Закон о декриминализации насилия в семье

На странице подготовлен материал на тему: "Закон о декриминализации насилия в семье" с подробным описанием от профессионалов для людей. Если возникнут дополнительные вопросы, обращайтесь к дежурному консультанту.

Декриминализация побоев: как новый закон изменит семейные отношения

Сегодня в российских регионах начала работать горячая линия для женщин, которые пострадали от домашнего насилия. Вместе с тем в Госдуму внесен законопроект о декриминализации побоев в семье.

Авторы инициативы решили устранить юридическую коллизию. Ведь нанесение побоев на улице перестало быть уголовным преступлением летом этого года. Оно перешло в разряд административных. Новый законопроект вызвал много споров.

Психолог Тактьяна Орлова объясняет: девушки и неохотно идут в полицию после побоев. Для большинства из них судимость главы семейства — настоящий крест на будущем детей. При этом возможное уголовное преследование едва ли не единственное, чего боялись агрессивные мужья.

Татьяна Орлова, семейный психотерапевт: «Это очень вредное предложение. Мне кажется, что это приведет к усилению домашнего насилия. И к тому, что мы через некоторое время получим много ситуаций, когда женщин убивают или женщины убивают .

Авторы нашумевшего законопроекта бьют своими доводами. Мол, нельзя одинаково наказывать за тяжелые преступления на улице и тихие семейные разборки. К тому же за повторное избиение реальный уголовный срок все же грозит обидчику.

Ольга Окунева, заместитель председателя Госдумы по вопросам семьи: «Если действия лиц будут совершаться неоднократно, повторно, то, безусловно, в соответствии с законодательством последует уголовная ответственность. И в том случае, если эти действия будут причинять вред здоровью, будет действовать уже другая статья».

Между тем жегодно от побоев мужей гибнет до 15 тысяч женщин. Даже в полиции говорят: едва ли не 40 процентов обращений к ним — о домашнем насилии. До суда, правда, доходят меньше половины. Виня во всем себя, жертвы, как правило, забирают заявления. Прощают и терпят. Даром, что удары после этого только усиливаются. Семейные побои, кажется, давно стали нормой.

В том, как поправки в закон изменят семейные отношения, разбирается корреспондент НТВ Александр Терехин.

Путин подписал закон о декриминализации домашних побоев

Согласно документу, лишь второй и последующие случаи домашнего насилия будут считаться уголовными преступлениями

Москва. 7 февраля. INTERFAX.RU — Президент Владимир Путин подписал федеральный закон о переводе домашних побоев, совершенных впервые, из уголовных преступлений в административные правонарушения. Документ опубликован во вторник на официальном интернет-портале правовой информации.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Согласно документу, второй и последующие случаи домашнего насилия остаются уголовными преступлениями.

Под «побоями» законодательство подразумевает действия, которые повлекли физическую боль, но не привели к кратковременному расстройству здоровья и утрате трудоспособности. Речь идет о ссадинах и синяках. Легкий вред здоровью по-прежнему будет наказываться по уголовной статье.

Закон исключает из числа уголовно наказуемых преступлений побои в отношении близких лиц, но только если эти побои совершены впервые. За побои в отношении членов семьи и других близких лиц будет устанавливаться административная ответственность, при этом за повторные побои ответственность будет наступать по уголовному законодательству. Ранее побои вне семьи, совершенные впервые, квалифицировались как административное правонарушение, а в семье — как уголовное преступление.

После декриминализации побоев в РФ на учет в полиции поставили почти 100 тысяч человек

Москва. 14 мая. INTERFAX.RU — Число россиян, оказавшихся на полицейском учете за дебоши после декриминализации побоев, приближается к 100 тысячам человек.

По данным на 1 января 2019 года на таком учете состоят более 88 тысяч человек, сообщил представитель МВД Юрий Валяев в статье, опубликованной в журнале «Полиция России».

Он утверждает, что декриминализация побоев помогла полиции сконцентрироваться на профилактике подобных преступлений. «Ведь граждане, совершившие данные правонарушения, ставятся на профилактический учет в ОВД, где целенаправленно корректируют их поведение, что является одним из основных инструментов предупреждения тяжких преступлений», — пояснил Валяев.

Он также призвал избирательно подходить к выбору административного наказания для домашних дебоширов, «ведь уплата штрафа обычно ложится на членов семьи «дебошира», что может послужить причиной возникновения новых бытовых конфликтов». В подобных случаях, по его словам, можно было бы применять к виновному арест, исправительные и обязательные работы.

При этом Валяев не стал отрицать, что в отдельных случаях полиция недостаточно серьезно относится к сигналам о фактах домашнего насилия. «Из-за отсутствия системного подхода к изучению материалов проверок порой руководители ОВД необоснованно отказывают в возбуждении уголовного дела. А такие просчеты приводят к тяжким последствиям, которые вызывают широкий общественный резонанс и дискредитируют работу полиции в целом», — отметил Валяев.

Декриминализация домашних побоев в России

По инициативе Верховного суда в середине 2016 года из Уголовного кодекса были исключены побои, нанесенные незнакомому человеку. Наказание за насилие в отношении близких, напротив, ужесточилось. В феврале 2017 года президент России подписал закон о декриминализации побоев в семье. Новые поправки перевели побои в отношении близких родственников из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения в случаях, когда такой проступок совершен впервые.

Поправки вызвали широкий общественный резонанс. Комиссар Совета Европы по правам человека Дуня Миятович призвала Россию изменить закон о декриминализации домашнего насилия. По ее словам, этот закон преуменьшает значимость проблемы домашнего насилия и «дает обществу однозначный сигнал о том, что совершение насилия по отношению к близким может быть оправдано и терпимо».

