Раздел квартира супругов верховный суд

На странице подготовлен материал на тему: "Раздел квартира супругов верховный суд" с подробным описанием от профессионалов для людей. Если возникнут дополнительные вопросы, обращайтесь к дежурному консультанту.

Раздел квартира супругов верховный суд

Имущество, купленное в браке на личные средства одного из супругов, полученные до свадьбы, не считается совместно нажитым и не делится при разводе. Такое постановление вынесла судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда (ВС), сообщает «Российская газета».

Во время деления имущества при разводе (в том числе недвижимого) «юридически значимым» обстоятельством считается способ, каким оно получено. Если недвижимость была куплена на личные средства одного из супругов, которые он получил до вступления в брак, то такое имущество является личной собственностью и не подлежит разделу, сообщил ВС. Также не делится недвижимость, полученная одним из супругов безвозмездно или по наследству, уточнила высшая инстанция.

http://realty.rbc.ru/news/5b4d93f79a79477004d079f0

ВС поправил практику раздела имущества между бывшими супругами

Судей двух инстанций, неверно трактовавших нормы материального права при разделе имущества бывших супругов, поправил Верховный суд РФ в деле, которое вошло в новый 160-страничный обзор судебной практики ВС, второй за текущий год.

Как отмечает ВС в главе, посвященной анализу практики коллегии по гражданским делам, на имущество, приобретенное в период брака, но на средства, принадлежавшие одному из супругов лично, режим общей совместной собственности супругов не распространяется.

У. обратился в суд с иском к П. о разделе совместно нажитого имущества, ссылаясь на то, что состоял в браке с П. В период брака по договору купли-продажи супругами в совместную собственность была приобретена квартира. Поскольку брачный договор между сторонами не заключался, соглашение о разделе совместно нажитого имущества не достигнуто, У. просил произвести раздел квартиры между ним и П. и признать за ним право собственности на 1/2 доли в праве общей долевой собственности на спорную квартиру.

Ответчик П. исковые требования не признала, просила признать за истцом право собственности на 1/15 доли в праве общей долевой собственности на спорную квартиру, а за ней – право собственности на 14/15 доли, учитывая приобретение квартиры на личные средства ответчика в сумме 1 750 000 руб.

Судом установлено, что с 23 декабря 2010 г. У. состоял с П. в браке. В период брака на основании договора купли-продажи от 11 февраля 2011 г. супругами приобретена квартира, право совместной собственности на которую зарегистрировано за ними 10 марта 2011 г. Цена приобретенной квартиры составила 1 995 000 руб.

Как было установлено в ходе рассмотрения дела и сторонами не оспаривалось, часть денежных средств в размере 1 750 000 руб., потраченных на приобретение указанной квартиры, была получена П. в дар от П. Л. (матери П.) по договору дарения от 11 февраля 2011 г. Данная сумма выручена матерью П. от продажи принадлежавшей ей на праве собственности квартиры. Все названные выше сделки были совершены в один день – 11 февраля 2011 г.

Брак между У. и П. расторгнут 9 октября 2014 г. Раздел имущества супругов после расторжения брака между сторонами не производился.

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования о разделе спорной квартиры между супругами в равных долях, суд первой инстанции исходил из того, что между сторонами было достигнуто соглашение о приобретении квартиры в общую совместную собственность, и поскольку полученные в дар денежные средства были внесены П. по ее усмотрению на общие нужды супругов – покупку квартиры, то на данное имущество распространяется режим совместной собственности супругов.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ признала, что выводы судов сделаны с нарушением норм материального права.

В соответствии со ст. 34 СК РФ имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью. К имуществу, нажитому супругами во время брака (общему имуществу супругов), относятся доходы каждого из супругов от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, и другие). Общим имуществом супругов являются также приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

В соответствии с п. 1 ст. 36 СК РФ имущество, принадлежавшее каждому из супругов до вступления в брак, а также имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам (имущество каждого из супругов), является его собственностью.

Как установлено судом, источником приобретения спорной квартиры являлись средства, полученные П. по безвозмездной сделке, а также частично совместно нажитые средства супругов.

Согласно разъяснениям, содержащимся в абзаце четвертом п. 15 постановления Пленума Верховного суда РФ от 5 ноября 1998 г. № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака», не является общим совместным имущество, приобретенное хотя и во время брака, но на личные средства одного из супругов, принадлежавшие ему до вступления в брак, полученное в дар или в порядке наследования, а также вещи индивидуального пользования, за исключением драгоценностей и других предметов роскоши.


Из приведенных выше положений следует, что юридически значимым обстоятельством при решении вопроса об отнесении имущества к общей собственности супругов является то, на какие средства (личные или общие) и по каким сделкам (возмездным или безвозмездным) приобреталось имущество одним из супругов во время брака. Имущество, приобретенное одним из супругов в браке по безвозмездным гражданско-правовым сделкам (например, в порядке наследования, дарения, приватизации), не является общим имуществом супругов. Приобретение имущества в период брака, но на средства, принадлежавшие одному из супругов лично, также исключает такое имущество из режима общей совместной собственности.

