Законопроект о защите от домашнего насилия

На странице подготовлен материал на тему: "Законопроект о защите от домашнего насилия" с подробным описанием от профессионалов для людей. Если возникнут дополнительные вопросы, обращайтесь к дежурному консультанту.

Что говорит закон о домашнем насилии 2020 года в России и на чьей стороне он стоит?

Домашнее насилие – достаточно распространенная проблема во всем мире. Страдают от данного явления и мужчины, и женщины, и дети, однако последние две категории наиболее сильно подвержены рискам. В 2020 году многие развитые страны имеют закон, позволяющий привлекать к административной и уголовной ответственности домашних тиранов. В России же вокруг принятого в 2019 году законопроекта развернулась целая полемика с участием политиков, юристов и даже РПЦ. Как обстоят дела в РФ с данным законом и как юридически правильно и безопасно защитить себя или близкого человека в подобной ситуации.

Внимание! Если возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону горячей линии: +7 (800) 550-39-71 Бесплатный звонок для всей России.

Что собой являет домашнее насилие?

Под понятие домашнее насилие попадают ряд действий физического, психологического, сексуального и экономического характера. К физическому насилию относится:

  • толкание, пощечина;
  • побои кулаками, шлепки;
  • побои палками, ремнями, молотками, другими тяжелыми предметами;
  • порезы и уколы ножом или другими острыми предметами;
  • тягание за волосы, плевки, биение головой об стены и т.д.

К психологическому насилию относятся такие обстоятельства:

  • унижения;
  • постоянная критика;
  • постоянный контроль, слежка, в том числе проверка переписок, телефонов, использование шпионского программного обеспечения, камеры слежения;
  • угрозы убийства жертвы или ее близких;
  • использование уничижительных слов в обращении;
  • создание условий, в которых жертва оказывается зависимой от абьюзера и не имеет возможности попросить о помощи;
  • создание отрицательного мнения о жертве, выставление ее психически не здоровой, чтобы вызвать недоверие к ней, если она пожалуется;
  • шантаж, манипуляции.

К сексуальному насилию относятся не только акты проникновения, но и принуждения к демонстрации обнаженного тела, прикасание к гениталиям, смотреть порнографию или мастурбацию партнера, а также выполнять репродуктивные задачи.

Домашнее насилие иногда называется бытовым, и явление юридически определяется не только среди законных супругов, но и в парах, живущих в гражданском браке.

Что делать в случае бытового насилия?

Жертвы домашнего насилия должны тщательно продумать стратегию выхода из сложившейся ситуации. Большинство не решаются на реальные шаги по причине страха усугубить ситуацию, вызвать сильный гнев партнера, что нередко приводит к более тяжелым последствиям.

Что должен знать человек, подвергающийся насилию:

  1. Начать говорить о проблеме с близкими. Рассказать о происходящем, максимально сосредоточившись на всех фактах.
  2. Обязательно подготовить место, куда можно уйти: к друзьям, снять квартиру, если есть такая возможность.
  3. Держать при себе документы.
  4. Обратиться в полицию и письменно написать заявление.
  5. Зафиксировать побои в медицинском учреждении.
  6. Попросить соседей о помощи, в случае, если они услышат крики, и попросить вызвать полицию.
  7. Обратиться в центр поддержки в подобных ситуациях.

Почему в РФ нужен такой закон

Впервые текст закона появился еще в 2016 году (проект Федерального закона № 1183390-6 «О профилактике семейно-бытового насилия» от 28.09.2016). Тогда проект отклонили, а в 2019 году работа снова возобновилась, так как жертвы домашнего насилия в России неоднократно обращались в Европейский суд по правам человека. И ЕСПЧ посчитал, что в России отсутствует механизмы для эффективной защиты граждан от семейного насилия.

Концепция нового закона осталась прежней. Сегодня за домашнее насилие привлекают к административной ответственности (статья 6.1.1 КоАП РФ), если нанесенные физические повреждения не значительны и инцидент произошел впервые.


Ответственность предусмотрена в виде одной из трех мер:

  1. Штраф в размере от 5 000 рублей до 30 000 рублей.
  2. Административный арест до 15 суток.
  3. Обязательные работы до 120 часов.

Фактически виновник побоев может выплачивать штраф из общего (семейного) бюджета, что лишает наказание смысла. При повторном нападении или нанесении серьезных физических повреждений агрессора привлекают к уголовной ответственности за домашнее насилие (статья УК РФ 116.1 и 117).

Собственно, квалифицированная норма отсутствует, применяются статьи за побои, причинение легкого вреда здоровью. Существующие меры не оказывают должного результата, поэтому соответствующая петиция за закон о домашнем насилии в 2019 году была подписана многими.

На сегодня жертва вынуждена самостоятельно доказывать, что по отношению к ней было применено насилие, и собирать доказательства. В то время как во всем цивилизованном мире этим занимается суд. В России, как правило, и жертва, и агрессор продолжают проживать на одной территории. Закон не предусматривает никаких мер, чтобы обезопасить жертву от дальнейших посягательств.

Что говорят юристы и правозащитники о законе?

Эксперты утверждают, что штрафные санкции для рецидивистов не предположены и в случае жестких нарушений виновник получит реальный срок.

Если ДН фиксируется впервые, то человек будет оштрафован. Условием является и тяжесть нарушение, то есть, если это ограничивается шлепками, подзатыльниками, и т.д. К сожалению, Уголовный Кодекс РФ не регламентирует понятие побои, соответственно опирается лишь на телесные повреждения и если их нет, то доказать рукоприкладство будет проблематично.

Кроме того, жертвы сами часто не говорят о сложившейся ситуации, поскольку часто считают такое поведение нормой. Ведь на уровне менталитета в РФ такие утверждения – «Бьет, значит любит», «Сама спровоцировала» и т.д.

