Особенности рассмотрения дел об усыновлении удочерении ребенка

На странице подготовлен материал на тему: "Особенности рассмотрения дел об усыновлении удочерении ребенка" с подробным описанием от профессионалов для людей. Если возникнут дополнительные вопросы, обращайтесь к дежурному консультанту.

«Особенности рассмотрения судами дел об усыновлении (удочерении) детей иностранцами» (Паршуткин В., Львова Е., «Российская юстиция», 1998, N 11)

Особенности рассмотрения судами дел об усыновлении (удочерении)
детей иностранцами

Законодательная база, регулирующая усыновление в России, развивается в последние годы достаточно быстро. Государственная Дума весьма болезненно реагирует на коммерциализацию усыновления. Отсюда желание законодателя как можно детальнее описать этот весьма деликатный и сложный процесс и оградить его от произвольных толкований.

Тем не менее защита прав и интересов биологических родителей при усыновлении оставляет желать лучшего. Особенно часто их права и интересы игнорируются при международном усыновлении.

Семейный кодекс РФ (ст.130) устанавливает правовые основания передачи ребенка на усыновление без согласия его родителей. Среди них — признание судом факта неуважительности причин неучастия родителей в воспитании и содержании своих детей более шести месяцев.

Однако до настоящего момента остается неурегулированным сам механизм судебного признания этих причин неуважительными, что на практике приводит к весьма печальным последствиям.

Так, 5 июня 1998 г. С.-Петербургский городской суд под председательством судьи М.В.Мацкова вынес решение об удочерении американцами дагестанской девочки Айзанат при ее живой матери и при отсутствии ее согласия на удочерение. Мать узнала об удочерении своего ребенка только тогда, когда судья известил ее о вынесенном решении телеграммой.

В данном конкретном случае не было правовых оснований еще в период внесудебной подготовки дела передавать сведения о девочке потенциальным усыновителям. Дееспособная мать не была лишена родительских прав, место ее нахождения всем было известно. Она имеет высшее педагогическое образование, воспитывает без мужа еще двоих детей. Третий ребенок родился вне брака. Поэтому до разрешения вопроса признания маленькой Айзанат дагестанскими родственниками мать решила временно поместить ее в С.-Петербургский дом ребенка N 7, о чем и указала в своем заявлении.

Суд, приняв решение о рассмотрении в рамках судебного заседания дела об удочерении и вопроса о признании неуважительными причин неучастия матери в воспитании и содержании ребенка, не привлек ни ее, ни других близких родственников к участию в процессе. И тем самым лишил себя возможности разобраться в причинах, которые, при условии их признания неуважительными, были бы единственным правовым основанием для передачи малютки на удочерение.

Так, помимо воли матери и без фактического разбирательства в причинах ее временного разъединения с девочкой, суд передал Айзанат в американскую семью.

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении N 9 от 4 июля 1997 г. «О применении судами законодательства при рассмотрении дел об установлении усыновления» (Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. N 9. С.6-10) указывает, что «. причины, по которым родитель более 6 месяцев не проживает совместно с ребенком, уклоняется от его воспитания и содержания, устанавливаются судом при рассмотрении заявления об усыновлении». Такая установка представляется неоправданной по следующим причинам.

Во-первых, противозаконно передавать сведения о детях потенциальным усыновителям до тех пор, пока для этого не возникнут правовые основания. Нельзя при живых родителях, когда они дееспособны, не лишены родительских прав, когда место их нахождения известно и причины их неучастия в содержании и воспитании ребенка не признаны судом неуважительными, передавать без их согласия информацию об их кровных детях иным гражданам с целью усыновления.

Сегодня же эти сведения органами опеки и попечительства, а также региональными управлениями образования передаются потенциальным усыновителям еще до установления судом причин неучастия родителей в содержании и воспитании детей. Фактически еще до начала судебного разбирательства об усыновлении происходит дискриминация прав биологических родителей.

Представляется, что при рассмотрении дел об усыновлении следует в равной степени ответственно руководствоваться как принципом защиты прав и интересов детей, так и принципом защиты прав и интересов биологических родителей.

Во-вторых, если гражданские дела об усыновлении рассматриваются судами в порядке особого производства, то гражданские дела о признании неуважительными причин неучастия родителей в воспитании и содержании детей относятся, по сути, к исковому производству (истец — опекун ребенка, ответчики — родители). Объединение двух различных по своей процессуальной природе гражданских дел в одно производство представляется необоснованным.

В-третьих, все дела об усыновлении рассматриваются судами в закрытом судебном заседании с применением мер, охраняющих тайну усыновления. Однако, по логике вещей, необходимость в таких мерах возникает только тогда, когда об этом с ходатайством обращаются сами усыновители. В некоторых же случаях они просят допустить в зал судебного заседания своих родственников, друзей и просят провести разбирательство в открытом заседании. Однако им неизменно отказывают. Но что и кого в этом случае защищает суд, ссылаясь на тайну усыновления? Тем более тогда, когда детей передают иностранцам? Подобными мерами от общества защищается лишь информация о самом процессе усыновления, о реальной и конкретной процедуре его установления.

В названном постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 4 июля 1997 г. сказано: «При подготовке дела к судебному разбирательству судье следует обсуждать вопрос о необходимости привлечения к участию в деле родителей (родителя) усыновляемого ребенка, его родственников».

