Ювенальная юстиция в литве

На странице подготовлен материал на тему: "Ювенальная юстиция в литве" с подробным описанием от профессионалов для людей. Если возникнут дополнительные вопросы, обращайтесь к дежурному консультанту.

Ювенальная юстиция по-литовски: в детдом за строгий взгляд родителя

Депутаты парламента Литвы готовятся принять поправки в закон о правах ребенка, которые позволят социальным службам забирать детей из семей за один строгий родительский взгляд или окрик. Все ли в Литве согласны с такой строгостью по отношению к родителям, узнал корреспондент «Голос России»

«Мой дом – моя крепость» — этот постулат в Литве уже не актуален. Государство все чаще начинает вторгаться в дела семейные. В республике уже полтора года действует закон «о защите от насилия в ближайшем окружении». Под него уже попали тысячи, так называемых «семейных тиранов» и даже один из депутатов парламента. Консерватора Эгидиюса Варейкиса, который посмел поднять руку на жену, лишили депутатской неприкосновенности. Мало того, его привлекут к уголовной ответственности вплоть до лишения свободы сроком на один год. Теперь Сейм Литвы готовится принять новую редакцию закона о защите прав детей. В проекте планируется расширить понятие насилия — сексуального, физического, психологического или эмоционального. Наказание, согласно документу, предусмотрено за недостаточный присмотр за ребенком. Родителям теперь придется строго контролировать свои эмоции. Говорит член родительского форума Литвы Андрюс Атас:

«Согласно этим предложениям даже неоднозначный взгляд можно трактовать как насилие против ребенка. Если мы хотим стать лучше для своих детей, то надо чтобы и государство позаботилось и о том, чтобы родителям было куда обратиться в случае проблем с поведением ребенка. Сейчас, когда законом пытаются объяснить родителям то, чего делать нельзя, государство по отношению к гражданам само ведет себя, как плохой родитель, который не может воспитывать и применять адекватное наказание».

Многие литовские родители с ужасом ждут принятие закона. По их словам, социальные службы почти никак не ограничены в своем праве изымать ребенка из семьи. Такое вмешательство государства в личную жизнь – недопустимо, — считает председатель союза национальной молодежи Юлюс Панка:

«Воспитание – это сложный процесс. Он состоит из мотивации и запретов. Поправки вводят непосредственное вмешательство государства в жизнь семьи. Иногда трудно избежать конфликтных ситуаций. Например, подростка родители за проступок закрывают в комнате и говорят, что ты не пойдешь на танцы, и не будешь играть в компьютер. И если еще его физически не выпустили из дома, то это уже физическое воздействие и ребенок может вызвать полицию и закончиться это судами».

Бывший министр юстиции Литвы, депутат парламента Ремигиюс Шимашюс тоже считает, что предлагаемые поправки, хоть и преследуют благие цели по защите детей, но довольно опасны в целом для семьи – как ячейки общества, в которой формируется свой индивидуальный климат.

«Ребенок обычно более всего счастлив в семье, даже когда в ней происходят трагедии, недоразумения и возникает несогласие. Поэтому главное постараться, чтобы семья обрела гармонию, чтобы ребенку в ней было хорошо, а не отбирать его чаще всего в более худшее место – детский дом. Поэтому мы предлагаем четкий алгоритм, с четкой ответственностью, чтобы было больше работы с семьей».

Поправки к закону о защите прав детей представила бывший контролер по защите прав детей, а ныне депутат парламента Риманте Шалашявичюте. Критические замечания коллег автор поправок, ужесточающих наказание родителей, она считает надуманными.

«Ни в одном государстве за злой взгляд или из-за того, что в холодильнике нет апельсинов, как пытаются утверждать оппоненты, детей не забирают. Для этого должно быть основание, предусмотренное законом. Мои поправки как раз ужесточают порядок изъятия ребенка из семьи. То есть если выяснится, что родители применяют насилие или иначе создают угрозу ребенку, злоупотребляют родительской властью и из-за этого возникает реальная опасность для жизни или здоровья ребенка. В этом случае будет позволено службе по правам ребенка или полиции забрать ребенка из семьи немедленно».

Представители литовской полиции уже заявили, что они не собираются заниматься изъятием детей из семей, кроме случаев предусмотренных Законом о деятельности полиции. По их данным, за прошлый год контролеры по правам ребенка изъяли из литовских семей почти две тысячи детей, в то время как полиция – лишь 195. Сейчас форму дальнейшей опеки над детьми устанавливает администратор самоуправления по предложению службы по правам ребенка. Это может быть детский дом или приемная семья. В новых поправках к закону – дальнейшая судьба ребенка будет определяться лишь по решению суда.

http://3rm.info/publications/36514-yuvenalnaya-yusticiya-po-litovski-v-detdom-za-strogiy-vzglyad-roditelya.html

Новое в блогах

Польские власти выступили против шведской ювенальной юстиции

Польские власти выступили против шведской ювенальной юстиции

Польский суд оставил с отцом его детей, которых отобрали ювенальщики в Швеции, а тот самовольно увёз их из приёмной семьи в Варшаву…

Варшавский районный суд выступил против шведской ювенальной юстиции и позволил вывезенным из Швеции и задержанным в Польше российским детям остаться с отцом — россиянином Денисом Лисовым. Такое решение приняла в среду судья Жанета Селига-Качмарек после продолжавшегося более пяти часов заседания, сообщает ТАСС.