Следовательно, спасение и защита прав жертв домашнего насилия в руках исключительно самих пострадавших. Во всяком случае, пока.

Куда обращаться за помощью пострадавшим?

Женщины, страдающие от домашнего насилия, дети, пожилые люди, не должны молчать. В РФ имеется несколько организаций, которые помогают в борьбе с созависимостью и домашней тиранией:

  1. Проект «Насилию.нет» https://nasiliu.net/.
  2. Кризисный центр помощи женщинам и детям в Москве – https://krizis-centr.ru/. Телефон – 8 (499) 977-17-05 и др.
  3. Независимый благотворительный центр помощи пережившим сексуальное насилие «Сестры», телефон (495) 901-02-01.
  4. Горячая линия помощи: 8-800-7000-600. Позвонить туда можно бесплатно.

Психологи говорят, что подобные союзы редко становятся нормальными и проблемы в отношениях будут только усугубляться. Разработчики законов иного мнения и прилагают усилия для сохранения ячейки общества любой ценой.

В результате домашнего насилия страдают не только женщины, но и дети, которые рискуют попасть «под горячую руку» либо же наблюдают за этим и получают серьезные психологические травмы. Стоит ли сохранять семью в таком формате или нет, решать, конечно, партнерам, но нужно помнить и о том, что даже у любви есть предел.

Внимание! Если возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться в чате с юристом внизу экрана или позвонить по телефону горячей линии: +7 (800) 550-39-71 Бесплатный звонок для всей России.

Свердловские общественники и полиция жестко раскритиковали законопроект о домашнем насилии

Сегодня в Общественной палате Свердловской области обсудили резонансный законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации», который был разработан депутатами Госдумы, сенаторами и экспертами. Уральские общественники обрушились на документ с критикой, которая в итоге вышла за пределы разумного. Вместе со вполне справедливыми замечаниями о размытости формулировок, о необходимости финансирования и о небольших противоречиях с федеральным законодательством участники круглого стола утверждали, что закон навязывают стране из-за рубежа, а цель его — дать заработать «феминизированным особям», разрушить семьи и уничтожить Россию. Подробности — в репортаже Znak.com.

Читайте так же:  Международная защита прав детей реферат

«Это часть глобалистского проекта по сокращению народонаселения»

Первой на встрече выступила Людмила Виноградова — член Общественной палаты РФ, эксперт движения «Суть времени» Сергея Кургиняна и лидер «Родительского всероссийского сопротивления». Она сказала, что законопроект ни в коем случае нельзя принимать, потому что его текст «дефектный», он приведет к коррупции, к желанию заинтересованных НКО нажиться на гражданах России, а также ко вмешательству во внутренние дела семьи. «Лоббисты» закона, к которым она относит политолога Екатерину Шульман, общественницу Алену Попову и «других представителей феминистского сообщества», продвигают инициативу на деньги Евросоюза, уверена она.

«Проводились общественные мероприятия. И Крым, и Кавказ высказались ну просто очень отрицательно против этого законопроекта, — заверила Виноградова, а затем неожиданно сделала категоричное заявление. —

Когда-то Виноградова занимала должность председателя Красногорского районного суда Каменска-Уральского. По ее словам, в ее практике все конфликты супругов были связаны не с насилием, а с деньгами. «Женщины обращаются [в полицию] только в те моменты, когда не могли решить вопрос о разделе имущества: „Либо ты дашь мне машину и квартиру, либо я заведу на тебя уголовное дело“. Никогда в других случаях жена не ходила в суд и не заявляла о привлечении к ответственности. Никогда не было такого, чтобы один супруг ударил другого и они пошли в суд», — сказала она.

В своей речи Виноградова упомянула и декриминализацию побоев в семье, сказав, что она «послужила на руку полиции» и «сократила преступность». С этим согласилась представитель свердловского главка МВД Лилия Будкевич.

Патриарх Кирилл считает, что закон о домашнем насилии насаждается из-за рубежа

«Количество особо тяжких и тяжких преступлений, совершенных в быту, у нас сокращается. За 2019 год их стало меньше на 7,5%, всего 147 таких случаев. Связана ли декриминализация с этим или не связана, но большинство дел заканчиваются примирением», — отчиталась она.

Сотрудница МВД заверила, что правоохранители и так работают над профилактикой семейно-бытового насилия, причем успешно. Нарушителей ставят на учет, им также выдают официальные предостережения. Отдельной статистики по предостережениям, впрочем, нет, как нет и цифр о правонарушениях в семье — отдельной отчетности по ним также не ведут.

«Я скажу однозначно: это (законопроект — прим. Znak.com) нарушение конституционных прав. Никогда органы внутренних дел не пойдут на то, чтобы без судебного решения ограничивать в конституционных правах других людей, даже временно. Такой закон не может быть принят, это однозначно!

— заявила Будкевич. — В документе описывается какое-то виртуальное насилие. Это, по сути, не насилие». На последних словах двое сурово смотрящих мужчин плотного телосложения, сидящих на местах для гостей, зааплодировали.

С обличительной речью выступила общественница из Санкт-Петербурга Ольга Баранец. Она продолжила слова Виноградовой о том, что законопроект навязывают нам из-за рубежа, сообщив, что все делается по требованию Совета Европы.

«Хотела бы донести до вас сенсационные вещи, откуда ноги растут. Еще при Брежневе наша страна присоединилась к конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин. Россия обязана отчитываться перед комитетом по этой конвенции. И комитет недоволен, он настоятельно призывает Россию внедрить комплексную стратегию, чтобы искоренить стереотипы о роли и обязанностях женщин и мужчин в семье и в обществе.

Этот закон направлен на уничтожение семьи! Еще они просят легализовать проституцию и принять секспросвет в рамках этого закона» — заявила она.