Вместе с тем судом такое юридически значимое обстоятельство, как использование для приобретения спорной квартиры средств, принадлежавших лично П., ошибочно было оставлено без внимания.

Делая вывод о том, что спорная квартира относится к совместно нажитому имуществу супругов, суд исходил из отсутствия в договоре о ее покупке условий о распределении долей в квартире.

Читайте так же:  Заберут в армию если мать одиночка

При этом суд не учел, что полученные П. в дар денежные средства в размере 1 750 000 руб. и потраченные на покупку квартиры являлись личной собственностью П., поскольку совместно в период брака с истцом не приобретались и не являлись общим доходом супругов.

Внесение этих средств для покупки квартиры не меняет их природы личного имущества П.

Таким образом, доли сторон в праве собственности на квартиру подлежали определению пропорционально вложенным личным денежным средствам ответчика и совместным средствам сторон.

Это судебными инстанциями учтено не было и повлекло за собой вынесение незаконных судебных постановлений (определение № 45-КГ16-16).

http://legal.report/vs-popravil-praktiku-razdela-imucshestva-mezhdu-byvshimi-suprugami/

Раздел квартира супругов верховный суд

Супруги вправе включать в брачный договор свое личное имущество для последующего раздела. К такому выводу пришла коллегия Верховного суда (ВС) по гражданским делам, сообщает «Российская газета».

Разъяснения ВС потребовались после череды судов низших инстанций. В Геленджикский городской суд Краснодарского края с иском к бывшей жене обратился мужчина. Он заявил, что супруги заключили брачный договор, в котором указали, что в случае развода их совместно приобретенная дорогая квартира является собственностью жены. Еще одна квартира, подешевле, в случае развода достается в собственность мужу. Кроме того, в договоре указано, что при разводе жена получит деньги — 700 тыс. руб. в качестве компенсации. Он указал, что все эти условия ставят его в невыгодное положение и лишают совместно нажитого имущества, говорится в заметке.

В иске он подчеркнул, что дорогая квартира, которая по брачному договору досталась супруге, не является совместной собственностью, поскольку приобретена на его личные деньги. Поэтому он попросил признать их договор недействительным, так как в него включено имущество, которое не является совместным. Суд первой инстанции пришел к выводу, что документы, по которым разделено имущество бывшей семьи, соответствуют закону, и отклонил иск, уточняется в заметке.

Мужчина с таким решением не согласился и обратился Краснодарский краевой суд, который постановил, что в договор включено имущество, которое не является совместно нажитым, а этого, по мнению суда, делать нельзя. Краевой суд постановил, что раздел имущества недействителен, а также взыскал в пользу бывшего мужа 700 тыс. руб., следует из публикации.

Тогда бывшая супруга обратилась с жалобой в Верховный суд, который постановил, что на момент заключения соглашения право собственности на квартиру было зарегистрировано мужем на основании договора участия в долевом строительстве, причем регистрация была сделана в период брака. ВС уточнил, что супруги вправе по своему усмотрению не только изменять режим нажитого в браке имущества, но также включать в брачный договор любые, не противоречащие закону условия. ВС подчеркнул, что стороны вправе включать в договор о разделе свое личное имущество, поэтому соглашение признано действующим, поясняется в заметке.

Верховный суд разъяснил правила раздела земли при разводе
Все имущество, приобретенное в браке, является общим, независимо от того, кто вносил деньги, постановил ВС.

http://realty.rbc.ru/news/5ddce4119a79472535212694

Какие дела о разделе имущества при разводе доходят до Верховного суда

Российский Верховный суд постепенно меняет правила раздела квартир и долгов между супругами, отделяя личные ценности от семейных. Квартира, купленная в период брака, уже не всегда делится пополам, а возвращать долги требуется из собственного кармана. Суды адаптируют старое законодательство, в то время как стратегии развития семейного права в России нет.

Ольга Плешанова, руководитель аналитической службы юридической фирмы «Инфралекс»

Семейное не значит общее

Стотысячные доли в квартире — это не вымысел и не описание «резиновой квартиры». Они фигурируют в прошлогоднем решении Верховного суда РФ (ВС) о разделе квартиры экс-супругами Овчинниковыми из Новосибирска. Квартиру, купленную в период брака, супруга требовала разделить пополам, но супруг посчитал, что 94,41% стоимости он заплатил из собственных средств, вырученных от продажи квартиры, принадлежавшей ему до брака. Доплата из семейного бюджета составила 5,59%. Эти 5,59% и были разделены пополам — по 2795/100000 долей в праве общей собственности на квартиру каждому из супругов. Остальные 94410/100000 долей достались супругу.

В конце апреля ВС высказал в обзоре практики N2 за 2017 год общую позицию: «На имущество, приобретенное в период брака, но на средства, принадлежавшие одному из супругов лично, режим общей совместной собственности не распространяется». Примером было выбрано другое прошлогоднее дело, в котором квартиру разделили между супругами из Екатеринбурга в соотношении 14/15 к 1/15. За квартиру стоимостью 1,995 млн руб. супруга заплатила 1,750 млн руб.— эти деньги подарила ей мать, продавшая свою квартиру.

