Маркетинговый ход истерия на жертвах домашнего насилия

На странице подготовлен материал на тему: "Маркетинговый ход истерия на жертвах домашнего насилия" с подробным описанием от профессионалов для людей. Если возникнут дополнительные вопросы, обращайтесь к дежурному консультанту.

Почему у сестер Хачатурян не было выбора и как можно помочь жертвам домашнего насилия

Для начала нужно уяснить: если жертва не уходит, значит она действительно в тяжелой ситуации.

В социальных сетях в последние недели активно обсуждается дело сестер Хачатурян: три юные девушки убили отца, который годами издевался над их матерью, после выгнал ее из дома и начал издеваться уже над ними. Теперь их ожидает суровый приговор, который, надеемся, будет пересмотрен. При этом в комментариях под постами, связанными с этой историей, люди пишут несусветный бред вроде: «во всем виновата их мать — бросила детей» (муж избивал ее годами, а после приставил пистолет к голове и выгнал на улицу), «почему они терпели», «можно же было просто сбежать, а не убивать». Это классическая позиция обвинения жертвы: она же видела, за кого замуж выходила; зачем терпела — могла ведь просто уйти; раз терпела, значит ей нравилось. Мы решили доступно объяснить, почему жертва не виновата и почему зачастую она вообще никак и никуда не может уйти. А также, что делать, если вы знаете о домашнем насилии, но не понимаете, как помочь.

Почему жертва насилия никуда не уходит

В первую очередь важно понимать, что насилие бывает разным:

Начинаться все может с критики в адрес партнера, постоянных замечаний и грубостей, затем перейти в первую пощечину и закончиться серьезным избиением.

«Когда побои происходят в первый раз, пострадавшая испытывает шок, удивление, недоумение, даже может быть гнев. Появляется желание уйти. А потом приходит понимание, как это сложно сделать: нужно начать новую жизнь, найти квартиру, может быть, работу, кому-то рассказать о случившемся, например, своим родителям или родителям партнера. Трудности удваиваются, если не утраиваются, когда дело касается беременной женщины или женщины с маленьким ребенком», — говорит кандидат психологических наук, соучредительница кризисного центра «ИНГО» Наталия Ходырева.

Появляется желание уйти. А потом приходит понимание, как это сложно сделать.

Оставаясь в отношениях с субъектом насилия, пострадавшая начинает приспосабливаться, надеясь на лучшее. Особенно, если речь идет о любовных или хороших сексуальных отношениях. По словам Ходыревой, недавние исследования в России показали, что эмоциональное насилие женщина может терпеть до 6 лет — адаптироваться к нему, объяснять поведение субъекта насилия различными ситуативными факторами. Например, тем, что у мужчины тяжелая жизнь, безработица или, наоборот, проблемы на работе, поэтому он «срывается». С продолжительным физическим насилием ситуация сложнее. В этом случае возникает сложный, глубинный процесс — так называемая нормализация насилия.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

«Жертва усваивает и принимает те аргументы, которые она слышит от субъекта насилия. Например, мужчина может говорить женщине, что она плохо себя ведет или не выполняет свои социальные роли — хозяйки, матери, любовницы. Затем субъект насилия навязывает жертве ту модель феминности, которую считает необходимым. Он также может убедить женщину, что она никому не нужна, что она страшная, старая, у нее дети, внуки. Это тоже имеет значение», — добавила эксперт.

Иногда человек просто боится уйти, продолжила клинический психолог, директор Центра системной семейной терапии Инна Хамитова. Жертва могла предпринимать какие-то действия, но за сопротивление получила еще большее наказание от насильника. Помимо этого, добавляет психолог, люди, подвергающиеся домашнему насилию, часто сталкиваются с непониманием и даже обвинениями от внешнего мира.

«Я думаю, что люди, обвиняющие жертву, сами сталкиваются с бессилием внутри себя. Видя насилие, они понимают, что ничего не могут сделать. Для многих ощущение бессилия настолько невыносимо, что они переворачивают эту реакцию в обвинение», — объяснила психолог.

Толчком для ухода жертвы от насильника обычно становятся три фактора, отметила Наталия Ходырева. Первое — это хорошая внешняя поддержка в виде убежища, помощи родителей или друзей, возможности снять отдельное жилье, второе — реальная угроза для ребенка и третье — серьезные физические повреждения. Так или иначе, жертвы насилия часто сильно недооценивают реальную угрозу быть убитыми.

Как помочь психологически

Общение друзей, коллег или родных с жертвой насилия, по сути, должно представлять собой полноценную терапию, отмечает Инна Хамитова. Совершенно бесполезно грубо влезать в ситуацию и пытаться поставить насильника на место, говорит она. Это только ухудшит положение жертвы, и она вновь будет наказана, потому что реакция защитника будет воспринята как бунт самой жертвы. Первый этап, с которого нужно начать, это восстановление самооценки человека.