По её словам, суд постановил «передать детей под опеку отца Дениса Лисова». При этом, по решению суда, они не могут покидать Варшаву до момента принятия решения о предоставлении им в Польше статуса беженцев. «Раз в месяц семью должен контролировать судебный куратор», — добавила судья.

«Отец не представляет угрозы для своих детей. Девочки к нему привязаны», — указала Жанета Селига-Качмарек.

Ранее Лисов попросил предоставить ему и детям в Польше статус беженцев, чтобы защититься от органов шведской ювенальной юстиции. Он заверил судью, что на время рассмотрения этого запроса он найдёт работу в Варшаве, отправит детей в школу и детский сад, начнёт нормальную жизнь. Квартира для проживания семьи в польской столице уже найдена. Поступают и предложения о работе.

«Дочери хотят остаться со мной. Я их родной отец. Они не хотят возвращаться», — заверил Лисов. «Я готов остаться с детьми в Польше, потому что это страна, которая ценит семейные ценности. Я уверен, что в Польше нас не разлучат», — добавил он и подчеркнул, что больше всего боится необходимости возвращаться в Швецию. «Там я детей больше никогда не увижу», — указал он.

Читайте так же:  Алименты на 2 детей безработному отцу

Ранее россиянин Денис Лисов и три его дочери 12, 6 и 4 лет были задержаны польскими пограничниками в международном аэропорту Варшавы. В Польшу они попали на пароме из Швеции, где ранее проживали. В 2017 году шведские органы ювенальной юстиции забрали детей у отца, когда их мать с тяжёлым психическим заболеванием попала в больницу. Девочки были размещены в приёмной семье ливанского происхождения.

Несколько дней назад не лишённый родительских прав Лисов забрал дочерей из приёмной семьи. Шведские власти объявили детей в розыск. В Варшаве на защиту семьи Лисовых встали российские дипломаты и адвокаты, указавшие польским правоохранительным органам на положения Конвенции о правах ребёнка, согласно которым детей нельзя разлучать с родителями.

Польские мигранты сами регулярно сталкиваются с тем, что за границей у них нередко пытаются отнять детей местные ювенальщики, и поэтому польским властям эта проблема хорошо известна. Не так давно между Польшей и Норвегией даже вспыхнул дипломатический скандал, связанный с попыткой польского консула Славомира Ковальского выступить против норвежских органов опеки, которые без весомых оснований изъяли у многодетной польской семьи детей и поместили их в приёмные семьи.

Ковальский вмешался в ситуацию, произошедшую в городе Хамар в 120 километрах от Осло. Консул не соглашался с решением сотрудников органов опеки, экстренно отобравших у поляков детей и поместивших их у анонимных опекунов. В результате Польша и Норвегия взаимно выслали дипломатов.

http://maxpark.com/community/8211/content/6705296

Новое в блогах

Ювенальная юстиция по-литовски: в детдом за строгий взгляд родителя

Депутаты парламента Литвы готовятся принять поправки в закон о правах ребенка, которые позволят социальным службам забирать детей из семей за один строгий родительский взгляд или окрик. Все ли в Литве согласны с такой строгостью по отношению к родителям, узнал корреспондент «Голос России»

«Мой дом – моя крепость» — этот постулат в Литве уже не актуален. Государство все чаще начинает вторгаться в дела семейные. В республике уже полтора года действует закон «о защите от насилия в ближайшем окружении». Под него уже попали тысячи, так называемых «семейных тиранов» и даже один из депутатов парламента. Консерватора Эгидиюса Варейкиса, который посмел поднять руку на жену, лишили депутатской неприкосновенности. Мало того, его привлекут к уголовной ответственности вплоть до лишения свободы сроком на один год. Теперь Сейм Литвы готовится принять новую редакцию закона о защите прав детей. В проекте планируется расширить понятие насилия — сексуального, физического, психологического или эмоционального. Наказание, согласно документу, предусмотрено за недостаточный присмотр за ребенком. Родителям теперь придется строго контролировать свои эмоции. Говорит член родительского форума Литвы Андрюс Атас:

«Согласно этим предложениям даже неоднозначный взгляд можно трактовать как насилие против ребенка. Если мы хотим стать лучше для своих детей, то надо чтобы и государство позаботилось и о том, чтобы родителям было куда обратиться в случае проблем с поведением ребенка. Сейчас, когда законом пытаются объяснить родителям то, чего делать нельзя, государство по отношению к гражданам само ведет себя, как плохой родитель, который не может воспитывать и применять адекватное наказание».