Предыдущих ораторов горячо поддержал председатель совета общественного движения «Мужской путь» Андрей Брезгин. «В этом законе хозяином семьи будет НКО. Будут феминизированные особи, которые делают все, чтобы извлечь из этого деньги. Они будут насаждать свои порядки, свое видение. Секспросветы введут в школах, проституцию легализуют.

Есть шутки о заговоре. Почитаешь про „Римский клуб“, про деньги, понимаешь, что это серьезно все. Мягкой рукой за наши деньги будут уничтожаться семьи!» — взволнованно говорил он.

Самой спокойной и аргументированной была речь протоиерея Максима Миняйло, также выступившего против законопроекта. Он напомнил о том, что РПЦ считает документ разрушительным для семьи. И хотя священник также бросил несколько обвинений в сторону Запада, главным его опасением стала квалификация людей, которые бы занялись помощью и реабилитацией жертв насилия.

«Семья — это тонкая вещь, регулирование должно быть самым деликатным. И даже сейчас я сюда ехал, мне мой священник рассказывал, что он, человек с высшим математическим, педагогическим образованием, имел серьезные проблемы, когда пытался примирить семью. Это сложная, деликатная тема. Нужно быть большим профессионалом и человеком с большим опытом, чтобы не навредить. А навредить очень просто», — сказал он.

«Все они обращались в ОВД и не получили помощи»

С предыдущими ораторами не согласилась советник уполномоченного по правам человека в регионе Ирина Литвинова. В пику представителю полиции она заявила, что ситуация с бытовым насилием даже в отдельно взятой Свердловской области «действительно просто страшная». Она рассказала об исследовании, которое социологи провели в колонии ИК-6. Там опросили 36 женщин, убивших сожителей, и еще трех из тех, кого осудили за покушение на убийство.

«Все они признавали, что система профилактики не работает. Все они обращались в ОВД и не получили помощи. Трое из них обращались в полицию в день преступления — и также не получили помощи. Женщины сказали, что бесполезно обращаться в соцполитику. Страшная картина», — сказала Литвинова.

Описывать жестокие реалии продолжил уполномоченный по правам ребенка в регионе Игорь Мороков. «Есть факты, когда действительно преступление не совершается, но так домогаются, что просто невозможно. Три случая я отобрал, в двух — бывшие мужья не дают жизни, в одном случае — дама. Ситуация с ней такая — по суду детей поделили, оставили с отцом. Но часть доли в жилье принадлежало даме. Она все время селила туда кого-то, чтобы навредить. Отец не успевает отбиваться, замки менять. Проблема существует, и позиции, озвученные в законопроекте, могут иметь место быть, может, в административном производстве», — сказал он.

Но ни Мороков, ни Литвинова не поддержали законопроект. Детскому омбудсмену не понравились формулировки, отсутствие конкретных мер профилактики, а не наказания. Также он выступил против «защитных предписаний». Литвинова сообщила, что привлеченные уполномоченным по правам человека в Свердловской области эксперты заявили о дефективности проекта.

Свердловский депутат Госдумы раскритиковал законопроект о домашнем насилии

Уральский депутат Госдумы Максим Иванов, выслушав уполномоченных, сразу же загорелся желанием настроить уже существующую систему профилактики преступлений и правонарушений. Но перспектив у законопроекта он не видит. «Я думаю, что его никто не примет. Президент что на послании сказал? Вопросы семьи, верховенство нашего права. То, что у них за рубежом, не надо принимать у нас», — заявил Иванов.

Единственным голосом за законопроект был голос Ларисы Лазаревой, президента общественной организации помощи семьям «Аистенок». Она зачитала коллективное обращение от 33 НКО, в котором указано, что вопросов к закону много, но его надо принять хотя бы для начала процесса по защите членов семьи от насилия. «В случае принятия закона жертва хотя бы будет защищена государством, а не самой жертве придется собирать доказательства», — пояснила активистка.

Лазарева единственная из всех вызвала оживление зала, который до этого, казалось, особо и не слушал докладчиков. Это был гул негодования. Поднялась женщина, назвавшая себя учителем школы, и задала вопрос, который начинался с «как работает такой закон в Европе», а заканчивался «ведь, насколько я знаю, в Европе практически разрушен институт семьи».

Читайте так же:  Чем отличается опекунство от усыновления ребенка

Возмутилась и Баранец. Вступив в перепалку с Лазаревой, она буквально высмеяла ее. «Я вот сейчас над вами учинила психологическое насилие. Причем три раза. Я смотрела вам в глаза, я повышала интонацию, я махала руками в вашу сторону. В европейском законе это прописано как психологическое насилие. И где уверенность, что в закон, который под копирку слеплен по западному образцу, не потащат и такие же инструкции?» — выступала она.

«Негативные последствия для общества и государства»

Законопроект о профилактике семейно-бытового насилия планируют внести в Госдуму в конце января 2020 года. Последнюю его версию разработали представители Федерального Собрания РФ. За принятие законопроекта выступают многочисленные кризисные центры, правозащитные, благотворительные и феминистские сообщества, генпрокуратура поддержала введение защитных предписаний для домашних агрессоров.

Против выступают радикальные патриоты, представители РПЦ. К этому списку присоединится и Общественная палата Свердловской области.

Проект ее общественной экспертизы, в котором критикуется законопроект, был составлен еще до обсуждения. Первым пунктом в нем выражено мнение, что «законодательное предложение нарушает пределы вмешательства государства в семейные отношения». Общественники осуждают понятия, используемые в законопроекте, говорят о том, что они слишком размыты. Палата также не согласна с нормами о защитном предписании и судебном защитном предписании, считая, что они нарушают Конституцию РФ. Интересно, что все тезисы согласуются со словами Виноградовой.

