Толстой внебрачные дети

На странице подготовлен материал на тему: "Толстой внебрачные дети" с подробным описанием от профессионалов для людей. Если возникнут дополнительные вопросы, обращайтесь к дежурному консультанту.

Лев Толстой и Софья Берс: полвека войны и мира

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Лев Николаевич Толстой родился 28 августа 1828 года в Ясной Поляне. Граф происходил из нескольких древних родов, в его генеалогию вплелись ветви Трубецких и Голицыных, Волконских и Одоевских. Отец Льва Николаевича женился на пересидевшей в девках наследнице огромного состояния Марии Волконской не по любви, но отношения в семье сложились нежные и трогательные.

Мать маленького Левы умерла от горячки, когда ему было полтора года. Осиротевших детей воспитывали тетушки, которые рассказывали мальчику о том, каким ангелом была его покойная матушка — и умна, и образованна, и деликатна с прислугой, и о детях заботилась, — и как счастлив с ней был батюшка. Хотя это и была добрая сказка, но именно тогда в воображении будущего писателя сложился идеальный образ той, с которой он хотел бы связать свою жизнь.

Поиски идеала обернулись для юноши тяжким бременем, которое со временем превратилось в пагубное, почти маниакальное влечение к женскому полу. Первой ступенью к раскрытию этой новой стороны жизни для Толстого было посещение публичного дома, куда привели его братья. Вскоре в своем дневнике он напишет: «Я совершил этот акт, а потом стоял у кровати этой женщины и плакал!»

В 14 лет Лев испытал чувство, как он считал, похожее на любовь, соблазнив юную горничную. Эту картину, уже будучи писателем, Толстой воспроизведет в «Воскресении», подробно раскрывая сцену обольщения Катюши.

Вся жизнь молодого Толстого проходила в выработке строгих правил поведения, в стихийном уклонении от них и упорной борьбе с личными недостатками. Только один порок он не может преодолеть — сладострастие. Возможно, поклонники творчества великого писателя не узнали бы о многочисленных его пристрастиях к женскому полу — Колошиной, Молоствовой, Оболенской, Арсеньевой, Тютчевой, Свербеевой, Щербатовой, Чичериной, Олсуфьевой, Ребиндер, сестер Львовых. Но он настойчиво заносил в дневник подробности своих любовных побед.

В Ясную Поляну Толстой вернулся полный чувственных порывов. “ Это уже не темперамент, а привычка разврата ”, — записал он по приезде. “ Похоть ужасная, доходящая до физической болезни. Шлялся по саду со смутной, сладострастной надеждой поймать кого-то в кусту. Ничто мне так не мешает работать .»

Желание или любовь

Сонечка Берс родилась в семье доктора, действительного статского советника. Она получила хорошее образование, была умна, проста в общении, обладала сильным характером.

В августе 1862 года семья Берс поехала навестить деда в его имение Ивицы и по дороге остановилась в Ясной Поляне. И вот тогда 34-летний граф Толстой, помнивший Соню еще ребенком, вдруг увидел прелестную 18-летнюю девушку, которая взволновала его. Был пикник на лужайке, где Софья пела и танцевала, осыпая все вокруг искрами молодости и счастья. А потом были беседы в сумерках, когда Соня робела перед Львом Николаевичем, но ему удалось ее разговорить, и он с восторгом ее слушал, а на прощание сказал: “Какая вы ясная!”

Вскоре Берсы уехали из Ивиц, но теперь Толстой ни дня не мог прожить без девушки, которая покорила его сердце. Он страдал и мучился из-за разницы в возрасте и думал, что это оглушительное счастье ему недоступно: » Каждый день я думаю, что нельзя больше страдать и вместе быть счастливым, и каждый день я становлюсь безумнее. » Кроме того, он терзался вопросом: что это — желание или любовь? Этот сложный период попытки разобраться в себе найдет отражение в «Войне и мире».

Более сопротивляться своим чувствам он не мог и отправился в Москву, где сделал Софье предложение. Девушка с радостью согласилась.Теперь Толстой был абсолютно счастлив: “Никогда так радостно, ясно и спокойно не представлялось мне мое будущее с женой.” Но оставалось еще одно: прежде чем венчаться, он хотел, чтобы у них не былоь никаких секретов друг от друга.

У Сони от мужа не было никаких тайн, — она была чиста, как ангел. Зато у Льва Николаевича их было предостаточно. И тут он совершил роковую ошибку, предопределившую ход дальнейших семейных отношений. Толстой дал невесте прочесть дневники, в которых описывал все свои похождения, страсти и увлечения. Для девушки эти откровения стали настоящим шоком.

Только мать смогла убедить Соню не отказываться от брака, постаралась объяснить ей, что у всех мужчин в возрасте Льва Николаевича есть прошлое, просто, они его благоразумно скрывают от своих невест. Соня решила, что любит Льва Николаевича достаточно сильно, чтобы простить ему все, и, в том числе, дворовую крестьянку Аксинью, которая на тот момент ждала от графа ребенка.

Семейные будни

Супружеская жизнь в Ясной Поляне началась далеко не безоблачно: Софье сложно было преодолеть брезгливость, которую она испытывала к мужу, вспоминая его дневники. Однако же она родила Льву Николаевичу 13 детей, пятеро из которых умерли в младенчестве. Кроме того, она на протяжении многих лет оставалась верной помощницей Толстому во всех его делах: переписчицей рукописей, переводчиком, секретарем, издателем его произведений.

