, по образцу надведомственного органа по охране животного и растительного мира. https://cloud.mail.ru/public/5qzX/AmM6jRioB .
пока он не создан, или вместо его создания — ТАКУЮ ФУНКЦИЮ ОБЯЗАН ВЗЯТЬ ЭКСПЕРТНЫЙ СОВЕТ СОВБЕЗА.

Этот проект закона — Стамбульская конвенция, цель которой — внедрение ЛГБТ и создание надправительственной структуры, которая бы имела доступ к персональным данным граждан под предлогом борьбы с насилием.

NO PASARAN !
ОНИ НЕ ПРОЙДУТ!
«Полонезом» по глобальным фондам !

Обезглавила свою 8-месячную дочку. Объясняем на страшных картинках, зачем нам и нашим детям нужен закон против домашнего насилия

В этот понедельник стало известно, что в больнице от побоев отца умерла 4-летняя девочка из Зельвенского района. В Беларуси каждый год милиция получает около 120 тысяч обращений о домашнем насилии в том числе против детей. При этом от закона «О противодействии домашнему насилию» в нашей стране отказались.

О чем был закон, противодействовавший домашнему насилию

Проект концепции закона «О противодействии домашнему насилию» в МВД подготовили еще в 2018 году.

– Основными целями подготовки концепции являлись не введение новых методов и форм воспитания детей, а защита прав и законных интересов граждан, которые подвергаются домашнему насилию, – отметил в письме на коллективное обращение замначальника главного управления охраны правопорядка и профилактики МВД Олег Каразей.

Вот несколько важных принципов противодействия домашнему насилию, которые были прописаны отдельно в законе:

· признание общественной опасности домашнего насилия и нетерпимого отношения к любым его проявлениям;

· недопустимость рассмотрения обычаев, религиозных убеждений, вероисповедания, традиций как оправдания любых форм домашнего насилия или основания для освобождения обидчика от ответственности;

· внимание к каждому факту домашнего насилия;

· неотвратимость ответственности за домашнее насилие: применение к обидчикам мер административной и уголовной ответственности при наличии состава правонарушения;

· гендерное равенство: достижение равенства в правах между мужчинами и женщинами в семейных и других правовых отношениях.

Но от закона решили отказаться (ниже читайте, почему). В это время в белорусских семьях продолжают избивать, насиловать и убивать детей. Ниже – только самые резонансные дела этого года.

Трагедия произошла в конце октября 2018 года в Лунинце. 25-летняя Наталья и ее 47-летний приятель отдыхали в квартире женщины. Дома была 8-месячная дочь Натальи. Ее муж Леонид и двое их сыновей в этот день помогали по хозяйству родственникам.

По официальной информации СК, когда отец семейства вернулся домой, увидел «труп своей восьмимесячной дочери с признаками насильственной смерти». Портал TUT.BY со ссылкой на свои источники сообщает, что ребенка обезглавили.

Как выяснилось позже, семья состоит на учете как «находящаяся в социально опасном положении». В отделе образования, спорта и туризма Лунинецкого райисполкома TUT.BY объяснили, что поставили на учет из-за употребления алкоголя и семейно-бытового конфликта, который однажды закончился вызовом милиции.

В июле этого года в одну из больниц Минска была доставлена 8-летняя девочка с сильным кровотечением из головы. Как оказалось позже, ее несколько раз ударила молотком мама. Как сообщал Следственный комитет, женщину остановил отец ребенка: он находился в другой комнате, когда услышал крики за стеной.

– У нее был диагностирован перелом костей черепа. Перелом вдавленный с повреждением твердой мозговой оболочки и небольшой эпидуральной гематомой. Сразу же ребенок был взят в операционную. Там ему сделали операцию – костно-пластическую трепанацию и пластику вдавленного перелома, – рассказал врач-нейрохирург Максим Мелешко.

На проблему обратили внимание школьные учителя – у детей были синяки и ссадины – и обратились в милицию. Позже экспертиза насчитала на теле каждого ребенка не менее 23 повреждений. Как позже выяснилось, мальчиков – восьми и девяти лет – бил ремнем их отчим, а мать их держала. Оба родителя в этот момент были пьяны.

До этого дети уже помещались в социально-педагогический центр, когда их мать ранее отбывала наказание за кражу. Семья признана находящейся в социально опасном положении.

Они не просто знали, но сами же помогали преступнику. А расплачивался он с ними деньгами и едой. Об этом стало известно в июле 2019 года: на тот момент мужчина уже три года насиловал девочек, снимал все на видео и продавал ролики интернет-пользователям из Германии, Испании, России и государств Ближнего Востока.

Читайте так же:  Подсудность по алиментам на ребенка

Это произошло 18 октября: врачи сообщили в милицию, что к ним привезли девочку без сознания со множеством повреждений. Следствие выяснило, что девочку избил родной отец – за то, что она его ослушалась.

– Мужчина стал трясти девочку, наносил удары руками и ногами. Затем несколько раз бросил ее на тахту, а также в стену, после чего она потеряла сознание. Испугавшись, мужчина вызвал скорую помощь, до приезда медиков сам пытался привести дочь в сознание, – сообщил Следственный комитет.

4-летняя девочка и ее младшая сестра (3 года) попали на попечение отца осенью прошлого года: до этого детей забрали из семьи из-за социально опасного положения. Мать девочек лишена родительских прав.