Почему был отклонен очередной иск бывшей супруги Владимира Потанина

Такие дела в практике ВС не редкость: в июле 2016 года в деле супругов Черниковых из Новосибирска ВС оставил супруге квартиру, купленную в период брака по договору долевого участия в строительстве. Покупку полностью оплатила супруга, продавшая после вступления в брак собственную квартиру. ВС отменил ошибочное решение Новосибирского облсуда, который разделил новую квартиру между супругами пополам «с учетом презумпции режима общей совместной собственности супругов».

Отказ делить имущество супругов поровну затронул и долги по кредитам.

Переломным стало дело, вошедшее в обзор практики ВС от 13 апреля прошлого года. ВС сказал, что долг, возникший у одного из супругов, может быть признан общим только при условии, что все заемные средства были использованы на нужды семьи. Доказать это должен тот, кто претендует на распределение долга между супругами.

Дело, ставшее примером, тянулось с 2012 года и касалось крупной суммы денег, взятой столичным жителем в долг на покупку недвижимости в Андорре. Гражданин, давший деньги взаймы, требовал их возврата заемщиком и его супругой солидарно. Московские суды иск удовлетворили, признав долг общим, но ВС в 2015 году потребовал дело пересмотреть. ВС исходил из того, что Семейный кодекс допускает существование у каждого из супругов собственных обязательств, согласие другого супруга на возникновение долга должно быть дано специально, а расходование заемных средств на семейные нужды надо доказывать. В данном деле таких доказательств не оказалось.

Согласие жены тоже не гарантирует, что с нее можно будет взыскать часть долгов мужа. В конце апреля Заельцовский районный суд Новосибирска, основываясь на практике ВС, отклонил иск экс-супруга к бывшей жене о взыскании половины суммы, выплаченной по кредиту Сбербанка. Кредит был получен в период брака, согласие супруги не оспаривалось, однако выяснилось, что к тому моменту фактические брачные отношения прекратились, и супруга успела подать на развод. Свой кредит супруг погашал как в период, пока длился развод, так и после расторжения брака. Суд отметил, что «факт приобретения займа в период брака одним из супругов не является доказательством того, что данные кредитные средства были потрачены на нужды семьи».

Читайте так же:  Порядок отмены усыновления ребенка

Чем завершился самый дорогой бракоразводный процесс в истории

В ситуациях, когда один из супругов брал кредит до вступления в брак, а потом погашал его из семейного бюджета, суды пошли еще дальше. Они стали взыскивать часть выплат в пользу другого супруга — например, обязывать бывшего мужа выплатить бывшей жене половину суммы, израсходованной из семейного бюджета на выплаты по своему кредиту. Нашумевшим стало решение Верховного суда Татарстана, вынесенное в августе прошлого года. Суд взыскал в пользу супруги половину суммы выплат по кредиту, признав, что при его погашении супруг израсходовал часть общего имущества на личные нужды. До вступления в брак супруг взял кредит на десять лет на покупку квартиры. Несколько лет в период брака этот кредит погашался из семейного бюджета, после развода квартира досталась супругу — она была его собственностью и в общее имущество не входила. Супруга подсчитала сумму, выплаченную по кредиту за период совместного проживания (получилось 368,5 тыс. руб.), потребовала разделить эту сумму пополам и разделить как общее имущество супругов, взыскав половину с бывшего мужа. Экс-супруг в суде не смог доказать, что погашал свой кредит из личных, а не из общих семейных средств.

Аналогичное решение принял в августе прошлого года Омский облсуд: он также согласился взыскать в пользу экс-супруги половину суммы, уплаченной в период брака в счет погашения добрачного кредита мужа. Суд отклонил доводы экс-супруга о том, что кредит он погашал из личных средств, поскольку жена находилась дома с ребенком и получала только пособие. Суд сослался на ст. 34 Семейного кодекса, предусматривающую право на общее имущество того супруга, который в период брака не имел дохода, а вел домашнее хозяйство, ухаживал за детьми.

В решениях о разделе квартир и долгов суды используют три основных подхода: имущество, приобретенное во время брака на личные средства одного из супругов, общим имуществом не является; долги признаются общими, только если они возникли в интересах семьи; согласие одного супруга на получение кредита другим супругом не презюмируется и должно быть дано специально. Суды адаптировали заметно устаревшее законодательство: Семейный кодекс был принят в 1995 году. Действует также постановление пленума ВС от 5 ноября 1998 года N15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака». Другого постановления по этим вопросам нет, как нет и стратегии развития семейного законодательства в России.

Суды ищут подходы буквально на ощупь, вынося спорные и подчас экзотические решения.

