Главная страница 1
скачать файл


электронная версия: © krnr, 2003 http://metalism.narod.ru

Рубеж 1970-х гг. отмечен в исто­рии рок-музыки серьезным пере­ломом. Стремление рок-музы­кантов раздвинуть границы свое­го стиля, поэкспериментировать со звуками, тембрами, инструментами (по­мните the Beatles с их «Револьвером») при­вело к рождению т.н. прогрессивного рока. Его природа уводила в сторону от развлека­тельного заряда музыки основной массы поп- и рок- групп 1960-х гг. Прогрессивные исполнители создавали произведения из «потока мыслей», в причудливых и слож­ных композиционных построениях зашиф­ровали «послания человечеству» и «братьям по разуму». В общем, прогрессивные музы­канты разглядели в роке Искусство и по­старались раскрыть для всех его потенци­альные возможности. Слово «коммерция» на некоторое время перестало для них что-либо значить, творчество означало все.

В течение каких-то четырех-пяти лет прогрессивный рок раздробился на целый ряд более-менее самостоятельных течений, которые формировались за счет поисков талантливых рок-музыкантов в разных об­ластях и сферах музыкального искусства. Принято выделять: арт-рок, хард-рок, ба­рокко-рок, джаз-рок и некоторые другие. Первые два из этого ряда пользовались бесспорной популярностью, а такие груп­пы, как Genesis, Yes, King Crimson, Led Zeppelin, Deep Purple стали «звездами» ро­ка первой величины.

Очевидно, что хард-рок оказал на со­временную музыку наибольшее влияние. Возникнув сначала как стиль, он превра­тился с годами в музыкальную форму. Ее главная отличительная черта — рифф, мощная гитарная фраза, «подстегивающая» ритм, исполняемая обычно в унисон на гитаре и басу, вошла в арсенал, практически, всех рок-музыкальных стилей. Помимо основанного цели­ком на хард-роке стиля хеви метал, давно появились группы, исполняю­щие «утяжеленный» (хард значит «тяжелый» по-английски) вариант то­го или иного музыкального формата: «тяжелый рок-н-ролл» (Twisted Sister), «тяжелый блюз» (Aerosmith), «тяжелый арт-рок» (Styx), «тяже­лый панк-рок — хардкор» (Suicidal Tendencies) и даже «тяжелый рэп» (Beastie Boys).

Своим появлением «хард-рок» обязан многим группам 1960-х гг., в первую очередь блюзовым, таким как Rolling Stones, the Kinks и the Who, но окончательное свое оформление «тяжелый рок» нашел в композициях групп Led Zeppelin и Deep Purple. По сути эти два ансамбля открыли но­вую страницу в истории рок-музыки, а яркость и мастерство их исполни­телей, мощь и напор их музыки привлекли множество последователей. Среди последних можно выделить такие коллективы, как американские Blue Cheer и Grand Funk Railroad, английские Black Sabbath и Judas Priest, австралийский АС/ДС, немецкий Scorpions, швейцарский Krokus.

Особое место в этом ряду занимает английский ансамбль Uriah Heep. Первые работы группы, которые пришлись на годы расцвета творчества Led Zeppelin и Deep Purple, вызвали у критиков раздражение и не со­всем оправданные упреки в несамостоятельности. Говорили о том, что Uriah Heep копирует работы Deep Purple, идет в фарватере более име­нитой группы. Один рок-журналист даже остроумно пообещал: «Я готов наложить на себя руки, если Uriah Heep ждет хоть какая-нибудь извест­ность». Журналист не сдержал обещанного слова и остался жить на бе­лом свете после того, как отношение к английской команде изменилось. Небеса также не поразили его молнией за лукавство, ну, a Uriah Heep, думаю, простили незадачливого критика. Надо ж так ошибиться: именно Uriah Heep сумела внести в хард-рок элементы подлинного артистизма, ее деликатный «саунд», овеянный прочувственными органными мелодия­ми, незабываемыми хоровыми эффектами, доказал всем свою уникаль­ность. Uriah Heep за годы своего существования пополнила сокровищни­цу рок-музыки великими композициями: «Июльское утро», «Цыганка», «Легкая жизнь», «Хищная птица», «Возвращение к фантазии» и многи­ми другими. К счастью, сегодня россияне получают прекрасный пода­рок — «Эс-Эн-Си Рекордз», детище знаменитого Стаса Намина, решило выпустить практически всю дискографию группы Uriah Heep. Те, кто знаком с творчеством этого ансамбля имеют возможность за вполне уме­ренную плату приобрести для своей коллекции любимые пластинки, сделанные по лицензии «один в один». А тех, кто знает Uriah Heep лишь понаслышке, ожидает превосходное открытие — стоит только ку­пить любой из альбомов и поставить на проигрыватель.