Возникает вопрос: с кем же судья будет это обсуждать, рассматривая дело об усыновлении единолично? С потенциальными усыновителями? Но они, как правило, всегда против участия биологических родителей в процессе, ибо считают это нежелательным. С органами опеки и попечительства и региональными управлениями образования? Но если они уже передали сведения о ребенке потенциальным усыновителям без правовых на то оснований, то, конечно же, и далее будут отстаивать свои позиции и будут выступать против привлечения к судебному процессу родителей, тем более их родственников.

Как видим, на практике соблюдение «тайны усыновления» при условии объединения двух дел (об установлении усыновления и признания причин неучастия родителей в воспитании и содержании детей более 6 месяцев неуважительными) в единый процесс приводит, как правило, к отстранению от судебного разбирательства биологических родителей.

В связи с изложенным весьма актуальным представляется четкое определение границ усыновления как юридического процесса с тем, чтобы максимально соблюсти законные права и интересы биологических родителей.

Если окончанием данного процесса является вступление решения суда в законную силу, то исходным моментом усыновления как юридического процесса следует признать акт передачи сведений о ребенке уполномоченными на это лицами потенциальным усыновителям. До этого необходимо в отдельном судебном производстве установить правовые основания для передачи ребенка на усыновление без согласия его родителей.

Читайте так же:  Доверенность на лечение ребенка для бабушки

Преюдициальное значение по отношению к гражданскому делу об усыновлении имеют судебные разбирательства по установлению следующих фактов и обстоятельств: признание родителей безвестно отсутствующими; недееспособными; лишение их родительских прав; признание неуважительными причин их неучастия в воспитании и содержании ребенка более 6 месяцев.

До вступления в законную силу решений по данным делам не может быть и речи о передаче сведений о детях потенциальным усыновителям без согласия родителей.

Очень важным в рамках судебного разбирательства об установлении усыновления является рассмотрение вопроса о том, действительно ли до момента передачи этих сведений иностранцам со сведениями о ребенке знакомились российские усыновители.

Представляется, что установление определенного числа актов ознакомления со сведениями о ребенке российских усыновителей явилось бы реальной мерой по защите их права на приоритетное усыновление перед иностранцами.

Весьма полезной была бы и практика привлечения в качестве свидетелей в делах об усыновлении российских детей иностранцами тех российских граждан, которым, по утверждению органов опеки и попечительства и региональных управлений образования, предоставлялись сведения об этих детях.

В рамках судебного заседания важно установить, при каких обстоятельствах и в каком объеме передавались эти сведения, соответствовали ли они реальному состоянию ребенка.

Как показывает практика усыновления, нахождение сведений о детях в банках данных (муниципальных, региональных и центральном) только формальность. Реально, еще до постановки на учет, к конкретному ребенку «прикрепляется» представитель иностранного усыновительного агентства; информация же о таком ребенке тщательно охраняется от россиян.

В представляемых суду справках, что со сведениями о детях знакомились российские усыновители, часто приводятся вымышленные фамилии.

Сегодня число иностранных усыновлений равно российскому (не считая усыновлений отчимами и мачехами). При законодательной неурегулированности работы информационных банков о детях, оставшихся без родительского попечения, уже сам факт усыновления детей иностранцами существенно ограничивает возможности россиян, ибо те сведения о детях, которые «предназначены» иностранцам и составляют предмет купли-продажи, старательно скрываются от граждан Российской Федерации.

Следует обратить внимание и на то обстоятельство, что целесообразность применения мер по сохранению тайны усыновления ребенка, установленной нормами ст.139 Семейного кодекса РФ, весьма проблематична при усыновлении российских детей иностранцами. В законодательстве стран — попечителей российских детей (США, Канады, Италии и т.д.) отсутствуют нормы, ограждающие тайну усыновления. Международных договоров, к которым присоединилась бы Россия и которые содержали бы нормы о тайне усыновления, также не существует.

В этой связи логично было бы рассматривать дела об усыновлении российских детей иностранцами в открытом судебном заседании при коллегиальном составе судей.

Задача настоящей статьи — привлечь внимание специалистов и широкой юридической общественности к актуальным проблемам усыновления для того, чтобы стало меньше трагедий, как, например, убийство в результате зверского избиения усыновленного русского двухлетнего малыша из Тулы ее новой «мамой» американкой Рене Полрейс.

Или разлучение в С.-Петербурге в 1997 году двух сестер Тихоновых. Старшая сестра, которой было 17 лет, ждала того дня, когда ей отдадут из детдома пятилетнюю девочку на воспитание и они будут жить вместе. Но не дождалась. И только через несколько недель после суда ей открыли правду, что сестру передали в итальянскую семью. С.-Петербургский городской суд, когда устанавливал факт удочерения, опять не спрашивал, как и в случае удочерения Айзанат американцами, мнения близких родственников — в данном случае старшей сестры, а также деда с бабушкой, и рассмотрел дело в их отсутствие.

http://base.garant.ru/3540826/

Процессуальные особенности рассмотрения дел об усыновлении ребенка

В соответствии со ст. 125 СК усыновление производится судом по заявлению лиц (лица), желающих усыновить ребенка. Рассмотрение дел об установлении усыновления производится в порядке особого производства по правилам, предусмотренным гл. 29 ГПК. Заявление об установлении усыновления или удочерения ребенка гражданином РФ, желающим усыновить ребенка, подается в районный суд по месту жительства (нахождения) усыновляемого ребенка. Граждане РФ, постоянно проживающие за пределами территории России, иностранные граждане или лица без гражданства, желающие усыновить ребенка, являющегося гражданином нашей страны, должны подать заявление об установлении усыновления в областной и приравненный к ним суд общей юрисдикции также по месту жительства (месту нахождения) усыновляемого ребенка.