Госдума одобрила закон о декриминализации семейного насилия

Законопроект, которым предлагается декриминализировать побои в отношении родственников, прошел третье чтение. Совфед рассмотрит эти поправки в УК в начале февраля.

Авторы документа утверждают, что он необходим для однозначного толкования положений ст. 116 УК (побои) после ее частичной декриминализации в июле прошлого года. Тогда был принят закон № 323-ФЗ, которым состав ч. 1 указанной статьи был переведен в КоАП, и побои, причиненные впервые, стали правонарушением, а не уголовно наказуемым деянием. Законопроект предполагает дальнейшую «модернизацию» ст. 116 УК путем перевода в число административных правонарушений и «побои в отношении близких лиц» (см. «Мизулина предлагает декриминализировать семейные побои»).

Сенатор Елена Мизулина, принимавшая участие в разработке законопроекта, в ответ на критику в его адрес уточнила, что предложенные поправки «не снижают уровень защиты детей и семей от насилия», а наоборот, «позволят восстановить справедливость, оградить семьи от необоснованного вторжения во внутренние дела детей, восстановить доверие родительской общественности к власти». Ее соавтор Ольга Баталина говорит, что есть некий дисбаланс в том, что побои «на улице» являются правонарушением, а внутри семьи – преступлением (см. «Госдума в первом чтении одобрила декриминализацию семейных побоев»). Во время рассмотрения проекта во втором чтении она добавила, что родители не должны признаваться более опасными для ребенка, чем посторонние люди «с улицы», как можно толковать действующую редакцию статьи (см. «Законопроект о декриминализации семейных побоев прошел второе чтение»).

Глава фракции КПРФ Владимир Жириновский отметил, что «вмешательство в дела семьи не должно происходить через суды», и объяснил, что он и его однопартийцы поддерживают проект, чтобы «сохранить семьи». Единоросс Андрей Исаев отметил, что в УК сохраняется уголовная ответственность за любое насилие против личности, а также уточнил, что речи о том, чтобы «вешать медаль на грудь родителю, который дал ребенку затрещину», не идет, поскольку административное наказание за насилие в семье тоже серьезное. Он добавил, что недопустимо «за шлепок ребенку» наказывать родителей сроком до двух лет, разлучая семьи. Также парламентарий уточнил, что в прошлом ЕР не поддержала законопроект «по ошибке», которую сегодня признает и исправляет. Коммунист Юрий Синельщиков отметил, что КПРФ поправки в ст. 116 УК не поддерживает, поскольку нарушение телесной неприкосновенности в отношении личности недопустимо. Он считает, что это развяжет руки «домашним тиранам» и увеличит количество убийств в быту, поскольку уголовная ответственность за повторное нанесение побоев близким допускается лишь в рамках частного обвинения, а не всякая жена или мать пойдет жаловаться на мужа, избивающего ее или детей.

Читайте так же:  Какой суд занимается разводом супругов

Депутаты проголосовали за принятие законопроекта.

Ознакомиться с полным текстом законопроекта № 26265-7 «О внесении изменения в статью 116 Уголовного кодекса Российской Федерации (в части установления уголовной ответственности за побои)» можно здесь.

Декриминализация побоев

История вопроса

Идею декриминализировать ряд статей Уголовного кодекса озвучил президент в Послании Федеральному собранию в 2015 году. Позже Верховный суд внес соответствующий законопроект в Госдуму. Речь в том числе шла о декриминализации части 1 статьи 116 — «Побои». 3 июля 2016 года нижняя палата приняла необходимые поправки, и указанное преступление было переведено в состав административных нарушений. Таким образом, ответственность должна была наступать в соответствии не с Уголовным, а с административным кодексом.

Однако при этом законодатели сохранили уголовную ответственность за побои в отношении близких лиц. Получалось, что за поставленный постороннему человеку синяк нарушитель отделался бы административным наказанием, а за аналогичное воздействие, например, на собственного сына-подростка ответственность была бы уже уголовной и предусматривала бы наказание вплоть до лишения свободы на 2 года.

Фото: Смирнов Владимир /ТАСС

Это несоответствие вызвало у россиян недоумение. «Закон о шлепках», как стали его называть, еще до своего принятия подвергся резкой критике. В последующие месяцы Госдума, администрация президента и другие учреждения получили многочисленные обращения граждан и общественных организаций; родители и общественники провели сотни пикетов и митингов.

Устранить возникшие противоречия и перевести побои в отношении близких лиц из категории преступлений в категорию правонарушений законодатели и должны 25 января. Теперь ответственность за побои не будет зависеть от того, кем они нанесены — незнакомым или близким человеком (к близким людям закон относит супругов, родителей, детей, усыновителей, усыновленных и удочеренных детей, родных братьев и сестер, дедушек, бабушек и внуков, попечителей и опекунов, а также лиц, ведущих общее хозяйство).

На первый раз прощаем, со второго — «уголовка»

Поправка, которая будет рассмотрена 25 января, декриминализирует побои в отношении близких лиц. Важно, что к административным правонарушениям будут отнесены лишь совершенные впервые побои в отношении членов семьи и близких. Штраф составит от 5 до 30 тысяч рублей. Кроме того, можно получить административный арест от 10 до 15 суток либо обязательные работы на срок от 60 до 120 часов.

При повторном же нанесении побоев наступит уже не административная, а уголовная ответственность. Это может быть штраф до 40 000 рублей (или в размере зарплаты осужденного за 3 месяца), обязательные работы на срок до 240 часов, исправительные работы на срок до 6 месяцев или 3-месячный арест.

