Насилие в семье над женщиной статистика

На странице подготовлен материал на тему: "Насилие в семье над женщиной статистика" с подробным описанием от профессионалов для людей. Если возникнут дополнительные вопросы, обращайтесь к дежурному консультанту.

Маразм крепчал. В России «обнаружили» 16 миллионов избитых мужьями женщин

Каждая пятая женщина подвергается физическому насилию в России, главным образом это происходит в семье от рук близких людей — мужчин, 7 августа сообщила в своей статье «„Любить“ и „бить“ — не рифма» журналистка Росбалта Анжела Новосельцева со ссылкой на отчет «Репродуктивное здоровье населения России — 2011».

Резюме данного отчета было опубликовано Росстатом при финансовой поддержке Фонда ООН в области народонаселения (ЮНФПА) совместно с Центром США по контролю и профилактике заболеваний.

Таким образом, с учетом общего числа проживающих в России женщин — 78,7 млн (данные Росстата на январь 2018 года), исходя из приведенных Росбалтом данных, в России обретается порядка 16 миллионов избитых домочадцами-мужчинами жен, бабушек, мам, дочерей, вплоть до новорожденных детей женского пола!

Приведя такие цифры и рассказав об «одном из самых массовых феминистских мероприятий», прошедших в поддержку сестер Хачатурян в Петербурге 4 августа, журналистка Росбалта посетовала на декриминализацию домашнего насилия в России (так называемый закон о шлепках 2017 года), сообщив, что по этой причине уже «через год количество жалоб на насилие в семье выросло втрое».

Вот так, «втрое» — без каких-либо отсылок, обосновывающих данную цифру.

Далее журналистка ожидаемо подводит к необходимости введения в УК РФ нового вида преступления — «семейно-бытового насилия» (СБН) — и скорейшего принятия пресловутого закона о его «профилактике». Собственно, именно с такой целью и выходили на митинг феминистки.

Отметим, редакция ИА Красная Весна не первый месяц наблюдает мощную пропагандистскую кампанию, развернутую антисемейным лобби на тему домашнего насилия.

Целый ряд наших коллег–журналистов, к сожалению, ловят эмоциональную волну, не разбираясь в источниках — какие данные действительно официальные (и где их берут), а какие представлены «женскими организациями», в том числе работающими на иностранном финансировании.

Упомянутая статья — не исключение.

Чтобы расставить точки над «i», редакция ИА Красная Весна сделала собственный информзапрос в Росстат и получила ответ, а также обратилась к эксперту по семейной политике Александру Коваленину с просьбой прокомментировать по пунктам тезисы публикации Росбалта. Приводим комментарий эксперта без изменений:

1. Журналистка «Росбалта» опирается на «последнюю официальную статистику домашнего насилия в России — отчет Росстата о репродуктивном здоровье за 2011 год». Неужели «Росбалт» думает, что МВД с 2011 года перестало заниматься статистикой? Зайдите на сайт Росстата, там данные МВД о преступности публикуются ежегодно, в том числе с выделением строк «от члена семьи» и даже «от рук супруга»!

2. И тут же: «О случаях физического насилия сообщила каждая пятая респондентка». Во-первых, это не «официальная статистика», а социологический опрос, хотя и выполненный двумя ведомствами по заказу ЮНФПА — организации, занимающейся «охраной репродуктивного здоровья в целях устойчивого развития» (читай — ограничением рождаемости).

По результатам этого опроса говорится, что от своего мужа или сожителя «вербальному (то есть словесному, — прим. ИА Красная Весна) насилию подвергались в своей жизни более трети российских женщин (38%). О случаях физического насилия сообщала каждая пятая (20%)».

То есть даже не за год, а за всю жизнь!

Иными словами, опрос установил, что 62% российских женщин от своего спутника ни разу в жизни не слышали ни одного грубого слова, а 80% — ни разу за всю жизнь ни от одного из мужей и сожителей не испытали даже толчка или удара! И при этом, конечно, не говорится (это не было целью исследования), как часто сами женщины ругают и бьют своих партнеров.

Но на этой цифре — каждая пятая! — видимо, и основана широко распространяемая феминистками цифра: 16 миллионов женщин в год, испытавших насилие. Видно, что пропагандисты не утруждают себя раздумьем: берут общее число женщин, включая грудных девочек, и делят на пять! И еще исправляют «хотя бы раз в жизни» на «ежегодно»!

В то время как по официальной статистике, всего от насильственных преступлений в 2018 году было 12 516 женщин, потерпевших (а не погибших!) от мужей. Искажение — в 10 554 раза! (ответ Росстата на редакционный запрос от 5.8.2019 есть в редакции, — прим. ИА Красная Весна).

Правда, дальше выясняется, что «насилием» фемсообщество и ЮНФПА называют вовсе не то, что учитывает официальная статистика, а всякую «некомфортность» семейной жизни — как это и прописано в документах феминисток.

Например, муж настаивает на том, чтобы всегда знать, где они [женщины] находятся; муж предпочитает, чтобы при принятии решений последнее слово всегда оставалось за ним; мужья сердятся, если они [опрашиваемые респондентки] разговаривают с другим мужчиной и так далее.

4. Журналистка «Росбалта» далее пишет, что якобы после декриминализации домашнего насилия в 2017 году «через год после нововведений количество жалоб на насилие в семье выросло втрое». И якобы «сегодня бытовые побои в России — не преступление, максимальное наказание — административный штраф».