«Идентичность жертвы не ограничивается только тем, что она жертва. Этот человек может быть добрым, прекрасным, интересным, обладать какими-то навыками. Поэтому и начинать нужно с поддержки. Показывать собеседнику его прекрасные стороны, восхищаться им, напоминать об особенностях», — сказала Хамитова.

Дела семейные. Почему закон о домашнем насилии не устраивает никого

Автор: Александр Мур,

2961

126

29 ноября Совет Федерации опубликовал свою редакцию законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия. Эта инициатива стала одной из самый обсуждаемых за последние месяцы. Кажется, что закон не устраивает никого.

Среди недовольных оказались и правозащитники, и православные активисты. Первые считают, что в редакции проекта Совфеда есть множество недочетов, вторые и вовсе требуют отказаться от этой инициативы.

Член рабочей группы при Софведе Мари Давтян сообщила, что при разработке законопроекта ведомство не привлекало экспертов и не консультировалось с рабочей группой. Давтян называет эту версию закона «не просто урезанной и сокращённой», но и «во многом юридически безграмотной».

Читайте так же:  Материнский капитал после первого ребенка

В определении «семейно-бытового насилия» Совета Федерации отмечается, что это нарушение не должно содержать признаки административного правонарушения или уголовного преступления. Такая формулировка исключает, например, побои или причинение вреда здоровью. Получается, что избитым людям не будут оказывать незамедлительную досудебную защиту, которую предполагает законопроект.

Определение жертвы семейно-бытового насилия от Совета Федерации также может привести к серьезным проблемам. Предполагается, что нарушителем может быть только супруг, родственник или родственник супруга потерпевшего. Такая формулировка оставляет без внимания пары, которые живут в незарегистрированном браке.

Ведомство предлагает выносить защитные предписания исключительно с согласия жертвы. При этом, по мнению Давтян, подобные ситуации могут травмировать психику пострадавшего, из-за чего он может находиться в зависимом от агрессора состоянии и отказаться от защитных предписаний из-за страха перед ним.

Кроме этого, в качестве цели документа Совет Федерации указал содействие примирению сторон, а не защиту жертвы. Правозащитники считают, что таким образом чиновники идут навстречу радикальным и консервативным группам.

В конце ноября в Москве около 200 человек вышли на митинг против закона о домашнем насилии. Организатором акции стали православные активисты из движения «Сорок сороков». Эта же организация была причастна к истерии вокруг фильма «Матильда».

Активисты считают законопроект «чудовищным и фашистским», они уверены, что инициатива «разрушит семью».

«Законопроект, являясь порождением радикальной антисемейной идеологии феминизма и т.н. “гендерной идеологии”, станет инструментом коренного и насильственного изменения самих основ российского общества, уничтожения наших традиционных семейных и нравственных ценностей», — сообщается в открытом письме активистов к Путину.

Сороковцы на Крестном ходе в Санкт-Петербурге

Сороковцы уверены, что нынешних законов достаточно для того, чтобы защищать и предотвращать семейно-бытовое насилие. Они не признают данные о семейном насилии в России, которые приводят сторонники законопроекта.

«Это антиконституционный акт. Он фактически уничтожает провозглашенные в Конституции Российской Федерации права граждан: на неприкосновенность частной жизни и жилища, частную собственность, на свободу передвижения, право родителей на воспитание детей. Он направлен на дискриминацию мужчин и разрушение семьи», — заключается в открытом письме активистов.

Обсуждение законопроекта продлится до 15 декабря. За это время желающие могут отправить свои предложения по доработке инициативы.

«Дарить тепло и подогревать интерес»: что советуют жертвам домашнего насилия

По данным Росстата, каждая четвёртая женщина в России сталкивалась с домашним насилием, и лишь 25% из них обращались в полицию. Сотрудники кризисного центра «Анна» рассказывают, что при этом лишь каждой четвёртой жертве насилия правоохранители помогают, остальные женщины жалуются, что добиться реакции от полицейских невозможно. Глава МВД Владимир Колокольцев сообщил, что в 70% случаев суды наказывают домашних боксёров штрафами, которые не являются серьёзным сдерживающим фактором и лишь ложатся дополнительной финансовой нагрузкой на семью.

Фактически в России сложилась ситуация, когда жертвы домашнего насилия не могут рассчитывать на защиту государства. Для помощи им остаются лишь волонтёрские организации: фонды бесплатной юридической помощи, убежища.