Многие литовские родители с ужасом ждут принятие закона. По их словам, социальные службы почти никак не ограничены в своем праве изымать ребенка из семьи. Такое вмешательство государства в личную жизнь – недопустимо, — считает председатель союза национальной молодежи Юлюс Панка:

«Воспитание – это сложный процесс. Он состоит из мотивации и запретов. Поправки вводят непосредственное вмешательство государства в жизнь семьи. Иногда трудно избежать конфликтных ситуаций. Например, подростка родители за проступок закрывают в комнате и говорят, что ты не пойдешь на танцы, и не будешь играть в компьютер. И если еще его физически не выпустили из дома, то это уже физическое воздействие и ребенок может вызвать полицию и закончиться это судами».

Бывший министр юстиции Литвы, депутат парламента Ремигиюс Шимашюс тоже считает, что предлагаемые поправки, хоть и преследуют благие цели по защите детей, но довольно опасны в целом для семьи – как ячейки общества, в которой формируется свой индивидуальный климат.

«Ребенок обычно более всего счастлив в семье, даже когда в ней происходят трагедии, недоразумения и возникает несогласие. Поэтому главное постараться, чтобы семья обрела гармонию, чтобы ребенку в ней было хорошо, а не отбирать его чаще всего в более худшее место – детский дом. Поэтому мы предлагаем четкий алгоритм, с четкой ответственностью, чтобы было больше работы с семьей».

Поправки к закону о защите прав детей представила бывший контролер по защите прав детей, а ныне депутат парламента Риманте Шалашявичюте. Критические замечания коллег автор поправок, ужесточающих наказание родителей, она считает надуманными.

«Ни в одном государстве за злой взгляд или из-за того, что в холодильнике нет апельсинов, как пытаются утверждать оппоненты, детей не забирают. Для этого должно быть основание, предусмотренное законом. Мои поправки как раз ужесточают порядок изъятия ребенка из семьи. То есть если выяснится, что родители применяют насилие или иначе создают угрозу ребенку, злоупотребляют родительской властью и из-за этого возникает реальная опасность для жизни или здоровья ребенка. В этом случае будет позволено службе по правам ребенка или полиции забрать ребенка из семьи немедленно».

Представители литовской полиции уже заявили, что они не собираются заниматься изъятием детей из семей, кроме случаев предусмотренных Законом о деятельности полиции. По их данным, за прошлый год контролеры по правам ребенка изъяли из литовских семей почти две тысячи детей, в то время как полиция – лишь 195. Сейчас форму дальнейшей опеки над детьми устанавливает администратор самоуправления по предложению службы по правам ребенка. Это может быть детский дом или приемная семья. В новых поправках к закону – дальнейшая судьба ребенка будет определяться лишь по решению суда.

Голос России

http://maxpark.com/community/4797/content/2056805

В Литве ювенальной юстиции нет, заявила активистка

Организатор митинга в Клайпеде против ювенальной юстиции Олеся Щербина считает, что в республике есть непродуманные никем законы, которые нарушаются теми же структурами

ВИЛЬНЮС, 19 ноя – Sputnik. В Литве ювенальной юстиции нет, так как в балтийской республике в этой системе совершенно непродуманные и недоработанные законы, заявила в интервью Sputnik Литва организатор митинга в Клайпеде против ювенальной юстиции Олеся Щербина.

Читайте так же:  Центры помощи женщинам пережившим домашнее насилие


Организатор митинга в Клайпеде против ювенальной юстиции Олеся Щербина

В Клайпеде накануне прошел митинг против ювенальной юстиции. По словам Щербиной, собравшиеся требовали внести изменения в принятый еще летом закон.

«Мы требуем ответственность за анонимные лживые донесения, помощь родителям на всех этапах следствия. Если есть какие-то проблемы, то нужна и моральная, и материальная, и психологическая помощь. Обязательное присутствие психолога при всех вызовах комиссии по делам детей. В законодательстве закрепить, чтобы изъятие детей было крайней мерой, если не помогают другие варианты. Если изымается ребенок, то дать возможность отдать его ближайшим родственникам, а не каким-то чужим дядям, тетям. Естественно, установить жесткий контроль за опекунами», — рассказала активистка.

Щербина подчеркнула, что невозможно нормально и адекватно реагировать на те изменения, которые предусмотрены в законе.

«Все знают, что есть асоциальные семьи, в которых действительно бывают проблемы: и пьющие родители, и наркоманы, и избиения детей. В принципе в таких семьях детей надо спасать, но изменения привели к тому, что сейчас любой анонимный звонок, любая видеосъемка может привести к изъятию детей в самых нормальных семьях. Иными словами, родитель не может шлепнуть ребенка за непослушание, если ребенок в магазине начинает капризничать. Если ему не покупают игрушку, это тоже может послужить следствием, что ребенка отберут», — заявила собеседница.

Активистка также добавила, что при этом неизвестно, как в приемных семьях обращаются с детьми, которые также могут терпеть насилие.

«Ребенка в первый же день отдают в приемную семью, которая тут же получает 650 евро и на ребенка выделяется 350 евро. Это получается тысяча евро в месяц на такую приемную семью, в которой неизвестно как обращаются с детьми. Те же приемные родители могут также издеваться над детьми. Нормальные родители, которые воспитывают своих детей, на ребенка получают 30 евро в месяц, по-моему, это просто торговля детьми», — рассказала Щербина.