Но статистика, озвученная представителем МВД в ОП РФ, показала, что общее количество привлеченных возросло, но как раз — за счет административных дел. А число насильственных преступлений упало, и самое главное — на 18% упало число тяжких и особо тяжких. То есть, декриминализация легкого насилия дала положительный эффект для тяжелых.

5. Далее журналистка Новосельцева агитирует за какой-то закон, который назовет насилием все виды семейных неприятностей и по каждой из них заставит полицию выгонять партнера из дома или комфортно устраивать недовольную заявительницу…

Сочинить такой закон, чтобы он отвечал здравому смыслу, но одновременно защищал только настоящую жертву, но без разбирательства, кто виноват? Защищал бы только женщин? И при этом, не допускал бы злоупотреблений в виде оговора от конкурента или соперницы? «Сочинить» такой закон крайне трудно, я думаю — невозможно.

Подобный «проект» вносили в Госдуму в 1997 году, потом сами же инициаторы его отозвали. Потом вносили в 2016 году, он не дошел даже до первого чтения. Теперь Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) снова настаивает на таких же мерах. Постановление ЕСПЧ по делу Валерии Володиной мы подробно разбирали — оно недобросовестно и противоречит основам права.

В двух словах — ЕСПЧ выступил не как судебный орган, а как орган международного феминизма.

Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко после решения ЕСПЧ действительно дала поручение разобраться, но итог разбирательства отнюдь не предрешен.

Никто не сомневается в том, что нужно продумать меры, чтобы полиция не бездействовала, когда это необходимо. Независимо от того, кто совершает насилие — мужчина или женщина.

Но много ли найдется готовых принимать для этого странные предложения феминисток?

Читайте так же:  Раздел имущества сроки выплаты

Подытоживая, Александр Коваленин подчеркнул, что у него вызывает недоумение предоставление трибуны откровенному феминизму в его самом карикатурном виде — прямо в центре Петербурга, с лозунгом «сама не виновата», с грязным пропагандистским приёмом «нарисованного насилия».

Ведь речь идет о такой чувствительной и важной не только для каждого гражданина России, но и самого государства теме, как семья и внутрисемейные отношения.

Напомним, как ранее писало ИА Красная Весна, утверждение российского антисемейного лобби (среди которых — «правозащитницы» Алена Попова, Мари Давтян, Анна Ривина и другие), что женщины в нашей стране якобы остро нуждаются в дополнительном законотворчестве для защиты от «домашнего насилия» не соответствует действительности.

Российских граждан, в том числе и женщин, от преступных посягательств как в семье, так и от посторонних лиц защищают порядка 40 действующих на территории нашей страны статей Уголовного кодекса (УК РФ) и не менее трех норм КоАП.

Заврались. Глава МВД раскрыл реальные цифры «насилия» в российских семьях


Кампания, развернутая антисемейным лобби вокруг «ужасающих цифр» гибели женщин в российских семьях, не имеет под собой никаких фактологических оснований — об этом свидетельствует содержание официального ответа министра внутренних дел России Владимира Колокольцева, переданного 2 августа в редакцию ИА REGNUM.

Документ передан в редакцию членом комитета Совета Федерации РФ по международным делам Ольгой Тимофеевой.

Запрос министру МВД о предоставлении криминогенной статистики преступлений в семьях сенатор направила после того, как «впечатлилась» цифрами, озвученными руководителем Центра «Насилию.нет», сотрудницей работающего на иностранные гранты НКО Анной Ривиной.

Выступая в мае 2019 года на одном из тематических мероприятий, Ривина заявила, что в России за год в семье от рук мужей погибает 14 000 женщин. При этом докладчица не смогла привести источник этой шокирующей информации. Однако Ривина выступает за скорейшее законодательное внедрение в России норм «профилактики семейно–бытового насилия» (СБН). Иными словами, за криминализацию этой сферы.

Участники «флешмоба» по продвижению закона о СБН сообщают уже о 14 тыс. убитых в день (т.е. 5 млн. 110 тыс. в год!).

Однако, согласно документу МВД, количество тяжких и особо тяжких преступлений в сфере семейно-бытовых отношений меньше 4000 (в 2016 г. — 3851, в 2017 г. — 3417, в 2018 г. — 3260). При этом подчеркивается, что речь здесь идет об общем числе особо тяжких преступлений с применением насилия в семье, а не только убийств и не только женщин.

В то же время имеются открытые данные другого источника — Росстата, согласно которым от всех преступлений (не только в семье) в год погибает 8−9 тыс. женщин. Что также не укладывается в «статистику» антисемейного лобби о «четырнадцати тысячах женщин, убитых в год мужьями».

Понять, как реально обстоят дела с убийствами женщин в семье, можно из той же статистики ГИАЦ МВД за 2015 год, обнародованной ранее. Так, в 2015 году в семье насильственной смертью погибло 304 женщины.

Таким образом, за три последних года в России число тяжких и особо тяжких преступлений в семейно-бытовой сфере сократилось более чем на 15%, а число конкретных случаев гибели женщин от рук мужей «накручено» докладчицей Ривиной и другими сторонниками «профилактики СБН» в десятки раз.

Таким же ложным является утверждение «СБН–компании» о том, что перевод ст. 116 (пресловутый «закон о шлепках») из Уголовного кодекса в поле административных правонарушений якобы привел к росту семейной преступности в РФ.

Модели, визажисты, рисованные кровоподтеки. Лож ные цифры о насилии подкрепляются «творчеством».