В заявлении об установлении усыновления ребенка должны быть указаны:

1) фамилия, имя, отчество усыновителей (усыновителя), место их жительства;

2) фамилия, имя, отчество и дата рождения усыновляемого ребенка, его место жительства (нахождения), сведения о родителях усыновляемого ребенка, наличии у него братьев и сестер;

3) обстоятельства, обосновывающие просьбу усыновителей (усыновителя) об установлении усыновления ребенка, и документы, подтверждающие эти обстоятельства;

4) просьба об изменении фамилии, имени, отчества усыновляемого ребенка, даты его рождения (при усыновлении ребенка в возрасте до года), места рождения усыновляемого ребенка, о записи усыновителей (усыновителя) в актовой записи о рождении ребенка в качестве родителей (родителя).

К заявлению об установлении ребенка должны быть приложены необходимые документы, предусмотренные ч. 2 ст. 271 ГПК. Документы усыновителей-иностранцев должны быть легализованы и переведены.

Судья в ходе подготовки дела к судебному разбирательству обязывает органы опеки и попечительства по месту жительства (нахождения) усыновляемого ребенка представить в суд заключение об обоснованности и о соответствии усыновления интересам усыновляемого ребенка. Такое заключение оформляется и представляется в суд по правилам, установленным ст. 272 ГПК.

Заявление об усыновлении рассматривается в закрытом судебном заседании с обязательным участием усыновителей (усыновителя), представителя органа опеки и попечительства, прокурора, ребенка, достигшего возраста четырнадцати лет, а в необходимых случаях родителей, других заинтересованных лиц и самого ребенка в возрасте от десяти до четырнадцати лет.

Суд, рассмотрев заявление об усыновлении, принимает решение, которым удовлетворяет просьбу усыновителей (усыновителя) об усыновлении ребенка или отказывает в ее удовлетворении. При удовлетворении просьбы об усыновлении суд признает ребенка усыновленным конкретными лицами (лицом) и указывает в решении суда все данные об усыновленном и усыновителях (усыновителе), необходимые для государственной регистрации усыновления в органах записи актов гражданского состояния. Суд, удовлетворив заявление об усыновлении, может отказать в части удовлетворения просьбы усыновителей (усыновителя) о записи их в качестве родителей (родителя) ребенка в записи акта о его рождении, а также об изменении даты и места рождения ребенка.

При удовлетворении заявленной просьбы взаимные права и обязанности усыновителей (усыновителя) и усыновленного ребенка устанавливаются со дня вступления в законную силу решения суда об установлении усыновления ребенка.

Копия решения суда, которым установлено усыновление ребенка, направляется судом в течение трех дней со дня вступления решения суда в законную силу в орган записи актов гражданского состояния по месту вынесения решения для государственной регистрации актов гражданского состояния.

Читайте так же:  Развод с детьми и ипотекой порядок расторжения

В соответствии со ст. 140 СК отмена усыновления ребенка также производится в судебном порядке. Однако в силу спорного характера таких дел они должны рассматриваться по правилам искового производства с учетом положений, установленных ст. 140 — 144 СК.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Для студента самое главное не сдать экзамен, а вовремя вспомнить про него. 10502 —

| 7742 — или читать все.

http://studopedia.ru/4_57480_protsessualnie-osobennosti-rassmotreniya-del-ob-usinovlenii-rebenka.html

§ 3. Усыновление (удочерение) ребенка

Граждане РФ, пожелавшие усыновить ребенка, подают заявление в районный суд по месту жительства или месту нахождения усыновляемого ребенка.

Учитывая специфику дел данной категории, форма и содержание такого заявления должны отвечать как общим требованиям, предъявляемым ст. 131 ГПК РФ, так и специальным требованиям ст. 270 ГПК РФ (указание сведений об усыновителях, о детях, которых они желают усыновить, их родителях; просьба о возможных изменениях в актовой записи о рождении усыновляемых детей; указание обстоятельств, с которыми закон связывает возможность быть усыновителем, и подтверждающих их доказательств).

В порядке подготовки дела об усыновлении к судебному разбирательству судья в каждом случае обязывает органы опеки и попечительства по месту жительства (нахождения) ребенка представить в суд заключение об обоснованности усыновления и соответствии его интересам усыновляемого.

Судья должен истребовать от органа опеки и попечительства акт обследования условий жизни усыновителей и другие необходимые для усыновления документы: свидетельство о рождении ребенка, медицинское заключение экспертной медицинской комиссии органа управления здравоохранения субъекта РФ о состоянии здоровья, физическом и умственном развитии усыновляемого; согласие ребенка на усыновление, если он достиг возраста 10 лет; согласие на усыновление родителей ребенка, если оно требуется по закону; другие перечисленные в ст. 272 ГПК РФ документы.