Отдельно общественников возмутило «создание „законопроектом“ (почему-то это слово в документе заключено в кавычки — прим. Znak.com) правовых основ и условий для частного бизнеса». Опасения слабо аргументированы, все сводится лишь к тому, что в законопроекте для профилактики планируют задействовать широкий круг социальных организаций. Это не помешало заявить, что проект нацелен «на обеспечение и сопровождение частных коммерческих, идеологических и иных интересов неких „общественных объединений“».

«С учетом того, что „насилие“ по обсуждаемому „законопроекту“ включает в себя обычные житейские ситуации и воспитательные меры, „угрозы“ создания таких ситуаций имеются в каждой квартире», — также говорится в проекте документа.

В заключение указано, что принятие законопроекта повлечет «рост социальной напряженности, распространение семейных конфликтов, разрушение существующей системы профилактики правонарушений и преступлений, негативные последствия для общества и государства». «Действующих нормативных правовых актов в Российской Федерации в целом достаточно для защиты жертв домашнего насилия и наказания виновных лиц», — резюмировали там.

К этим пунктам добавятся выдержки из сегодняшнего заседания. Дополнения будут принимать еще три дня.

Закон о домашнем насилии – это Содом и Гоморра для России в чистом виде

Закон о семейно-бытовом насилии: Содом и Гоморра в чистом виде

Автор – Александр Халдей

Не успело российское общество отойти от шока пенсионной реформы, как его ввергли в новый шок – теперь уже от обсуждаемого проекта закона о семейно-бытовом насилии. Как всегда, намерения самые лучшие, а о том, что всплывает целый пласт серьёзных политических рисков, серьёзно думать не стали. В результате по электорату пошла новая волна возмущения, и, как обычно, скандал, расширяясь, стал захватывать в свою воронку всё новые слои общества, сверху донизу.

У закона о семейно-бытовом насилии оказалось как минимум два измерения. Первое – это то, что с его принятием общество оказывается серьёзно расколотым на два лагеря по гендерному признаку. Вместе с защитой от семейных дебоширов появляется множество лазеек для использования закона в целях шантажа, отъёма имущества и клеветы с наступлением тяжёлых социальных последствий для пострадавших, которыми, и это понятно каждому, окажутся в основном мужчины, что создаёт почву для дискриминации по признаку пола.

Второе измерение – это то, что закон написан в русле понятийного аппарата так называемой Стамбульской конвенции, которую Россия не ратифицировала и, как получается, во исполнение которой этот закон и создаётся. После принятия закона конвенцию придётся ратифицировать, ибо он написан в её смысловой парадигме, а это означает автоматическую отмену путинского завоевания – закона о запрете пропаганды гомосексуализма и прочего содомизма.

Дело в том, что Стамбульская конвенция содержит скрытые установки по защите гендерных ролей, а это понятие, которое требует признания права человека самому по ходу жизни определять свой пол. Казалось бы, где семейно-бытовое насилие и где проблема защиты трансвеститов, гомосексуалистов и прочих лесбиянок. А тем не менее всё взаимосвязано: защита от семейного насилия требует терминов гендера.

А гендер, хочется это особо напомнить российским депутатам, – это не биологический пол, а социальная самоидентификация. В мире насчитывается два пола и аж 58 гендеров. Встаньте раз на эту почву – и вас неминуемо принесёт в либеральное правовое болото по защите прав на пропаганду гомосексуализма среди детей. А что? Чем не семья и не проблема защиты от насилия?

Стамбульская конвенция имеет прямое отношение к защите от семейного насилия, так как женщиной определяет не того, кто биологически является женщиной, а того, кто считает себя женщиной. То есть это уже легализация психиатрических патологий. Они принимаются как норма, и требование их лечить уже трактуется как насилие, от которого требуется защита. Содом и Гоморра в чистом виде.

Ибо, согласно конвенции, насилием считается не расстановка бытовых синяков под глазами, а намного более широкая трактовка термина: любая психологическая травма извращенцу, любое его осуждение или причинение душевного страдания. Сказал гею по-русски кто он – соответственно, причинил ему «душевные страдания», а это или штраф, или срок в случае рецидива. Это нашему обществу предлагает депутат Пушкина и прочие товарищи?

Под видом борьбы с предрассудками Стамбульская конвенция вламывается в вековые ролевые сценарии поведения мужчин и женщин. Закон о борьбе с семейно-бытовым насилием сам оказывается инструментом тяжелейшего психологического массового насилия. Он навязывает изменения стереотипных представлений о нормах поведения мужчин и женщин.

И если вы вздумаете сопротивляться, вы обвиняетесь в насилии и попадаете под уголовное преследование. Согласно этому закону, вы не сможете протестовать против того, чтобы из неблагополучной, но традиционной семьи не забрали девочку, например, трех лет и не отдали ее в семью двух престарелых … «геев». За это нам предлагает голосовать Пушкина?

Ибо, согласно конвенции, «стороны обеспечивают, чтобы культура, обычаи, религия, традиции и так называемые «соображения чести» не рассматривались в качестве оправдания каких-либо актов насилия… В том числе то, что поведение жертвы нарушило их». То есть соображения чести, традиций, нравственности, религиозных устоев уже взяты в кавычки и навязано их понимание как чего-то условного и относительного и даже уголовно наказуемого.

Видео (кликните для воспроизведения).

Теперь любая нравственная или религиозная проповедь будет вне закона – ибо каждую такую проповедь Бесы могут объявить насилием над собой.

Любое замечание – это причинение нравственного страдания. Это психологическое насилие. Есть ещё экономическое насилие – к примеру, не дать денег на наркотики. Причём конвенция запрещает примирение сторон: даже если люди и помирятся, обвиняемый всё равно будет посажен.

А чтобы такого не произошло, конвенция требует с детского сада учить детей «правильному» поведению. «Стороны предпринимают… необходимые шаги по включению педагогического материала по таким вопросам, как… нестереотипные гендерные роли, … насилие по гендерному признаку,… адаптированного к развивающимся способностям учащихся… на всех уровнях образования».