Редакция ИА REGNUM задается вопросом: откуда могут взяться существующие разночтения в цифрах при наличии только одного места, где ведется первичный учет и подсчет противоправных действий — ГИАЦ МВД? Сотрудники издания анонсировали проведение журналистского расследования на эту тему с использованием подробной статистики и привлечением экспертов, могущих разъяснить цифры.

Напомним, согласно анализу ряда экспертов, законопроектом «О профилактике СБН», помимо возможности вмешательства во внутрисемейные дела третьих лиц, вводятся расширительные определения «семейно-бытового насилия», под которые подпадут 100% российских семей.

Добавим также, 30 июля глава комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Андрей Клишас заявил, что ответственность за так называемое «домашнее насилие» в России может стать уголовной.

Статистика «семейного насилия» с мест опровергла мифы об ужасных русских


Миф о насилии в семье

Реальная статистика преступлений в сфере семейно-бытовых отношений полностью противоречит скандальным заявлениям лоббистов нового закона о семейно-бытовом насилии (СБН), следует из выступления главы Московского отделения «Родительского Всероссийского Сопротивления» (РВС) Анны Кульчицкой 30 октября на общественных слушаниях «Проблемы насилия в семье в свете общественной безопасности».

РВС получила статистику из 53 регионов РФ от 162 региональных УМВД, губернаторов, областных дум, общественных палат и уполномоченных по правам человека и ребенка.

Все региональные УМВД отметили «значительное снижение числа фактов домашнего насилия, в том числе в отношении женщин» за последние годы.

Более того, они особо подчеркнули, что у них нет препятствий для исполнения законов в сфере профилактики и защиты потерпевших, учета и контроля таких правонарушений.

Полученные данные свидетельствуют о том, что учет преступлений ведется с высокой степенью детализации. Тем сильнее удивляет непрофессиональная интерпретация этой статистики лоббистами закона о СБН.

Кульчицкая обратила внимание на «среднестатистический психологический портрет лица, совершающего „бытовые“ преступления, который отмечается в большинстве регионов. Это гражданин, имеющий уголовное прошлое, с низкой социализацией, отсутствием четких жизненных приоритетов и стабильных средств к существованию, склонный к употреблению алкогольных напитков, в результате распития которых зачастую и возникают конфликты».

Таким образом, единственное настоящее препятствие для сотрудников МВД в сфере профилактики «бытовых» преступлений — это отсутствие эффективных мер воздействия на лиц, находящихся в состоянии алкогольного опьянения после упразднения системы вытрезвителей и лечебно-трудовых профилакториев. А ведь именно изоляция наиболее «бодрых и веселых» пьяных граждан до их возвращения в адекватное состояние могла бы резко уменьшить вероятность совершения ими опасных для окружающих преступлений.

«Практически все регионы поддерживают инициативу возвращения системы вытрезвителей и ЛТП», — подчеркнула Кульчицкая.

Напомним, лоббисты нового закона о СБН развернули мощную информационную кампанию по созданию образа российской семьи как самого опасного места в нашей стране. Их без устали повторяемые ложные данные о десятках тысяч убиваемых в семьях женщин — ежегодно — ввела в оборот НКО, выполняющая функции иностранного агента, региональная общественная организация помощи женщинам и детям, находящимся в кризисной ситуации, «Информационно-методический центр «Анна».

Почему нужно отдельно бороться с насилием против женщин

25 ноября ООН объявила Международным днем борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин. Правозащитницы, активистки и юристы рассказывают, почему государство по-прежнему защищает насильника, а не жертву.

Участницы фестиваля FemFеst в Москве, 24 ноября 2019 г.

Когда замминистра юстиции РФ Михаил Гальперин в ответе Европейскому суду по правам человека заявил, что серьезность и масштаб дискриминационного влияния домашнего насилия на женщин в России преувеличены, разгорелся настоящий скандал. Чиновнику срочно пришлось брать свои слова обратно, а на ежегодном FemFеst в Москве 24 ноября этой проблеме посвятили отдельную дискуссию. Участницы фестиваля — феминистки, активистки, юристы и правозащитницы – объяснили, почему нужно выделить проблему насилия против женщин из общей темы насилия в России.

Читайте так же:  Как отозвать алименты на ребенка

Женщин бьют, потому что они — женщины

Согласно докладу 2015 года британского правительства, в России каждые сорок минут от насилия погибает одна женщина. Это 12 тысяч женщин в год только по официальной статистике. В экспертной среде принято выделять такое насилие, так как оно напрямую связано с гендером и дискриминацией.

«В правовых рамках ООН четко сказано, что женщин бьют не потому, что они плохие, а просто потому, что они женщины. Нам не очень-то повезло в смысле безопасности. Если женщина подвергается насилию дома, ей говорят: «А что же ты не ушла?» Если насилуют на улице, то спрашивают: «А что же ты вышла из дома?», — объясняет директор Центра «Насилию.нет» Анна Ривина.

Гендерное насилие специально заносят в отдельную категорию, так как и профилактика, и работа с последствиями у него особые. «Домашнее насилие, сексуальное насилие, харассмент – это те виды, с которыми женщины сталкиваются в своей жизни значительно чаще, чем мужчины, именно в силу того, что они женщины», — подтверждает адвокат и правозащитница Мари Давтян.