Софья Андреевна много лет была лишена прелестей московской жизни, к которой привыкла с детства, но она с покорностью принимала тяготы деревенского существования. Детей она воспитывала сама, без нянек и гувернанток. В свободное время Софья набело переписывала рукописи «зеркала русской революции». Графиня, пытаясь соответствовать идеалу жены, о котором Толстой ей не раз рассказывал, принимала у себя просителей из деревни, разрешала споры, а со временем открыла в Ясной Поляне лечебницу, где сама осматривала страждущих и помогала, насколько ей хватало знаний и умения.

Все, что она делала для крестьян, на самом деле делалось для Льва Николаевича. Граф принимал все это, как должное, и никогда не интересовался, что творилось в душе его супруги.

Из огня — да в полымя.

После написания «Анны Карениной», на девятнадцатом году семейной жизни, у писателя наступил душевный кризис. Он пытался найти успокоения в церкви, но не смог. Тогда писатель отрекся от традиций своего круга и стал настоящим аскетом: он стал носить крестьянскую одежду, вести натуральное хозяйство и даже обещал все свое имущество раздать крестьянам. Толстой был настоящим «домостроевцем», придумав свой устав дальнейшей жизни, требуя его беспрекословного выполнения. Хаос бесчисленных домашних забот не позволял Софье Андреевне вникнуть в новые идеи мужа, прислушаться к нему, разделить его переживания.

Читайте так же:  Мировое соглашение раздел имущества после развода

Иногда Лев Николаевич выходил за грань разумного.То требовал, чтобы младших детей не учили тому, что не нужно в простой народной жизни, то хотел отказаться от собственности, лишив тем самым семью средств к существованию. То желал отречься от авторских прав на свои произведения, потому что считал, что не может владеть ими и получать от них прибыль.

Софья Андреевна стоически защищала интересы семьи, что привело к неизбежному семейному краху. Более того, ее душевные муки возродились с новой силой. Если раньше она даже не смела оскорбляться на измены Льва Николаевича, то теперь ей стали вспоминаться разом все былые обиды.

Ведь всякий раз, когда она, беременная или только что родившая, не могла делить с ним супружеское ложе, Толстой увлекался очередной горничной или кухаркой. Вновь грешил и раскаивался. Но от домашних требовал повиновения и соблюдения своего параноидального устава жизни.

Письмо с того света

Умер Толстой во время путешествия, в которое отправился после разрыва с женой в весьма преклонном возрасте. Во время переезда Лев Николаевич заболел воспалением легких, сошел на ближайшей крупной станции (Астапово), где в доме начальника станции умер 7 ноября 1910 года.

После смерти великого писателя на вдову обрушился шквал обвинений. Да, она не смогла стать единомышленницей и идеалом для Толстого, но была образцом верной жены и примерной матери, пожертвовав своим счастьем ради семьи.

Разбирая бумаги покойного мужа, Софья Андреевна нашла запечатанное его письмо к ней, датированное летом 1897 года, когда Лев Николаевич впервые решил уйти. И теперь, словно из мира иного, зазвучал его голос, словно просящий прощения у жены: “ . с любовью и благодарностью вспоминаю длинные 35 лет нашей жизни, в особенности первую половину этого времени, когда ты со свойственным твоей натуре материнским самоотвержением, так энергически и твердо несла то, к чему считала себя призванной. Ты дала мне и миру то, что могла дать, дала много материнской любви и самоотвержения, и нельзя не ценить тебя за это. благодарю и с любовью вспоминаю и буду вспоминать за то, что ты дала мне. ”

В то время никто и предположить не мог, что внучка классика Софья Толстая увлечётся крестьянским поэтом Сергеем Есениным, и об этом бунтарско-аристократическом романе будет говорить всё литературное сообщество.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

http://kulturologia.ru/blogs/140317/33803/

У ТОЛСТОГО БЫЛО МНОГО ВНЕБРАЧНЫХ ДЕТЕЙ — КАК ДО, ТАК И ПОСЛЕ ЖЕНИТЬБЫ

Даша Еремеева (Москва)

ПОПУЛЯРНЫЕ МИФЫ О ЛЬВЕ ТОЛСТОМ И ИХ ОПРОВЕРЖЕНИЕ (2018)

Не так давно, в 2017-м году, я опубликовала небольшую книгу о Толстом, в которой постаралась ответить на ряд обычных вопросов, задаваемых посетителями экскурсоводам нашего Музея-усадьбы в Хамовниках. Но для коллег не секрет, что есть и регулярно задаются посетителями и такие «вопросы», в самой формулировке которых кроется чей-то предрассудок или ошибка, заблуждение и которые поэтому требуют не обычного ответа, но — опровержения. «А сколько раз изменил Толстой жене? Сколько у него было любовниц? А сколько любовников?» — вот пример таких ужасных вопросов, требующих нашего просветительского вмешательства.

Образ Льва Николаевича Толстого окутан множеством тайн и легенд. Далеко не всё из них правда. На основе профессионального опыта – моего и коллег – я составила подборку самых популярных мифов о писателе. За основу были взяты самые частые вопросы, которые посетители задают мне и другим экскурсоводам.