Например, в отношении граждан, выступивших поручителями по долгам своих фирм. Раньше такие дела рассматривали арбитражные суды, но после упразднения Высшего арбитражного суда в 2014 году стали рассматривать суды общей юрисдикции. Сложное дело дошло в конце прошлого года до ВС. Гражданин Романов выступил перед Судостроительным банком (сейчас — банкрот) поручителем по кредиту фирме «Росагропром» на 75 млн руб. Договор поручительства был подписан, но с условием, что в силу он вступит только после получения нотариального согласия супруги поручителя Романова. Согласия не последовало, и гражданин Романов в ответ на требование банка вернуть долги подал встречный иск о признании договора поручительства незаключенным.

Как экс-супруги олигархов заставляют раскошелиться своих бывших

Вначале районный суд в Самаре признал договор поручительства незаключенным, затем Самарский облсуд (апелляционная инстанция) все-таки признал договор действующим, но деньги с поручителя не взыскал — надо ждать согласия супруги. ВС оба решения отменил, указав, что личное поручительство вообще не является «сделкой по распоряжению общим имуществом супругов» и не требует нотариального согласия супруги поручителя.

В споре о продаже семейной недвижимости ВС, напротив, придал согласию супруги решающее значение. В сентябре прошлого года ВС рассмотрел дело, в котором супруг втайне от супруги и взрослых детей продал дом с земельным участком в Краснодарском крае. Участок был предоставлен супругу в период брака, семья построила дом, право собственности на который зарегистрировали за супругом. Супруга, узнав о продаже, оспорила сделку и потребовала признать за ней половину в праве собственности на дом с участком.

Суды мучительно выбирали между нарушенными правами супруги по Семейному кодексу и добросовестностью покупательницы дома, защищаемой Гражданским кодексом. Знать о незаконности сделки покупательница не могла: в паспорте продавца отсутствовали сведения о регистрации брака, кроме того, продавец представил нотариально удостоверенное заявление об отсутствии супруги и возможных притязаний на дом. Деньги, вырученные от продажи дома, продавец потратил, возвращать было нечего. Выбор сделал ВС: он признал безусловный приоритет п. 3 ст. 35 Семейного кодекса, требующего для продажи недвижимости нотариально удостоверенного согласия другого супруга. Отсутствие такого согласия позволяет оспаривать сделку, невзирая на добросовестность приобретателя имущества. Иск был удовлетворен.

Спрятаться от кредиторов

Семейное законодательство зачастую бессильно перед современными проблемами и новыми явлениями в праве — развитием принципа добросовестности, банкротством физических лиц, ситуациями, связанными с уголовным преследованием. Например, в ходе многолетней тяжбы по поводу ввоза в Россию гражданином Германии Александром Певзнером картины Карла Брюллова «Христос во гробе», конфискованной как «орудие преступления» (контрабанды), ВС и Генпрокуратура РФ старательно обходили вопрос о праве собственности на картину. Это, несмотря на заявления о том, что картина не принадлежит целиком Александру Певзнеру, в отношении которого возбуждалось уголовное дело, а должна считаться общим имуществом супругов Певзнер (супруга, непричастная к уголовному разбирательству, претендует на половину). Конституционный суд РФ (КС) 7 марта нынешнего года постановил пересмотреть дело о конфискации картины, однако вопрос о правах супругов тоже не затрагивался.

В середине 1990-х годов Семейный кодекс считался очень прогрессивным: он позволил супругам договариваться по различным имущественным вопросам, заключать брачные договоры, соглашения о разделе имущества при разводе, соглашения об уплате алиментов. Все это позволяет супругам менять режим общего имущества, предусмотренный Семейным кодексом.

Свобода, впрочем, оказалась не полной: брачные договоры могут споткнуться о права кредиторов, а соглашения, заключенные в канун банкротства гражданина, рискуют оказаться недействительными.

Вопрос о брачном договоре КС рассмотрел еще в мае 2010 года — супруги Марина и Сергей Козловы оспаривали п. 1 ст. 46 Семейного кодекса, требующий уведомлять кредиторов о заключении, изменении либо расторжении брачного договора. Отсутствие уведомления позволяет кредитору задолжавшего супруга не учитывать содержание брачного договора и обратить взыскание на половину общего имущества, причитающуюся этому супругу по закону. В деле Козловых так и произошло: муж не уведомил своего кредитора о том, что квартира по брачному договору принадлежит жене, и московские суды удовлетворили иск кредитора, признав, что половина квартиры принадлежит мужу и на нее можно обратить взыскание. Жалобу на неконституционность п. 1 ст. 46 Семейного кодекса, примененного судами, КС не принял к рассмотрению, но правовую позицию определил. КС отметил, что оспариваемая статья защищает кредиторов от недобросовестного поведения должников, которые с помощью брачного договора могут уводить имущество от взыскания.

Читайте так же:  Установление факта отцовства умершего гражданина

На защиту кредиторов отчасти направлена и позиция ВС по курьезному делу, решенному в декабре прошлого года. ВС признал недействительным брачный договор, который полностью лишал супруга прав на имущество, нажитое в браке, если супруг допустит измену либо станет инициатором развода. ВС сослался на нормы Семейного кодекса, запрещающие ставить одного из супругов в «крайне неблагоприятное положение». Очевидно, впрочем, что брачный договор, дискриминирующий одного из супругов, может ударить и по его кредиторам.