Наиболее полный перечень видов гендерного насилия есть в Стамбульской конвенции о борьбе с насилием в отношении женщин. В их числе – запрет на женское обрезание и принудительные браки девочек со взрослыми мужчинами. В России против этой конвенции особенно рьяно выступают православные активисты.

Число жертв в России — не преувеличение

Чаще всего российская женщина сталкивается с насилием в семье, говорят и эксперты, и официальная статистика МВД. По данным 2016 года, из 65 543 жертв насилия в семье 49 765 были женщины. «При этом по побоям, которые в России декриминализированы, за последние годы подали заявления 2 млн человек», — говорит юрист и правозащитница Алена Попова. Общий масштаб проблемы виден по опросу Росстата 2011 года, в котором о физическом насилии заявила каждая пятая женщина.

Чаще всего женщины в России сталкиваются с насилием в семье

Домашнее насилие — поколенческая проблема, уверена эксперт Анна Ривина. Агрессия родителей становится нормой, которую воспроизводит ребенок уже в собственной семье.

Частично решить эту проблему мог бы закон о домашнем насилии. Сегодня Россия — единственная страна из Совета Европы, где такого закона нет. «Я специально уточнила — в России было 46 попыток принять такой закон. У меня нет четкого понимания, почему его до сих пор не приняли. Видимо, люди во власти хотят, чтобы насилие оставалось у них в руках как инструмент и пострадавшие всегда оставались виноватыми. Но сейчас, после декриминализации побоев, после дела Хачатурян и других у него есть большие шансы», — говорит Ривина. Текста законопроекта в открытом доступе пока нет, но уже известно, что в нынешней редакции он, в частности, вводит норму охранного ордера для жертв домашнего насилия.

Контекст

Как женщин в Германии учат противостоять насилию

Каждая четвертая женщина в Германии становится жертвой домашнего насилия. Амалия и ее 14-летняя дочь пошли на курсы самообороны, чтобы уметь постоять за себя. (25.11.2019)

Незаменимая поддержка

До сих пор тема насилия является табу. Тем не менее, во всех городах Германии круглосуточно работают горячие линии для жертв преступлений. Помимо немецкого консультанты владеют несколькими иностранными языками и могут оказать необходимую поддержку. Кроме того, женщины могут обратиться в специальные дома — Frauenhäuser, в которых можно переночевать и получить первую помощь.

Сколько женщин в России страдают от домашнего насилия по версии МВД

В МВД оценили, сколько россиянок стали жертвами преступлений в области семейно-бытовых отношений с января по сентябрь 2019 года.

женщина

пострадала от домашнего насилия
с начала года по версии МВД

За весь прошлый год эта цифра составила 21 390 преступлений, рассказали «РБК» в ведомстве. Тем не менее в центре «Насилию.нет» отмечают, что в среднем россиянки обращаются в полицию лишь после седьмого избиения. «Около 70 % пострадавших от насилия обращаются за помощью к некоммерческому сектору и не идут в полицию, не веря, что помощь получат», — пояснила директор центра Анна Ривина.

Как судят женщин за защиту он насилия

Большинство женщин, осужденных в России за убийство, защищались от домашнего насилия. Такие данные представили «Новая газета» и «Медиазона», проанализировав судебные вердикты, вынесенные в 2016–2018 годах.

За три года по статье за убийство осудили более 3 тысяч россиянок — 79 % из них, по данным журналистов, страдали от насилия дома. Почти тысячу женщин осудили по статье за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть потерпевшего. В этом случае доля жертв домашнего насилия — 52 %.

Также журналисты изучили приговоры по статье за убийство при превышении пределов необходимой обороны. Большинство осужденных женщин (83 %) защищались от своих партнеров, еще 8 % — от родственников мужского пола. Почти в 40 % таких приговоров отмечается, что погибший регулярно избивал свою партнершу.

Из показаний одной из осужденных, наказание — пять лет колонии:

«Проснулась от того, что отец сидел на ней сверху и стягивал ее джинсы. Она начала его успокаивать, говоря: „Что ты делаешь, я же твоя дочка“. На что он ей ответил: „Ты баба, у которой четыре года не было мужика, хочу сделать тебе приятное“. При этом он начал наваливаться на нее своим корпусом, удерживая ее руки. Далее он схватил ее за волосы и стал притягивать ее голову в область своего паха. Возможности убежать у нее не было, так как комната маленькая, а отец преграждал ей путь из комнаты. Тогда она начала щупать на комнатном столике рукой, чтобы найти что-нибудь, чем можно ударить отца. Ей под руку попался нож».

В 97 % приговоров женщины использовали при убийстве нож, обычно кухонный. Криминологи обычно отмечают, что россиянки чаще всего наносят удар спонтанно, а иногда тем же оружием, которым им угрожали, говорится в исследовании.

Все за сегодня

Политика

Экономика

Наука

Война и ВПК

Общество

ИноБлоги

Подкасты

Мультимедиа

Общество

600 тысяч женщин ежегодно: домашнее насилие в России

Видео (кликните для воспроизведения).

«Он бьет, а я просто должна это терпеть». Вот какой совет получила Катя от друзей и родственников, когда рассказала о том, что ее бьет муж.

Женщина, которая производит впечатление мягкой и скромной, открывает дверь квартиры в пригороде Санкт-Петербурга. Она знает, что к ней придут гости, поэтому в это утро на замок с секретом не закрывается. Впервые за долгое время.

32-летняя Катя поняла, что позаботиться о себе и о шестилетнем мальчике, который сидит на диване с цветными карандашами и Lego, может только она сама. Для того, чтобы принять это решение, ей потребовалось пять лет с побоями от мужа.