ЛЕВ ТОЛСТОЙ ПРОИГРАЛ РОДНУЮ УСАДЬБУ В КАРТЫ

Осенью 1854 года большой трёхэтажный дом в Ясной Поляне, в котором родился Лев Толстой, был продан на своз соседскому помещику, Павлу Митрофановичу Горохову. Причина этого банальна: у Льва Николаевича недостало средств на его содержание и ремонт. Кроме того, были долги и в целом остро ощущалась необходимость в улучшении своего финансового положения.

Сергей, старший брат Льва Николаевича, по этому поводу подавал в письме от 18 июля 1854 г. грустные, но очень дельные советы:

«Естьли у тебя не более 5000 р. серебр. долга и ты не давал ещё векселей на Кавказе, как это видно из одного твоего письма, в котором ты пишешь о благородном поступке одного черкеса, то продажею одних твоих 4-х маленьких лесов можно, естьли не всё, то большую часть оных заплатить. […] У тебя же ещё останется осинник молодой, который с нуждой, но тоже можно продать, и большой дом, к которому по твоему желанию должно приступить к последнему, но мне кажется, что естьли он простоит без всякого ремонта ещё несколько лет (а ремонт оного довольно значительный), то он действительно будет только годен как сувенир, ты же, естьли будешь с деньгами когда либо, всегда можешь построить новый, а жить ещё, слава Богу, есть где» (59, 198).

Конечно же, Толстой никак не мог и лично играть тогда в карты с помещиком – как это иногда утверждают. На момент продажи дома писатель находился в армии, принимая участие в Крымской войне, и сделкой по доверенности занимался его троюродный брат Валериан Петрович Толстой. Но текущие долги были тогда погашены из других сумм, а 5000 рублей ассигнациями (≈1500 серебром), вырученные именно за дом, для сохранности были положены в Приказ общественного призрения на случай экстренных хозяйственных расходов.

Когда в Крыму Лев Николаевич вместе с группой офицеров задумывает издание журнала для солдат, деньги пересылают ему. Однако подобное, довольно дерзкое по замыслу, либеральное издание, конечно же было запрещено извечно сволочным и любящим всяческие запреты российским правительством, и вот в январе 1855 года Толстой использует присланную ему сумму для уплаты карточного долга.

Если говорить об усадьбе в целом, писатель никогда не имел намерения её продать.

Надо, однако, заметить, что сам Лев Николаевич воспринимал позднейшую необходимость уплатить карточный долг деньгами с продажи дома именно как утрату ДОМА, а не денег. 28 января 1855 г. в Дневнике его появляется известная покаянная запись: «Два дня и две ночи играл в штосс. Результат понятный — проигрыш всего — яснополянского дома. Кажется нечего писать — я себе до того гадок, что желал бы забыть про своё существование» (47, 35). Смысл записи тот, что деньги за дом были на тот момент ВСЕМИ почти деньгами, которыми располагал Лев Николаевич. Проигрыш этих денег морально значил для него то же, что и проигрыш дома. В письме брату от 2 июля 1855 г. он ругает себя за этот проигрыш «пустяшным малым» (59, 321). Быть может, эта строгая к себе позиция и породила первый из рассматриваемых нами мифов.

Читайте так же:  Свидетельство о рождении удостоверяет личность ребенка

У ТОЛСТОГО БЫЛО МНОГО ВНЕБРАЧНЫХ ДЕТЕЙ — КАК ДО, ТАК И ПОСЛЕ ЖЕНИТЬБЫ

В молодости, до своей женитьбы, Толстой регулярно упоминает в дневниках женщин — крестьянок, цыганок, знатных дам, будивших в нем страсти и чувственность, за которые он себя порицал на протяжении всей жизни. Самым мучительным для писателя эпизодом стала его связь с 23-летней замужней крестьянкой Аксиньей Базыкиной, начавшаяся в 1858 году. В 1860 году Аксинья родила сына Тимофея, который, как признавал сам Толстой, был его внебрачным ребёнком. Через два года после этого писатель женился на Софье Андреевне Берс.

Что же касается гомо партнёров — здесь предрассудки эпохи совершенно осилили Льва Николаевича, бывшего, по высокой вероятности, бисексуалом. Насколько это может быть известно биографам, он не позволил себе интимных отношений ни с одним мужчиной. Всё, чем мы располагаем — это небольшая запись в Дневнике от 29 ноября 1851 г., где Толстой признаётся себе в возможности для него любить мужчин: « Я влюблялся в мужчин, прежде чем имел понятие о возможности ПЕДЕРАСТИИ; но и узнавши, никогда мысль о возможности соития не входила мне в голову» (46, 237).

Опыт своей добрачной жизни Толстой отражает в повести «Дьявол» (1889), породившей среди общественности слухи о неверности великого яснополянца своей великой жене. Однако сюжетная основа этого произведения отражает реальные события из жизни совсем другого человека — тульского судебного следователя Н.H. Фридрихса, который через три месяца после женитьбы на девушке-дворянке застрелил крестьянку Степаниду Муницыну, с которой у него ранее была связь. В дневнике Толстого повесть «Дьявол» называлась «историей Фридрихса» (или «Фредерикса»).