Риск признания договоров недействительными значительно возрастает при объявления гражданина банкротом — в этом случае интересы кредиторов играют решающую роль. Закон о банкротстве позволяет оспаривать любые сделки, заключенные гражданином накануне банкротства, если они являются подозрительными либо создают предпочтение отдельным кредиторам («сделки с предпочтением»). Никаких исключений для сделок в семейной сфере не сделано: оспариваться могут и брачные договоры, и соглашения о разделе имущества, и соглашения об уплате алиментов. Подозрительной может считаться сделка, условия которой явно невыгодны гражданину-должнику. Брачный договор, передающий все семейные ценности другому супругу, может служить здесь ярким примером. Такой договор можно будет оспорить, если он заключен в течение года до принятия судом заявления о банкротстве гражданина. Если же такой договор был заключен с целью причинить вред кредиторам, то «период подозрительности» составит уже три года до указанной даты.

Видео (кликните для воспроизведения).

Под «сделки с предпочтением» может подпасть соглашение об уплате алиментов, заключенное за месяц или даже за полгода до принятия судом заявления о банкротстве плательщика алиментов. В последнем случае, правда, придется доказать, что в момент заключения соглашения уже было известно о финансовых проблемах плательщика. Но доказать это не составит труда, если сведения о долгах обнаружатся в общедоступной базе Федеральной службы судебных приставов.

Рано или поздно семейному законодательству придется найти ответы на вызовы времени и баланс с другими законами. Возможно, изменений потребует роль нотариусов, удостоверяющих сделки по поводу семейного имущества,— сейчас нотариальное оформление брачного договора или соглашения об уплате алиментов не защищает от оспаривания. А пока суды, опираясь на законодательство 1990-х годов, пытаются найти решения наиболее актуальных проблем.

http://www.kommersant.ru/doc/3304361

Официальный сайт
Верховного Суда Российской Федерации

Квартира за машину. Верховный суд объяснил, как действует соглашение о разделе имущества

На примере семьи из подмосковного Красногорска Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда объяснила тонкости действия соглашения о разделе имущества. Вопрос этот очень важный и болезненный, ведь в случае развода большинству супругов, как правило, есть что делить.

Соглашение о разделе имущества — это один из вариантов решить возможную в будущем проблему: кто из супругов что получит, если брак распадется. Кроме соглашения есть еще брачный договор. Но это разные вещи. В нашем случае супруги прожили в браке десять лет и за три года до развода подписали соглашение о разделе имущества, поделив в документе все, что нажили. Но, спустя несколько лет, уже после развода бывший супруг пошел в суд с иском, в котором попросил признать это соглашение о разделе недействительным и поделить поровну все, что было у семьи перед разводом. Ответчица заявила, что все сроки исковой давности прошли.

Красногорский городской суд в иске бывшему супругу отказал. Московский же областной суд с таким решением не согласился и встал на сторону истца. Он отменил вердикт коллег из Красногорска и принял другое решение — соглашение о разделе имущества признал недействительным и отдал истцу половину нажитой квартиры.

Бывшая супруга с таким решением не согласилась и попросила Верховный суд отменить несправедливое, на ее взгляд, решение. И с ее доводами согласились.

Судя по материалам дела, супруги прожили в браке практически десять лет. За это время жена по ипотеке купила квартиру. Деньги на нее она получила в банке по кредитному договору. Через три года супруги заключили соглашение о разделе имущества. По нему жене отошла машина Mazda и квартира, а также обязательство выплатить по ней ипотеку самой. Супругу достались две машины — Opel, BMW и телевизор.

Красногорский горсуд увидел, что супруг с момента подписания соглашения все пять лет молчал и его не оспаривал. Поэтому суд и согласился с ответчицей, что сроки исковой давности оспаривания истец пропустил.

Областной суд, когда сам принимал новое решение, исходил из того, что дележ — одному машина и квартира, другому две машины — неправильный. Ведь машины, которые получил супруг, не были их общей собственностью. Поэтому апелляция сказала, что ответчица не представила нужные доказательства. То есть в соглашении нет общей цены всего семейного добра. И не доказано, что стоимость общего имущества и части, которую получила ответчица по соглашению, — равна. Да и срок давности оспаривать соглашение, по мнению областного суда, не пропущен.

Супруги вправе включать в договор о разделе имущества любые соответствующие закону условия

Верховный суд с такими утверждениями не согласился и объяснил, почему. Начал он с Семейного кодекса. Граждане по своему усмотрению распоряжаются принадлежащими им правами, которые вытекают из семейных отношений (статья 7). Изменения правового режима общего имущества возможно на основе брачного договора (статья 41.42), соглашения о разделе имущества (статья 38), соглашения о признании имущества одного из супругов общей собственностью (статья 37).