Споры вокруг ювенальной юстиции

По данным Службы по правам детей, с 1 июля этого года из семей забрали 906 детей, 79 из них вернули родителям.

Ранее депутаты из фракции «Союза крестьян и зеленых Литвы» (СКЗЛ) Миндаугас Пуйдокас и Наглис Путейкис заявили, что хотят в срочном порядке представить на рассмотрение поправки к закону, чтобы отнять детей у родителей был сложнее.

Инициатива связана со скандалом, разразившимся в Каунасе, когда из семьи забрали двоих детей после того, как мать отшлепала двухлетнего сына на улице. Позднее детей вернули в семью, однако матери вновь предъявлены обвинения в насилии.

Кроме того, недовольные ювенальной юстицией жители Литвы выходят на митинги. Они требуют инициировать рассмотрение реформы защиты прав ребенка, а также описание причин, по которым детей следует забирать из семьи.

http://sputnik.lt/straipsnis/9062/

Ювенальная юстиция по-литовски: в детдом за строгий взгляд родителя

Депутаты парламента Литвы готовятся принять поправки в закон о правах ребенка, которые позволят социальным службам забирать детей из семей за один строгий родительский взгляд или окрик. Все ли в Литве согласны с такой строгостью по отношению к родителям, узнал корреспондент «Голос России»

«Мой дом – моя крепость» — этот постулат в Литве уже не актуален. Государство все чаще начинает вторгаться в дела семейные. В республике уже полтора года действует закон «о защите от насилия в ближайшем окружении». Под него уже попали тысячи, так называемых «семейных тиранов» и даже один из депутатов парламента. Консерватора Эгидиюса Варейкиса, который посмел поднять руку на жену, лишили депутатской неприкосновенности. Мало того, его привлекут к уголовной ответственности вплоть до лишения свободы сроком на один год. Теперь Сейм Литвы готовится принять новую редакцию закона о защите прав детей. В проекте планируется расширить понятие насилия — сексуального, физического, психологического или эмоционального. Наказание, согласно документу, предусмотрено за недостаточный присмотр за ребенком. Родителям теперь придется строго контролировать свои эмоции. Говорит член родительского форума Литвы Андрюс Атас:

«Согласно этим предложениям даже неоднозначный взгляд можно трактовать как насилие против ребенка. Если мы хотим стать лучше для своих детей, то надо чтобы и государство позаботилось и о том, чтобы родителям было куда обратиться в случае проблем с поведением ребенка. Сейчас, когда законом пытаются объяснить родителям то, чего делать нельзя, государство по отношению к гражданам само ведет себя, как плохой родитель, который не может воспитывать и применять адекватное наказание».

Многие литовские родители с ужасом ждут принятие закона. По их словам, социальные службы почти никак не ограничены в своем праве изымать ребенка из семьи. Такое вмешательство государства в личную жизнь – недопустимо, — считает председатель союза национальной молодежи Юлюс Панка:

«Воспитание – это сложный процесс. Он состоит из мотивации и запретов. Поправки вводят непосредственное вмешательство государства в жизнь семьи. Иногда трудно избежать конфликтных ситуаций. Например, подростка родители за проступок закрывают в комнате и говорят, что ты не пойдешь на танцы, и не будешь играть в компьютер. И если еще его физически не выпустили из дома, то это уже физическое воздействие и ребенок может вызвать полицию и закончиться это судами».

Бывший министр юстиции Литвы, депутат парламента Ремигиюс Шимашюс тоже считает, что предлагаемые поправки, хоть и преследуют благие цели по защите детей, но довольно опасны в целом для семьи – как ячейки общества, в которой формируется свой индивидуальный климат.

«Ребенок обычно более всего счастлив в семье, даже когда в ней происходят трагедии, недоразумения и возникает несогласие. Поэтому главное постараться, чтобы семья обрела гармонию, чтобы ребенку в ней было хорошо, а не отбирать его чаще всего в более худшее место – детский дом. Поэтому мы предлагаем четкий алгоритм, с четкой ответственностью, чтобы было больше работы с семьей».

Поправки к закону о защите прав детей представила бывший контролер по защите прав детей, а ныне депутат парламента Риманте Шалашявичюте. Критические замечания коллег автор поправок, ужесточающих наказание родителей, она считает надуманными.

«Ни в одном государстве за злой взгляд или из-за того, что в холодильнике нет апельсинов, как пытаются утверждать оппоненты, детей не забирают. Для этого должно быть основание, предусмотренное законом. Мои поправки как раз ужесточают порядок изъятия ребенка из семьи. То есть если выяснится, что родители применяют насилие или иначе создают угрозу ребенку, злоупотребляют родительской властью и из-за этого возникает реальная опасность для жизни или здоровья ребенка. В этом случае будет позволено службе по правам ребенка или полиции забрать ребенка из семьи немедленно».