Будучи женатым человеком, писатель никогда не нарушал супружеской верности. Свидетельство об этом мы встречаем в его «Тайном дневнике» 1908 года, в котором писатель предельно откровенен. После 25-летней годовщины свадьбы в доверительной беседе со своим другом Павлом Бирюковым Толстой говорит, что «ему приятно сознавать, что ни с его стороны, ни со стороны его супруги не было ни малейшей неверности, и они прожили честную и чистую семейную жизнь» (П.И. Бирюков. «Биография Л.Н. Толстого»).

СОФЬЯ АНДРЕЕВНА НЕ ПРОСТО ПЕРЕПИСЫВАЛА ПРОИЗВЕДЕНИЯ МУЖА, А БЫЛА ИХ СОАВТОРОМ

Софья Андреевна была одарённой женщиной, написавшей несколько литературных произведений малой формы, критических эссе и мемуары. Она с большим удовольствием и воодушевлением переписывала произведения мужа, получая от этого эстетическое удовлетворение — лучшее из тех удовлетворений, которые она могла иметь от мужа. «Меня восхищала эта жизнь мысли, эти изгибы, неожиданности и непостижимые разнообразные формы его творчества» (С.А. Толстая. «Моя жизнь»).

Случалось, что в процессе внесения поправок в свои произведения Толстой прислушивался к советам жены, признававшейся, что она «всей душой» вникала в переписываемый материал. Однако то, что главным редактором своих произведений являлся сам Лев Николаевич, сомневаться не приходится:

«А то придёшь с готовой переписанной работой к Льву Николаевичу, укажешь ему поставленные мной кое-где, в маржах [т.е. на полях рукописи. – Д. Е.] знаки вопроса, и спросишь его, нельзя ли такое-то слово поставить вместо другого или выкинуть частые повторения того же слова или ещё что-нибудь. Лев Николаевич объяснял мне, почему нельзя иначе…» (С.А. Толстая. «Моя жизнь»).

Дата добавления: 2019-09-13 ; просмотров: 77 ;

http://studopedia.net/15_53487_u-tolstogo-bilo-mnogo-vnebrachnih-detey—kak-do-tak-i-posle-zhenitbi.html

Дети гения: Как сложилась судьба наследников Льва Толстого

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Сергей Львович Толстой, родился в 1863 году

Первенец чрезвычайно радовал отца своими талантами и схожестью со старшим братом писателя, Николаем Николаевичем. Азы наук он получал дома, позже сдал экзамены на аттестат зрелости в Тульской гимназии. Из стен Московского университета он вышел уже со званием кандидата наук, блестяще защитив работу о тяжёлых нефтяных маслах. Параллельно совершенствовался в музыке, осваивая не только технику игры, но и теорию, гармонию, русскую песню.

Сергей Львович прославился, как талантливый композитор, музыкальный этнограф и автор статей и методических материалов. Был профессором Московской консерватории. После занимался сохранением наследия отца, писал мемуары и статьи о роли музыки в жизнь Льва Толстого под псевдонимом С. Бродинский. Каждое лето проводил в Ясной поляне. Был дважды женат, в первом браке родился сын Сергей.

Скончался Сергей Львович в 84 года в Москве.

Татьяна Львовна Сухотина (в девичестве Толстая), родилась в 1864 году.

Лев Толстой писал об особой близости с Татьяной и о её способности создавать вокруг себя весёлую доброжелательную атмосферу.

Татьяна училась в Московском училище живописи, ваяния и зодчества. Впоследствии написала около 30 графических портретов отца. Унаследовав от него писательский талант, издала собственный дневник, который вела с 14 лет, ряд очерков и воспоминаний. Была смотрительницей Дома-музея Толстого.

В 1925 году эмигрировала вместе с дочерью Татьяной, рождённой в браке с Михаилом Сухотиным, предводителем уездного дворянства и членом первой Государственной думы.

Татьяна Львовна скончалась в 85 лет в Риме.

Илья Львович Толстой, родился в 1866 году

Илья доставлял немало хлопот родителям в детстве, старательно нарушая запреты и не проявляя таланта к наукам. Однако именно его Лев Толстой считал наиболее одаренным литературно. Гимназию окончить ему не удалось, был на военной службе, после трудился чиновником, агентом по ликвидации имений, служил в банке. Позже стал журналистом, основал газету, однако признание получил уже после эмиграции в Америку. Там его сочинения печатались в различных изданиях, но основной доход он получал чтением лекций о творчестве отца.

Дважды был женат, в первом браке с Софьей Философовой на свет появились семеро детей. Скончался в 67 лет в Америке от онкологического заболевания.

Лев Львович Толстой, родился в 1869 году

Третий сын писателя был более близок с матерью, от неё же он унаследовал здравый смыл. Позже всегда принимал сторону матери в семейных конфликтах. О себе Лев Львович писал, как о натуре весьма противоречивой, а Софья Андреевна отмечала его нервозность и отсутствие жизнерадостности.

Не особое рвение в науках, тем не менее компенсировалось писательским даром, музыкальностью и художественным талантом. Оставил свой след в истории, как автор множества произведений для детей и воспоминаний об отце. С 1918 года жил в Швеции.

Дважды был женат, в первом браке с Дорой Вестерлунд на свет появились 10 детей, во втором, с Марианной Сольской родился один сын. Скончался в Швеции, в 1945 году.