Три года она ни единой душе не рассказывала о побоях, попытках ее задушить и пинках от того, за кем она была замужем.

— Нелегко признавать, что тот, кого ты любишь, на самом деле представляет для тебя опасность. Мне казалось, что надо терпеть. Потому что мой муж работал и зарабатывал деньги, а я только сидела с нашим сыном, поэтому полностью зависела от него материально. И он умел этим пользоваться. А еще он заставил меня поверить в то, что я сама виновата в том, что он меня бил, — говорит Катя в беседе с VG.

Читайте так же:  Какое заявления нужно подать на алименты

Контекст

Связаны ли агрессия и насилие с психическими заболеваниями?

Домашнее насилие дороже войн

В России насилие — это традиция

Expressen 03.08.2016 «Положение стало хуже»

Она предлагает свежезаваренный чай. Шестилетний Андрей получает три большущих ломтя хлеба с плавленым сыром и паприкой. Теперь они живут вдвоем. Хотя Катя так долго старалась сохранить «полную семью» — мама, папа и ребенок, — она поняла, что если будет продолжать в том же духе, она будет подвергать свою жизнь и жизнь ребенка смертельной опасности, а этого сделать она не могла.

Впрочем, она не одинока.

Каждую третью российскую женщину партнер избивает регулярно, утверждалось в докладе Amnesty в 2002 году.

Домашнее насилие рассматривается как нечто, относящееся к частной жизни супругов, поэтому полиция и власти в такие дела не вмешиваются. Вот что удалось выяснить Центру «Анна», когда он по заданию ООН выяснял, в чем же причины столь большой распространенности семейного насилия в России.

«У нас никогда не было нормально функционирующей системы помощи подвергающимся насилиям женщинам. К сожалению, в последние годы ситуация ухудшилась из-за экономического кризиса. И отсутствие финансовой поддержки сказывается в первую очередь на самых уязвимых группах населения», — говорит Анастасия Ходырева из кризисного центра, работающего с подвергающимися насилию женщинами, Crisiscenter. ru, в беседе с VG.

Родственники и друзья от нее отвернулись

Катя три года никому не рассказывала о побоях. А когда наконец рассказала, это получилось случайно.

«Он стал меня душить, а ко мне как раз подружка должна была зайти в гости. И когда она пришла, я просто не смогла сдержаться, я плакала и плакала, не могла остановиться. Я уже больше не могла держать все в себе», — рассказывает она.

Она решила искать поддержку у друзей и родственников, но их реакция оказалась совсем не такой, на какую она надеялась.

«Когда я рассказала обо всем своим родителям, они не поняли, в чем проблема. Они живут в маленьком городке, и воспитание у них советское. То есть, если тебя бьют, это вроде как неопасно», — говорит она и опускает глаза. После небольшой паузы продолжает.

«Они сказали, что самое главное, что он не пьет — несмотря ни на что. Они выросли в такое время, когда, если тебя били, ты просто должен был это терпеть», — рассказывает 32-летняя женщина.

Некоторые из тех, с кем она общалась, не захотели иметь с ней дел. Они не хотели ничего понимать. Даже ее сестра. И теперь она держит этих людей на расстоянии.

Сейчас, когда прошло уже два года, родители поддерживают ее гораздо больше. И помогают ей, порвавшей с бывшим мужем, как только могут.

С помощью денег, полученных от друзей, знакомых и родственников, Катя смогла сама нанять адвоката, так что она сможет себя защитить, если бывший муж начнет бороться за право воспитывать шестилетнего сына.

Наказание за насилие может стать более мягким

В принципе наказание для тех, кто прибегает к насилию в отношении своего партнера, в России довольно серьезное — от штрафа в размере до 40 тысяч рублей (5200 норвежских крон) до двух лет тюрьмы, но только 3% партнеров-насильников попадают в руки судебной системы, как отмечает Human Rights Watch.

А недавно появилась еще одна плохая новость для тех, кто борется за улучшение правовой защиты таких женщин, как Катя. Сейчас политик, стоящий за пресловутым законом о «распространении пропаганды гомосексуализма», Елена Мизулина, хочет понизить наказание за применение насилия в отношении супруга или ребенка, чтобы они считались простой провинностью. Мизулина якобы, назвала нынешние пределы наказания «абсурдными», по данным The Independent.

Бывшего мужа Кати никогда не привлекали к юридической ответственности за то, что он с ней делал.

«Ни от полиции, ни от системы правосудия помощи не получишь. Кризисные центры в принципе есть, но у тебя должны быть веские основания для того, чтобы получить помощь. Мой бывший муж все отрицал, так что кризисный центр мне не помощник», — говорит Катя.

Он по-прежнему иногда звонит. И тогда Катя говорит ему одно и то же: она будет говорить только в присутствии адвоката. И каждый вечер, перед тем, как лечь спать, проверяет, хорошо ли заперта дверь. И всегда закрывает дверь на особый надежный замок.

Она говорит, что поняла, что позаботиться о себе может только сама.

— А как вы думаете, ваш бывший муж может так вести себя по отношению к какой-то другой женщине?

— Да, я даже не сомневаюсь в этом. Он такой, его ничто не становит, — говорит Катя.

Насилие по отношению к женщинам в России

— 600 тысяч женщин в России ежегодно подвергаются насилию со стороны партнера, по приблизительным оценкам российского Министерства внутренних дел.