В то же время, думается, что как и молодым, так и поклонникам ро­ка со стажем будет небезынтересно узнать подробную историю Uriah Heep. Предлагаем ее вашему вниманию.
Отцами-основателями» рок-группы Uriah Heep были два английских музыканта, кото­рые приросли к рок-музыке еще в юношеские годы — Дэ­вид Байрон (родился в Эппинге, Эссекс, 29 января 1947 г.) и Мик Бокс (родился в Лондоне 8 июня 1947 г.). Первый из них, говорят, в возрасте не то семи, не то вось­ми лет почувствовал, что петь ему гораздо легче, чем говорить. Предприимчивые ро­дители смекнули, что на способностях свое­го сына могут нажить неплохой капитал в обществе и стали таскать его за собой, куда бы ни направлялись: загород с друзьями, в кемпинг, на праздник, в клуб. И везде ма­ленькому Дэвиду приходилось выполнять десятки заказов: «Спой то, спой се», а за­ботливые родители подталкивали ребенка в спину: «Ну, давай, тебя же просит дядя Роджер». К счастью, эти импровизирован­ные выступления в кругу знакомых и сосе­дей не полностью отбили у Байрона-млад­шего охоту к музыке, и хотя он так и не выучился игре ни на одном инструменте, петь не прекратил и даже сочинял мелодии. Некоторые из них стали известны, и вошли в репертуар исполнителей из Эссекса.

Почувствовав, что ему вполне по силам самому зарабатывать себе на жизнь, юный музыкант стал искать достойную работу. Начинать приходилось с малого: подпевать исполнителям, участвовать в хорах, а не­сколько раз ему особо повезло: он прини­мал участие в записи анонимных кавер-альбомов. Этот вид бизнеса был в 1960-е гг. распространен среди фирм-грамзаписи. Их агенты набирали за скромную плату малоизвестных исполнителей которые пе­репевали популярные песни. Получался диск хитов, но указание на обложке, кто исполняет песни, отсутствова­ло. Что интересно, Дэвид Байрон пел на нескольких таких дисках с од­ним парнем по имени Реджинальд Дуайт, который позднее стал изве­стен под псевдонимом Элтон Джон.

В семнадцать лет Дэвид пришел к выводу, что исполнять самому свои собственные вещи куда выгодней, чем за гроши отдавать их кому-то или петь чужие. Он присоединился к группе the Stalkers («Сталкеры»).

В этой группе в то время уже играл некий Мик Бокс. Этот длинноно­сый, маленького росточка паренек был влюблен в рок-музыку по уши, но страдал от медлительно­сти собственного прогресса в этом виде искусства: лишь в четырнад­цать лет он начал учиться игре на гитаре, и хотя голову ему пере­полняли всяческие музыкальные идеи, он не всегда мог адекватно их воспроизвести на своем инст­рументе. Поэтому Мик принял появление Дэвида Байрона как подарок судьбы. Конечно же, при­ход такого опытного человека, имевшего к 1964 г. вполне солид­ный (по мнению начинающего Бокса) багаж записей и выступлений, мог принести неоценимую помощь группе. Мик тут же привлек Дэвида к сочинению и аранжировке новых песен для репертуара ансамбля.

Но не все получалось. Ни известность, ни успех не пришли. Больше всех переживал Мик. Он был готов удавиться, только кто-нибудь бы при­метил «сталкеров». Ноль внимания со всех сторон. Бокс впадает в продолжительную депрессию и лишь в 1966 г. решает вновь вернуться к музы­кальной деятельности. Старый приятель Дэвид Байрон протягивает ему руку помощи. Вместе ребята создают новый ансамбль — Spice («Граби­тель»). Помимо них двоих в составе группы появляются ударник Эл Напьер и басист Пол Ньютон. Последний ради выступлений вместе с Бок­сом и Байроном покидает свою предыдущую группу the Gods («Боги» — не меньше, не больше), в которой, между прочим, рядом с ним играл Мик Тэйлор, взлетевший к вершинам мировой славы, удачно заменив в 1969 г. Брайана Джонса в составе легендарных Rolling Stones (а вместо Ньютона в the Gods приходит...Грег Лейк, будущий басист King Crimson и ELP).