Читайте так же:  Статистика отказов от детей в россии

Мария Львовна Оболенская (в девичестве Толстая), родилась в 1871 году

Мария с детства была ребенком болезненным. Она единственная из всех детей, к кому писатель проявлял внешние признаки любви, мог приголубить. У девочки не складывались отношения с матерью, зато с детских лет она стала верной помощницей, сподвижницей и любимицей отца. Занималась просветительской работой, много сил и здоровья отдавала, помогая нуждающимся.

Скончалась от пневмонии в 35 лет в Ясной Поляне.

Андрей Львович Толстой, родился в 1877 году

В воспитании младших детей, рожденных после смерти Петра, Николая и Варвары, Лев Николаевич принимал мало участия. Нельзя сказать, чтобы он их не любил, однако гораздо меньше наставлял. Андрей был любимцем матери. А вот отца немало огорчал своим весьма свободным образом жизни, любовью к вину и женщинам. Никаких особых талантов Андрей Львович не проявил, принимал участие в русско-японской войне, получил ранение и Георгиевский крест за храбрость. После занимал должность высокопоставленного чиновника.

Дважды был женат, имел от двух браков троих детей. Скончался в результате сепсиса в возрасте 39 лет в Петрограде. Незадолго до смерти видел вещий сон, в котором присутствовал на собственных похоронах.

Михаил Львович Толстой, родился в 1879 году

Музыкальная одаренность и желание сочинять музыку не нашли в дальнейшем своего отражения в жизни Михаила. Он выбрал путь военного, принимал участие в Первой мировой войне. В 1920 году эмигрировал. Последние годы жил в Марокко, где было написано единственное его произведение «Митя Тиверин», являющееся воспоминаниями Михаила Львовича о жизни в Ясной Поляне. Был женат, в браке родилось 9 детей.

Скончался в Марокко в 65 лет.

Александра Львовна Толстая, родилась в 1884 году

Младшая дочь писателя уже в 16 лет справлялась с работой личного секретаря отца. Многие отмечали её одаренность и серьёзное отношение к жизни. Принимала участие в Первой мировой войне в качестве сестры милосердия, была начальницей военно-медицинского отряда.

В 1920 году была арестована и осуждена на три года, после досрочного освобождения вернулась в Ясную Поляну, где в 1924 году стала хранителем музея, параллельно занимаясь просветительской работой. Эмигрировала в Америку в 1929 году. Активно выступала с лекциями, писала воспоминания об отце, создала и возглавила Толстовский фонд. Помогала русским эмигрантам обустраиваться в США.

Видео (кликните для воспроизведения).

За антисоветские высказывания её имя было запрещено упоминать даже во время музейных экскурсий, фотоматериалы и кинохроника с её участием были убраны из экспозиций.
Скончалась в 95 лет в Америке.

Лев Толстой, которого все знают из школьной программы — это могучий умом и широкий сердцем старик. Всех ему жаль, о всех он печётся и щедро обо всём на свете делится своими глубокими мыслями. Но записи и самого Толстого, и его жены Софьи, и их детей изобличают в нём домашнего тирана. А ведь начало их романа так походило на сказку.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

http://kulturologia.ru/blogs/280818/40272/

Всю жизнь Лев Толстой боролся с похотью

Естественная для любого мужчины страсть оказалась для «зеркала русской революции» непосильным бременем, с которым он всю жизнь боролся. Сенсационные подробности этой эпохальной баталии читатель сможет узнать из новой книги, в которую вошли выдержки из писем и дневников писателя, воспоминания его друзей и близких.

С разрешения издательства « ЗАХАРОВ » мы публикуем фрагменты из новой книги.

Он плакал в публичном доме

«. Жажда семейной жизни и чувственное влечение к женщине — вот два основных настроения, держащих в своей власти молодого Толстого . . Первой ступенью к раскрытию этой новой стороны жизни было для Толстого его изменившееся отношение к горничной: «Одно сильное чувство, похожее на любовь, я испытал, только когда мне было 13 или 14 лет, но мне не хочется верить, чтобы это была любовь; потому что предмет была толстая горничная (правда, очень хорошенькое личико), притом же от 13 до 15 лет — время самое безалаберное для мальчика (отрочество), — не знаешь, на что кинуться, и сладострастие в эту эпоху действует с необыкновенною силою».

. Когда Толстой писал «Воскресение», . Софья Андреевна резко напала на него за главу, в которой он описывал обольщение Катюши.

— Ты уже старик, — говорила она, — как тебе не стыдно писать такие гадости.

. Когда она ушла, он, обращаясь к бывшей при этом М. А. Шмидт , едва сдерживая рыдания, подступившие ему к горлу, сказал:

— Вот она нападает на меня, а когда меня братья в первый раз привели в публичный дом и я совершил этот акт, я потом стоял у кровати этой женщины и плакал!

Женщин не иметь!

. Перед отъездом из Казани перед 19-летним юношей уже встает вопрос об изменении направления всей его жизни.

В таком настроении он. уезжает в Ясную Поляну. вырабатывает «правило»: «Смотри на общество женщин как на необходимую неприятность жизни общественной и, сколько можно, удаляйся от них».

Вся жизнь молодого Толстого проходит в выработке строгих правил поведения, в стихийном уклонении от них и упорной борьбе с личными недостатками.

«Вчерашний день прошел довольно хорошо, исполнил почти все; недоволен одним только: не могу преодолеть сладострастия, тем более, что страсть эта слилась у меня с привычкою».