Что считать побоями

С юридической точки зрения побои — это действия, которые причинили физическую боль, но не нанесли вреда здоровью (синяки, царапины, ссадины и т.п.). Если вред здоровью причинен, то в дело вступят другие статьи Уголовного кодекса. Так, по статье «Умышленное причинение легкого вреда здоровью» можно получить штраф до 40 000 рублей, исправительные работы на срок до года и ряд других наказаний. Если же избиения или издевательства являются систематическими, то дело может быть возбуждено по статье «Истязания», и здесь в некоторых случаях виновный может отправиться за решетку на срок до 7 лет.

Vox populi

59% россиян одобряют идею смягчения наказания за впервые нанесенные побои, свидетельствуют данные опроса ВЦИОМ. Против такого смягчения выступают 33% граждан.

41% респондентов считают, что принятие закона о декриминализации побоев даст положительный эффект, 13% уверены, что это, наоборот, ухудшит ситуацию.

Фото: Виталий Аньков /РИА Новости

Каждый третий опрошенный знает о случаях насилия в знакомых ему семьях, а каждый десятый столкнулся с этим в своей семье. Допускают применение физической силы в отношении мужей, жен и детей 19% участников опроса.

Русские пословицы на тему домашнего насилия

«Бьет — значит, любит».

«Бей бабу смолоду — будет баба золотом».

«Жена мужа не бьёт, а под свой нрав ведёт».

«Люби жену, как душу, тряси ее, как грушу».

«В стары годы бывало — мужья жен бивали, а ныне живет, что жена мужа бьет».

«Биться, драться — не ума набираться».

«Жена не горшок — не расшибешь».

«Мать и бьет, так гладит, а чужая и гладит, так бьет».

Бьет, значит, платит штраф: что надо знать о декриминализации побоев в семье

27 января 2017 года Госдума РФ приняла законопроект о декриминализации побоев в отношении членов семьи и других близких лиц. То есть теперь насилие в семье, которое не влечет за собой серьезного вреда для здоровья, относится к категории административных правонарушений.

Обсуждения 116 статьи УК РФ ведутся в обществе с лета 2016 года. Почему этот законопроект прозвали «законом шлепков», какие были внесены изменения и что это может за собой повлечь, рассказывает «Летидор».

Что такое декриминализация

Другими словами это гуманизация закона, то есть перевод ряда статей о преступлениях небольшой тяжести из разряда уголовно наказуемых в административные. Это позволяет избавить впервые оступившихся от серьезных последствий и разгрузить суды. В этом году общество активно обсуждает 116 статью УК РФ «Побои».

С чего все началось

Летом 2016 года было предложено общие случаи побоев, скажем, мелкого хулиганства, отнести к административно наказуемым преступлениям, а побои, совершенные из религиозной ненависти и вражды, а также в отношении близких лиц оставить в Уголовном кодексе. Выходило, что если мать захочет физически наказать своего нерадивого ребенка за серьезный проступок, ей грозило до 2 лет лишения свободы, а если бы сосед избил того же ребенка, то он всего лишь заплатил бы штраф.

Это не могло не всколыхнуть общественность. И хоть рациональность физических наказаний детей сомнительна (и является темой для отдельного разговора), данные поправки грозили возникновением в России «ювенальной эпохи», когда из нормальных семей изымают детей и передают на попечение государства за шлепок по попе.

Так появился новый законопроект, предлагающий перевести побои в отношении близких лиц также в категорию административных правонарушений.

Что считать побоями

Насилие, которое не причиняет серьезного вреда здоровью, не считается тяжким и не может называться побоями. В приказе Минздрава уточняется, что ссадины, гематомы, поверхностные раны, кровоподтеки, ушиб мягких тканей — это не причинение вреда здоровью. Однако если ситуация повторяется или человек получил«кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности», то судить виновного будут уже по уголовной статье.

Что изменилось сейчас

В связи с принятым законом о декриминализации побоев в семье родители могут вздохнуть свободней, их больше не назовут преступниками, а вот женам нерадивых мужей придется несладко. Угроза уголовного наказания для таких случаев служила превентивной мерой, которой теперь общество будет лишено. И специалисты полагают, что это может повлечь за собой негативные последствия в и без того сложной ситуации с домашним насилием.

Читайте так же:  Алименты на 2 детей безработному отцу

Административное наказание за побои теперь предусматривает штраф от 5 до 30 тысяч рублей, либо арест на срок от 10 до 15 суток, либо от 60 до 120 часов обязательных работ. Но если нарушение повторится в течение года, наступает уголовная ответственность.

Каковы опасения

В нашей стране, к сожалению, и превентивные меры работали плохо. Несмотря на то, что побои считались уголовным преступлением, по данным МВД, только за 2015 год пострадали 16 039 человек, из которых 9947 женщин и 6680 несовершеннолетних. Стоит отметить, что эта статистика не охватывает огромное число случаев домашнего насилия, когда пострадавшие не обращались за помощью.

И что теперь

И без того незащищенная женщина не пойдет в суд, потому что штраф за побои придется заплатить из семейного бюджета (от 5 до 30 тысяч рублей). А если разбушевавшегося супруга заберут на 10-15 суток, то вернется он в еще более агрессивном состоянии.

Однако сторонники декриминализации закона считают, что вряд ли ситуация с домашним насилием в стране как-то существенно изменится. Те, кто никогда не поднимал руку на жену и детей, вряд ли их ударит, а, в противоположность первым, семейные агрессоры продолжат ими оставаться.

Есть ли альтернатива

Несколько лет обсуждался отдельный федеральный закон о профилактике семейно-бытового насилия. Но депутаты отказались рассматривать документ. О чем он?