В таком виде ансамбль Spice существует несколько лет. В самом конце 1969 г. вокруг музыкантов стал увиваться музыкальный коммерсант Джерри Брон. Он некоторое время приглядывался к ним, а в начале сле­дующего года предложил свои услуги в качестве менеджера. Так возник Uriah Heep — «Юрай Хип». Название — имя собственное. Так именовался персонаж в романе Чарльза Диккенса «Дэвид Копперфильд». В русском переводе этого героя писали как Урия Гип. У Диккенса Урия — малопри­метный человечек, вечно простирающий руки к собеседнику, постоянно готовый к самобичеванию, рассказывающий всем и каждому о своем низ­ком положении, но всегда готовый на подлость и очень коварный.

Название ансамблю было подобрано не совсем с потолка. В тот год вся Англия отмечала юбилей Чарльза Диккенса. Везде было полно пла­катов и афиш, связанных с именем великого писателя. Даже менеджер Spice не поленился пойти на фильм «Дэвид Копперфильд». По словам Мика Бокса после сеанса он ворвался в студию и с порога закричал: «Юрай Хип» — вот как будет называться ваш коллектив». Все музыкан­ты повернули к нему головы и дружно сказали: «Нет! Ни в косм слу­чае!». Но часто бывает так что вещь, которая не нравится с первого взгляда, через некоторое время начинает казаться все более привлека­тельной. Название «прилипло».

Пол Ньютон предложил музыкантам усилить оркестр вводом кла­вишника и, получив согласие, в феврале 1970 г. посоветовал своему дру­гу Кену Хенсли заполнить вакансию. Uriah Heep превратился в квинтет.

Кен Хенсли (родился 24 августа 1945 г.) не сразу определил свои пристрастия в области клавишных инструментов. В юные годы он непло­хо играл на гитаре и именно в качестве гитариста присоединился к своей первой группе — Kit & the Saracens, которая базировалась в анг­лийском городе Стевенайдж. Следующим «пунктом» на его пути к Uriah Heep был соул-бэнд Джимми Брауна — The Jimmy Brown Sound затем Кен Хенсли основал группу The Gods, уже знакомую нам, где басистом был Пол Ньютон. После распада «Богов» Кен играл в группе Клиффа Беннетта Toe Fat. В се составе он принимал участие в записи диска «Toe Fat». Таков был его послужной список до февраля 1970 г., когда музыкант получил приглашение присоединиться к Uriah Heep.

Деятельность ансамбля началась вполне обычно. Брон в поисках ра­боты стучался во все двери, но поначалу кроме владельцев маленьких клубов и небольших концертных площадок никто на название Uriah Heep не «покупался». Однако довольно скоро — через пару месяцев — слух о новой интересной группе, играющей модный хард-рок в мощном ледзеппелиновско-дипперпловском ключе, распространился по всей Ве­ликобритании. Уже весной 1970 г. Uriah Heep появляется с концертами в крупных рок-центрах страны, привлекая большое количество поклон­ников. Незамедлительно заключается контракт с фирмой «Вертиго» на запись дебютной пластинки (Джерри Брон позже, в 1971 г. специально под Uriah Heep создаст собственную фирму грамзаписи — «Бронз»)

В кратчайшие сроки — за несколько недель, как было принято в то время, это уже в 1980-х гг. запись стала отнимать месяцы работы в сту­дии — Uriah Heep записывает диск «Дешево, но сердито». В него вошли восемь песен, составлявшие на тот период основу репертуара молодой группы. Заявка была сделана в первую очередь на полистилистику, музыкальность и напор звуковой волны. Открывала диск знаменитая песня «Цыганка» — мощный хард-рок, попавший, что называется «в яблочко». Удивительная вещь, такое редко случается в рок-музыке, чтобы первая же песня на дебютной пластинке новой группы стала «классикой» стиля и визитной карточкой ансамбля на долгие годы. Но именно так случи­лось с Uriah Heep и его песней «Цыганка». Да, вы все наверняка помни­те ее, мелодия не может не крутиться в мозгу, это же песня на века! Кроме типичного хард-рока на первом диске можно было встретить и блюз, и джаз, и даже тихую, печальную песню антивоенного протеста «Уйди, Мелинда», кото­рую «хипы» выудили из репертуа­ра американского вокального ан­самбля The Weavers. Рок-критики в унисон заявили, что все на дис­ке «Дешево, но сердито» вторич­но, группа остановилась где-то на пол-пути между Led Zeppelin и Deep Purple и вообще эти имитаторы хард-рока должны быть преданы забвению. Но аудитория рассудила иначе. В мгновение ока пластинка стала бестселлером в Великобритании, затем в США и Европе, особенно в ФРГ. Этому в большой степени способствовала серия гастролей по многим странам, которую организовал предприимчивый Брон летом 1970 г. Кстати, в эти гастроли Uriah Heep отправился с но­вым ударником: Эл Напьер «потерялся» где-то в середине записи пла­стинки и дописывал ее с группой срочно вызванный на подмогу Найд­жел Олссон, который, впрочем, тоже не закрепился в составе. На смену ему взяли Кита Бейкера (экс-Bakerloo, The Joint, May Blitz).