«Каждый день моцион. Сообразно закону религии, женщин не иметь».

. «Приходила за паспортом Марья. Поэтому отмечу сладострастие». «После обеда и весь вечер шлялся и имел сладострастные вожделения». «Мучает меня сладострастие, не столько сладострастие, сколько сила привычки».

О любви

. С Зинаидой Модестовной Молоствовой Лев Николаевич познакомился еще студентом в Казани. Ей было 21 — 22 года, и она была почти невестой другого человека. Несмотря на это, она все мазурки танцевала со Львом Николаевичем и явно интересовалась им.

«. Я ни слова не сказал ей о любви, но я так уверен, что она знает мои чувства. »

. Кавказ оставил в Толстом самые дорогие воспоминания. Однако. . продолжается . все та же борьба человека с низшими страстями.

«Сладострастие сильно начинает разыгрываться — надо быть осторожным». «. О, срам! Ходил стучаться под окна К. К счастью моему, она меня не пустила». «Ходил стучаться к К., но, к моему счастью, мне помешал прохожий». «Я чувствовал себя нынче лучше, но морально слаб, и похоть сильная» (1852 год).

«Мне необходимо иметь женщину. Сладострастие не дает мне минуты покоя». «Из-за девок, которых не имею, и креста, которого не получу, живу здесь и убиваю лучшие годы своей жизни».

. «Это насильственное воздержание, мне кажется, не дает мне покоя и мешает занятиям. » (1853 г.).

Читайте так же:  Мировое соглашение при разводе и разделе имущества

«Два раза имел Кас . Дурно. Я очень опустился». «Ходил к К., хорошо, что она не пустила».

. В Петербурге в 1855 году Лев Николаевич встречается с Александрой Алексеевной Дьяковой , сестрой своего друга. Еще в юности он был увлечен ею. Уже три года, как Александра Алексеевна замужем за А. В. Оболенским , но при встрече чувство вновь захватывает Толстого.

«. Я не ожидал ее видеть, поэтому чувство, которое она возбудила во мне, было ужасно сильно.

. Потом она нечаянно проводила меня до дверей. Положительно, со времен Сонечки (Софья Павловна Колошина. Детская любовь Л. Н. Толстого) у меня не было такого сильного чувства».

. Толстой не забыл Оболенскую. И позд нее новые встречи опять волновали его. 6 ноября 1857 года Толстой отметил в дневнике: «А. прелесть. Положительно женщина, более всех других прельщающая меня. Говорил с ней о женитьбе. Зачем я не сказал ей все». «А. держит меня на ниточке, и я благодарен ей за то. Однако по вечерам я страстно влюблен в нее и возвращаюсь домой полон чем-то, счастьем или грустью, — не знаю».

Попытка брака

28 мая 1856 года Лев Николаевич выезжает в Ясную Поляну. В деревне он возобновляет знакомство с семьей Арсеньевых . Лев Николаевич ставит перед собой неотложную задачу — женитьбу — и объектом выбирает Валерию Арсеньеву.

«25 июля. В первый раз застал ее без платьев. Она в десять раз лучше, главное, естественна.

30 июля. В. совсем в неглиже. Не понравилась очень.

31 июля. В., кажется, просто глупа.

10 августа. Мы с В. говорили о женитьбе, она не глупа и необыкновенно добра».

. В течение месяцев, когда Толстой почти ежедневно виделся с Арсеньевой. он записывал: «Ездил со сладострастными целями верхом, — безуспешно». «Наткнулся на хорошенькую бабу и сконфузился».

. Из Севастополя Толстой вернулся полный чувственных вожделений. «Это уже не темперамент, а привычка разврата», — записал он по приезде. «Похоть ужасная, доходящая до физической болезни». «Шлялся по саду со смутной, сладострастной надеждой поймать кого-то в кусту. Ничто мне так не мешает работать.

После неудачной попытки жениться Толстой отдается светским увлечениям. « Тютчева , Свербеева , Щербатова , Чичерина , Олсуфьева , Ребиндер — я во всех был влюблен», — записывает Лев Николаевич. К этому списку следует прибавить. и сестер Львовых.

С княгиней Екатериной Львовой Толстой знакомится в Дрездене . «Она мне очень нравится, — записывает он в дневнике, — и, кажется, я дурак, что не попробую жениться на ней». «Был у Львовых, и как вспомню этот визит — вою. Я решился было, что это последняя попытка женитьбы, но и то ребячество».

. В дневнике мы встречаем еще новые имена, например, имя княжны Екатерины Трубецкой . . На Екатерине Федоровне Тютчевой (дочери поэта) внимание Толстого задерживается на несколько месяцев.

«7 января. Тютчева вздор!

8 января. Нет, не вздор. Потихоньку, но захватывает меня серьезно и всего.

26 января. Шел с готовой любовью к Тютчевой. Холодна, мелка, аристократична. Вздор!»

«К. Тютчева была бы хорошая, ежели бы не скверная пыль и какая-то сухость и неаппетитность в уме и чувстве. »

Бежать поздно

. Льву Николаевичу уже 34 года, а Софье Андреевне Берс только 18 лет. Он некрасив, «безобразен», она — «прелестна во всех отношениях». Разница в возрасте мучает его, и минутами он думает, что личное счастье ему недоступно.