Их катастрофически мало по сравнению с числом пострадавших женщин, однако есть надежда на изменение ситуации. Например, после волны пикетов в Госдуме опять ведутся разговоры о рассмотрении законопроекта о профилактике домашнего насилия — чиновники всё чаще признают масштабы проблемы и соглашаются, что решать её надо сверху, а не силами активистов.

Однако стоит какому-то вопросу приобрести актуальность, как вокруг него начинают собираться люди, не разбирающиеся в вопросе, но горящие деланием сделать себе имя, а если повезёт, то и деньги. Судя по всему, именно такой организацией стал фонд поддержки женщин, подвергшихся домашнему насилию, «Стрела», появившийся в этом году в Солнечногорске.

На сайте фонда говорится, что его задачи — изменить отношение общества к проблеме домашнего насилия, а также «поведение относительно насилия в семье». В Instagram сообщают о WhatsApp-чате поддержки, работающем 24/7. В паблике «Стрелы» висит пост, в котором рассказывают про обратившуюся в фонд Людмилу, которой «была предложена психологическая помощь, юридическая поддержка и временное жильё». Это производит благоприятное впечатление: правильные цели, реальная помощь… Однако на деле всё выглядит совсем иначе, чем в интернете.

Наталья написала в общий чат. Рассказала свою историю: муж, напившись, бьёт её, недавно это произошло из-за того, что она отказалась дать ему свой телефон, когда он хотел почитать её sms. Одна из участниц чата отреагировала немедленно: «Уходи от него!» Однако руководительница фонда Татьяна Филлипенко посоветовала Наталье поговорить с штатным психологом Ириной Трещинской.

В разговоре с психологом выяснилось, что менять своё поведение относительно насилия предстоит именно Наталье.

Сначала избитой девушке объяснили, что «эгоизм порождает ненависть» и «проблема многих женщин в том, что они не слышат своих мужчин, не хотят им что-то дать просто из любви». Наталья даже переспросила: «Вы действительно считаете, что я провоцирую агрессию мужа своим поведением, тем, что даю ему мало секса и своего времени?» Ответ был однозначным: да, именно так.

Дальше следовали советы. Наталье рекомендовали «дарить тепло и подогревать интерес», также следовало придумать альтернативу избиениям и показать её супругу. Приводились аналогии с детьми: ребёнок тоже капризничает, когда ему надоедает игрушка, но мама же не дожидается слёз, а умело организовывает новую забаву, вот так и надо поддерживать интерес.

Объясняя, что наладить отношения с человеком, который тебя бьёт, возможно, психолог Ирина сослалась на свой брак: она-де 30 лет живёт с мужем как в медовый месяц.

Дальше давались конкретные рекомендации: ходите всей семьёй в интересные места; если хочется побыть одной и заняться своими делами, надо не требовать, а «взгрустнуть, что свободного времени не хватает для того-то», sms давать почитать или хотя бы пересказать, «у вас же семья». Также Ирина посоветовала посмотреть на пьянки супруга с его позиции: а не идёт ли он в бар потому, что жена хочет побыть без него?

Читайте так же:  Как подать на увеличение размера алиментов

Спустя какое-то время Наталье написала руководительница фонда Татьяна, уточнив, помогла ли беседа с психологом. «Да, — ответила Наталья, — я начинаю понимать, что во многом виновата сама, и, если изменю поведение, то и муж перестанет меня бить». Ответ создательницу «Стрелы» полностью удовлетворил: «Правильно мыслите».

Солнечногорск — небольшой город. Кроме «Стрелы» организаций, помогающий жертвам домашнего насилия, в нём нет. Вот и получается, что любая его жительница, оказавшись избитой, вместо защиты (или в её качестве?) получит обвинения в том, что она сама спровоцировала мужчину, недодав секса или внимания, а потом будет отправлена искать «альтернативы» побоям, после придумывания которых понадобится подать их мужу в выгодном свете — чтобы заинтересовался, понял, что вместе гулять в парке гораздо веселее, чем лупить жену после пьянки в баре.

Сейчас фонд «Стрела» пытается получить премию губернатора Московской области в номинации «Волонтёрство и благотворительность». Потратить её планируется «на съём офиса, где будут принимать женщин»: возможно, что в кабинете советы «взгрустнуть» будут звучать убедительнее.

Руководительница фонда Татьяна Филипенко описывается на сайте премии как «добрый, искренний, отзывчивый и честный человек» — нет ни слова ни про образование, ни про опыт работы.