В случае необходимости суд может затребовать и иные документы, обязательные для правильного решения вопроса о том, может ли заявитель быть усыновителем данного ребенка.

Если заявление подано гражданином РФ, постоянно проживающим за пределами территории РФ, иностранным гражданином или лицом без гражданства, то заявитель обязан представить в суд заключение об условиях жизни и возможности быть усыновителем, выданное компетентным органом государства, гражданином которого он является (если заявителем является лицо без гражданства — государства, в котором это лицо имеет постоянное место жительства), а также разрешение компетентного органа соответствующего государства, в ведении которого находятся вопросы иммиграции и натурализации, на въезд и постоянное жительство усыновляемого ребенка на территории этого государства (ч. 2 ст. 271 ГПК РФ).

ГПК РФ предусматривает обязательное личное участие в рассмотрении дела самого заявителя, представителя органа опеки и попечительства, прокурора, а также ребенка, достигшего возраста 14 лет. Невыполнение судом этих требований может быть основанием к отмене решения, если это привело либо могло привести к неправильному разрешению вопроса об усыновлении.

Наличие у заявителя представителя, надлежащим образом уполномоченного на ведение дела в суде, не освобождает лицо (лиц), желающее усыновить ребенка, от обязанности явиться в суд.

Представители по делам данной категории вправе без личного участия доверителя производить действия вне стадии судебного разбирательства, в частности: собрать и представить необходимые доказательства; при подготовке дела к судебному разбирательству давать судье пояснения по существу заявления; по требованию судьи представлять дополнительные доказательства; ставить перед судом вопрос об оказании помощи в истребовании письменных и вещественных доказательств.

При подготовке дела к судебному разбирательству судья обсуждает вопрос о необходимости привлечения к участию в деле родителей (родителя) усыновляемого ребенка, его родственников, представителей учреждения, в котором находится ребенок, оставшийся без попечения родителей, других заинтересованных лиц, а также самого ребенка в возрасте от 10 лет для того, чтобы вопрос об усыновлении был решен с максимальным учетом интересов ребенка.

При этом под интересами ребенка, которые в силу п.

При решении вопроса о необходимости вызова в судебное заседание несовершеннолетнего целесообразно выяснить мнение по этому поводу органа опеки и попечительства с тем, чтобы присутствие в суде не оказало на ребенка неблагоприятного воздействия.

Для обеспечения охраняемой законом тайны усыновления суд в соответствии со ст. 273 ГПК РФ рассматривает все дела данной категории в закрытом судебном заседании, включая объявление решения. В этих же целях участвующие в рассмотрении дела лица должны быть предупреждены о необходимости сохранения в тайне ставших им известными сведений об усыновлении. Кроме того, эти лица предупреждаются о возможности привлечения к уголовной ответственности за разглашение тайны усыновления вопреки воле усыновителя в случаях, предусмотренных ст. 155 УК РФ. Эти действия суда отражаются в протоколе судебного заседания.

При рассмотрении дел данной категории обсуждается вопрос о том, нет ли оснований, исключающих для заявителя возможность быть усыновителем (ст. 127, 128 СК РФ).

При решении вопроса о допустимости усыновления в каждом случае следует проверять и учитывать: нравственные и иные личные качества усыновителя (обстоятельства, характеризующие поведение заявителя на работе, в быту, наличие судимости за преступления против личности, за корыстные и другие умышленные преступления и т.п.); состояние его здоровья; наличие других проживающих вместе с ним членов семьи; сложившиеся в семье взаимоотношения; отношения, возникшие между этими лицами и ребенком; материальные и жилищные условия жизни будущих усыновителей. Указанные обстоятельства в равной мере учитываются при усыновлении ребенка как посторонними лицами, отчимом, мачехой, так и его родственниками.

При выяснении вопроса о том, не будет ли состояние здоровья заявителя препятствовать надлежащему осуществлению им родительских прав и обязанностей, необходимо иметь в виду, что существует перечень заболеваний, при наличии которых лицо не может усыновить ребенка, принять его под опеку (попечительство), взять в приемную семью.

Видео (кликните для воспроизведения).

Если у ребенка имеется родитель (родители), то наличие его (их) согласия — обязательное условие усыновления. Согласие родителя (родителей) выявляется органом опеки и попечительства с соблюдением требований, перечисленных в абз. 2 п. 1 ст. 129 СК РФ. Оно может быть выражено непосредственно в суде. Согласие на усыновление, данное родителем (родителями) в суде, должно быть зафиксировано в протоколе и подписано им (ими) лично, а также отражено в решении. При этом необходимо учитывать, что исходя из приоритета прав родителей любой из них может — до принятия решения — отозвать данное ранее согласие на усыновление, независимо от мотивов, побудивших его (их) сделать это.

Если дети, имеющие родителя (родителей), находятся под опекой (попечительством), в приемных семьях, воспитательных, лечебных, лечебно-профилактических учреждениях, учреждениях социальной защиты населения и других аналогичных учреждениях, то письменное согласие на усыновление, данное на основании п. 1 ст. 131 СК РФ опекунами (попечителями), приемными родителями, руководителями учреждений, в которых находятся дети, не исключает необходимости получить согласие родителя (родителей), кроме случаев, предусмотренных ст. 130 СК РФ.