. После объяснения с Софьей Андреевной Лев Николаевич настаивал, чтобы свадьба была через неделю. и свадьба была назначена на 23 сентября. . В последнюю минуту хотел он бежать, но было поздно.

. Перед свадьбой Софья Андреевна ознакомилась с дневником будущего мужа. В нем он добросовестно записывал свои интимные переживания.

Из ее дневника: «. Все его (мужа) прошедшее так ужасно для меня, что я, кажется, никогда не помирюсь с ним. . Он целует меня, а я думаю: «Не в первый раз ему увлекаться». Я тоже увлекалась, но воображением, а он — женщинами, живыми, хорошенькими. »

Помимо призраков прошлого, омрачавших жизнь Софьи Андреевны, ее сильно мучило чувство ревности. ко всем женщинам и к своей любимой младшей сестре.

. В последние годы холостой жизни Толстой имел длительную связь с яснополянской замужней крестьянкой Аксиньей и, кажется, имел от нее сына.

Из дневника: «Видел мельком Аксинью. Очень хороша. . Я влюблен, как никогда в жизни. Нет другой мысли. Мучаюсь».

. Спустя полгода: «Ее не видал. Но вчера. мне даже страшно становится, как она мне близка». «Ее нигде нет — искал. Уже не чувство оленя, а мужа к жене».

Перед женитьбой эта связь была прервана навсегда.

Спустя несколько месяцев после свадьбы эта женщина вместе с другой крестьянкой была прислана в барский дом мыть полы. Софье Андреевне ее показали. Мучительная ревность поднялась в жене Льва Николаевича.

16 декабря 1862 года есть такая запись в дневнике С. А.: «Мне кажется, я когда-нибудь себя хвачу от ревности. Влюблен, как никогда. И просто баба, толстая, белая — ужасно. Я с таким удовольствием смотрела на кинжал, ружья. Один удар — легко. Я просто как сумасшедшая».

. Семейные отношения писателя складывались непросто. . Толстой вышел за пределы пола, в жене хотел он видеть только человека.

Но. в глубокой старости судьба снова разбудила в нем чувства мужа к жене, отношения мужчины к женщине. . Лев Николаевич, 70-летний старик, временами стал испытывать от присутствия жены сильное, радостное волнение».

http://www.kp.ru/daily/23686.3/51665/

Толстой внебрачные дети

Лев Толстой: Бегство из рая

Все мы храбримся друг перед другом и забываем, что все мы, если мы только не любим, – жалки, прежалки. Но мы так храбримся и прикидываемся злыми и самоуверенными, что сами попадаемся на это и принимаем больных цыплят за страшных львов…

Уход или бегство?

В ночь с 27 на 28 октября 1910 года[1] в Крапивенском уезде Тульской губернии произошло событие невероятное, из ряда вон выходящее, даже для такого необычного места, как Ясная Поляна, родовое имение знаменитого на весь мир писателя и мыслителя – графа Льва Николаевича Толстого. Восьмидесятидвухлетний граф ночью, тайно бежал из своего дома в неизвестном направлении в сопровождении личного врача Маковицкого.

Информационное пространство того времени не сильно отличалось от нынешнего. Весть о скандальном событии мгновенно распространилась по России и по всему миру. 29 октября из Тулы в Петербургское телеграфное агентство (ПТА) стали поступать срочные телеграммы, на следующий день перепечатанные газетами. «Получено было поразившее всех известие о том, что Л.Н. Толстой в сопровождении доктора Маковицкого неожиданно покинул Ясную Поляну и уехал. Уехав, Л.Н. Толстой оставил письмо, в котором сообщает, что он покидает Ясную Поляну навсегда».

Читайте так же:  Проблема насилия над женщиной в семье

Об этом письме, написанном Л.Н. для спавшей жены и переданном ей наутро их младшей дочерью Сашей, не знал даже спутник Толстого Маковицкий. Он сам прочитал об этом в газетах.

Оперативнее всех оказалась московская газета «Русское слово». 30 октября в ней был напечатан репортаж собственного тульского корреспондента с подробной информацией о том, что произошло в Ясной Поляне.

«Тула, 29, Х (срочная). Возвратившись из Ясной Поляны, сообщаю подробности отъезда Льва Николаевича.

Лев Николаевич уехал вчера, в 5 часов утра, когда еще было темно.

Лев Николаевич пришел в кучерскую и приказал заложить лошадей.

Кучер Адриан исполнил приказание.

Когда лошади были готовы, Лев Николаевич вместе с доктором Маковицким, взяв необходимые вещи, уложенные еще ночью, отправился на станцию Щекино.

Впереди ехал почтарь Филька, освещая путь факелом.

На ст. Щекино Лев Николаевич взял билет до одной из станций Московско-Курской железной дороги и уехал с первым проходившим поездом.

Когда утром в Ясной Поляне стало известно о внезапном отъезде Льва Николаевича, там поднялось страшное смятение. Отчаяние супруги Льва Николаевича, Софьи Андреевны, не поддается описанию».

Это сообщение, о котором на следующий день говорил весь мир, было напечатано не на первой полосе, а на третьей. Первая полоса, как в то время было принято, была отдана рекламе всевозможных товаров.

«Лучший друг желудка вино Сен-Рафаэль».

«Некрупные осетры рыбами. 20 копеек фунт».