В Instagram Татьяны говорится, что ей 28 лет, и в 2019 году она планирует поступить в вуз. Есть и фотография, под которой она рассказывает, что работает дояркой на подмене. Аналогичная ситуация с «психологом» фонда Трещинской Ириной: нет никаких подтверждений, что она имеет профильное образование, кроме упоминания Института бизнеса, психологии и управления в её профиле в «Одноклассниках». Да и в группе «Стрелы» в ВК в блоке контактов в качестве психолога указана совсем другая женщина — Дарья Рябова.

Остаётся только надеяться, что аналоги «Стрелы», где вместо реальной помощи женщин обвиняют в агрессии мужчин, не появятся во всех регионах, где есть губернаторские премии. Пока же мы хотим сказать всем, кто сталкивался с домашним насилием: в случившемся нет вашей вины. Бегите не только от тех, кто бьёт вас, но и от любого человека, который скажет: «Ты это спровоцировала». Не верьте, что он хочет вас защитить. Скорее всего, просто зарабатывает себе на офис.

Активисты планируют акцию «Не виновата» в поддержку жертв домашнего насилия

В Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге и других городах России с 8 по 10 марта активисты планируют проведение благотворительной акции «Не виновата» в поддержку женщин, переживших домашнее насилие.

В ходе акции в городах-участниках пройдут концерты, выставки, лекции, поэтические чтения и дискуссии, посвященные проблеме домашнего насилия. Вся прибыль с мероприятий будет направлена в благотворительные фонды поддержки жертв, столкнувшихся с этой проблемой.

В Москве 8 марта пройдет концерт с участием групп «Спасибо», Lucidvox и «Ушко», прочитают лекции активистки Саша Обухова, Надя Нирванова и Зара Аратюнян. Также к проекту приурочат проведение благотворительного маркета.

Информацию о городах-участниках, расписании мероприятий и проекте можно найти в официальной группе во «ВКонтакте».

Закон о домашнем насилии в США. Как это работает

Если жертва насилия (а в 97% случаев это женщины) обращается в полицию, полиция прибывает на дом в течение нескольких минут. Никаких там «да сами разбирайтесь», «милые бранятся — только тешатся». Полиция специально обучена динамике отношений в ситуациях домашнего насилия и относится к подобным звонкам очень серьёзно.

Полиция осматривает жертву на предмет признаков физического абьюза: синяки, кровоподтеки Квартиру — на предмет разрушений, проломленных кулаком стен

Если находит, абьюзера арестовывают и помещают на 24 часа в тюрьму. За эти 24 часа происходит слушание в суде в присутствии судьи. Даже если жертва забрала заявление, абьюзера продолжает судить штат. Эта поправка вышла к закону, учитывая, что многие жертвы насилия по самым разным причинам забирают заявление обратно.

Обычно на первый раз абьюзер получает предупреждение и обязан пройти 26 сессий терапии: один час по разу в неделю, то есть это продолжается в течение полугода. За терапию правонарушитель платит из своего кармана. В каждом штате есть свои вариации, но у нас в Иллинойсе именно так. Согласно иллинойскому протоколу исполнения Закона о домашнем насилии.

Терапевт каждый месяц пишет отчет по «успехам» абьюзера для суда. Потому что через 26 недель суд рассматривает, что делать с абьюзером дальше. Если упёрся рогом и настаивает, что «это она меня довела» — иди в тюрьму. Если осознал — иди на волю, но попадёшься второй раз — иди в тюрьму.

Терапия абьюзеров обычно проходит в группе не больше 12 человек. Формат не наказывающий, а обучающий, дискуссионный и ни разу не унижающий или высмеивающий.

К насильникам и обидчикам относятся так, как хотят, чтобы они относились к своим партнерам, ставшими жертвами их насилия. Специально обученные сертифицированные терапевты моделируют для них эффективное поведение в ситуациях конфликта.

Людей, разрешающих конфликты исключительно через мордобой и психологическое насилие, учат новым способам разрешения конфликтов.

Комната для терапии оборудована так, что в случае чего терапевт нажимает кнопку и через пять секунд в комнате появляется вооружённый до зубов отряд полиции. И участники терапии об этом знают. Так же они знают и видят направленные на них видеокамеры.

Такую работу обычно проводят только аккредитованные судом агентства, у которых есть всё необходимое оборудование для безопасности терапевтов и самих участников групп.

Я предвижу белые пальто с комментариями «ах, как примитивно, это же для быдла и тех дур, которые за быдло замуж выходят».

Как терапевт, который провел несколько лет в комнате с сигнализацией, поспешу сказать: я имела честь познакомиться с домашними насильниками, которые были лучшими представителями богатых северных пригородов Чикаго: врачами, юристами, риелторами и другими «интеллигентными» профессиями. У меня был клиент, который угрожал жене сделать во сне укол, от которого она никогда не проснётся, если она «хоть одному человеку пиз… ет, что он ее систематически избивает» — конец цитаты. Муж ее был очень уважаемым врачом. Жена и не заявляла на него: заявил гинеколог жены, когда она пришла к нему на приём и он увидел следы насилия на теле.