Читайте так же:  Мировое соглашение раздел имущества после развода

Представители литовской полиции уже заявили, что они не собираются заниматься изъятием детей из семей, кроме случаев предусмотренных Законом о деятельности полиции. По их данным, за прошлый год контролеры по правам ребенка изъяли из литовских семей почти две тысячи детей, в то время как полиция – лишь 195. Сейчас форму дальнейшей опеки над детьми устанавливает администратор самоуправления по предложению службы по правам ребенка. Это может быть детский дом или приемная семья. В новых поправках к закону – дальнейшая судьба ребенка будет определяться лишь по решению суда.

Голос России

http://newsland.com/community/4797/content/iuvenalnaia-iustitsiia-po-litovski-v-detdom-za-strogii-vzgliad-roditelia/2056805

Ювенальный беспредел: неонацисты на госслужбе преследуют литовские семьи

В Литве за последние десять лет произошло много скандалов, связанных с ущемлением прав детей и разрушениями семей. Все это скрывается за красивым названием – ювенальная юстиция.

По нормам ювенальной юстиции многие привычные методы воспитания детей становятся якобы незаконными. Отцу и матери нельзя ставить детей в угол, даже хоть бы на несколько минут, нельзя ударить ремнем, повышать голос, поскольку по принципам ювенальной юстиции это может быть приравнено к эмоциональному насилию.

Однако в некоторых случаях власти покрывали даже педофилию, как это случилось в пригороде Каунаса Гарляве. Там семья Кедисов и судья Неринга Венцкене защищали близкую родственницу Дейманте от гнета педофилов и с ними связанных коррумпированных политиков.Жива ли еще девочка? История загадочного дела Драсюса Кедиса

Отец девушки был убит при загадочных обстоятельствах, тогда Венцкене и Кедисы взяли опекунство над ней. Но затем начались драматичные события: Дейманте хотели забрать, множество людей организовывали дежурства для охраны и защиты девушки от возможного похищения. Наконец, была спланирована спецоперация, в которой участвовали 300 полицейских, и рано утром 17 мая 2012 года прошел штурм дома Кедисов. В результате были ранены и арестованы много людей. Дейманге силой увезли из Гарлявы. До сих пор неизвестно, где она находится.

Хорошо знаю эту историю, так же как и другие резонансные случаи преследования семей.

Марш ювенальной юстиции в Литве только набирает обороты. Много семей столкнулись с большими проблемами: изъяты и отправлены в детдома множество детей. Когда творится такой беспредел, то можно понять позицию президента Белоруссии Александра Лукашенко, который заблокировал принятие похожего закона в своей стране, поскольку ювенальная юстиция опасна для общества. Современная Литва все больше напоминает Норвегию, где знаменитая служба по охране прав детей «Барневарн» творит варварские дела, утверждая, что якобы в некоторых семьях есть факты физического и эмоционального насилия. Служба забирает детей и даже не позволяет им видеться с отцом и матерью. Если позволяют, то только на полчаса под присмотром чиновников.Соседи «капают» – детей забирают: литовская реформа по защите прав ребенка в тупике?

Видео (кликните для воспроизведения).

Рассматривая данную проблему глубже, выяснилось, что нет нормальной системы отбора работников служб по правам детей.

Например, в конце октября стало известно, что инспектор отдела по защите детских прав города Каунаса Теодор Исмаилов – откровенный неонацист. Кроме того, он дважды судимый аферист. Кроме того, он не брезгует жестоким обращением с детьми (недавно он лично применил насилие в отношении одной семьи в Каунасе).

Министр социального обеспечения Литвы Линас Кукурайтис вынужден был признать, что в столь важную инстанцию был принят человек с сомнительной биографией:

«Нам трудно выяснить, что за люди приходят в государственную службу».

Это уже ясно, что «трудно», вот и в детдоме Бейжионей долго работал Лауринас Балтрунас, лидер клуба байкеров «Ворай». Этот клуб прославился как откровенно неонацистская структура. Кроме того, на лидеров клуба заводили уголовные дела за участия в убийствах и грабежах. Балтрунаса уволили с этой работы только тогда, когда он сам попал в тюрьму как заказчик убийства.

Семьи проходят через круг унижения и произвола

В этой статье я опираюсь в том числе и на конкретные примеры нескольких преследуемых семей. Это семья Неринги Мицкевичене, Эгли Кручинскене, Айды Меркуловой (у нее отняли детей и даже не дают видеться с ними, хотя женщина не лишена материнских прав) и семья Марины М., которая пожелала не разглашать фамилию.Страхи влиятельного русофоба: как глава ДГБ Литвы стал самым популярным чиновником

В середине октября ко мне обратилась давняя знакомая жительница городка Вевиса Неринга Мицкявичене:

«Мой сын Довидас Матакас уже девять месяцев живет с отцом Роландасом, условия его проживания тяжелые, видно, что и присмотр за ним плохой. Но действия службы по правам детей откровенно циничные. Хотя мой сын ходит в оборванной одеждой, грязный, и, когда приходит домой, часто не может войти в свою квартиру, но работники службы говорят, что «все хорошо, все нормально». Отец Довидаса Роландас Матакас не раз говорил: «Я подкупил работников этой службы, так что можешь не жаловаться, не поможет». Странная ситуация, я нормальная мама, всегда хорошо присматривала за детьми, но вижу, что чиновники яростно поддерживают отца, и тогда возникает вопрос – что за связь между ними?».Поездка в Аникщяй: литовские антифашисты требуют снести памятники нацистам

История преследования семьи Неринги очень длинная. Прекрасно помню ее с самого начала, поскольку ко мне, как правозащитнику и журналисту, обратились родственники Мицкявичене, которые сообщили, что она арестована, а детей забрали в детдом. Все это случилось 26 августа 2016 года.