Читайте так же:  Сон насилие над детьми

Если закон о семейно-бытовом насилии будет принят, начнётся правоприменительная практика. А она будет расширяться далеко за пределы семейных дебошей по пьяной лавочке.

Не для того этот закон продавливается сейчас, чтобы защитить бедных малюток и их затюканных мамаш от бесноватых отцов, блудливых отчимов, нетрезвых мужей и ревнивых сожителей. Это всё только повод, отмычка к сейфу. После его отмыкания из него будут вынесены главные ценности. Те, что пока ещё сохраняют институт семьи – последний не рухнувший под нажимом либералов социальный бастион.

И это понятно. Где ещё плодится человек? В семье. В результате чего? В результате отношений между мужчиной и женщиной. И если тут хорошенько покопаться и всё перестроить, то через два поколения гарантированно начнётся процесс сокращения поголовья человечества. Сам, без войн и концлагерей – это дорого и вызывает возмущение. А вот если взорвать мышление изнутри, то всё произойдёт само собой.

Владимир Путин своей позицией по защите ценностей и запрету на гей-пропаганду и прочего содомизма снискал ненависть либерального мирового сообщества и признание в России. Его за это уважают в странах, противостоящих либеральному безумию, и там, где безумие победило, а противостояние загнано в подполье. Собственно, тут возник некий путинский консенсус. Подобный крымскому. Таких консенсусов в обществе не так уж много, и стоит ими дорожить.

Вильям-Адольф Бугро. Данте и Вергилий в аду. 1850

Однако глава Совета Федерации Валентина Матвиенко, бывший комсомольский функционер и партийный работник, а также некая Оксана Пушкина, депутат партии власти «Единая Россия», стали инициаторами принятия этого закона, который влечёт за собой такие последствия. И «Единая Россия» поспешила заявить, что поддерживает эту инициативу.

Дискуссия мгновенно ушла в сторону обсуждения деталей: на какое расстояние можно разрешить дебоширам приближаться к обиженным ими пострадавшим, кто будет выносить такие решения, как защищаться от злоупотреблений и так далее. Все эти жидкие деревья должны заслонить лес идущих следом глобальных последствий смысловой матрицы Стамбульской конвенции – которая сразу возникнет после принятия этого закона.

Спрашивается – кто это придумал и зачем Матвиенко подрывает курс Путина? Она вовсе не вольный стрелок, делающий что вздумается и когда вздумается. Это старый член номенклатуры, колеблющийся всегда только вместе с линией партии. И если КПСС однажды последовательно сломала и уничтожила СССР, то почему ЕР не может повторить на бис такой же номер с нынешней Россией? Какой Заратустра ей это не позволит?

Наша политическая элита – это густое варево циничных притворщиков, гениальных лицемеров, алчных трусов и двуликих янусов. Очередной единоросс недавно убежал на жительство в Германию, рассказывая теперь, как он «вдруг» прозрел, а прежде заблуждался – это в ответ на вопросы о его былой патриотической риторике. Недаром Путин на крайнем съезде «Единой России» предупреждал об опасности засилья в партии карьеристов, способных, как говорят в Одессе, «за $100 продать маму, папу и Родину».

Оноре Домье. Чиновники. 1834

Не они ли сейчас бросились поддерживать и проталкивать скандальный закон, по сути, бьющий Путину в спину и разрушающий один из базовых путинских бастионов консенсуса? «Ищи, кому выгодно», – говорит старая римская мудрость. Тех, кому выгодно предать Россию и Путина, – легион.

С горбачёвских времён они облепили власть и ведут свои тайные переговоры с Западом за спиной всякого, кто захочет вырвать Россию из цепких лап глобального либерализма. Не их ли очередную затею мы сейчас наблюдаем в виде так называемого закона о семейно-бытовом насилии? И кто потом будет нам рассказывать, что они хотели как лучше, только почему-то опять получилось как всегда?

Кто и для чего массово разрушает наши семьи?

Что Вы думаете про демографическую политику в России?

Пятая колонна – почему она сегодня так сильна в России?

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех просыпающихся и интересующихся…

Проекта закона о домашнем насилии в России в 2019-2020 годах – текст и обзор законопроекта

Закон о домашнем насилии предлагали принять в России уже не один раз. До сих пор отдельный нормативный акт так и не принят. Многие эксперты полагают, что имеющихся на сегодня мер достаточно, чтобы бороться с насилием в семье, и дополнительный закон будет лишним.

Расскажем подробнее, какие нормы планируют ввести власти, и почему новый закон о домашнем насилии в России в 2019-2020 годах (текст законопроекта можно скачать здесь) вызвал волну неудовольствия среди граждан.

Законопроект о домашнем насилии в России 2019 года

В 2019 году в Государственную Думу был подан законопроект о Домашнем Насилии, поскольку предпосылок достаточно много. В 21 веке многие семьи еще живут по средневековым законам, в то время, как жертвам и их родственникам правоохранительные органы говорят: «Убьет, тогда посадим.»

В домашнем насилии тяжкие телесные повреждения – это редкость, а вот убийства на бытовом уровне происходят в 70% случаев, если в семье присутствует тирания. Причем совершают убийство иногда и жертвы, в процессе самозащиты, после чего их обвиняют в превышении полномочий и отправляют отбывать наказание.

Что же гласит закон? Согласно 4 ст. Закона, цель его – поддержка и сохранения семьи, а также оказание оказание социальной и медицинской помощи пострадавшей стороне. К нарушителю будут применяться защитные предписания, в результате которых он может быть выселен при условии, если есть куда, а также запрет на вступление в любой контакт с жертвой.

Если вникнуть в суть законопроекта, то он, в случае принятия, вносит ряд изменений в процесс правового взаимодействия между жертвами БН и абьюзерами.