Врач тут же позвонил в полицию, конечно, потому что в Америке представители профессий врача, психолога и учителя являются mandated reporter: они обязаны сообщать властям о признаках любого абьюза.

Это часть их договора со штатом, который выдаёт лицензию на практику.

Читайте так же:  Порядок развода с детьми и имуществом

Огромное количество правонарушителей были эмигрантами, выходцами из других стран, в которых не было подобных законов, и отсюда — чувство полнейшей безнаказанности. Очень много выходцев из бывшего Союза, Польши, Югославии, Мексики и ряда африканских стран. У половины — высшее образование, почти у всех — безупречная репутация на работе.

Я уверена, что про отца сестер Хачатурян тоже многие отзывались как об уважаемом человеке.

Как-то один полицейский, с которым я тесно сотрудничала, признался мне, что самые огнеупоротые нарушители закона — это русскоязычные выходцы из бывшего Союза.

Видео (кликните для воспроизведения).

— Приезжаешь такого арестовывать, а он тебе: фак ю, и фак твою страну. Кто вы мне такие, чтобы диктовать, что мне делать в моем собственном доме! -рассказывал полицейский.

Кроме обязательного курса терапии, насильникам запрещено жить в своем доме, пока не закончится срок наказания. Если жертва оформляет запретительный приказ, в котором прописано, что она не хочет получать телефонные звонки или имейлы от своего абьюзера, не хочет, чтобы он подходил к ней на расстояние 20 метров, значит он обязан выполнять любые условия, прописанные в запретительном приказе.

Все аресты, защитные ордера, обвинения заносятся в криминальную историю нарушителя, а это влияет на нахождение работы, на получение гражданства, карьеру

Закон о домашнем насилии — это комплексный подход к проблеме домашнего насилия. В нем участвуют полиция, система судов, психологи, социальные работники, сотрудники приютов для жертв насилия Все эти люди проходят специальные тренинги и специально обучаются, чтобы знать, как себя вести в том числе и в самых опасных для жизни ситуациях.

После введения закона в 80-е годы в США количество погибших женщин от рук своих мужей и бойфрендов сократилось с 10 тысяч до 1.5 тысяч в год (на 300 млн. населения). Для сравнения в России на сегодняшний день эта цифра просто чудовищна: 14 тысяч женщин в год (на 140 млн. населения).

Сталкивалась со многими судебными процессами в Америке, когда жертва насилия превышала уровень самообороны и доводила дело до убийства своего абьюзера. Защита в таких делах часто использует как раз закон о домашнем насилии.

Если жертва докажет, что над ней систематически свершалось насилие, которое довело ее до убийства, таких подсудимых полностью оправдывают.

Судьба сестер Хачатурян- это результат именно того, что в стране отсутствует закон о домашнем насилии. Я прожила 30 лет в Украине и вот уже 22 года живу в США. Я вижу большую разницу в том, как защищена женщина в Штатах и как беззащитна она в странах бывшего Союза в контексте домашнего насилия. В Америке у сестер Хачатурян было бы намного больше вариантов выбора. У меня нет в этом никаких сомнений.

Закон о домашнем насилии симметричен. Женщина-абьюзер несет ту же ответственность, что и мужчина. Мужчина тоже может стать жертвой насилия, хотя по статистике количество женщин — жертв значительно выше.

Сохраните это: как можно помочь тем, кто столкнулся с домашним насилием

В Госдуме обсуждается законопроект о профилактике домашнего насилия. Его создатели и сторонники в очередной раз говорят о числе пострадавших, а противники — пугают традиционным чучелом тюрьмы. Например, глава комитета Госдумы по делам семьи Тамара Плетнева заявила, что нельзя мужа сажать — кто же будет деньги зарабатывать? Судьба закона всё ещё под вопросом: неизвестно, примут ли документ, но очевидно, что даже если это произойдёт, понадобится не год и не два, чтобы отойти от парадигмы «Если супруг приносит зарплату, то пусть бьёт». Пока же мы имеем полицию, которая неохотно реагирует на вызовы к домашним боксёрам, и суды, предпочитающие наказывать их штрафами.

И жить в таком мире можно, только опираясь друг на друга. И поэтому сегодня мы хотим рассказать, что вы можете сделать для подруги, родственницы или знакомой, которая столкнулась с домашним насилием.