  • Во-первых, под действие закона попадало не только физическое насилие, но и психологическое (как запрет на пользование общим имуществом), экономическое (отбирание денег), сексуальное.
  • Во-вторых, за помощью могли обратиться не только супруги, но и лица, находящиеся в незарегистрированных отношениях.
  • В-третьих, о факте правонарушения могли сообщать как пострадавшие, так и свидетели. Отвечать за выполнение закона должны были полицейские, которые по заявлению выезжали бы к пострадавшему, отвозили его в безопасное место, а виновника забирали в ОВД для профилактических бесед. Если последние не помогают, то предлагали составлять судебное предписание, обеспечивающее безопасность пострадавшего. Невыполнение предписания грозило бы обязательными исправительными работами, административным арестом или штрафом.

Может ли быть принят подобный законопроект? Вряд ли. В обществе бытует мнение, что семейные проблемы должны решаться исключительно семейным кругом, без вмешательства государства.

Мнения экспертов о декриминализации побоев в семье

Саша Зверева, певица, дизайнер одежды, мама троих детей, проживает в США:

Я считаю, что это чудовищный закон. Я считаю, что это развязывает руки всем мужчинам России. И это очень-очень-очень плохо. Потому что, к сожалению, Россия не отличается высоконравственным воспитанием мужчин. У нас до сих пор на лицах мужчин печать отсидки со времен репрессий, они воспитывались в блатные 90-е, во времена рэкета, поэтому для многих из них поднять руку на женщину – ничего не стоит. Вот, например, в Америке, если ты пришла в полицию с синяком на запястье и сказала: «Это вот он!» (даже если это не он). Его сажают в тюрьму сразу же. Даже разбираться не будет никто. Поэтому здесь мужчины ходя тише воды, ниже травы – не дай Бог они наорут на кого-нибудь. Тут насилие над женщинами, а тем более над детьми касается жесточайше. Стоит только чуть-чуть донести на тебя и все – твоя жизнь уже испорчена. Поэтому здесь порядок. А в нашей стране такой закон – он только развяжет руки беспределу, я считаю. И так погибает женщин сколько, а будет еще больше.

Елена Мизулина, член Совета Федерации:

Принятый закон устраняет антисемейные нормы в законодательстве и исправляет вопиющую несправедливость, возникшую в связи с принятием в июле 2016 года закона о декриминализации ряда статей УК РФ. Я рада, что новая Дума прислушалась к опасениям родительской общественности и не допустила распространения в России «ювенальных норм». Если бы эта норма была сохранена, в России со всей очевидностью наступила бы «ювенальная эпоха», которая открыла бы дорогу необоснованному вторжению в семейные дела, когда ссадина, синяк у ребёнка являются хорошим основанием прийти в семью с проверкой и даже возбудить уголовное дело в отношении родителей. Хорошо, что с сегодняшнего дня российские родители могут спать спокойно.

(Источник: сайт Елены Мизулиной)

Константин Трапаидзе, адвокат Екатерины Архаровой, бывшей жены актера Марата Башарова:

В целом этот законопроект направлен на то, чтобы уменьшить количество обращений по поводу сомнительных случаев, которые могли бы квалифицироваться как побои. Часто этим пользовались некоторые недобросовестные женщины для того, чтобы держать супруга в ежовых рукавицах или чтобы решать какие-то свои проблемы(. )Считается, что довольно большое количество приговоров по таким делами были необоснованными, более 90% приговоров были условными. Такие случаи загружали работу судов, но, по сути, никакого профилактического влияния от них не было. Чтобы у людей не было заблуждения по поводу того, что законопроект развяжет руки домашним насильникам и садистам, хамам и хулиганам, стоит иметь в виду, что есть и другие статьи, по которым можно квалифицировать подобные случаи, например, причинение легкого вреда здоровью. Многие статьи остались в УК.

Валерия, певица, мать троих детей, жертва насилия в семье: Мне кажется, что касается семейных отношений, здесь даже ужесточать нужно, а не декриминализировать. Может, нам воспользоваться опытом других стран в этой части. Женщины не заявляют, потому что боятся. Это не так просто сделать. Изловчилась она как-то, так это еще у нее и не считается — ждите второго. Я категорически против.

Видео (кликните для воспроизведения).

Роза Сябитова, телеведущая:

Я сама была жертвой насилия в прошлом, и в любом случае против отмены уголовной наказуемости. Систематическое домашнее насилие или нет — особо значения не имеет. Нужно уголовно наказывать, чтобы у преступника, который это делает, не было повода в дальнейшем поднимать руку. Потому как чаще всего одним разом это не ограничивается, и никакие административные штрафы не подействуют и вряд-ли испугают, а вот уголовное наказание испугать должно. Иными словами нужно оставить все как было. Другой вопрос, работает эта история или нет, но я за уголовное наказание.

Владимир Жириновский, лидер ЛДПР:

Если в семье напряженные отношения, то не надо их регулировать через суды. Единственный путь — это разъехаться. Ну не можете вы жить, что же по судам-то бегать? Вот что будет мать говорить ребенку? Папа в тюрьме сидит, два года в колонии. Да он эту мать возненавидит, что она лишила его отца! Чтобы не было побоев, даже самых легких, надо по любви вступать в брак. Тогда будет тишина. Не получается, не вступайте в брак, не рождайте тех, кого будете бить и не сидите в тюрьмах за это. Поэтому надо убрать любое уголовное наказание, касающееся семьи и самый хороший способ — помочь им разъехаться.

Закон о декриминализации домашнего насилия принят в первом чтении

Госдума одобрила в первом чтении резонансный законопроект, который выводит побои в отношении близких родственников из разряда уголовных преступлений, если они зафиксированы впервые.

Принятые поправки устраняют объективное противоречие, которое возникло летом 2016 года, когда побои, впервые нанесенные не близким людям, были исключены из УК РФ. После этого сложилась ситуация, когда побои вне семьи квалифицируются как административное правонарушение, а в семье — как уголовное преступление.