Однако все они направлены на сохранение семьи, а не на защиту прав потерпевших. Поэтому, развернувшаяся полемика вокруг данного нормативно-правового акта, вполне оправдана. В чем минусы закона?

  1. Побои в домашних условиях декриминализируются. Ранее за подобное нарушение нарушитель мог получить до 2-х лет лишения свободы. Согласно новому законопроекту, сейчас это административное нарушение, за которое предполагается штраф до 30 тыс.рублей.
  2. В случае отсутствия доказательств, максимум, на который может рассчитывать жертва – это проведение профилактической беседы.
  3. Если есть доказательства побоев, суд может выдать предписание, по которому нарушитель не имеет права контактировать с пострадавшим ни при каких обстоятельствах. Однако, потенциальная опасность для жертвы в таких ситуациях увеличивается в разы, так как это может только разозлить тирана. Кроме того, штраф будет платиться из семейного бюджета, следовательно косвенно его оплачивает и сама жертва.
  4. В тексте законопроекта ничего не сказано о сексуальном насилии, в результате чего получается, что партнеры заведомо согласны на любые действия интимного характера.

Основные идеи нового закона

Именно вышеуказанные недостатки и должен устранить новый закон о семейно-бытовом насилии. Нормативный акт, в первую очередь, направлен на профилактику преступлений. Предусмотрена даже работа психологов с лицом, которое выступило агрессором в семейных отношениях. Причем насилие может быть не только физическим, но и психологическим или экономическим.

Самым главным нововведением, которое предусматривает проект Закона о профилактике домашнего насилия в 2019-2020 годах, является охранный ордер.

Он позволяет разобщить жертву и агрессора:

  1. При обращении в полицию по поводу домашнего насилия правоохранительные органы выдают предписание, которое разрешает агрессору находиться на одной территории с жертвой, но запрещает причинять ей насилие.
  2. Предписание действует до принятия судом решения: выдавать охранный ордер или нет.
  3. Если ордер будет выдан, то агрессор будет вынужден покинуть жилье, в котором он проживал с жертвой, даже если он является его собственником.
Читайте так же:  Выплаты родителям усыновлении ребенка

Предполагается, что такая мера окажется эффективной, чтобы предупредить дальнейшее домашнее насилие в семье.

Что важно знать о самообороне

Довольно часто женщины, страдающие от домашнего насилия, пытаются ответить партнеру той же монетой, однако грань между самообороной и превышением довольно тонкая. Человеческое тело устроено таким образом, что в критической ситуации задействует все ресурсы для выживания и резкий выброс адреналина может привести к плачевным последствиям.

Закон позволяет жертве защищать свою жизнь и неприкосновенность, но запрещает наносить телесные повреждения и вред жизни обидчику. Поэтому, конечно лучше при малейших предпосылках тирании обращаться в правоохранительные органы и фиксировать инциденты.

Какая ответственность за домашнее насилие?

Пока Законопроект о Профилактике домашнего насилия не принят, правоохранители опираются на ст.116.1. УК РФ. Наказание в случае доказательства бытового насилия будет:

  • штраф до 30 тыс. руб. или в размере зарплаты за период до 3 месяцев;
  • общественные работы сроком до 240 часов;
  • исправительные работы сроком до полугода;
  • арест на 3 месяца.

Уголовная ответственность за повторные случаи избиения, изнасилования наступает лишь в случае рецидивов и это вызывает тревогу у лоббистов.

Чем руководствуются противники нового закона

Законопроект базируется на опыте других стран по данному вопросу, но в РФ нашлось немало тех, кто выступает против закона. Они утверждают, что это попытка разрушить такую ячейку общества, как семья, поскольку госорганы получат право вмешиваться в частную (семейную) жизнь. К тому же, государство будет реагировать не только на физическое насилие.

Много вопросов возникает по поводу новых для законодательства России способов насилия:

Пока не существует четких критериев, что же это такое. Поэтому противники опасаются, что закон будет работать против тех, кого должен был бы защищать. Ведь агрессором могут признать любого.

В качестве примера критики нового закона приводят следующие ситуации: не купили родители ребенку новый гаджет — это можно посчитать экономическим насилием, и ребенка смогут отобрать у родителей.

Реакция на критику

Авторы законопроекта призывают не впадать в крайности. Если ребенок одет и накормлен, никто не расценит экономическим насилием отказ купить новую игрушку. Тем не менее, остаются противники, которые считают, что это антисемейный закон, и направлен он на то, чтобы подорвать существующие устои.

Немало вопросов возникает по поводу охранного ордера. Многие считают, что от такого закона могут пострадать собственники недвижимости.

Например, приводит мужчина сожительницу, она через несколько дней обвиняет его в насилии, а мужчина остается без жилья. Таким способом могут воспользоваться мошенники в корыстных целях.

Сторонники закона утверждают, что это невозможно. Решение о выдаче охранного ордера будет принимать суд, который будет рассматривать сложившуюся ситуацию всесторонне. Сфабриковать факт домашнего насилия будет достаточно сложно.

Уже не один митинг против закона о домашнем насилии прошел в России, хотя проект еще не начали рассматривать. В каком виде он будет принят и будет ли принят вообще, с учетом таких активных протестов общественности, пока неизвестно.

Скачать законопроект № 1183390-6 можно здесь.

Опубликован законопроект о профилактике семейно-бытовых конфликтов

В России может быть введен институт предписаний для защиты жертв домашнего насилия на основании задокументированного факта насилия вне зависимости от семейного статуса и места проживания нарушителя и жертвы, следует из текста законопроекта «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации». Предписание может действовать от месяца до года и запрещать нарушителю выходить на контакт с пострадавшими. Также в документе предусмотрены различные меры профилактики домашнего насилия: от просвещения и бесед до принудительного прохождения специальных психологических программ.