Вполне возможно, что критики справедливо корили Uriah Heep за заимствования. Когда возникает новый музыкальный стиль и одна-две группы называются его основателями, трудно удержаться от того, чтобы не выискивать похожие музыкальные решения у их последователей. Но ведь эти знакомые решения могут оказаться просто отличительной чер­той всего направления, а не плагиатом. Конечно, перед глазами авторов , «Дешево, но сердито» (а ими были в первую очередь неразлучные (по­ка) Бокс и Байрон) мысленно стояли образы Пейджа, Планта, Гловера и Пейса, однако то, мимо чего прошли тогда рок-журналисты, видно с расстояния сегодняшнего дня невооруженным глазом. Мелодичность композиций, настойчивое, кое-где даже насильственное включение ор­ганных тем, смягчали жесткий формат обычного хард-рока. Это кажется сегодня явным реверансом в сторону арт-рока, и место Uriah Heep пред­ставляется не между Led Zeppelin и Deep Purple, а между этими двумя составами с одной стороны и Genesis, King Crimson — с другой. Прин­ципиально иная оценка творчества Uriah Heep, но: «большое видится на расстоянии».

Заявку на оригинальность и музыкальную зрелость участники Uriah Heep подтвердили своим вторым альбомом, появившимся через полгода после первого диска. И опять на нем первая песня — ну, прямо, шедевр. «Хищная птица» была выбрана для начала диска потому, что именно с нес Uriah Heep начинали свои концертные шоу. Она представляет как раз тяжелую сторону музыки группы и способна «завести» аудиторию. Особенно эффектно выглядел многоголосый хор, в ко­тором один голос перекрывает со­бой другие на более высокой ноте. Этот прием на фоне стальных ак­кордов гитар принес Uriah Heep славу утонченного коллектива, тонко чувствующего музыкальную сторону «тяжелого» рока. Однако то были только цветочки. Почти вся вторая сторона «Солсбери» была отдана 16-минутной титуль­ной композиции.

Необходимо отметить, что для исполнения этой песни к традиционному инструментарию рок-ансамбля были добавлены струнные и духовые инструменты из состава симфони­ческого оркестра, а аранжировку делал профессиональный композитор Джон Фидди. Потоки потусторонне-космических звуков, с которых на­чинается это эпическое произведение, превращается постепенно в напо­минающую стиль барокко тему, исполняемую на английских рожках и флейтах вокруг вокала Дэвида Байрона. Постепенно орган и за ним весь оркестр начинают властно вторгаться в музыкальную структуру «Со­лсбери». Вокал незаметно передает эстафету органному соло, которое подхватывает мощный бас Пола Ньютона. Затем новое изменение ха­рактера музыки — гитарные соло Мика Бокса. Потом возвращаются на­чальные аккорды и наступает время кульминационной части, завершаю­щейся мягкими басовыми линиями.

Сегодня трудно поверить, что тогда, в 1971 г. эта песня вызвала ярость британских рок-критиков. «Ненужные заумствования», «неоправ­данная сложность», а самое пожалуй, обидное обвинение в попытке пла­гиата. Дело в том, что незадолго до «Солсбери» клавишник Deep Purple Жон Лорд написал «Концерт для симфонического оркестра и рок-груп­пы», который критика бурно превозносила, стремясь, видимо, доказать, что рок-музыка ничуть не уступает другим видам музыкального искус­ства. «Солсбери» заклеймили как подражание. Но знаменательно другое: диск Uriah Heep продавался в ко­личествах, достойных бестселле­ра, пластинка же Deep Purple не нашла своего массового слушате­ля, «Солсбери» и в начале 1990-х гг. помнят, любят и покупают, «Концерт» Deep Purple прочно забыт.