Скажите ей, что она ни в чём не виновата

Пусть забудет про поговорку про глазки, которые видели, что покупали: невозможно угадать, какой мужчина и когда превратится в чудовище. Не надо слушать доброхотов, рассуждающих про звоночки: тысячи мужчин «звенят» совершенно одинаково, но отнюдь не каждый из них решает от разговоров перейти к физическим упражнениям, в которых жене предназначена роль спортивного снаряда. Ни одну женщину нельзя осуждать за то, что она не сообразила, не заметила, не догадалась, что придётся «кушать».

Скажите той, кого бьют, что она никого не провоцировала. Мужчины любят рассказывать, что вот в загс-то они нормальными шли, но за несколько лет их «довели», но это всё ложь. Это только их выбор — даже самые холеричные истерики отлично справляются с тем, чтобы не бросаться на высмеивающих их начальников, наглых чиновников или просто пьяных хулиганов, которые не прочь поиздеваться над прохожим. Мужчина бьёт не потому, что женщина с кем-то переписывается или забывает петь дифирамбы его зарплате, а потому что знает: на ней можно сорвать плохое настроение и остаться безнаказанным.

Помогите ей подготовиться к бегству

Если ваша знакомая решила уйти, помогите ей сделать это. Узнайте, где есть приюты для жертв домашнего насилия, на каких условиях в них можно попасть, есть ли там свободные места. Найдите в интернете юридические и общественные организации, которые могут помочь, передайте все контакты подруге. Возьмите на хранение документы, банковские карты, которые надо прятать от мужа, ценные вещи, одежду и лекарства. Купите и отдайте простой дешёвый мобильник, который она спрячет дома, — на случай если муж отберёт её телефон.

Читайте так же:  Развод с чего начать если есть дети

SOS-адреса

  • Всероссийский бесплатный телефон доверия для женщин, подвергшихся домашнему насилию (при поддержке центра «АННА»): 8−800−7000−600.
  • Центр помощи « Насилию.нет ».
  • Московский кризисный центр для женщин « АННА ».
  • Консорциум женских неправительственных объединений — бесплатная юридическая помощь пострадавшим от домашнего насилия: wcons.net , 8−495−690−63−48.
  • Центр экстренной психологической помощи МЧС России: 8−495−626−37−07.
  • Центр помощи пережившим сексуальной насилие « Сестры »: 8−499−901−02−01.
  • Сеть взаимопомощи жертвам домашнего насилия: tineodna.ru .

Найдите и киньте подруге план безопасности для жертв домашнего насилия: иногда женщины просто не понимают, что живут в чрезвычайной ситуации, и такие инструкции позволяют им пересмотреть своё отношение к происходящему. Разберите его вместе, проговаривая, что исполнимо, что — нет. Можно ли договориться с соседями, чтобы те вызвали полицию, услышав крики? Удастся ли убедить учителей и воспитателей, что ни в коем случае нельзя отдавать ребёнка отцу? Куда можно сбежать в случае очередного инцидента — к родителям, друзьям, в гостиницу? Что надо уничтожить, чтобы абьюзер не нашел беглянку: записные книжки, аккаунты в соцсетях?

Интерактив, астрология и конопля. 10 трендовых бизнес-идей в сфере косметики и парфюмерии

Умные зеркала для макияжа, возможность быстро вколоть ботокс с помощью мессенджеров, палитры теней для туристов и конопляный парфюм. Интересные идеи от бьюти-брендов и стартапов в сфере красоты.

Мясной винегрет. 25 неординарных идей для мясного бизнеса

Мясо и креатив — вещи, казалось бы, несочетаемые, но это далеко не так. В этой подборке — бизнес-идеи, маркетинговые ходы и тренды для производителей мяса, владельцев мясных лавок и ресторанов.

Тренд “Исчезающая (недолговечная) реклама”

Иногда мимолетно сказанное слово может значить гораздо больше, чем поток увещеваний и уговоров. Этот факт не мог пройти незамеченным мимо маркетологов, воплотившись в тренд на исчезающую рекламу.

Игорь Манн: «Риэлторский бизнес в России только развивается»

Вышло интервью с сооснователями компании «Манн, Черемных и партнеры» — главным маркетером страны, издателем, автором книг Игорем Манном и бизнес-консультантом, экспертом по продажам первичной недвижим.

50 примеров креативной рекламы с курицами и петухами

конце января вступил в свои права год Красного Огненного петуха. По такому случаю мы решили вспомнить 50 креативных примеров рекламы на курино-петушиную тему.

Бизнес-тренд: баттлы

Баттлы — это тренд из серии “хорошо забытое старое”. В этом материале поговорим о том, как мода на баттлы и челленджи используется в бизнесе и в рекламе, ну и, конечно же, покопаемся в истории.