Читайте так же:  Вопросы свидетелям при установлении отцовства

Один из авторов инициативы, сенатор Елена Мизулина, выступая с докладом, напомнила, что «для возбуждения уголовного преследования по статье 116 УК РФ („Побои“) достаточно только заявления потерпевшего, например, ребенка, соседа или даже анонимного сообщения».

Елена Мизулина: «Именно в том, с какой легкостью может возбуждаться уголовное дело по статье 116, когда ни медицинские справки, ни экспертизы не нужны, и есть опасность этой статьи. А возбуждение уголовного дела позволяет ставить вопрос о лишении, ограничении родительских прав».

Ольга Баталина, депутат Госдумы РФ: «Двухэтапная ответственность достаточно серьезная. С одной стороны, она позволяет профилактировать подобного рода правонарушения, а если человек не останавливается, привлекать его к уголовной ответственности».

Под побоями законодательство подразумевает действия, которые повлекли физическую боль, но не привели к кратковременному расстройству здоровья и утрате трудоспособности. Речь идет о ссадинах и синяках. Легкий вред здоровью квалифицируется как уголовное преступление.

Год спустя: чем обернулась декриминализация домашних побоев

В феврале исполнится год, как в России приняли закон о декриминализации побоев. «Семейных» агрессоров теперь за оставленные синяки и ссадины не отправляют в колонии, а штрафуют. Противники изменений предсказывали, что нововведения развяжут руки людям, которые потенциально могут совершить насилие. Пессимистичные прогнозы начали сбываться. О том, к чему привела гуманизация законодательства, — в материале Znak.com.

Трагедии от Камчатки до Москвы

Спустя пять лет после свадьбы житель подмосковного Серпухова Дмитрий Грачев заподозрил, что его красивая брюнетка-жена Маргарита изменяет ему. Он несколько раз избил ее, а потом вывез в лес и, угрожая ножом, заставил жену признаться в измене. После этого она обратилась в полицию, но там решили, что могут помочь только профилактической беседой с мужчиной. Беседа эта прошла по телефону. Через некоторое время Грачев снова вывез свою 25-летнюю жену в лес, но в этот раз угрозами и избиениями не ограничился. Он сначала сломал ей пальцы на руках, а потом отрубил кисти топором. Сразу после этого Дмитрий отвез жену в больницу, где ей сделали срочную операцию. Одну кисть удалось спасти. История прогремела на всю страну.

Еще одна кровавая семейная драма разыгралась в Солнечногорске, где муж убил 28-летнюю Елену Вербу. По сведениям ряда СМИ, она получила 48 ножевых ранений. Убийцей оказался бывший сотрудник ФСКН Сергей Гусятников. Полиция знала, что жизнь девушки под угрозой. Она не раз снимала побои у медиков и сообщала об этом силовикам, но действенных мер предпринято также не было.

Не менее большой резонанс вызвало дело Галины Каторовой из Находки. Муж избивал ее на протяжении нескольких лет, пока она не схватила нож и не нанесла ему 11 ранений, одно из которых стало смертельным. Теперь Каторову судят за умышленное убийство. С другого ракурса на тему побоев заставила взглянуть история из Петропавловска-Камчатского. Там офицер Минобороны Андрей Зайцев избежал наказания за побои ребенку, который случайно попал снежком по его машине.

Этих историй могло бы не случиться, если бы в феврале 2017 года не начал действовать резонансный закон о декриминализации побоев в семье. Он вывел семейные побои (действия, «причинившие физическую боль, но не повлекшие последствий») из действия УК и сделал их административным нарушением. Уголовное наказание сохранили лишь для побоев из хулиганских побуждений или тех, что наносились по причине розни (национальной, религиозной или социальной). При этом в приказе Минздрава было уточнено: если человек получил ссадины и гематомы, это не должно расцениваться как причинение вреда здоровью. Уголовная ответственность для семейных агрессоров наступает, лишь если уже получивший «административку» побил человека вновь (статья 116.1 УК РФ). Максимальное наказание за такое — три месяца ареста.

Одной из самых активных защитниц декриминализации бытовых побоев стала сенатор Елена Мизулина. Она заявляла, что «наказания не должны противоречить системе семейных ценностей», декриминализация «позволит оградить семьи от необоснованного вторжения». Политик объясняла, что иногда «за шлепок или подзатыльник» полиция отнимает у детей родителей, а это недопустимо. Мизулина поясняла, что после первой гуманизации статьи в 2016 году сложилась ситуация, когда побои от незнакомого человека наказывались мягко, по Административному кодексу, а те же действия от члена семьи — уже по УК.

Скептики же говорили, что наличие уголовной ответственности за побои было не идеальной, но все-таки действенной превентивной мерой для семейных дебоширов. В итоге законодатели встали на сторону Мизулиной, отменив наказание за совершенные впервые «семейные» побои.

Трехкратный рост числа жалоб

Замдиректора национального центра по предотвращению насилия «Анна» Андрей Синельников в разговоре с корреспондентом Znak.com напомнил, что адвокаты и правозащитники изначально предупреждали: людям, склонным к насилию, новое законодательство развяжет руки. Кажется, так и случилось. После декриминализации побоев существенно выросло число обращений от пострадавших. В основном помощи ищут жены домашних тиранов, не нашедшие поддержки в полиции и социальных службах. В 2014 году «Анна» принимала 8 тысяч таких звонков, в 2016 году — 20 тысяч, в 2017-м — около 26 тысяч, рассказали в центре. «Тенденцию роста мы связываем с прошлогодними изменениями в законодательстве, а также тем, что люди начали искать различные варианты получения помощи, причем не только психологической», — говорит Синельников.