В связи с общим характером музыки Uriah Heep, которая из­начально являла собой мягкий и тихий вариант хард-рока, вплете­ние звучания симфонического инструментария в ткань произве­дения не выглядело каким-то ме­ханическим сочетанием «железа и дерева». Мощным инструмен­том, перебрасывающим мостик между стилями, стал орган, кото­рый в напряженные мгновения даже перехватывал партию у бас-гитары в основополагающем хар-дроковом элементе — риффе, который должен был бы для создания субъективного эффекта тяжести исполняться в унисон на басу и гитаре. Эта замена баса на орган придавала риффам Uriah Heep деликатный ха­рактер. К тому же, в дополнение к сказанному стоит заметить, что от­ход от канонов «тяжелого рока» можно заметить и в других композици­ях «Солсбери». «Леди в черном» вообще фолкроковая баллада в духе го­родского романса, а «Парк» по сути дела поэма, которую сочинил Кен Хенсли за год до выхода диска.

Все это подтверждает суждение о том, что Uriah Hcep был в какие-то моменты намного ближе к арт-року, чем к харду. Этот крен начисто от­сутствовал в работах, скажем, Deep Purple.

Вторая пластинка Uriah Heep показала, что в самом коллективе есть некоторые «подводные течения», и расстановка сил в нем меняет­ся. Тандем Бокс/Байрон, который воздал концепцию этой группы, по­степенно стал сдавать свои лидирующие позиции энергичному Кену Хенсли. Если на «Дешево, но сердито» фамилии Хенсли вообще нет в списке авторов (он пришел в группу с уже сложившимся репертуа­ром), а Бокс с Байроном сочинили пять песен из восьми, то на «Со­лсбери» Кен Хенсли не участвовал в написании только одной песни, а три из шести композиций сочинил единолично. Следствием этого стало именно то приближение к арт-року, о котором я говорил выше. Ведь Бокс, а особенно Байрон с его манерой кричащего вокала, были основ­ными апологетами хард-направления в репертуаре группы, в то время как Хенсли отличался приверженностью к лирике и мягкому музици­рованию.

Поклонникам рока пришелся по душе второй диск идущей в гору группы. За короткое время он стал хитом в Великобритании, Европе и Америке, где только и разговоров о нем было в первые три месяца 1971 г. Усилить воздействие пластинки менеджер Брон решил за счет беспре­рывных гастролей. Особенно успешно выступления Uriah Heep прошли в Швейцарии, Швеции и Бельгии, а в апреле не менее успешно Uriah Неер выступает в США.

По ходу дела выясняется, что у Кена Хенсли в за­гашнике имелось еще немало твор­ческих идей. Уже к июлю 1971 г. Uriah Неер запи­сывает свой тре­тий диск «Посмот­ри на себя», на об­ложке которого эффектно располо­жено... зеркало. От былого мощно­го дуэта авторов Бокс/Байрон остается лишь одна песня «Машина люб­ви», да и та написанная в соавторстве с Хенсли. Кен начинает безраз­дельно властвовать в коллективе. Это приводит к тому, что третий диск по «тяжести» напрочь уступает первым двум. Что касается успеха у публики, то он превзошел все ожидания. Uriah Heep твердо завоевывает репутацию одной из самых популярных групп современности.

«Посмотри на себя» замечателен прежде всего тем, что на нем запи­сана вершина творчества Uriah Heep — песня «Июльское утро». Музы­кальный критик Дмитрий Ухов в первую очередь превозносит компози­торский талант и мастерство Кена Хенсли, отмечая его «умение посте­пенно и даже незаметно перейти от лирики к драматизму». Действительно, «Июльское утро» насыщено драматическими моментами, заставляющими дрожью отзываться голос вокалиста. Для рок-музыки, в общем-то бедной на сложные чувства, привыкшей оперировать телесны­ми категориями ритма, танца и любви, каждое подобное обращение к предмету настоящего Искусства знаменательно. А «как свежо в свое вре­мя звучал финальный дуэт органа старой модели «Б-3» Кена Хенсли и синтезатор «Муг», на котором священнодействовал специально пригла­шенный для этой цели Манфрсд Мэнн», подмечает тот же Ухов. Вполне возможно, что без Манфрсда Мэнна и его синтезатора, который тогда был еще новым изобретением и далеко не все группы могли по­зволить себе его приобретение, «Июльское утро» не досчиталось бы нескольких чару­ющих красок в своей поразитель­ной палитре. Од­нако есть в песне нечто, позволяю­щее исполнять се с равным успехом на любых инструментах — яркая, запоминающаяся мелодия.