— 40% всех насильственных правонарушений или убийств в России совершаются дома.

Источники: BBC, центр «Анна»

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Безжалостные люди

Семейное насилие как производная экономики

  • Уровень семейного насилия в России, по разным оценкам, или высокий — или запредельный. Если согласиться с цифрой в 14000 женщин, ежегодно погибающих в бытовых конфликтах, получается, что в семьях убивают каждые 40 минут. Ужасающая статистика, даже если уменьшить оценку в разы.

    Но и русские мужики не задерживаются на этом свете. В трудоспособном возрасте смертность мужчин в России в 2,75 раза выше, чем смертность женщин. Какие там «десять девчонок на девять ребят»! Есть регионы, где на мужчину приходится по две женщины. В Москве на двоих мужчин — три женщины.

    Вам не кажется, что и мужская сверхсмертность в России как-то связана с тем высочайшим уровнем насилия, от которого страдают женщины?

    Говорят, что причина домашнего насилия — в кризисе той модели семьи, где мужчина был хозяином, а женщина ждала дома. И даже если ей хотелось уйти от мужа, идти было некуда, кроме как на панель, в той или иной форме. Профессиональный мир был миром мужчин. Женщинам доставались рабочие места, но очень так себе. Не прожить, если эти места не были в индустрии развлечений, опять же, для мужчин

    Сейчас все не так, потому что женщина тоже работает и не хочет, и не должна, и не будет мириться с мужской диктатурой (и правильно делает). Вот бывший начальник семьи и пытается поднять упавший авторитет, добиваясь этого тяжелыми предметами.

    Но редко бывает так, чтобы мужчина расправился со спутницей во время первой же ссоры. Почему женщины, оставаясь рядом с таким мужчиной, соглашаются терпеть и рисковать? Значит, для рискованного поведения женщины имеют основания. Достаточные, чтобы эти основания перевешивали риски, включая риск преждевременной смерти. Любовь? Возможно. Или некуда уходить. Нет денег, чтобы жить отдельно. И это более вероятно.

    Читайте так же:  Мировой суд какие документы для развода

    Но почему насилие терпят те, кому уходить есть куда? Мало ли мы знаем историй о звездных женах, страдающих от рукоприкладства спутников? У них-то деньги должны быть, хотя бы на съемную квартиру.

    Тревожный сигнал

    К насилию относятся не только побои, но и угрозы, оскорбления, психологическое и эмоциональное давление. Эти действия по отношению к женщинам могут стать первыми сигналами к возможному физическому насилию.

    Художники выступили против насилия

    Читайте также

    «Я тебя сейчас, сука, убивать буду». Большинство женщин, осужденных за убийство, защищались от домашнего насилия. Исследование «Новой газеты» и «Медиазоны»

    Все гораздо хуже, скажет экономическая теория. 30% разница в доходах мужчин и женщин, существующая в России, нависает над семейными узами как нож гильотины. Никто не предоставляет женщине 30% скидку на расходы, которые ничуть не меньше мужских. Эти деньги она должна где-то взять. Точнее, их должен дать мужчина.

    С точки зрения экономики, в постиндустриальной семье с работающими супругами суть «финансового вклада» мужчины в семейное благополучие радикально изменилась. В «традиционной семье» деньги, которые муж отдавал жене-домохозяйке, были именно платой за работу по обеспечению его собственного быта.

    А сейчас все, что мужчина может дать своей женщине — это «компенсация». Премия. За сам факт, что она остается с ним,

    здесь и сейчас, жертвуя возможностями по выбору более привлекательного или обеспеченного партнера, или возможностями по развитию собственной карьеры. Ценность такого предложения со стороны женщины нелегко оценить. А там, где партнеры не согласны в оценке активов, начинаются конфликты.

    Чем более женщина привлекательна, чем более успешна, чем больше имеет возможностей «устроить» свою жизнь — тем выше планка ее требований к мужчине. И планка постоянно повышается, а вот способность мужчин удовлетворять эти требования за ней не успевает. Много ли вы лично знаете семей, где преуспевающая женщина выбрала бы неуспешного мужчину? Только не надо рассказывать про деловые успехи министерских жен. Впрочем, преуспевшая женщина в теории может позволить себе выбрать мужчину по сердцу. Но женщина, которая только надеется преуспеть, часто будет требовать от мужчины не только сердце, но и кошелек. И не упрекнешь — жизнь такая.

    Что делать мужчине? Работать больше — заработать ранний инфаркт. Махать кулаками — заработать долгий срок. Искать другую женщину — не факт, что это удастся.

    Когда женщина говорит «нет мужчин» — это значит, что мужчин много, но рядом нет того, кто соответствовал бы ее требованиям. Когда мужчина не может найти себе спутницу, это значит, что рядом нет женщины, которую устроил бы уровень предлагаемой им компенсации — во всех смыслах.

    Полвека назад нобелевский лауреат Гэри Бэкер дал объяснение волне разводов, захлестнувшей американские семьи. Уровень насилия тоже подскочил. Просто женщины пошли на работу, сказал экономист, и теперь у них хватает денег, чтобы не цепляться за остывший и опостылевший семейный очаг. Подождем. Пусть все разведутся и сойдутся снова — только сделают это уже не на почве зависимости от карьерных успехов мужа и кулинарных достижений жены, а на фундаменте общих интересов и объединения семейных доходов. Бэкер оказался прав — как только финансовый вопрос совсем перестал портить отношения в семье, так эпидемия разводов (и семейного насилия) в США пошла на спад.