Вот как эти события вспоминает Неринга:

«26 августа около 12 часов меня задержали полицейские. На свободу меня выпустили 27 августа. Все это время проводились допросы, затем мне предъявили обвинения. По их версии, я якобы применила насилие к своему сыну Лукасу Тичкусу.

© фото из личного архива Гедрюса Грабаускаса Акция «Защитим права семьей от преследования чиновников» в Электренай, 6 сентября 2016

По факту же было так, что оба моих сына играли и подрались, я пошла их утихомирить, и, поскольку старший сын не хотел слушаться, я один раз его ударила проводом зарядки для телефона. Я сама понимаю – поступила плохо, лучше обходиться без этого. Но за что отнимать детей? Вот и эксперт признал, что нет признаков телесных повреждений.

Хочу подчеркнуть, что совершены грубые нарушения: в полиции городка Электреная мне не дали связаться с адвокатом. Отняли телефон, сказав, что «не надо тут никаких адвокатов». Все допросы происходили без юридической помощи, которая мне гарантируется законом. Затем я часто приезжала в детдом Бейжионей, куда были помещены мои дети. Но не всегда имела возможность с ними общаться, иногда мне говорили: «Сегодня вы детей не увидите». Так и жили, хорошо, что помогали знакомые люди, журналисты, правозащитники».

Читайте так же:  Выплаты на третьего ребенка по регионам

Преследование Неринги вызвало общественный резонанс, появились статьи и видеорепортажи. А 6 сентября 2016 года в Электренае прошла акция «Защитим детей от насилия чиновников». После акции журналисты и правозащитники долго общались с мэром городка Кестутисом Вайтукайтисом. Он обещал разобраться и решить проблемы семьи, но потом оказалось, что это были пустые слова.

© фото из личного архива Гедрюса Грабаускаса Встреча с мэром Электренай Кястутисом Вайтукайтисом после акции «Защитим права семьей от преследования чиновников», 6 сентября 2016

В истории, связанной с семьей Мицкевичене, есть ряд серьезных нарушений.

Во-первых, в августе 2016 года когда проводились допросы и обвинительный процесс, Неринге не дали вызвать адвоката.

Во-вторых, когда детей взяли из дома, то их сразу увезли в детдом, хотя могли отдать их бабушке, которая живет недалеко и была согласна взять ребят к себе.

В-третьих, работники полиции и службы по правам детей Электреная не предоставили никакой информации близким Неринги, когда она была за решеткой.

В мае 2018 года Неринге вернули сына Лукаса. Это все-таки прогресс, достигнутый в долгой борьбе.

Однако другой сын Довидас еще в конце февраля 2018 года был передан отцу Роландасу и живет сейчас в трудных условиях. Довидас часто остается без присмотра и шатается по улицам.

© фото из личного архива Гедрюса Грабаускаса Семья Неринги Мицкевичене, Июнь 2018 года

Еще одно важное обстоятельство: бабушка Довидаса не раз применяла против него насилие. В начале августа 2018 года она была осуждена за избиение внука. Суд назначил ей принудительное лечение в психиатрической больнице. Увы, решение суда до сих пор не исполняется, и женщина живет по-прежнему, часто угрожая Довидасу. Нет никакой гарантии, что она опять не начнет его бить.

Драма семьи в Каунасе

Недавно в СМИ Литвы обратилась жительница Каунаса Эгле Кручинскене. Она заявила, что в конце сентября ее детей забрали у нее прямо на улице. Оказалось, что и тогда не обошлось без странных стукачей и варварских действий работников официальных инстанций.

29 сентября, в субботу, она с детьми (сыном и дочерью) гуляла в парке. Заметила, что какой-то мужчина ведет себя подозрительно, ходит недалеко и все время смотрит на них. В это время сын (ему 2 года и 6 месяцев) побежал к проезжей дороге. Мать подбежала к нему и остановила, сын пытался вырваться и убежать, тогда Эгле шлепнула ему рукой по задней части тела. Подозрительный мужчина подбежал и начал кричать на женщину. Она же с детьми пошла дальше по тропинке парка. Мужчина еще раз подошел и начал угрожать, и тогда женщина позвонила мужу и попросила его приехать. Она видела, что и тот мужчина тоже кому-то звонит.Травля, расстрел, избиение: как в Литве могут обращаться с животными

Вскоре они вышли из парка, но к ним подъехал экипаж полиции, приехал и муж Эгле. Полицейские общались мирно, но скоро подоспели два человека из службы по правам детей, они вели себя агрессивно. Лысый мужчина (это был неонацист Исмаилов) начал кричать и пытался силой вырвать мальчика из рук отца. Подъехал и другой экипаж полиции с собакой, на Эгле одели наручники, повезли в комиссариат полиции, а затем отправили в следственный изолятор. Держали в жестких условиях, давали только воду. Выпустили только через две сутки – 1 октября.