Остальные песни на диске «Посмотри на себя» уступали «Июльскому утру», а некоторые просто казались проходными. Пожалуй, только за­главная песня, вышедшая раньше диска в виде сингла и успевшая стать международным хитом, могла бы претендовать на «классичность». В этой песне особенно примечательна перкуссия, за которую отвечали три музыканта из группы Osibisa — Тедди, Мэк и Лофти (принятое Манфредом Мэнном и членами Osibisa приглашение помочь в записи ди­ска Uriah Heeр само по себе гово­рит о той известности, которой к тому моменту уже обладали анг­лийские хард-рокеры).

Для рок-фэнов по обе стороны океана 1971 год начался и закон­чился под влиянием таланта Uriah Heep. Вновь, теперь уже последние три месяца этого года диск «Посмотри на себя» домини­ровал в списках популярности многих стран. Это выглядело в какой-то степени даже парадок­сально, поскольку этот диск, в отличие от «Солсбери», сбаланси­рованностью не отличался, и к великолепным песням оказались привязаны по-настоящему по­средственные композиции. Веро­ятно удачные композиции Uriah Нeeр в глазах поклонников заметно перевешивали по «удельному весу» серый материал, хотя последний мог и преобладать количественно.

С середины 1971 г. у Uriah Нeeр начались проблемы с составом. Пер­вым ушел ударник Кит Бейкер (он, кажется, вообще перестал высту­пать) и пластинку «Посмотри на себя» дописывали сессионные барабан­щики, среди которых чаще всего называется Иэн Кларк. Вскоре ритм-секция ансамбля разваливается окончательно: объявляет об уходе прямо посреди американского турне басист Пол Ньютон. Срочную замену ему находят в лице известного музыканта Марка Кларка. Он начинал свою карьеру в конце 1960-х гг. в группе The Downbeats, затем переехал в Португалию, где играл в ведущей команде страны The Pops. Вернувшись в Ливерпуль Марк Кларк попадает в ансамбль St. James Infirmary, а за­тем, в августе 1970 г. принимает приглашение Жона Хайсмана высту­пать в составе его группы Colosseum. Немедленно после распада послед­ней он присоединяется к Uriah Heep, но не на долго. Содружество Клар­ка с Хенсли и Бокс/Байроном не состоялось: спустя всего несколько месяцев постоянных гастролей он возвращается к Хайсману в его новую группу Tempest (позже Марк появится в группах Natural Gas и Rainbow). Так неудачно заканчивается первая попытка приглашения в состав группы известного профессионального музыканта. А жаль — воз­можно, что Кларк, надышавшийся в Colosseum воздухом свободной имп­ровизации в духе джаз-рока, мог добавить новую направленность в пес­ни Uriah Нeeр.

К началу 1972 г. состав Uriah Heep наконец стабилизируется. Новыми участниками объявляют­ся Гари Тэйн (бас-гитара, экс-Keef Hartley Band) и Ли Керслейк (ударные). Ли был старым другом Кена Хенсли, вместе они играли в The Gods, Toe Fat. По­сле присоединения Хенсли к Uriah Heep Керслейк выступал с ансамблем National Head Band. Он с радостью принял приглаше­ние Кена. В таком виде — Бокс, Байрон, Хенсли, Тэйн и Керс­лсйк — Uriah Heep просущество­вал три года и выпустил за это время пять дисков.

Уже в марте 1972 г. музыкан­ты отправляются в студию и спустя три месяца на прилавках магазинов появляется очередной опус Uriah Heep «Демоны и чародеи». Еще через полгода, в по­следний месяц 1972 г. выходит «День рождения волшебника». Эти произведения окончательно закрепляют за ансамблем статус «суперзвезды». И в Великобрита­нии, и в США оба они становят­ся «золотыми», а песни «Легкая жизнь», «Милая Лоррейн» и «Слепой глаз» уверенно вторга­ются в хит-парады.