Одной из примет нынешнего времени, продолжает представитель центра «Анна», стало увеличение числа убежищ для женщин. Такие места стали появляться во многих регионах России и представляют собой частные квартиры или стационары при государственных кризисных центрах. Туда жертвы домашнего насилия помещаются в целях безопасности. По сведениям центра «Анна», в 2002 году подобных приютов в России действовало 12, сейчас — уже 95.

«Чувство безнаказанности привело к усилению агрессии, такое мы прогнозировали еще на стадии разговоров о декриминализации. Важно понимать, что насилие в семье — это систематическое явление, и каждый раз эпизоды побоев могут становиться жестче. Те случаи, о которых вы говорите (случаи Грачева и Вербы — Znak .com) — показательный пример», — говорит Синельников.

Правовой и денежный барьеры

В декабре 2017 года глава МВД Владимир Колокольцев сообщил, что к концу сентября 2017 года полицейскими было зарегистрировано свыше 164 тысяч случаев нанесения побоев, при этом в качестве преступлений (то есть в рамках УК) расследовалось лишь около 7 тысяч таких фактов. Проблемой, по словам министра, стало то, что хотя закон даже по КоАП дает возможность отправлять нарушителей под арест или привлекать к обязательным работам, суды явно предпочитают назначать штрафы.

«Более чем в 70% случаев по административным делам о побоях судами принимаются решения о назначении штрафа, что не в полной мере отвечает целям наказания. Зачастую данная мера не является серьезным сдерживающим фактором, а когда речь идет о близких людях, накладывает на семью еще и дополнительную финансовую нагрузку», — заявил глава МВД. Уже 15 января этого года стало известно, что МВД вместе с Минюстом планируют исключить наказание в виде штрафа за побои из соответствующей статьи КоАП — в этом случае останутся только административный арест или обязательные работы.

Руководитель проекта «Насилию.net» Анна Ривина добавляет, что денежное взыскание ложится бременем не на карман обидчика, а на семейный бюджет. Учитывая непростую экономическую обстановку в стране, женщине теперь проще промолчать, чем лишиться 5–30 тысяч рублей. «Получается палка о двух концах. Вроде надо сообщить о побоях куда надо, но потом самой же придется заплатить за то, что тебя побили. И в следующий раз жертва серьезно подумает — а стоит ли подавать заявление? — говорит юрист. — В результате она будет хранить в себе обиду и терпеть вероятные новые обиды от мужа. Кавээнщики по ТВ не раз шутили: „Спасибо Госдуме, теперь можно бить!“. И многие восприняли декриминализацию именно так. Раньше наличие уголовной ответственности при первом насилии служило хоть какой-то превентивной мерой для людей, склонных к агрессии. А сейчас штрафы многих не останавливают, поэтому и фиксируется рост числа насильственных действий».

Читайте так же:  Выплаты по достижению третьим ребенком

При этом от правоохранителей приходится добиваться реакции на семейное насилие, говорит Андрей Синельников. По его словам, часто правоохранители не уверены, что дело дойдет до суда, — жертвы, например, могут забрать свои заявления, примирившись на время с обидчиком.

Допуская такой исход, силовики, заваленные бумажной работой, отговаривают пострадавших требовать возбуждения дела. Или вовсе отказываются выезжать на вызовы, не считая мелкую «административку» приоритетом. В итоге, когда насилие повторяется, пострадавшие уже не видят смысла обращаться в полицию, поясняет адвокат, соавтор проекта закона о профилактике семейно-бытового насилия Мари Давтян. По ее словам, даже если административное дело дойдет до суда, ждать его рассмотрения придется долго.

«Анализ обращений на наш телефон доверия показывает, что 80% жертв домашнего насилия не обращались за помощью к полиции. А 75% из тех, кто позвонил в нашу организацию, остались не удовлетворены результатом их обращения в полицию», — подытожил Синельников. Его поддерживает Ривина: «В случае с Грачевыми из Подмосковья участковый связался с ними только спустя 18 дней после обращения и просто провел беседу. Это говорит о том, что полицейские расценивают это не как проблему, а как семейную склоку, мол, не нужно выносить сор из избы».

С другой стороны, серьезные сложности возникают со статьей 116.1 УК РФ, говорящей о повторных побоях, поскольку она относится к категории частного обвинения. Это значит, что дела по ней возбуждаются мировым судьей, расследованием должен заниматься сам заявитель, то есть лично собирать доказательства, оформить документы по всем юридическим правилам, а потом доказывать обвинение в судебном процессе. Неподготовленному человеку это сделать сложно.

«Что на выходе? Хотели упростить процедуру привлечения к ответственности, а получили сложности процессуального порядка. Если человеку недостаточно штрафа для обидчика, как его привлечь к уголовной ответственности? Только ждать повторения побоев», — сетует Давтян.

До суда доходит только 3% случаев насилия

Судейское сообщество пока анализирует сведения о приговорах по делам о побоях за 2017 год. Судебный департамент Верховного суда ранее представил предварительную статистику. Из нее следует, что наказывать за избиения в России стали чаще. Указывается, что в 2015 году, когда за побои предусматривалась уголовная ответственность, из 59 500 обвиняемых были осуждены лишь 16 200 человек. А только за первое полугодие 2017 года (меньше чем за пять месяцев действий новых правил) наказание за аналогичное правонарушение получили 51 689 человек (всего было рассмотрено 72 333 таких дела). 28% протоколов были по тем или иным причинам отклонены судьями, в том числе по 4500 случаям (6,2%) было прекращено административное производство.