Читайте так же:  Можно ли переоформить свидетельство о рождении ребенка

Следует иметь в виду, что отказ опекуна (попечителя), приемных родителей или руководителей указанных выше учреждений дать согласие на усыновление, в отличие от отказа родителя (родителей), не препятствует положительному разрешению судом вопроса об усыновлении, если этого требуют интересы ребенка (п. 2 ст. 124, п. 2 ст. 131 СК РФ).

Усыновление осуществляется при отсутствии согласия родителя (родителей) ребенка в случаях, предусмотренных ст. 130 СК РФ, если родители: неизвестны или признаны судом безвестно отсутствующими; признаны судом недееспособными; лишены судом родительских прав; по причинам, признанным судом неуважительными, более 6 месяцев не проживают совместно с ребенком и уклоняются от его воспитания и содержания.

Следует также учитывать, что, если у ребенка есть братья и сестры, оставшиеся без попечения родителей, и в отношении их заявителем не ставится вопрос об усыновлении либо этих детей хотят усыновить другие лица, усыновление в соответствии с п. 3 ст. 124 СК РФ допустимо лишь в случае, если это отвечает интересам ребенка (например, дети не осведомлены о своем родстве, не проживали и не воспитывались совместно, не могут жить и воспитываться вместе по состоянию здоровья).

Рассмотрев заявление, суд принимает решение, которым либо удовлетворяет просьбу усыновителя (усыновителей), либо отказывает в ее удовлетворении. В резолютивной части решения об удовлетворении просьбы необходимо указать: о необходимости внести соответствующие изменения в актовую запись, в том числе о записи усыновителя (усыновителей) в качестве родителя (родителей) в книге записей рождений; об изменении фамилии, имени, отчества, даты и места рождения ребенка; о сохранении личных неимущественных и имущественных прав одного из родителей усыновленного или родственников его умершего родителя, если эти вопросы были положительно разрешены судом по просьбе заявителя либо заинтересованных лиц.

Отметим, что, исходя из интересов усыновляемого ребенка, суд, удовлетворивший просьбу об усыновлении, вправе отказать заявителю (заявителям) в части внесения его (их) в качестве родителя (родителей) в актовую запись о рождении ребенка, а также об изменении даты и места его рождения.

При наличии исключительных обстоятельств суд, исходя из ч. 1 ст. 212 ГПК РФ, вправе по просьбе заявителя обратить решение к немедленному исполнению, указав причины (например, требуется срочная госпитализация усыновленного для проведения курса лечения и (или) оперативного вмешательства, и промедление ставит под угрозу жизнь и здоровье ребенка).

Новеллой ГПК РФ является правило об отмене усыновления. При этом следует иметь в виду, что усыновление отменяется в порядке искового производства. Усыновление ребенка может быть отменено, если усыновители уклоняются от выполнения возложенных на них обязанностей родителей, злоупотребляют родительскими правами, жестоко обращаются с усыновленным ребенком, являются больными хроническим алкоголизмом или наркоманией. Согласие ребенка на отмену усыновления в указанных выше случаях не требуется (п. 1 ст. 141 СК РФ).

Суд в силу п. 2 ст. 141 СК РФ вправе отменить усыновление и по другим основаниям (при отсутствии виновного поведения усыновителя), когда по обстоятельствам, как зависящим, так и не зависящим от усыновителя, не сложились отношения, необходимые для нормального развития и воспитания ребенка.

Если в результате усыновления были нарушены права ребенка, установленные законодательством РФ и международными договорами, то в соответствии с п. 2 ст. 165 СК РФ такое усыновление, независимо от гражданства усыновителя, подлежит отмене в судебном порядке.

http://lawbook.online/grajdanskiy-protsess-rf/usyinovlenie-udocherenie-rebenka-18956.html

Теоретические аспекты участия прокурора в делах об усыновлении/удочерении

Дата публикации: 13.12.2017 2017-12-13

Статья просмотрена: 1015 раз

Библиографическое описание:

Сачков В. П. Теоретические аспекты участия прокурора в делах об усыновлении/удочерении // Молодой ученый. — 2017. — №50. — С. 321-323. — URL https://moluch.ru/archive/184/47131/ (дата обращения: 15.03.2020).

Для государства и общества важным правовым институтом, характеризующим озабоченность органов власти вопросами материнства и детства, является институт усыновления/удочерения детей, оставшихся в силу различных обстоятельств без попечения родителей. Усыновление — самая приоритетная для государства форма устройства детей, которые остались без попечения родителей, а также самый эффективный способ защиты прав несовершеннолетних в рамках гражданского процессуального законодательства. Итогом является устройство ребенка в такие условия, когда его новые законные представители могут в полной мере защитить права несовершеннолетнего до наступления его совершеннолетия, то есть полной гражданской и правовой дееспособности.

Вопросы усыновления, как форма заботы о детстве, относятся к числу важных международных правовых институтов и их принципы закреплены в ряде международных правовых актов, например в Декларации о социальных и правовых принципах, касающихся защиты и благополучия детей, особенно при передаче детей на воспитание и их усыновлении на национальном и международном уровнях, принятой 3 декабря 1986 г. Резолюцией 41/95 Генеральной Ассамблеи ООН, и в Конвенции о правах ребенка от 20 ноября 1989 г. [1].