Пожалуй, именно на этих двух дисках музыкантам из Uriah Heep удалось воплотить в жизнь все свои творческие уст­ремления, создав цельные произведения без провалов и досадных про­ходных песен. С другой стороны, ничего подобного по силе музыкаль­ного воздействия «Июльскому утру» или «Солсбери» на пластинках не появилось. Мелодизм, драматизм, лирика и напор хард-рока щедро бы­ли разбросаны по всем 17 песням, вошедшим в «Демоны и чародеи» и «День рождения волшебника». Как всегда, были тут мощные драйвовые вещи («Легкая жизнь») и песни, полные лирики, но овеянные ди­намизмом тяжелого стиля («Путешественник во времени») и уж со­всем, казалось бы, из другой оперы, но без тени сомнения ставшие неотъемлемыми «юрайхиповскими» номерами, хотя корни их отыскиваются в иных музыкальных стилях (типичный кантри-рок «Милая Лоррейн», фолк-буговая «Чародей»).

Даже судя по названиям альбомов, а также содержащихся на них пе­сен — «Чародей», «Радужный демон», «Рай», «Чары», «Женщина-паук», «Сказки», можно почувствовать, что тематика работ Uriah Heep претерпела некоторые изменения и явно склонилась к мистико-ска-зочному содержанию. В те годы подобная тематика входила в мо­ду. Мистический антураж сопут­ствовал многим ансамблям хард-рока. К примеру, Black Sabbath постарались убедить своих по­клонников, что являются привер­женцами сатанизма и черной ма­гии, их вариант гнетущего, состо­ящего из навязчивых ходов хард-рока так и окрестили «чернушным». В обществе усиленно мусировались слухи о том, что гитарист Led Zeppelin Джимми Пейдж продал душу дьяволу, в связи с чем купил дом знаменитого английского чернокнижника Алистера Кроули и переселился в него. И тому подо­бное. В связи с этим антуражем вокруг звезд хард-рока «Московский комсомолец» писал о Uriah Heep: «По песням «Урия Хип» начинают пу­тешествовать злодеи, колдуны, мертвецы и прочий бред из области чер­ной магии, который перемешивается с сексуальной любовной лирикой... Тексты композиций... как бы утверждают бессмысленность существова­ния человека в капиталистиче­ском мире.»

В те застойные годы только так и можно было писать о рок-музыке. Сегодня же стоит переос­мыслить раз данную оценку «де­монических трудов» Uriah Heep.

Не сложно заметить, что зало­женные в них идеи в корне отли­чаются от сатанинского подтекста некоторых хард-роковых групп начала 1970-х гг. Ни в текстах, ни в музыке авторы Uriah Heep не следует идеалам «готического романа» или более современного «поп-мистицизма». Обращение к теме колдовства есть для них лишь средство попасть в удивительный мир фантазии, в мир волшебства («Чудомир», так кстати, назывался восьмой диск Uriah Heep). Этот мир навеян, скорее, образами произве­дений Дж.Р.Толкиена или Мэри Стюарт, чем Стивена Кинга или Х.П.Лавкрафта. Мертвецы-зомби, вампиры или оборотни далеко не так вольготно себя в нем чувствуют, как это могло бы показаться со слов нашего журналиста. Здесь всем заправляют сподвижники Мерлина. Не­смотря на то, что ансамбль носит имя злодея, сказка, которую он реша­ется рассказать, оказывается доброй и с философским подтекстом. К этому, кстати, подталкивала и выбранная манера музицирования: мяг­кий хард-рок, близкий по духу тому «лубочному» арт-року, что испол­нял в те годы Genesis. Там, правда, было больше Льюиса Кэррола, чем Толкиена...

Как можно передать современному читателю степень влияния Uriah Heep на английскую молодежь в 1972/1973 гг.? Дикий ажиотаж всякий раз, когда ансамбль показывался в родных пенатах, битком набитые за­лы и стадионы. Даже концертный альбом Uriah Heep, появившийся на прилавках в мае 1973 г. разошелся тиражом в три миллиона экземпля­ров — и это при том, что концертные диски, как правило, не пользуют­ся большой популярностью у фэнов.

Наконец-то ансамбль заметила и рок-пресса: да, писали в те дни газеты, Uriah Heep пользуется некоторой популярностью, музыка группы, правда, не отличается свежестью, но все же, раз нравится — пускай себе, развлекаются. В таланте Uriah Heep отказывалось по-прежнему.