Теперь подробнее про соглашение о разделе. В законе сказано, что общее имущество может быть разделено между супругами по их соглашению. Такое соглашение по их желанию можно нотариально удостоверить. Соглашение о разделе является основанием для возникновения, изменения или прекращения прав и обязанностей супругов по отношению к их совместной собственности.

Вывод Верховного суда: супруги, в том числе бывшие, вправе по своему усмотрению не только изменять режим общей собственности добра, нажитого в браке, но и включать в брачный договор или иное соглашение любые не противоречащие закону условия. В том числе и о распоряжении личным имуществом каждого.

Именно такое соглашение и было у экс-супругов. Вывод апелляции, что стоимость имущества, передаваемого по соглашению одному, должно соответствовать стоимости оставшегося у другого, не основан на законе, сказал Верховный суд. Областные судьи не приняли во внимание, что соглашение стороны исполнили. Ответчица выплатила ипотеку сама, истец получил Opel, которым он пользовался и не оспаривался. Да и срок исковой давности посчитан неправильно. В Гражданском кодексе (статья 181) сказано, что срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока начинается со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки, а в случае если предъявляет иск человек, не являющийся стороной сделки, то со дня, когда он узнал или должен был узнать об этом.

Срок же исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной составляет всего год. И течение этого срока начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка. Областной суд посчитал, что срок давности не нарушен. Но никаких мотивов он не привел. Соглашение о разделе имущества супруги подписали в 2013 году. Именно с этого момента у сторон возникли предусмотренные соглашением права и обязанности. Верховный суд велел дело пересмотреть.

Читайте так же:  Опека над новорожденным ребенком выплаты

http://www.supcourt.ru/press_center/mass_media/28666/

Верховный суд рассказал, как делить нажитое в браке

Роман и Татьяна Катречкины* 17 лет прожили вместе, у них есть две дочери, одна из которых несовершеннолетняя. Семья приобрела земельный участок с жилым домом, однокомнатную квартиру за 2 800 000 руб. в кредит от ОАО «Сбербанк России» (с использованием 393 239 руб. материнского капитала) и автомобиль BMW X5 за 3 132 622 руб. в кредит от ЗАО «ЮниКредитБанк». Оба кредита еще не погашены. Право собственности на недвижимость зарегистрировано за Татьяной, на машину – за Романом. В июле 2015 года супруги решили развестись, и Роман обратился в суд, где просил разделить недвижимое имущество поровну, а автомобиль передать ему с выплатой бывшей жене компенсации за принадлежащую ей долю. Впоследствии Роман уточнил иск и попросил рассчитать компенсацию с учётом выплат по двум кредитам (за квартиру и машину), которые он производил единолично после прекращения брачных отношений.

Татьяна подала встречный иск, полагая, что при разделе совместно нажитого имущества должны быть учтены интересы их дочерей, которые остались с ней. Женщина просила передать в ее собственность квартиру, признать за ней право на 2/3 земельного участка с домом, а за это «повесить» на нее оба кредита. Экс-мужу она предложила отдать автомобиль и 1/3 участка с домом.

ИСТЕЦ: Роман Катречкин*

ОТВЕТЧИК: Татьяна Катречкина*

СУТЬ СПОРА: Раздел совместно нажитого имущества после прекращения брака

РЕШЕНИЕ: Определение суда частично отменить, дело в этой части направить на новое апелляционное рассмотрение

Всеволожский городской суд Ленинградской области поделил земельный участок с домом и квартиру поровну, машину отдал экс-супругу и обязал его выплатить бывшей жене 884 500 руб. компенсации. Обязательства перед «Сбербанком» по оплате долга суд оставил за обоими заявителями.

Ленинградский областной суд перешел к рассмотрению спора по правилам суда первой инстанции, отменил ранее вынесенное решение и принял новое. Он указал: кредит за квартиру выплачивала только Татьяна, с ней остались оба ребенка, квартира однокомнатная и малогабаритная, у бывших супругов сложились неприязненные отношения, а значит, совместное пользование квартирой невозможно. Поэтому суд признал за Татьяной право собственности на 21/25 доли в однокомнатной квартире и по 2/25 доли отдал каждой из дочерей. Суд поделил земельный участок с домом поровну между экс-супругами, взыскал с Татьяны в пользу Романа половину выплаченных в период брака денег за квартиру (это 875 532 руб.), возложил на нее погашение кредитного договора перед «Сбербанком», предоставил Татьяне право потребовать у Романа вернуть ей деньги, выплаченные ею за машину после прекращения брака. За Романом суд признал право собственности на автомобиль, но обязал его отдать Татьяне половину выплаченных в период брака денег за машину (это 1 301 063 руб.).