Российское законодательство в этом вопросе также представлено широким спектром нормативных актов (федеральных законов и подзаконных ведомственных актов), которые применяются при данной процедуре. Наличие широкого спектра нормативных актов по данному вопросу необходимо для того, чтобы процедура усыновления была не слишком громоздкой, но могла объективно оценивать потенциальных усыновителей с точки зрения их статуса, возможностей содержания и воспитания несовершеннолетнего, а также создавало определенные барьеры для недобросовестных граждан, которые желают взять детей «напрокат».

Вопрос усыновления по отечественному законодательству регулируется Семейным кодексом Российской Федерации. В нем предусмотрено обязательное участие прокурора в данной категории дел (ч. 1 статьи 125 СК РФ) [3]. Кроме того, нормативные акты прокуратуры также обязывает прокуроров участвовать в рассмотрении дел об усыновлении.

Вместе с прокурором, органами опеки и усыновителями в суде может участвовать несовершеннолетний в возрасте от 10 до 14 лет. Решая вопрос о необходимости вызова в судебное заседание несовершеннолетнего в возрасте от 10 до 14 лет, следует исходить из положений ст. 57 СК РФ, согласно которой ребенок вправе быть заслушанным в ходе любого судебного разбирательства, затрагивающего его интерес [3]. Если суд имеет достаточные основания полагать, что судебный процесс по той или иной причине окажет негативное воздействие на ребенка, суд пользуется мнением органов опеки и попечительства.

Если несовершеннолетний по состоянию здоровья не может явиться в суд, его мнение относительно факта усыновления можно установить непосредственно по месту его нахождения.

Вступлению прокурора в процесс по таким делам всегда должна предшествовать тщательная подготовка, ключевой момент которой состоит в изучении материалов назначенного к рассмотрению дела. Необходимо убедиться в том, что в материалах дела имеется заключение органа опеки и попечительства об обоснованности и о соответствии усыновления интересам усыновляемого ребенка.

Читайте так же:  Смена фамилии росреестр

В данном случае прокурор не находится на стороне обвинения или защиты усыновителей, даже не находится на стороне защиты формального закона, но представляет законные интересы несовершеннолетнего, в силу полномочий и компетенций, которыми наделен. Органы опеки и попечительства не могут по своей инициативе принуждать усыновителей предоставить те или иные документы, которые им были бы важны при согласие на усыновление. Несмотря на то, что это приоритетная форма устройства детей, государство в лице органов опеки и прокурора стремится максимально обеспечить и защитить права ребенка в текущей ситуации, когда сам ребенок не в силах что-либо полноценно осознать и предпринять в свою защиту.

Прокурору следует также обратить внимание на документы о состоянии здоровья усыновляемого ребенка. В ходе ознакомления с материалами дела прокурору необходимо убедиться в том, что лица, обратившиеся с заявлением об усыновлении, отвечают требованиям, предъявляемым к ним ст. 127 СК РФ, обратив особое внимание на наличие документов и иных доказательств, характеризующих усыновителей, в том числе документов о состоянии их здоровья.

Во время самого судебного процесса прокурор должен мотивированно высказывать мнение по любым вопросам процессуального и материального права, которые на его взгляд нуждаются в обсуждение. Это может касаться наличия или отсутствия определенных документов, отдельные подозрения прокурора относительно мотивов усыновителей, установления экспертиз, факта наличия или отсутствия отдельных лиц на заседании суда, допроса свидетелей и так далее. По факту прокурор в процессу является ключевой фигурой, гарантирующий законный порядок досудебного и судебного процесса по усыновлению.

Также во время процесса прокурор пользуется базовыми гарантированными правами, которые ему предоставляются на общих основаниях участия прокурора в процессе. После исследования всех доказательств в целях осуществления возложенных на него полномочий, в соответствии со ст. 189 ГПК РФ, прокурор дает по рассматриваемому судом делу правовое заключение о законности усыновления [2].

Заключение является мотивированным выводом прокурора по факту законности оснований усыновления, достаточности этих оснований, а также мотивированное мнение относительно удовлетворения или отказа в усыновление ребенка судом.

В целом можно отметить, что прокурор в данной категории дел принимает обязательное участие по отечественному законодательству и его главная функция в процессе — обеспечение и защита прав несовершеннолетнего в условиях того, что сам несовершеннолетний в силу возраста не может самостоятельно выступить в свою защиту и полноценно и осознанно использовать процессуальные права и гарантии в гражданском процессе.

  1. Конвенция о правах ребенка (одобрена Генеральной Ассамблеей ООН 20.11.1989) (вступила в силу для СССР 15.09.1990) // «Сборник международных договоров СССР», выпуск XLVI, 1993
  2. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 N 138-ФЗ (ред. от 29.07.2017) (с изм. и доп., вступ. в силу с 10.08.2017) // «Собрание законодательства РФ», 18.11.2002, N 46, ст. 4532
  3. Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 N 223-ФЗ (ред. от 01.05.2017) // «Собрание законодательства РФ», 01.01.1996, N 1, ст. 16
  4. Бахарева О. А. Некоторые вопросы участия прокурора в гражданском судопроизводстве // Вестник Уральского института экономики, управления и права. 2013. № 2 (23). С.43–47.

http://moluch.ru/archive/184/47131/

Особенности рассмотрения судами дел об усыновлении (удочерении) детей иностранцами

В. Паршуткин, член Московской областной коллегии адвокатов.