    Так что лучшее средство от семейного насилия — это деньги в руки.

    Когда женские финансовые и карьерные перспективы будут действительно равны мужским, так и число жен, пострадавших от мужей, будет сокращаться. Правда, количество мужских инфарктов будет расти — потому что успешные женщины заставят своих мужчин работать больше.

    Сто тысяч в год

    По данным Федерального ведомства по уголовным делам (Bundeskriminalamt — BKA), в 2015 году жертвами домашнего насилия в Германии стали более ста тысяч женщин. В 331 случае полученные ими травмы оказались смертельными.

    Художники выступили против насилия

    Домашнее насилие: что советуют делать жертвам

    Как действовать, если вы или ваши близкие столкнулись с насилием в семье? Берлинская правозащитная организация дает несколько советов, применимых и в России. (04.08.2019)

    «Сейчас, даже если против агрессора в семье возбуждают уголовное дело, он может оставаться на свободе и угрожать жертве. Из адвокатской практики сегодня мы видим следующее: надо реально пострадать, чтобы тебя государство защитило», — говорит адвокат Мари Давтян.

    «Убьют, тогда приедем»

    Гендерные стереотипы срабатывают даже в тот момент, когда, казалось бы, полиция и суды должны выступить в защиту жертвы. По словам Алены Поповой, полицейские не хотят возбуждать уголовные дела, потому что женщина «сама виновата» и «довела мужика». А пресловутое «убьют, тогда приедем» превратилось в главную фразу, описывающую реакцию российской полиции на домашнее насилие. Кстати, фраза принадлежит бывшему старшему участковому из Орла Наталье Башкатовой. Так она ответила потерпевшей Яне Савчук, а через полчаса девушку действительно убили.

    «За этот черный юмор никому не удастся спрятаться, — считает адвокат и член Московской Хельсинкской группы Каринна Москаленко. Сейчас в ЕСПЧ рассматриваются сразу несколько дел пострадавших от насилия жительниц России. В Совете Европы обращают внимание, как раз за разом реагируют на такое насилие российские суды, и видят, что власти не создают превентивные условия для жертв насилия.

    Надо менять отношение к проблеме, а не только законы, уверены правозащитницы. «Мы видим, что молодые люди и пары в России уже не хотят жить в таком мире. Разговаривайте с друзьями друзей, объясняйте, что в насилии всегда виноват агрессор», — говорит Анна Ривина.

    Вечером 25 ноября, в Международный день борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин, в Москве также планируют провести согласованный массовый пикет.

    Художники выступили против насилия

    Знакомые преступники

    В странах ЕС с сексуальным и физическим насилием хотя бы один раз сталкивалась каждая третья женщина. В большинстве случаев преступниками являются бывшие и настоящие мужья и партнеры.

    Художники выступили против насилия

    Что делает полиция Германии в случаях домашнего насилия

    DW выяснила, почему немецкая полиция обязана принять заявление о насилии в семье и как защищают жертв до начала судебного процесса. (12.09.2019)

    Холодное оружие

    Палки, ножи, бутылки — объекты снимков фотографа Дирка Дэмлова (Dirk Dähmlow). В серии под названием «Называть вещи своими именами» запечатлены орудия издевательств над женщинами из Германии, России, Бразилии, Индии, Эфиопии, Замбии и Буркина-Фасо.

    Художники выступили против насилия

    Борьба за жизнь

    25 ноября объявлен ООН Международным днем борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин в память о сестрах Мирабаль, убитых за сопротивление диктаторскому режиму в Доминиканской Республике. Обратить внимание на проблему насилия — задача художников, чьи работы выставлены в Женском музее Бонна. Картины серии «Курдские женщины и их борьба за жизнь» написаны беженками из Ирака, Сирии и Турции.

    Художники выступили против насилия

    Почему это важно

    Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть честной, смелой и независимой, станьте соучастником «Новой газеты».

    Читайте так же:  Как подать на увеличение размера алиментов

    «Новая газета» — одно из немногих СМИ в России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Пять журналистов «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

    Я бог, я царь. Я — муж

    Интернет едва ли не единственная возможность прокричать в мир, как тебе плохо и страшно, и — печальный парадокс! — не бояться при этом, что тебя услышат и узнают. По международной статистике женщины решаются уйти от мужа-дебошира, как правило, только после седьмого нападения. Бывает, что до этого седьмого нападения они не доживают. Ежегодно в России в результате домашнего насилия гибнут 12-14 тыс. женщин — одна женщина каждые 40 минут.

    Разумеется, проблема эта интернациональна. Другое дело, в разных странах подходы к ее решению разные. О российских подходах речь шла на «круглом столе» в комитете по охране здоровья Госдумы. И один из главных дискуссионных вопросов: нужен ли нам специальный закон, который поможет вовремя остановить домашнего изувера и предотвратить непоправимое? Такие законы действуют в 89 странах мира, были введены в нескольких государствах СНГ и доказали свою эффективность. К примеру, в Молдове случаи внутрисемейного насилия сократились на 30 процентов, а в Украине число только убийств и тяжких преступлений в семье уменьшилось на 20 процентов.

    В нашем отечестве такой закон принят на региональном уровне лишь в Ставропольском крае. Правда, готовятся это сделать и в Башкирии. Однако, и депутаты, и эксперты, и практики в ходе дискуссии были единодушны: России нужен федеральный закон прямого действия о профилактике семейного насилия и помощи пострадавшим от него.