Не обижайтесь, если ваша помощь ничего не изменила

Вы можете сказать соседке, что слышите, как её бьют, и готовы дать показания в суде, — и получить в ответ: «Да это вообще не твоё дело!» Вы можете пустить сбежавшую подругу пожить в свою квартиру — и обнаружить там её мужа ещё до того, как с её лица исчезнут следы синяков: «Мы помирились и начинаем всё заново!» Вы можете потратить весь день в полиции — и в итоге узнать, что знакомая забрала заявление, которое вам с таким трудом удалось всучить правоохранителям.

Кому-то из жертв просто некуда идти, кто-то верит в обещания «раскаявшегося» мужа, кого-то убедят родственники, что надо дать «семье» ещё один шанс. В конце концов, мы живём в стране, где глава комитета по делам семьи не стесняется заявлять, что не нужно никаких охранных ордеров, запрещающих насильнику приближаться к жертве: «У нас же люди быстро мирятся», а депутаты утверждают, что причина семейного насилия — «заниженная» роль мужчин в семье, а не законы, позволяющие за избиение жены отделаться штрафом — как за неправильную парковку.

Правозащитники и активисты бьются за то, чтобы эти законы изменить. Но пока этого не произошло, нам остаётся только поддерживать друг друга словом и делом — и не останавливаться, даже если кто-то эту поддержку отверг.

Рекламная идея №4029. Кампания против домашнего насилия от Vivienne Westwood

Проблема домашнего насилия, которое также называют семейным или бытовым, существует во всех странах. Она не зависит от уровня благосостояния населения, она встречается даже в благополучных на первый взгляд семьях. И эта проблема имеет широкий размах и тяжелые последствия. В 2012 году в Италии было убито свыше 120 женщин в результате насилия со стороны их близких (супругов и партнеров). В среднем каждые три дня происходит одно убийство. Насилие в семье – это серьезная проблема, которая приобретает угрожающие масштабы. Но многие женщины до сих пор боятся сказать об этой проблеме, скрывая ее наличие от своих близких и друзей, пока дело не заходит слишком далеко. Первый шаг в борьбе с бытовым насилием предприняла компания Вивьен Вествуд – известного британского дизайнера.

В витринах магазинах Vivienne Westwood, расположенных в фэшн-районе Милана, появились манекены в модных платьях и с синяками и следами от побоев на теле и лице. Надписи на плакатах на витринах гласили: «Одна из трех женщин становится жертвой домашнего насилия. Не молчите, позвоните 1522». Прохожим раздавались буклеты с информацией о том, какой размах имеет эта социальная проблема, и с призывом не сносить молча побои, а звонить в соответствующие службы.

Кампания против домашнего насилия имела широкий резонанс по всей стране. Об инициативе компании Vivienne Westwood написали все крупнейшие печатные и сетевые издания Италии. «Удары оставляют неизгладимые отпечатки на душе женщины», — пишет издание il Giornale. Журнал Marie Clair назвал витрины Vivienne Westwood «заставляющими задуматься».

Всего за время проведения акции с 22 по 25 ноября акция получила 5 500 000 откликов в ежедневных СМИ.

Читайте так же:  Иран насилие над женщинами в семье

Вивьен Вествуд известна не только как дизайнер женской одежды. Она принимает активное участие во многих политических и социальных акциях. В 2005 году в коллекции Вествуд появились майки с надписью «Я не террорист, не арестовывайте меня, пожалуйста», которые продавались по цене 50 фунтов за каждую. Таким образом Вивьен выразила свой протест против принятия британским правительством «драконовских» анти-террористических законов. В 2008 году Вествуд приняла участие в Кампании за ядерное разоружение. Акция проходила около ядерного комплекса в Беркшире (Великобритания).

Зарабатывай до
200 000 руб. в месяц, весело проводя время!

Тренд 2020 года. Интеллектуальный бизнес в сфере развлечений. Минимальные вложения. Никаких дополнительных отчислений и платежей. Обучение под ключ.

Техника креативности «Стартап»: тотальный апгрейд бизнеса за полчаса

Иногда, чтобы двигаться дальше, нужно посмотреть на все происходящее свежим взглядом. Но сказать и сделать — вещи разные. Какие методы помогут развеять муть и найти новые направления бизнеса?

Техника креативности «Мозговой штурм 3.0»

Какие самые распространенные ошибки допускают организаторы обычных мозговых штурмов, и как без усилий многократно повысить количество идей с одного мозгового штурма? Руководство к действию.

Техника креативности «Сам себе бизнес-тренер» или «Шесть шляп мышления 2.0»

Что делать, когда под рукой нет креативной команды? Модифицируем всемирно известную техники креативности “Шесть шляп мышления” так, чтобы придумывать новые идеи можно было в одиночку.