Андрей Синельников на это отмечает, что в статистику попадают только те случаи, по которым были возбуждены дела и начато расследование. По его словам, в действительности до судебного разбирательства доходят только 3% случаев домашнего насилия — они и отражаются в статистике. Это отчасти подтверждается приведенной Колокольцевым информацией (о 7 тысячах фактах расследований при 164 тысячах случаях нанесения побоев).

Отметим, что в предыдущие годы МВД приводило другие цифры. Так, с января 2015 по сентябрь 2016 года правоохранители зарегистрировали 97 тыс. преступлений в сфере семейно-бытовых отношений, из них чуть менее трети (30,2 тыс.) составляют именно побои, следует из ранней статистики МВД.

Профилактика, наказание, помощь

Собеседники Znak.com указывают, что для выхода из сложившейся ситуации необходимо слияние трех составляющих: профилактики, наказания и помощи пострадавшим. В первую очередь предлагается перевести дела о домашних побоях в категорию частно-публичного обвинения. Это снимет с потерпевших непосильную для них обязанность самим расследовать преступление. При этом необходимо узаконить формулировку «насилие в отношении близких лиц».

Также юристы настаивают на принятии специального закона о профилактике семейно-бытового насилия — подобные документы действуют в странах Западной и Восточной Европы, а также СНГ.

По статистике, при их наличии случаи побоев в семье сокращаются в среднем на 30%.

Соответствующий законопроект в России написан, но не может выйти за пределы профильного комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей. Документ, в частности, вводит охранный ордер, который не позволит обидчикам приближаться к своим жертвам. То есть не женщина, которую избили, должна будет идти в реабилитационный центр или уезжать к родственникам, а на время разбирательства из дома уходит ее супруг. Также предлагается поднять вопрос о программах по реабилитации жертв и преступников. Агрессоров, например, могут обязать посещать специальные курсы по работе с гневом. В противном случае их ждет дополнительное наказание.

«Закон о профилактике насилия нужен, так как сейчас побои не воспринимаются как что-то недопустимое. Необходимо изменить отношение к насилию как норме, что произошло после декриминализации. Важно также понимать, что проблема шире. Жертвами агрессоров становятся не только жены и дети, но и пожилые люди. У последних, например, родственники могут силой отбирать пенсии. А старикам трудно пожаловаться на них, потому что общество осудит их самих. И выходит, что члены семьи остаются наедине со своей проблемой. То есть нужен комплексный подход к решению проблемы, и чем быстрее — тем лучше», — резюмирует Ривина.

Как принятый закон о декриминализации побоев в семье скажется на обществе

Что стоит за витиеватыми формулировками и насколько актуальна проблема домашнего насилия для Алтайского края

15.02.2017 в 05:53, просмотров: 2070

Документ вступает в силу 1 июля 2017 года. В статью 116 УК РФ внесут изменения, исключающие побои в отношении близких людей из числа уголовных преступлений. Эта новость наделала много шума. «МК» узнал, что стоит за витиеватыми формулировками и насколько актуальна проблема домашнего насилия для Алтайского края.

Шокирующие цифры

Ежегодно в России в результате домашнего насилия погибают 14 тысяч женщин. Ежедневно 36 тысяч избивают мужья или сожители. Каждые 40 минут в той или иной части России жены, сестры или матери получают удары от своих родных. Почти два миллиона детей ежедневно избивают родители, при этом каждый десятый малыш погибает. Это неофициальная (примерная) российская статистика, которой пользуется большинство кризисных центров. Официальные цифры куда более скромные. Все потому, что большинство женщин из стыда или страха не рассказывают о беде и десятилетиями терпят издевательства. Разорвать всякие отношения с тираном решаются единицы.

Так, в 2016 году сотрудники территориальных ОВД по Алтайскому краю выявили 3 694 преступления, совершенных по бытовым мотивам. При этом по отношению к 2015 году отмечается небольшая динамика роста — на 4,4%. Жертвами насилия стали более 4 000 человек. В Алтайский краевой кризисный центр для женщин в прошлом году обратились 138 мам. Практика показывает, что только единицы из них смогут довести дело до конца.

Среди тех, кто находится в кризисном центре, Екатерина из Барнаула. Ей 32 года, у нее двое детей, и она трижды пыталась построить семью, но не сложилось: всякий раз сталкивалась с насилием. Родственников нет, поэтому она долго не находила иного выхода, как терпеть садистские наклонности вторых половин.

Читайте так же:  Примеры смены фамилии

«С первым мужем мы прожили пять лет, со вторым — три года. Первый бил меня постоянно, мог с сыном запросто загнать в угол и стекла в нас бросать. У меня на руках шрамы остались до сих пор, у старшего сына на голове. Я терпела, потому что страшно было остаться одной с ребенком, нам некуда идти. К тому же, когда он трезвый становился, на коленях прощения просил. И мы верили. По итогу его посадили за непредумышленное убийство, а мы развелись. Я вышла замуж еще раз. Второй муж меня не бил, но со злости мог начать душить…» — рассказывает пострадавшая.

Специалисты обращают на этот момент особое внимание: жертвы часто не осознают, что отношения в семье могут быть без рукоприкладства и унижений. Даже ситуация с третьим сожителем, который в два часа ночи выгнал Екатерину и двух ее малышей на мороз, не кажется ей чем-то жестоким. «Он просто наигрался в семью, и мы с детьми стали ему не нужны», — объясняет женщина.

Социальный статус не важен

История Екатерины типична. В большинстве случаев рукоприкладством занимаются любители выпить. Наутро они умоляют о прощении, всячески демонстрируют, что «исправляются», после чего женщины не решаются уйти из дома, где «все хорошо». В кризисном центре им пытаются помочь, психологи, юристы и социальные работники рассказывают о том, как и где можно получить помощь, спрятаться от насильника, оформить развод, найти бюджетное жилье. Женщина с ребенком может находиться здесь в течение трех месяцев.