Е. Львова, член Московской городской коллегии адвокатов.

Законодательная база, регулирующая усыновление в России, развивается в последние годы достаточно быстро. Государственная Дума весьма болезненно реагирует на коммерциализацию усыновления. Отсюда желание законодателя как можно детальнее описать этот весьма деликатный и сложный процесс и оградить его от произвольных толкований.

Тем не менее защита прав и интересов биологических родителей при усыновлении оставляет желать лучшего. Особенно часто их права и интересы игнорируются при международном усыновлении.

Семейный кодекс РФ (ст. 130) устанавливает правовые основания передачи ребенка на усыновление без согласия его родителей. Среди них — признание судом факта неуважительности причин неучастия родителей в воспитании и содержании своих детей более шести месяцев.

Однако до настоящего момента остается неурегулированным сам механизм судебного признания этих причин неуважительными, что на практике приводит к весьма печальным последствиям.

Так, 5 июня 1998 г. Санкт — Петербургский городской суд под председательством судьи М.В. Мацкова вынес решение об удочерении американцами дагестанской девочки Айзанат при ее живой матери и при отсутствии ее согласия на удочерение. Мать узнала об удочерении своего ребенка только тогда, когда судья известил ее о вынесенном решении телеграммой.

В данном конкретном случае не было правовых оснований еще в период внесудебной подготовки дела передавать сведения о девочке потенциальным усыновителям. Дееспособная мать не была лишена родительских прав, место ее нахождения всем было известно. Она имеет высшее педагогическое образование, воспитывает без мужа еще двоих детей. Третий ребенок родился вне брака. Поэтому до разрешения вопроса признания маленькой Айзанат дагестанскими родственниками мать решила временно поместить ее в Санкт — Петербургский дом ребенка N 7, о чем и указала в своем заявлении.

Суд, приняв решение о рассмотрении в рамках судебного заседания дела об удочерении и вопроса о признании неуважительными причин неучастия матери в воспитании и содержании ребенка, не привлек ни ее, ни других близких родственников к участию в процессе. И тем самым лишил себя возможности разобраться в причинах, которые, при условии их признания неуважительными, были бы единственным правовым основанием для передачи малютки на удочерение.

Так, помимо воли матери и без фактического разбирательства в причинах ее временного разъединения с девочкой, суд передал Айзанат в американскую семью.

Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении N 9 от 4 июля 1997 г. «О применении судами законодательства при рассмотрении дел об установлении усыновления» (Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. N 9. С. 6 — 10) указывает, что «. причины, по которым родитель более 6 месяцев не проживает совместно с ребенком, уклоняется от его воспитания и содержания, устанавливаются судом при рассмотрении заявления об усыновлении». Такая установка представляется неоправданной по следующим причинам.

Во-первых, противозаконно передавать сведения о детях потенциальным усыновителям до тех пор, пока для этого не возникнут правовые основания. Нельзя при живых родителях, когда они дееспособны, не лишены родительских прав, когда место их нахождения известно и причины их неучастия в содержании и воспитании ребенка не признаны судом неуважительными, передавать без их согласия информацию об их кровных детях иным гражданам с целью усыновления.

Сегодня же эти сведения органами опеки и попечительства, а также региональными управлениями образования передаются потенциальным усыновителям еще до установления судом причин неучастия родителей в содержании и воспитании детей. Фактически еще до начала судебного разбирательства об усыновлении происходит дискриминация прав биологических родителей.

Читайте так же:  Мужчина обиженный ребенок

Представляется, что при рассмотрении дел об усыновлении следует в равной степени ответственно руководствоваться как принципом защиты прав и интересов детей, так и принципом защиты прав и интересов биологических родителей.

Во-вторых, если гражданские дела об усыновлении рассматриваются судами в порядке особого производства, то гражданские дела о признании неуважительными причин неучастия родителей в воспитании и содержании детей относятся, по сути, к исковому производству (истец — опекун ребенка, ответчики — родители). Объединение двух различных по своей процессуальной природе гражданских дел в одно производство представляется необоснованным.

В-третьих, все дела об усыновлении рассматриваются судами в закрытом судебном заседании с применением мер, охраняющих тайну усыновления. Однако, по логике вещей, необходимость в таких мерах возникает только тогда, когда об этом с ходатайством обращаются сами усыновители. В некоторых же случаях они просят допустить в зал судебного заседания своих родственников, друзей и просят провести разбирательство в открытом заседании. Однако им неизменно отказывают. Но что и кого в этом случае защищает суд, ссылаясь на тайну усыновления? Тем более тогда, когда детей передают иностранцам? Подобными мерами от общества защищается лишь информация о самом процессе усыновления, о реальной и конкретной процедуре его установления.

В названном Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 4 июля 1997 г. сказано: «При подготовке дела к судебному разбирательству судье следует обсуждать вопрос о необходимости привлечения к участию в деле родителей (родителя) усыновляемого ребенка, его родственников».