В пятницу на сайте Совета федерации РФ опубликован проект закона «О профилактике семейно-бытового насилия» (.pdf), разработанный членами нижней и верхней палат парламента. Документ закрепляет в правовом поле такие понятия, как «семейно-бытовое насилие», «лица, подвергшиеся ему», «нарушитель» и «профилактика семейно-бытового насилия». Нарушителем может стать лицо, достигшее совершеннолетия, «совершившее или совершающее семейно-бытовое насилие» — «умышленное деяние», причиняющее вред или содержащее угрозу причинения «физического, психического страдания или имущественного вреда».

Отметим, в феврале 2017 года Владимир Путин подписал закон о декриминализации побоев в семье. Закон перевел побои близких родственников из разряда уголовных преступлений в административное правонарушение в случаях, когда такой проступок совершен впервые. В мае 2018 года председатель Следственного комитета России Александр Бастрыкин сообщил об участившихся случаях домашнего насилия из-за декриминализации этого вида правонарушения. Опубликованные в августе 2018 года результаты опроса фонда «Общественное мнение» (ФОМ) показали, что более половины (55%) россиян считают, что за домашнее насилие должно быть предусмотрено уголовное наказание. По мнению экспертов HRW, последствия декриминализации являются «исключительно негативными», а закон «усилил ощущение безнаказанности для агрессора» и «добавил проблем процессуального характера».

Полемика вновь активизировалась в связи с делом сестер Хачатурян, которых обвиняют в убийстве отца «по предварительному сговору», тогда как защита сестер настаивает, что убитый несколько лет подвергал их насилию и они пошли на необходимую самооборону.

Законопроект о борьбе с домашним насилием планируют внести до 1 декабря. О поддержке проекта неоднократно заявляла спикер Совета федерации Валентина Матвиенко. В защиту женщин от домашнего насилия проходят пикеты по всей стране. В противовес им выступают общественные организации, обвиняющие авторов проекта в лоббировании антисемейных интересов.

Согласно документу, защитные предписания выносятся «незамедлительно» после установления факта совершения домашнего насилия сотрудником полиции, к которому поступило заявление или сообщение. При этом вынести его можно с согласия лиц, подвергшихся насилию, или их представителей. Защитное предписание запретит нарушителю «совершать семейно-бытовое насилие», общаться или вступать в любые контакты с пострадавшим (в том числе звонить или писать в социальных сетях), пытаться выяснить его местонахождение. Срок действия предписания — 30 суток, но может быть продлен по заявлению жертвы «из-за сохраняющейся угрозы». Вынесение и продление срока предписания можно обжаловать в суде. На время предписания нарушитель ставится на профилактический учет и контроль органами МВД.

Кто выживает в семейных конфликтах

Если защитное предписание не обеспечивает безопасность пострадавших, полиция может обратиться в суд за судебным защитным предписанием, которое может выдаваться на срок от 30 дней до одного года. Суд может ужесточить меры воздействия на нарушителя: обязать пройти психологическую программу, покинуть совместное с жертвой место жительства на срок действия предписания, отдать пострадавшему его личное имущество и документы (если они удерживаются нарушителем). В проекте указывается, что «неисполнение предписаний влечет ответственность, предусмотренную законодательством», но не разъясняется, какую именно.

Профилактику семейно-бытового насилия предлагается проводить в соответствии с законами «Об основах системы профилактики правонарушений в РФ» и «Об основах социального обслуживания граждан РФ» с учетом ряда особенностей. Речь идет о «комплексе мер», направленных как на помощь уже пострадавшим и наказание нарушителям, так и на «выявление и устранение причин и условий возникновения семейно-бытового насилия».

Участие в мероприятиях по профилактике должно быть добровольным для всех, за исключением несовершеннолетних и недееспособных граждан. Отвечать за профилактику семейно-бытового насилия будут органы внутренних дел, профильные министерства, прокуратура, омбудсмены, власти регионов и органы местного самоуправления, управления соцзащиты, кризисные центры и медорганизации, а также общественные организации.

Читайте так же:  Профилактика жестокого обращения с детьми темы бесед

Основанием для применения мер профилактики станут заявление о семейно-бытовом насилии, которое могут подать сама жертва или ее представители, и обращения любых граждан, «которым стало известно о свершившемся факте семейно-бытового насилия, а также об угрозах его совершения в отношении лиц в беспомощном и зависимом состоянии». Инициировать процедуру помогут сведения, поступившие из любых органов власти, а также «организаций, должностных и других лиц». Меры профилактики будут применяться также по решению суда или после установленного сотрудником полиции факта совершения насилия или угрозы его причинения. В документе подчеркивается, что заявления, жалобы и сообщения о домашнем насилии должны рассматриваться «незамедлительно».

Как Рамзан Кадыров и правозащитники сообща боролись против домашнего насилия

Законопроект закрепляет виды профилактики домашнего насилия. Общая профилактика направлена на «повышение уровня грамотности граждан». Речь идет о правовом просвещении и информировании. Индивидуальная профилактика должна оказывать систематическое воспитательное воздействие на лицо, «действия которого носят противоправный характер», а также оказывать правовую и социальную помощь пострадавшим.

«С учетом сильных реверансов в сторону фундаменталистов и желания Совета Федерации получить мнение патриарха, у меня складывается ощущение, что все шесть лет борьбы за законопроект просто коту под хвост»,— сказала “Ъ” соавтор законопроекта, правозащитник Алена Попова. По ее мнению, нужно вернуться к первоначальному варианту законопроекта, который был переработан Советом Федерации. «Те изменения, которые сейчас внес Совет Федерации в наш вариант, полностью разрушают систему защиты жертв насилия. Согласно новым поправкам, выходит, что жертве предлагают сохранять семью с насильником, а НКО будут примирять семью с насильником,— говорит госпожа Попова.— Мы постоянно рассказываем реальные истории жертв, когда после именно примирения насильник жертву убивал. Сколько еще надо смертей, чтобы законодатели поняли, что закон должен быть не формальностью, причем бессмысленной, а идеальным и работающим в сторону защиты жертв».