Верховный суд отметил, что апелляция фактически оставила уточненный иск Романа без внимания и не дала ему никакой правовой оценки. ВС также не устроили присужденные сторонам суммы – в деле имеется экспертная оценка машины и квартиры, и при определении размера компенсаций суду следовало исходить из нее, а не из стоимости уплаченных кредитов. ВС указал: для раздела квартиры сначала нужно определить долю Романа, а затем стоимость этой доли. Апелляция определила эти доли равными, но не рассчитала стоимость самого имущества и доли сторон в этом имуществе в денежном выражении, поэтому фактически взыскала компенсации произвольно. Признавая за Татьяной право требовать с Романа все деньги, которые она выплатила банку за автомобиль после прекращения брака, апелляция не учла, что размер выплат должен быть пропорционален присуждённым долям.

В итоге ВС отменил апелляционное определение в части взыскания с Татьяны в пользу Романа 875 532 руб. в счёт компенсации половины квартиры, взыскания с Романа в пользу Татьяны 1 301 063 руб. в счёт компенсации половины машины, признания за Татьяной права требовать с Романа выплаченных ею денег за машину после прекращения брака, и направил дело на новое рассмотрение в апелляцию. В остальной части определение суда осталось без изменений (№ 33-КЛ8-3).

«Определение ВС фактически устанавливает, что размер затрат супругов на приобретение имущества не входит в число оснований, по которым суд вправе отступить от принципа равенства долей супругов в их общем имуществе, как это предусмотрено п. 2 ст. 39 СК»

Наталья Котлярова, партнёр MGP Lawyers MGP Lawyers Федеральный рейтинг группа Банкротство группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Корпоративное право/Слияния и поглощения ×

* – имя и фамилия изменены редакцией.

http://pravo.ru/story/204672/

Верховный суд разрешил супругам делить личное имущество

Отделить личное от совместного

Степан Ульяченко* состоял в браке с Инной Кондратьевой*. Супруги заключили брачный договор, по условиям которого совместно приобретённая квартира является собственностью Кондратьевой, а также соглашение о разделе имущества, по которому другая квартира (стоимостью 3 769 716 руб.) переходит в собственность Ульяченко. При этом Кондратьева получила 700 000 руб. компенсации.

Когда брак был расторгнут, Ульяченко решил, что условия соглашения и брачного договора ставят его в невыгодное положение, поскольку лишают всего совместно нажитого имущества. По словам экс-супруга, квартира стоимостью 3 769 716 руб. не является совместной собственностью, поскольку приобретена на его личные деньги путём заключения договора долевого участия в строительстве. Ульяченко обратился в суд с иском о признании соглашения и брачного договора недействительными.

ИСТЕЦ: Степан Ульяченко*

ОТВЕТЧИК: Инна Кондратьева*

СУТЬ СПОРА: О признании соглашения о разделе совместно нажитого имущества недействительным, поскольку в него включено имущество, не являющееся совместным

РЕШЕНИЕ: Стороны вправе включать в соглашение о разделе свое личное имущество, поэтому соглашение признано действующим

Геленджикский городской суд Краснодарского края пришёл к выводу, что документы соответствуют закону, заключены при обоюдном согласии супругов в период брака добровольно в соответствии с их осознанным волеизъявлением. По мнению суда, несоразмерность выделенного каждому из супругов имущества сама по себе не является основанием для признания брачного договора и соглашения недействительными. Поэтому суд первой инстанции в иске отказал.

Краснодарский краевой суд счёл, что стороны включили в соглашение имущество, не являющееся совместным, а так делать нельзя. Поэтому суд частично отменил ранее принятое решение и вынес новое – о признании соглашения о разделе имущества недействительным. Он также применил последствия недействительности сделки и взыскал с Кондратьевой в пользу Ульяченко 700 000 руб. компенсации.

Экс-супруга обратилась с жалобой в Верховный суд. Тот установил: на момент заключения соглашения право собственности на квартиру было зарегистрировано за Ульяченко на основании договора участия в долевом строительстве, причём регистрация произведена в период брака. Эта квартира была куплена за 2 358 087 руб. и оценена сторонами в 3 769 716 руб. По мнению ВС, супруги вправе по своему усмотрению не только изменять режим нажитого в браке имущества, но и включать в брачный договор и в иное соглашение любые, не противоречащие закону условия, в том числе и о распоряжении личным имуществом каждого из супругов. Это не запрещено ст. 38 Семейного кодекса и не может толковаться как нарушение закона. Поэтому ВС отменил решение апелляции о признании заключённого сторонами соглашения о разделе имущества ничтожной сделкой и оставил в силе решение суда первой инстанции (№ 18-КГ19-82).

Читайте так же:  Заявление добровольный отказ от ребенка

Поделить и личное, и совместное

Заместитель генерального директора по правовым вопросам национальной юрслужбы Национальная Юридическая Служба АМУЛЕКС Национальная Юридическая Служба АМУЛЕКС Федеральный рейтинг группа Семейное/Наследственное право группа Уголовное право × Юлия Галуева считает описанную ситуацию очень интересной с юридической точки зрения: «Существует имущество, а также его единственный собственник, который передаёт право на часть имущества другому лицу. Формально имеет место сделка, в результате которой имущество приобретает статус общего совместного, а затем снова становится личным имуществом того же или другого лица. Таким образом, появляется неопределённость с основанием возникновения права собственности у каждого из супругов».