    К сожалению, у законопроектов по домашнему насилию тяжелая судьба, — первый был внесен в Госдуму еще в 1995 году. И уже в 1999-м благополучно снят с рассмотрения. Повторная попытка 2007 года также не удалась. А тем временем, как показывает официальная статистика, вал жестокости в семьях нарастает. За один 2011 год в Челябинске, например, число семейно-бытовых преступлений выросло на 35,8 процента, в Калининграде — на 20 процентов, в Нижнем Новгороде — на 53,9 процента. В Удмуртии семейные преступления все чаще совершаются с применением огнестрельного и холодного оружия, все более «входят в моду» такие способы убийства, как утопление в ванной, отравление и удушение. Чаще всего жертвы — женщины и дети.

    По данным исследований, ежедневно 36 тысяч россиянок терпят побои мужей. И это лишь видимая малая часть общего массива зла. 60-70 процентов женщин, страдающих от издевательств, не обращаются за помощью: страх, стыд огласки, полная материальная, жилищная зависимость от мужа — терпят годами, до последнего. А если и обращаются. Только 3 процента таких дел доходят до суда. Почему?

    Основной довод противников «самостоятельного» закона о домашнем насилии — Уголовный кодекс имеет все необходимые нормы для наказания домашних обидчиков: статьи УК об умышленном причинении вреда здоровью (ч.1 ст. 115), о побоях (ч.1 ст.116), об угрозе убийством (ч.1 ст.119) и об истязании (ст.117), под которые подпадает домашнее насилие .

    — Подпадать-то подпадает, — резюмирует член Комитета ГД по охране здоровья Салия Мурзабаева, — но в жизни закон работает так, что пока «не убил, не покалечил» — остановить домашнего садиста с помощью этих статей невероятно трудно.

    Дело в том, что наиболее «подходящие» к делам о насилии в семье статьи 115-я и 116-я относятся к так называемому частному обвинению. А это означает, что, в отличие от дел частно-публичного и публичного обвинения, только сама жертва может подать заявление в суд , собирать, выполняя функции следователя, доказательства вины насильника — бегать по медэкспертам за справками о побоях, добывать у соседей свидетельские показания и так далее. А потом, взяв на себя роль прокурора, добиваться в суде признания его виновным и наказания. Ни милиция, ни следственные органы, ни прокуратура ей в ее частном обвинении не помощники. Разумеется, можно нанять адвоката. Только вот адвокаты нынче ой как недешевы, многие ли могут их себе позволить? Да и санкции по этим статьям. Самое суровое, что может получить домашний садист — 3-4 месяца ареста. После чего, как справедливо подозревает его жертва, он вернется домой еще обозленней.

    Более же серьезные статьи УК РФ — «Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью» и «Истязание», как заметила директор национального центра по предотвращению насилия «Анна» Марина Писклакова-Паркер, еще менее действенны.


    Первая статья в России, где угроза «убью!» так запросто используется в повседневности, практически не работает. Вторую, которая подразумевает систематическое психологическое или физическое насилие, — юристы называют «дремлющей», поскольку она применяется также крайне редко. Что неудивительно: чтобы квалифицировать действия изверга как «истязание», необходимо документально доказать не только три и более эпизодов избиения, но и умысел, направленный именно на истязание, — т. е. что он УМЫШЛЕННО стремился причинить жертве «ОСОБЫЕ физические или психические страдания, мучения». Других статей УК РФ, чтобы вовремя остановить домашних тиранов, у нас нет. Есть только те, что вступают в силу, когда останавливать уже поздно — женщина убита или искалечена.

    Неэффективно в решении проблемы домашнего насилия и наше административное и уголовно-процессуальное законодательство, считает зампред Комитета ГД по вопросам семьи, женщин и детей Ирина Соколова. Россия, убеждена она, нуждается в законе. Который не только обеспечит неотвратимость наказания зла, но и гарантирует жертвам реальную помощь и защиту государства. И — главное — будет заточен на профилактику этого зла, на предотвращение трагедий. Мировая практика доказала, что такой закон гораздо надежнее, чем отдельные статьи уголовного, гражданского и административного законодательства.

    — Многим из ее уже отработанных технологий мы можем воспользоваться, — полагает Ирина Соколова. — Например, хорошо зарекомендовавшими себя охранными ордерами. Мы могли бы назвать их охранными предписаниями. Сегодня наше законодательство не позволяет ввести такую форму наказания домашнего дебошира и предотвращения эскалации его насилия над членами семьи.

    Видео (кликните для воспроизведения).

    Еще не так давно статистика семейного насилия в США была не лучше российской. Но в 1996 году там приняли федеральный закон о насилии в семье. Число «домашних» убийств сократилось в 4 раза. Теперь, если от женщины поступает сигнал, к ней немедленно выезжает специально подготовленный полицейский. Он имеет право войти в жилище, информирует женщину о ее правах. Она, в частности, может получить от судьи охранный ордер. Эта форма наказания насильника, лишает его права на установленный судом срок (от месяца до нескольких лет) приближаться к жертве на определенное расстояние (например, на 100-150 метров). В случае нарушения — арест. Если же ситуация совсем критическая, женщина с детьми может укрыться в убежище-приюте. Туда насильнику нет доступа — ему никто не назовет даже координаты этого убежища.

    Источники

    Насилие в семье над женщиной статистика
    Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here