Получив ночную телеграмму из Тулы, «Русское слово» тут же отправило своего корреспондента в Хамовнический дом Толстых (сегодня – дом-музей Л.Н. Толстого между станциями метро «Парк Культуры» и «Фрунзенская»). В газете надеялись, что, быть может, граф бежал из Ясной Поляны в московскую усадьбу. Но, пишет газета, «в старом барском доме Толстых было тихо и спокойно. Ничто не говорило о том, что Лев Николаевич мог приехать на старое пепелище. Ворота на запоре. Все в доме спят».

Вдогонку по предполагаемому пути бегства Толстого был отправлен молодой журналист Константин Орлов, театральный рецензент, сын последователя Толстого, учителя и народовольца Владимира Федоровича Орлова, изображенного в рассказах «Сон» и «Нет в мире виноватых». Он настиг беглеца уже в Козельске и тайно сопровождал его до Астапова, откуда сообщил телеграммой Софье Андреевне и детям Толстого, что их муж и отец серьезно болен и находится на узловой железнодорожной станции в доме ее начальника И.И. Озолина.

Если бы не инициатива Орлова, родные узнали бы о местопребывании смертельно больного Л.Н. не раньше, чем об этом сообщили все газеты. Нужно ли говорить, насколько больно это было бы семье? Поэтому, в отличие от Маковицкого, который расценил деятельность «Русского слова» как «сыщицкую», старшая дочь Толстого Татьяна Львовна Сухотина, по ее воспоминаниям, была «до смерти» благодарна журналисту Орлову.

«Отец умирает где-то поблизости, а я не знаю, где он. И я не могу за ним ухаживать. Может быть, я его больше и не увижу. Позволят ли мне хотя бы взглянуть на него на его смертном одре? Бессонная ночь. Настоящая пытка, – впоследствии вспоминала Татьяна Львовна свое и всей семьи душевное состояние после „бегства“ (ее выражение) Толстого. – Но нашелся неизвестный нам человек, который понял и сжалился над семьей Толстого. Он телеграфировал нам: „Лев Николаевич в Астапове у начальника станции. Температура 40°“».

Вообще, надо признать, что по отношению к семье и, прежде всего, к Софье Андреевне газеты вели себя более сдержанно и деликатно, чем в отношении яснополянского беглеца, каждый шаг которого беспощадно отслеживался, хотя все газетчики знали, что в прощальной записке Толстой просил: не искать его! «Пожалуйста… не езди за мной, если и узнаешь, где я», – писал он жене.

«В Белеве Лев Николаевич выходил в буфет и съел яичницу», – смаковали газетчики скоромный поступок вегетарианца Толстого. Они допрашивали его кучера и Фильку, лакеев и крестьян Ясной Поляны, кассиров и буфетчиков на станциях, извозчика, который вез Л.Н. из Козельска в Оптинский монастырь, гостиничных монахов и всех, кто мог что-нибудь сообщить о пути восьмидесятидвухлетнего старца, единственным желанием которого было убежать, скрыться, стать невидимым для мира.

«Не ищите его! – цинично восклицали „Одесские новости“, обращаясь к семье. – Он не ваш – он всех!»

«Разумеется, его новое местопребывание очень скоро будет открыто», – хладнокровно заявляла «Петербургская газета».

Л.Н. не любил газеты (хотя следил за ними) и не скрывал этого. Иное дело – С.А. Жена писателя прекрасно понимала, что реноме мужа и ее собственное реноме, волей-неволей, складываются из газетных публикаций. Поэтому она охотно общалась с газетчиками и давала интервью, разъясняя те или иные странности поведения Толстого или его высказываний и не забывая при этом (в этом была ее слабость) обозначить и свою роль при великом человеке.

Поэтому отношение газетчиков к С.А. было, скорее, теплым. Общий тон задало «Русское слово» фельетоном Власа Дорошевича «Софья Андреевна», помещенным в номере от 31 октября. «Старый лев ушел умирать в одиночестве, – писал Дорошевич. – Орел улетел от нас так высоко, что где нам следить за полетом его?!»

(Следили, да еще как следили!)

С.А. он сравнивал с Ясодарой, молодой женой Будды. Это был несомненный комплимент, потому что Ясодара была ни в чем не повинной в уходе своего мужа. Между тем злые языки сравнивали жену Толстого не с Ясодарой, а с Ксантиппой, супругой греческого философа Сократа, которая будто бы изводила мужа сварливостью и непониманием его мировоззрения.

Дорошевич справедливо указывал на то, что без жены Толстой не прожил бы такой долгой жизни и не написал бы своих поздних произведений. (Хотя при чем тут Ясодара?)

Вывод фельетона был такой. Толстой – это «сверхчеловек», и его поступок нельзя судить по обычным нормам. С.А. – простая земная женщина, которая делала всё, что могла, для своего мужа, пока он был просто человеком. Но в «сверхчеловеческой» области он для нее недоступен, и в этом ее трагедия.

«Софья Андреевна одна. У нее нет ее ребенка, ее старца-ребенка, ее титана-ребенка, о котором надо думать, каждую минуту заботиться: тепло ли ему, сыт ли он, здоров ли он? Некому больше отдавать по капельке всю свою жизнь».

Видео (кликните для воспроизведения).

http://www.litmir.me/br/?b=128809&p=25

Толстой внебрачные дети
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here