« Мы зря рассчитывали, что тема домашнего насилия уже настолько освещена, что привлечено внимание к случаям насилия по отношению к пенсионерам, в отношении детей, в отношении женщин, что дополнительных аргументов дополнительных не потребуется,— отметила правозащитник Попова.— Оказалось, мы ошибались».

Госпожа Попова также напомнила, что «есть Конституция и надо просто соблюдать базовое право на защиту жизни и ненасилие». В отзыве, которые направили в Совфед она и другие соавторы законопроекта, указывается, что определение семейно-бытового насилия (ст. 2) в нынешнем варианте звучит как «умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического, психического страдания или имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления». «В данной редакции оно полностью исключает из-под действия закона все виды физического насилия, так как данные виды насилия всегда содержат в себе признаки административного правонарушения или преступления»,— говорится в документе.

Также претензии у соавторов законопроекта к определению лиц, подвергшихся семейно-бытовому насилию. Сейчас это должны быть «супруги, бывшие супруги, лица, имеющие общего ребенка, близкие родственники, а также совместно проживающие и ведущие совместное хозяйство иные лица, связанные свойством». «В указанной формулировке отсутствуют лица, которые совместно проживают и ведут совместное хозяйство, но при этом не связаны свойством,— говорится в отзыве.— Между тем, до 12% семей живут длительно в незарегистрированном браке, а почти 30% семей проживали совместно и вели совместное хозяйство до заключения официального брака. Таким образом, в указанное определение должны быть включены лица, которые совместно проживают и ведут совместное хозяйство, а также лица, которые ранее совместно проживали и вели совместное хозяйство».

Адвокат Мари Давтян о законопроекте о профилактике семейно-бытового насилия

Что касается защитного предписания, то в отзыве отмечается, что в законопроекте отсутствует пояснение, какой именно протокол и в соответствии с каким процессуальным законом составляется сотрудником ОВД для применения этого механизма. Согласно нынешнему тексту законопроекта, защитным предписанием нарушителю запрещается общаться с лицами, подвергшимися семейно-бытовому насилию, и предпринимать попытки выяснять место пребывания лиц, подвергшихся семейно-бытовому насилию. «Целесообразно дополнить список запретов также запретом вступать в контакты с пострадавшим через третьих лиц либо иными способами, посещать место проживания и пребывания пострадавшего, места работы, учебы, лечения пострадавшего, а также приближаться к такому лицу на расстояние ближе, чем на 50 метров, если это лицо находится вне совместного места жительства или места пребывания с лицом»,— говорится в отзыве.

Адвокат Мари Давтян, которая также является одним из соавторов законопроекта и входит в рабочую группу по разработке законопроекта в Совете Федерации в разговоре с “Ъ” отметила, что представленная версия законопроекта не согласовывалась с ней, а также еще с несколькими членами рабочей группы: «Насколько я понимаю, сейчас ждут поправок от всех». В Facebook она охарактеризовала представленную редакцию как «не просто урезанную и сокращенную, но еще и во многом юридически безграмотную»: «Это результат заигрываний Совфеда с разного рода радикальными консервативными группами. И это плохо!

Надо было думать не как уважить людей, которые видят в насилии скрепу, а как защитить тех, чьи жизнь и здоровье в опасности.

Мы предлагали нормальный текст, текст, который был бы эффективный. Закон должен быть не просто на бумажке, он должен быть эффективным. То, что предлагает Совфед сейчас, не просто неэффективно, это бесполезно».

Кира Дюрягина, Ксения Миронова, Валерия Мишина

ООН встревожена случаями домашнего насилия в России

В 2018 году международная неправительственная организация Human Rights Watch (HRW), осуществляющая документирование нарушений прав человека, подготовила доклад об изменении ситуации с домашним насилием в России после вступления в силу закона о декриминализации семейных побоев. Исследователь HRW Юлия Горбунова говорила, что «в законе даже нет четкого определения домашнего насилия» и до сих пор нет конкретных цифр о его жертвах. «По данным Росстата и Минздрава 2012 года, каждая пятая женщина подвергается насилию со стороны супруга или партнера, по данным МВД за 2008 год, большая часть тяжких насильственных преступлений приходится на преступления в отношении членов семьи. Однако полных данных до сих пор нет. В том числе и из-за стигматизации жертв официальными лицами и неосведомленности самих пострадавших о том, куда и как обращаться»,— отмечала госпожа Горбунова.

Видео (кликните для воспроизведения).

В апреле 2019 года Комитет ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин признал РФ ответственной за нарушение права на защиту от побоев. Комитет опубликовал решение по жалобе жительницы Ачхой-Мартановского района Чечни Шемы Тимаговой, пострадавшей от домашнего насилия. Бывший муж ударил ее топором по голове, после чего она стала инвалидом. Суд приговорил обидчика к девяти месяцам лишения свободы, но при этом указал, что нападение спровоцировала госпожа Тимагова, подав жалобу в суд. Комитет ООН признал, что Россия нарушила право заявительницы на защиту от дискриминации и насилия, а также рекомендовал властям принять меры общего характера по снижению случаев домашнего насилия в отношении женщин. В частности, было рекомендовано криминализировать домашнее насилие, ввести судебные охранные ордера и разработать эффективные механизмы борьбы со стереотипами, обычаями и практикой, которые оправдывают насилие в семье. Уже после этого, в мае, аналитическое агентство «Михайлов и партнеры. Аналитика» выяснило, что 39% россиян допускают применение силы к близким, а 10% не считают принуждение жены к сексу изнасилованием.

Источники

Законопроект о защите от домашнего насилия
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here