Если супруги приняли решение о разделе всего принадлежащего им имущества (как личного, так и совместного) определённым образом (по их мнению, справедливым и обоснованным), то противодействовать этому было бы некорректно.

http://pravo.ru/story/215442/

Официальный сайт
Верховного Суда Российской Федерации

Квартира за машину. Верховный суд объяснил, как действует соглашение о разделе имущества

На примере семьи из подмосковного Красногорска Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда объяснила тонкости действия соглашения о разделе имущества. Вопрос этот очень важный и болезненный, ведь в случае развода большинству супругов, как правило, есть что делить.

Соглашение о разделе имущества — это один из вариантов решить возможную в будущем проблему: кто из супругов что получит, если брак распадется. Кроме соглашения есть еще брачный договор. Но это разные вещи. В нашем случае супруги прожили в браке десять лет и за три года до развода подписали соглашение о разделе имущества, поделив в документе все, что нажили. Но, спустя несколько лет, уже после развода бывший супруг пошел в суд с иском, в котором попросил признать это соглашение о разделе недействительным и поделить поровну все, что было у семьи перед разводом. Ответчица заявила, что все сроки исковой давности прошли.

Красногорский городской суд в иске бывшему супругу отказал. Московский же областной суд с таким решением не согласился и встал на сторону истца. Он отменил вердикт коллег из Красногорска и принял другое решение — соглашение о разделе имущества признал недействительным и отдал истцу половину нажитой квартиры.

Бывшая супруга с таким решением не согласилась и попросила Верховный суд отменить несправедливое, на ее взгляд, решение. И с ее доводами согласились.

Судя по материалам дела, супруги прожили в браке практически десять лет. За это время жена по ипотеке купила квартиру. Деньги на нее она получила в банке по кредитному договору. Через три года супруги заключили соглашение о разделе имущества. По нему жене отошла машина Mazda и квартира, а также обязательство выплатить по ней ипотеку самой. Супругу достались две машины — Opel, BMW и телевизор.

Красногорский горсуд увидел, что супруг с момента подписания соглашения все пять лет молчал и его не оспаривал. Поэтому суд и согласился с ответчицей, что сроки исковой давности оспаривания истец пропустил.

Областной суд, когда сам принимал новое решение, исходил из того, что дележ — одному машина и квартира, другому две машины — неправильный. Ведь машины, которые получил супруг, не были их общей собственностью. Поэтому апелляция сказала, что ответчица не представила нужные доказательства. То есть в соглашении нет общей цены всего семейного добра. И не доказано, что стоимость общего имущества и части, которую получила ответчица по соглашению, — равна. Да и срок давности оспаривать соглашение, по мнению областного суда, не пропущен.

Супруги вправе включать в договор о разделе имущества любые соответствующие закону условия

Верховный суд с такими утверждениями не согласился и объяснил, почему. Начал он с Семейного кодекса. Граждане по своему усмотрению распоряжаются принадлежащими им правами, которые вытекают из семейных отношений (статья 7). Изменения правового режима общего имущества возможно на основе брачного договора (статья 41.42), соглашения о разделе имущества (статья 38), соглашения о признании имущества одного из супругов общей собственностью (статья 37).

Теперь подробнее про соглашение о разделе. В законе сказано, что общее имущество может быть разделено между супругами по их соглашению. Такое соглашение по их желанию можно нотариально удостоверить. Соглашение о разделе является основанием для возникновения, изменения или прекращения прав и обязанностей супругов по отношению к их совместной собственности.

Вывод Верховного суда: супруги, в том числе бывшие, вправе по своему усмотрению не только изменять режим общей собственности добра, нажитого в браке, но и включать в брачный договор или иное соглашение любые не противоречащие закону условия. В том числе и о распоряжении личным имуществом каждого.

Именно такое соглашение и было у экс-супругов. Вывод апелляции, что стоимость имущества, передаваемого по соглашению одному, должно соответствовать стоимости оставшегося у другого, не основан на законе, сказал Верховный суд. Областные судьи не приняли во внимание, что соглашение стороны исполнили. Ответчица выплатила ипотеку сама, истец получил Opel, которым он пользовался и не оспаривался. Да и срок исковой давности посчитан неправильно. В Гражданском кодексе (статья 181) сказано, что срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока начинается со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки, а в случае если предъявляет иск человек, не являющийся стороной сделки, то со дня, когда он узнал или должен был узнать об этом.

Срок же исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной составляет всего год. И течение этого срока начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка. Областной суд посчитал, что срок давности не нарушен. Но никаких мотивов он не привел. Соглашение о разделе имущества супруги подписали в 2013 году. Именно с этого момента у сторон возникли предусмотренные соглашением права и обязанности. Верховный суд велел дело пересмотреть.

Видео (кликните для воспроизведения).

http://www.vsrf.ru/press_center/mass_media/28666/

Раздел квартира супругов верховный суд
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here