Но нередки ситуации, когда домашнее насилие происходит в благополучной с виду семье. Примерный семьянин может только казаться таковым, играть роль образцового отца и мужа, а за закрытыми дверьми с особой жестокостью наносить удары близким.

«На консультацию приходила женщина, которую муж роняет на пол и пинает по спине так, чтобы синяков не оставалось. У них обеспеченная семья, два дома, родители, которые ничего об этом не знают. К ним можно уйти, но она боится, потому что понимает, на что способен муж. Он придет к ним и выбьет дверь, если узнает, что она собралась уходить, отберет телефон», — рассказывает о последнем случае из практики психолог Светлана Чернодарова.

В таких ситуациях, когда семья благополучная и жилья не требуется, психологи рассказывают жертвам о том, как выйти из ситуации, а при желании и безопасно уйти от деспота.

Законы не читают

Закон о декриминализации побоев в отношении близких, по мнению специалистов, в случае с насилием над женщинами только усложнит процесс «расставания» с супругом.

«Возьмем ту же женщину. Допустим, она ушла от него, а муж пришел и угрожает ей, детям, ее родителям, выбивает окна, бьет ее. По новому закону дело заведено не будет, он заплатит штраф — и на этом все. Вряд ли конкретно этого мужчину это напугает, — поясняет психолог. — Только когда он совершит насилие во второй раз, будет написано заявление, и лишь потом заведут уголовное дело. Это долго, его сразу не заберут, у него будет реальная возможность подкараулить ее где-то и сделать все, что хочется, и именно этого боится обратившаяся к нам женщина».

Сами женщины, рассуждая о поправках в ст. 116 УК, к единому мнению не приходят. Одни пострадавшие, как уже было сказано, боятся последствий, которые могут быть после вступления в силу документа. Вторые считают, что желание избивать у домашнего боксера не пропадет, даже если его пугать пожизненным заключением, а третьи… жалеют собственных мужей и радуются, что за их тягу «распускать руки» им не будет грозить реальное лишение свободы.

Есть и другие — те, кто более трезво смотрит на ситуацию. Среди них Галина, которая прожила с мужем-садистом более 10 лет, а потом все же ушла от него. Сейчас она на добровольных началах помогает другим справляться с похожими ситуациями.

«Чаще всего побои происходят в семьях асоциальных или полуасоциальных. Не самые образованные и успешные мужчины почти всегда низко подкованы юридически, и, когда им по телевизору говорят: «Принят закон о декриминализации побоев в семье», они не идут в библиотеку изучать вопрос, они идут бить, возможно, даже сильнее прежнего, потому что «в телевизоре им разрешили», — уверена Галина.

Дети садистов

Но как быть с детьми? Их тоже бьют. Декриминализация закона коснулась и их. Во многом только ради несовершеннолетних проблему и начали обсуждать на государственном уровне.

Все знают, что избивать ребенка плохо, но особо активные родители стали негодовать по поводу того, что их право на воспитание ущемляется. В Сети была создана петиция, которая требовала разрешить родителям «шлепать» собственных отпрысков. Создатели электронного документа выражали недовольство, что согласно законодательству (пока еще действующему) им может грозить уголовное преследование. По России прокатилась волна случаев, когда из (вроде бы) благополучных семей только из-за суровых методов воспитания изымали детей. Чтобы подобного происходило меньше, закон и поменялся, но между тем статистика гласит, что дети страдают от домашнего насилия не меньше женщин. По информации Алтайского кризисного центра, за 2016 год через их специалистов прошли 137 малышей, над которыми издевались мамы, папы, бабушки и дедушки. Из них пять историй в связи с серьезным избиением было передано в прокуратуру Алтайского края, одно изнасилование — в следственное управление Следственного комитета России по Алтайскому краю. В отделении центра, которое рассчитано на 16 мест, на момент написания материала находились восемь детей.

То и дело в СМИ публикуются страшные истории о том, как родные люди с особой жестокостью издеваются над собственными детьми. Так, в Бийске, по данным СК РФ по Алтайскому краю, 46-летняя женщина с марта 2012 по июль 2015 года била свою 11-летнюю племянницу, находившуюся под ее опекой. Ребенка колотили всем, что попадалось под руку. Кроме того, следователям удалось выяснить, что родственница придумала для малышки изощренное наказание: она рассыпала в углу комнаты фасоль и заставляла подолгу стоять на ней. Все это легло в основу уголовного дела. Женщина обвиняется в совершении преступления, предусмотренного п. «г» ч. 2 ст. 117 УК РФ (истязание несовершеннолетнего).

В Республике Алтай женщину 57 лет приговорили к 11 годам в колонии общего режима с ограничением свободы на два года, сообщается на официальном сайте прокуратуры Республики Алтай. Правоохранители выяснили, что в июне 2015 года она пластиковой хлопушкой для выбивания ковров насмерть забила трехлетнюю девочку, которую передали ей под опеку.


Обе эти женщины прошли по другим статьям — тем, которых изменения не коснулись, но ведь большие трагедии начинаются с малого. И как тогда быть? Пока получается, что, защищая интересы одних, мы ставим под удар других.

Мнение «МК».

Юрий Кочергин, директор центра юридического сопровождения:

Лицо будет считаться повторно совершившим административное правонарушение, согласно ст. 4.6 КоАП РФ, если оно совершило его со дня вступления в законную силу постановления о назначении административного наказания до истечения одного года со дня окончания его исполнения».

Видео (кликните для воспроизведения).

Заголовок в газете: Бьет — не значит любит Тэги: Общество, Убийство, Уголовное дело, Изнасилование, Дети Места: Россия

Источники

Закон о декриминализации насилия в семье
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here