Возникает вопрос: с кем же судья будет это обсуждать, рассматривая дело об усыновлении единолично? С потенциальными усыновителями? Но они, как правило, всегда против участия биологических родителей в процессе, ибо считают это нежелательным. С органами опеки и попечительства и региональными управлениями образования? Но если они уже передали сведения о ребенке потенциальным усыновителям без правовых на то оснований, то, конечно же, и далее будут отстаивать свои позиции и будут выступать против привлечения к судебному процессу родителей, тем более их родственников.

Как видим, на практике соблюдение «тайны усыновления» при условии объединения двух дел (об установлении усыновления и признания причин неучастия родителей в воспитании и содержании детей более 6 месяцев неуважительными) в единый процесс приводит, как правило, к отстранению от судебного разбирательства биологических родителей.

В связи с изложенным весьма актуальным представляется четкое определение границ усыновления как юридического процесса с тем, чтобы максимально соблюсти законные права и интересы биологических родителей.

Если окончанием данного процесса является вступление решения суда в законную силу, то исходным моментом усыновления как юридического процесса следует признать акт передачи сведений о ребенке уполномоченными на это лицами потенциальным усыновителям. До этого необходимо в отдельном судебном производстве установить правовые основания для передачи ребенка на усыновление без согласия его родителей.

Преюдициальное значение по отношению к гражданскому делу об усыновлении имеют судебные разбирательства по установлению следующих фактов и обстоятельств: признание родителей безвестно отсутствующими; недееспособными; лишение их родительских прав; признание неуважительными причин их неучастия в воспитании и содержании ребенка более 6 месяцев.

До вступления в законную силу решений по данным делам не может быть и речи о передаче сведений о детях потенциальным усыновителям без согласия родителей.

Очень важным в рамках судебного разбирательства об установлении усыновления является рассмотрение вопроса о том, действительно ли до момента передачи этих сведений иностранцам со сведениями о ребенке знакомились российские усыновители.

Представляется, что установление определенного числа актов ознакомления со сведениями о ребенке российских усыновителей явилось бы реальной мерой по защите их права на приоритетное усыновление перед иностранцами.

Весьма полезной была бы и практика привлечения в качестве свидетелей в делах об усыновлении российских детей иностранцами тех российских граждан, которым, по утверждению органов опеки и попечительства и региональных управлений образования, предоставлялись сведения об этих детях.

В рамках судебного заседания важно установить, при каких обстоятельствах и в каком объеме передавались эти сведения, соответствовали ли они реальному состоянию ребенка.

Как показывает практика усыновления, нахождение сведений о детях в банках данных (муниципальных, региональных и центральном) только формальность. Реально, еще до постановки на учет, к конкретному ребенку «прикрепляется» представитель иностранного усыновительного агентства; информация же о таком ребенке тщательно охраняется от россиян.

В представляемых суду справках, что со сведениями о детях знакомились российские усыновители, часто приводятся вымышленные фамилии.

Сегодня число иностранных усыновлений равно российскому (не считая усыновлений отчимами и мачехами). При законодательной неурегулированности работы информационных банков о детях, оставшихся без родительского попечения, уже сам факт усыновления детей иностранцами существенно ограничивает возможности россиян, ибо те сведения о детях, которые «предназначены» иностранцам и составляют предмет купли — продажи, старательно скрываются от граждан Российской Федерации.

Следует обратить внимание и на то обстоятельство, что целесообразность применения мер по сохранению тайны усыновления ребенка, установленной нормами ст. 139 Семейного кодекса РФ, весьма проблематична при усыновлении российских детей иностранцами. В законодательстве стран — попечителей российских детей (США, Канады, Италии и т.д.) отсутствуют нормы, ограждающие тайну усыновления. Международных договоров, к которым присоединилась бы Россия и которые содержали бы нормы о тайне усыновления, также не существует.

В этой связи логично было бы рассматривать дела об усыновлении российских детей иностранцами в открытом судебном заседании при коллегиальном составе судей.

Задача настоящей статьи — привлечь внимание специалистов и широкой юридической общественности к актуальным проблемам усыновления для того, чтобы стало меньше трагедий, как, например, убийство в результате зверского избиения усыновленного русского двухлетнего малыша из Тулы ее новой «мамой» американкой Рене Полрейс.

Или разлучение в Санкт — Петербурге в 1997 году двух сестер Тихоновых. Старшая сестра, которой было 17 лет, ждала того дня, когда ей отдадут из детдома пятилетнюю девочку на воспитание и они будут жить вместе. Но не дождалась. И только через несколько недель после суда ей открыли правду, что сестру передали в итальянскую семью. Санкт — Петербургский городской суд, когда устанавливал факт удочерения, опять не спрашивал, как и в случае удочерения Айзанат американцами, мнения близких родственников — в данном случае старшей сестры, а также деда с бабушкой, и рассмотрел дело в их отсутствие.

Видео (кликните для воспроизведения).

http://wiselawyer.ru/poleznoe/13443-osobennosti-rassmotreniya-sudami-usynovlenii-udocherenii-detej-inostrancami

Особенности рассмотрения дел об усыновлении удочерении ребенка
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here