30 необычных бизнес-идей для булочных и пекарен

Пекарня не обязательно должна пахнуть старыми-добрыми рецептами и традициями. В этой подборке вы найдете 30 необычных идей, как превратить пекарню в уникальный бизнес.

Поезжайте с ней в полицию и травмпункт

По словам Мари Давтян, сопровождать женщину в полицию не только можно, но и нужно: никаких законодательных запретов находиться с потерпевшей на этапе подачи заявления нет, а вот дежурные, видя, что женщина пришла не одна, примут его быстрее. Можно идти и в травмпункт: на сами медицинские процедуры третьих лиц не пустят, но всё остальное время быть рядом и поддерживать подругу вы имеете полное право.

Найдите памятку о том, как подаётся заявление (например, пошаговую инструкцию предлагает проект «Насилию.нет») и действуйте по ней — это очень поможет, ведь для только что избитой и напуганной женщины следование даже очень чётким и понятным инструкциям — непосильная задача.

Расскажите ей про домашнее насилие

Объяснтеи ей, что она такая не одна: каждый месяц на телефоны горячих линий для пострадавших поступают десятки тысяч звонков, по данным Росстата, каждая пятая женщина в России сталкивалась с побоями, а в опросе ВЦИОМ 40% респондентов ответили, что не исключают угрозы стать жертвой насилия в семье.

Расскажите, что домашнее насилие будет повторяться, а вред, наносимый им, возрастать и что жертвами его могут стать и дети. Убедите, что нельзя игнорировать угрозы. «Посмотришь на другого — убью!» — это не пылкие слова влюбленного, а декларация намерений абьюзера, которая легко может закончиться исполнением обещанного. Объясните, что побои — это только часть проблемы. Если женщину запирают, если прячут от неё деньги и документы, если грозят при разводе отобрать детей, если обещают убить каждого, кто ей поможет, — всё это тоже насилие.

Вызовите полицию

Сейчас дела о домашнем насилии относятся к сфере частного обвинения: именно жертва должна доказывать, что она была избита, заявления от соседки, подруги или родственницы никто рассматривать не будет.

Однако, говорит адвокатесса и одна из авторок закона о профилактике домашнего насилия Мари Давтян, обращаться к правоохранителям в ряде случаев всё же стоит: «Если вы понимаете, что человеку угрожает опасность, например слышите крики и грохот сверху, очевидно, что там происходит насилие, вызывать полицию нужно: это вопрос спасения жизни и здоровья женщины. Может, она напишет заявление, может, нет, но данный конкретный инцидент остановят».

Это касается и ситуаций, когда вы видите, что кого-то бьют на улице. Мари Давтян рассказывает, что когда она сталкивалась с такими случаями, достаточно было просто обратиться к женщине и спросить, не надо ли вызвать полицию: мужчину отрезвляла мысль, что они здесь не одни и посторонние готовы вмешаться. Однако такие решения вам придётся принимать на свой страх и риск: не исключено, что «боксёр» уже вошел в раж, мало что соображает и скорее бросится на свидетельницу, чем остановится. Что вы точно можно сделать, так это оглядеться, нет ли рядом сотрудников полиции или способа их вызвать: например, в метро для этого есть специальные кнопки.

Бизнес-тренинг в горах

Мать-природа все больше начинает рассматриваться как огромный зал для бизнес-тренингов. За внушительные суммы сотрудников компаний возят в экстрим-туры с коучами и бизнес-тренерами в качестве гидов.

35 новогодних рекламных видеороликов

Новый год — это время, когда тысячи брендов ломают мозг над тем, как создать самые запоминающиеся и трогательные видео, чтобы завоевать клиентов. Смотрим, что из этого вышло в 2016 году.

Церковный стартап: 10 необычных бизнес-идей

Чтобы не остаться без прихожан, церковь вынуждена идти в ногу со временем, подстраиваясь под нужды современных людей и осваивая технологии. В этой подборке мы собрали 10 идей, связанных с церковью.

Бизнес-тренд: геймификация

Если раньше бизнес-сообщество скептически относилось к играм, то теперь компании активно осваивают геймификацию. Несколько примеров того, как игры шагают по всем фронтам и внедряются в нашу жизнь.

Вдохновение в чашке: 18 лучших Instagram аккаунтов о кофе

Видео (кликните для воспроизведения).

Если вы владелец кофейни или кофе с собой, но ваша страничка в Instagram скучная, посредственная и не привлекает клиентов, то познакомьтесь с самыми интересными аккаунтами о кофе на просторах сети.

Источники

Маркетинговый ход истерия на жертвах домашнего насилия
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here