29 сентября в больнице была проведена экспертиза мальчика, никаких телесных повреждений не выявлено, но, несмотря на это, служба по охране детских прав опиралась не на факты, что нет повреждений, а на донос стукача (его имя и фамилия остаются в тайне).»Как вы сказали? Литва?». Почему в Норвегии почти ничего не знают о республике

С 2 октября дети Кручинскасов находились у подруги Эгле, но 12 октября детей отправили в центр «Пастоге». Отец и мать приезжали к ним. Только после того, как поднялся шум в СМИ, начались перемены, было принято решение вернуть детей.

Действия чиновников часто противоречат законам

С подобными проблемами столкнулась и семья Марины М. из Клайпеды. Они с мужем недавно усыновили двух детей – девочку и мальчика. Ребята ходят в школу, однако некоторые педагоги обращаются с ними грубо, не хотят вести нормальный диалог ни с Мариной, ни с детьми. И представители инстанций, которые бы могли посодействовать в этой ситуации, не спешат на помощь. Все как в королевстве кривых зеркал.

Такие ситуации, в которых оказались семьи Неринги Мицкевичене, Эгле Кручинскене и многие другие, противоречат многим законам. В том числе литовской Конституции: Литовского блогера осудили за «неправильные» слова о событиях 13 января

в 22 статье Конституции говорится об этом (Личная жизнь человека охраняется законом. Закон и суд дает гарантии, чтобы никто не вмешивался в личную и семейную жизнь, унижал честь и достоинство);

в 29 статье (Нельзя нарушать права человека по таким принципам, как этническая принадлежность человека, пол, язык, социальное положение, взгляды и убеждения);

в 33 статье (Гарантируется возможность выразить критику инстанций власти или отдельных представителей власти. Преследование за критику властей запрещено).

В службе по правам детей работает неонацисты и аферисты

То, что в службе по правам детей работают такие люди, как Теодор Исмаилов, вообще переходит все границы. Исмаилов открытый неонацист, ходит с нацисткой символикой, даже свой дом украсил такими символами. Кроме того, он занимался распространением листовок «Пробуди Гитлера в себе».

Исмаилова два раза судили за участие в крупных аферах, в том числе суд Каунаса в 2013 году признал его виновным в присвоении свыше 1 млн литов (около 300 тысяч евро). Конечно, удивляет мягкое решения суда – его обязали выплатить штраф в размере семи тыс. литов (около двух тысяч евро) и приговорили к двум годам условной судимости. Антифашисты Литвы требуют демонтировать памятник пособнику нацистов Крикштапонису

Такие случаи встречаются в Литве все чаще. Например, в городе Мажейкяе. Здесь в службе по правам детей тоже работает неонацист. Кроме того, он имел судимость за аферу и за грабеж с применением оружия.

Читайте так же:  Свидетельство о рождении после смены фамилии

Пока такая, мягко говоря, странная ситуация происходит в рядах «защитников прав детей», то, естественно, права детей будут часто нарушаться самими «защитниками» и коррумпированными чиновниками.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Подписывайтесь на Baltnews в Яндекс.Дзен и присоединяйтесь к нам в Facebook

http://baltnews.lt/authors/20181106/1018531542/Lithuania-deti-saschita-bespredel-grabauskas.html

В Сейме Литвы предложили смягчить закон о ювенальной юстиции

В Сейме зарегистрированы поправки, не позволяющие изымать ребенка из семьи без объективных причин

ВИЛЬНЮС, 24 ноя – Sputnik. В Сейме Литвы зарегистрированы поправки к закону, не позволяющие службам опеки изымать ребенка из семьи без реальной угрозы его жизни и здоровью, сообщает пресс-служба Сейма.

Авторы законопроекта подчеркивают, что изъятие детей из семьи является крайней мерой защиты прав ребенка, и настаивают на том, что вмешательство в личную жизнь семьи возможно только в случаях необходимости, когда существует реальная угроза жизни и здоровью ребенка.

Поправки к закону

В настоящее время Закон о защите прав ребенка предусматривает, что физическим насилием считается «преднамеренное физическое действие в отношении ребенка, а также физическое наказание, если ребенку была причинена боль или стояла угроза жизни, здоровью или нормальному развитию». Предлагается исправить это определение, чтобы физическим насилием считалось «причинение значительной боли или подвержение жизни ребенка реальной и непосредственной опасности».

Авторы проекта также предлагают исправить определение психологического насилия в дополнение к нынешним положениям, уточнив, что это является «преднамеренным систематическим нарушением прав ребенка на свободу личности, унижением ребенка, запугиванием, нарушением его нормального развития».

Законопроект о защите прав ребенка также предусматривает отделение процедуры рассмотрения нарушения прав ребенка от процедуры рассмотрения уголовного преступления, совершенного в отношении ребенка. Считается, что это позволит ограничить вмешательство во внутреннюю жизнь семьи и избежать непропорционального применения уголовных санкций. Отдельное рассмотрение нарушения прав ребенка также подразумевает оказание ребенку и семье помощи соответствующих специалистов.