Через несколько дней 4-летняя девочка умерла в больнице.

Вечером отец ребенка напился и избил жену. Женщина ушла из дома, а мужчина продолжил пить. Позже он избил и 4-летнего сына – и выгнал его из квартиры. Ребенок уснул в соседской детской коляске, которая стояла на лестничной площадке. На теле у него были повреждения.

– Ранее, в 2016 году, ребенок признавался находящимся в социально опасном положении, был отобран у родителей. В 2017 году был возвращен в семью, – рассказала официальный представитель Следственного комитета Юлия Гончарова.

Почему от закона против домашнего насилия было решено отказаться?

После резонанса в обществе и высказывания мнения религиозных организаций от подготовки отдельного закона в МВД решили отказаться. Вместо этого предлагают вносить необходимые корректировки в уже существующие документы.

Раскритиковал проект и президент Беларуси Александр Лукашенко. Он отметил, что противодействие насилию в семье – это лишь «модная формулировка на Западе». Решать проблему в этой сфере он рекомендует исходя из белорусских, славянских традиций и жизненного опыта.

Лукашенко о методах воспитания своих детей: «Виктор, как старший, часто получал от меня»

— Все это дурь, взятая прежде всего с Запада . Вы можете не переживать, и народ пусть не волнуется — мы будем исходить исключительно из собственных интересов, наших белорусских, славянских традиций и нашего жизненного опыта, — цитирует президента belta.by. — Где-то кто-то брякнул — о противодействии насилию в семье. Это сейчас модная формулировка на Западе. У них скоро семей не будет: мужик на мужике женится или замуж выходит. Детей некому рожать. А мы у них заимствуем какие-то нормы поведения в семье, — сказал президент.

Высказался глава государства и о способах наказания детей, привел в пример и собственную семью.

— Надо исходить из той ситуации, которая у нас складывается. Хороший ремень иногда тоже полезен для ребенка. Не для всех, конечно. Виктор, как старший, часто получал от меня. Средний, Дима, уже видел, как Вите попадало, и ровненько стоял рядом. Младшего, ему пятнадцатый год, я вообще никогда не наказывал: он этого не заслуживал.

Александр Лукашенко добавил, что разработкой документа должна заниматься не милиция, а представители органов власти на местах, общественные организации, правительство, Администрация президента.

— Пожелания милиции мы учтем. Может, даже не законом, а обойдемся внесением изменений в существующие законопроекты. У нас есть соответствующая Директива президента, которая касается этих проблем. А тому, что люди это обсуждают и их возмущают некоторые глупости в проекте закона, я рад. Обостряя эту проблему, они обращают на нее мое внимание. Поэтому будет так, как нужно и выгодно нам, исходя из наших традиций и опыта.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Депутат: «Закон о противодействии семейному насилию — это сотрясание воздуха»

Игорь Марзалюк высказал личное мнение о готовящемся к рассмотрению документе (Читать далее)

Если муж заставляет выйти из декрета или не дает денег — его могут наказать за домашнее насилие

Скоро в Беларуси могут принять новый закон против насилия в семье (Читать далее)

«Насилие в семьях никуда не исчезнет». Что минские активистки говорят о реакции президента на законопроект о домашнем насилии

Вчера президент Беларуси выступил по поводу законопроекта о противодействии домашнему насилию. Если помните, Александр Лукашенко сказал, что «все это дурь, взятая с Запада», и пообещал «исходить исключительно из собственных интересов, наших белорусских, славянских традиций и нашего жизненного опыта». И это, конечно, не могло не вызвать реакции. Мы собрали реакции активисток, которых считаем экспертками в этой теме.

Участница Национального совета по гендерной политике при Совете Министров Республики Беларусь, председательница правления «Гендерные перспективы» и, как ее называют многие, «главная феминистка Беларуси» Ирина Альховка написала, что насилие в семьях никуда не исчезнет:

Пусть все «неравнодушные» граждане и чиновники, выступающие против закона, возьмут на себя ответственность за насилие в.

Исследовательница и кураторка Антонина Стебур объяснила, почему аргумент к «традициям» для отказа от разработки законопроекта о противодействии домашнему насилию не имеет под собой оснований:

Закон о противодействие домашнему насилию, как ни печально, но вполне ожидаемо, будет отправлен в небытие. Кроме того.

Председательница правления в ОО «Радислава» и создательница первого в Беларуси убежища для жертв домашнего насилия Ольга Горбунова рассказала о своем опыте:

Журналистка Евгения Долгая, специализирующаяся на «сложных» темах, добавила свой рассказ:

Ну что ж, #мистерпрезидент, расскажу вам про #традиционнаясемья Я смотрю на вас, на вашу семью, на ваших сыновей.

Правозащитница Юлия Хлащенкова объяснила, почему «права человека» вовсе не «дурь, взятая с Запада»:

Раз тут зашел разговор о традициях. После войны при принятии Декларации прав человека Беларусь топила за равенство всех.

Менеджерка фонда «Имена» Юлия Бобруйская предлагает вам, несмотря на неготовность нашего государства принимать закон о противодействии домашнему насилию, помогать бороться с ним самим:

Перепечатка материалов CityDog.by возможна только с письменного разрешения редакции. Подробности здесь.

Видео (кликните для воспроизведения).

Фото: unsplash, архив героинь.

Источники

Лукашенко о домашнем насилии
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here