Кроме того, законопроектом подчеркивается, что ребенка можно принудительно отобрать у родителей только в том случае, если это является пропорциональной мерой, необходимой для предотвращения прямой опасности его жизни и здоровью, и этот риск не может быть устранен другими способами.

Законопроект подписали 58 членов Сейма из разных партий.

В 2017 году Сейм Литвы законодательно закрепил запрет на физическое наказание детей. С 1 июля этого года из семей забрали 906 детей, 79 из них вернули родителям.

Скандал вокруг семьи из Каунаса

Инцидент произошел в конце сентября. Во время прогулки в Панемуне женщина отшлепала маленького сына за то, что он несколько раз пытался выбежать на велосипедную дорожку. Один из прохожих сообщил о произошедшем в полицию.

После этого органы опеки забрали у семьи не только мальчика, но и трехлетнюю дочь. Позднее детей вернули отцу. Мать детей обвиняют в применении силы к несовершеннолетнему и нарушении общественного порядка, ей может грозить до двух лет тюремного заключения.

В защиту семьи из Каунаса была подготовлена петиция и организована акция «О насилии государства над семьей».

http://lt.sputniknews.ru/society/20181124/7611423/lithuania-deputaty-predlagayut-smyagchit-zakon-o-yuvenalnoy-yustitsi.html

В Литве ювенальной юстиции нет, заявила активистка

Организатор митинга в Клайпеде против ювенальной юстиции Олеся Щербина считает, что в республике есть непродуманные никем законы, которые нарушаются теми же структурами

ВИЛЬНЮС, 19 ноя – Sputnik. В Литве ювенальной юстиции нет, так как в балтийской республике в этой системе совершенно непродуманные и недоработанные законы, заявила в интервью Sputnik Литва организатор митинга в Клайпеде против ювенальной юстиции Олеся Щербина.

В Клайпеде накануне прошел митинг против ювенальной юстиции. По словам Щербиной, собравшиеся требовали внести изменения в принятый еще летом закон.

«Мы требуем ответственность за анонимные лживые донесения, помощь родителям на всех этапах следствия. Если есть какие-то проблемы, то нужна и моральная, и материальная, и психологическая помощь. Обязательное присутствие психолога при всех вызовах комиссии по делам детей. В законодательстве закрепить, чтобы изъятие детей было крайней мерой, если не помогают другие варианты. Если изымается ребенок, то дать возможность отдать его ближайшим родственникам, а не каким-то чужим дядям, тетям. Естественно, установить жесткий контроль за опекунами», — рассказала активистка.

Щербина подчеркнула, что невозможно нормально и адекватно реагировать на те изменения, которые предусмотрены в законе.

«Все знают, что есть асоциальные семьи, в которых действительно бывают проблемы: и пьющие родители, и наркоманы, и избиения детей. В принципе в таких семьях детей надо спасать, но изменения привели к тому, что сейчас любой анонимный звонок, любая видеосъемка может привести к изъятию детей в самых нормальных семьях. Иными словами, родитель не может шлепнуть ребенка за непослушание, если ребенок в магазине начинает капризничать. Если ему не покупают игрушку, это тоже может послужить следствием, что ребенка отберут», — заявила собеседница.

Активистка также добавила, что при этом неизвестно, как в приемных семьях обращаются с детьми, которые также могут терпеть насилие.

«Ребенка в первый же день отдают в приемную семью, которая тут же получает 650 евро и на ребенка выделяется 350 евро. Это получается тысяча евро в месяц на такую приемную семью, в которой неизвестно как обращаются с детьми. Те же приемные родители могут также издеваться над детьми. Нормальные родители, которые воспитывают своих детей, на ребенка получают 30 евро в месяц, по-моему, это просто торговля детьми», — рассказала Щербина.

Споры вокруг ювенальной юстиции

По данным Службы по правам детей, с 1 июля этого года из семей забрали 906 детей, 79 из них вернули родителям.

Ранее депутаты из фракции «Союза крестьян и зеленых Литвы» (СКЗЛ) Миндаугас Пуйдокас и Наглис Путейкис заявили, что хотят в срочном порядке представить на рассмотрение поправки к закону, чтобы отнять детей у родителей было сложнее.

Видео (кликните для воспроизведения).

Инициатива связана со скандалом, разразившимся в Каунасе, когда из семьи забрали двоих детей после того, как мать отшлепала двухлетнего сына на улице. Позднее детей вернули в семью, однако матери вновь предъявлены обвинения в насилии.

Кроме того, недовольные ювенальной юстицией жители Литвы выходят на митинги. Они требуют инициировать рассмотрение реформы защиты прав ребенка, а также описание причин, по которым детей следует забирать из семьи.


http://lt.sputniknews.ru/amp/society/20181119/7559035/V-Litve-yuvenalnoy-yustitsii-net-zayavila-aktivistka.html
Ювенальная юстиция в литве
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here