Ощущая мощную поддержку слушателей, коллектив почувствовал себя уверенно. Кен Хенсли решил, что теперь ему позволено все и запи­сал сольный диск «Гордые слова на пыльной полке». Уже только по со­ставу участников этой записи — Кен Хенсли (гитара, клавишные, во­кал), Гари Тэйн (бас), Ли Керслейк (ударные), Дэйв Пол (бас) — мож­но было ожидать результат: соло-альбом Кена Хенсли смело можно причислять к дискам Uriah Heep, просто из-под пера лидера коллектива выходило больше песен, чем могли вместить пластинки самой группы. Его творческий портфель оказался вновь переполнен к 1975 г., и Кен Хенсли «выдал на гора» еще один сольник «Стремящийся к удовлетворе­нию», который вновь звучал как если бы был записан Uriah Heep. Един­ственное отличие: сольники Хенсли в целом выглядели «полегче», чем работы группы.

Концертный диск Uriah Heep, который был записан в январе 1973 г., а вышел, как уже отмечалось, в мае, ознаменовал собой высшую точку в карьере группы. Всего три года понадобилось музыкантам, чтобы до­стигнуть «пика формы». Бывает, к сожалению, что ее достигают лишь раз в жизни. Со второй половины 1973 г. медленно, но верно Uriah Heep начинает откат назад.

Не случится больше суперпластинок или суперхитов, не будет боль­ше триумфальных турне по всему миру. Нет, не то, чтобы у «хипов» все расстроилось окончательно, нет. Будут и успешные диски, и пара незна­чительных хитов, вся гастрольная деятельность пройдет без срывов и за­лы на концерты Uriah Heep будут всегда заполняться — что до коммер­ческого успеха, то он не оставит группу. Но удивить и завлечь слуша­теля чем-то новым группе окажется не под силу. Фанаты будут собираться, чтобы послушать старый репертуар, а «хипам» придется в начале 1990-х гг. по-прежнему исполнять на концертах «Июльское ут­ро», «Цыганку», «Легкую жизнь» и т.д. Это ли не подтверждение собст­венного бессилия создать что-либо значимое!

Уже к концу 1973 г. в деятельности группы стали проявляться кри­зисные явления. Кен Хенсли ощутил, что движение вперед приоста­навливается, но ничего поделать не мог, ибо к тому времени был твер­до главной творческой силой, «подмявшей» под себя остальных музы­кантов и рассчитывать ему было не на кого. Дэвид Байрон выдыхался, постоянные гастроли сыграли плохую шутку с его голосом, который заметно потускнел. Все труднее стало певцу свободно переходить в эф­фектно-напряженный высокий регистр, что было его излюбленным приемом. Свой отпечаток наложила и алкогольная проблема: Байрон пил, бывало, запоем.

В самом коллективе стала ощущаться предгрозовая обстановка: тучи сгущались и вот-вот должен был грянуть гром. Лучше всех это понимал Джерри Брон, который знал, что в группу срочно надо было вливать «свежую кровь». Но делать это насильно он пока не желал.

«Сладкая свобода» появилась в сентябре 1973 г., в июне следующего вышел диск «Чудо мир». Эти два произведения не оставили заметного следа в биографии Uriah Heep и не принесли им больших дивидендов. «Сладкая свобода» прошла почти незаметно: ни одного хита. «Чудомир» был чуточку интересней, можно выделить заглавную песню, ком­позицию «Сны». И вес, пожалуй. Большее, что удалось сделать му­зыкантам за 1974 г. — это под­держать свое реноме. Подъема уже не ощущалось. А тут еще не­счастье с Тэйном.

Во время американского тур­не, на концерте в Далласе, ба­сист, запутавшись в проводах, получает почти смертельный удар током. Со сцены его уносят на носилках, и «скорая помощь» отвозит Тэйна в госпиталь. В группу он вскоре возвращается, но прежней уверенности в нем нет: упадок сил, плохая работоспособ­ность. Некоторое время Тэйн пытается сопротивляться обстоятельст­вам, но все более теряет нити, связывающие его с другими участника­ми Uriah Heep. Характер его окончательно портится, и Гари вступает в неприкрытую ссору с Джерри Броном. Он требует особых выплат за ущерб, нанесенный его здоровью электрошоком. Ему платят, но он считает, что этого мало. В итоге его физическое и моральное состояние сделало дальнейшую совместную работу с Uriah Heep невозможной, и в феврале 1975 г. Гари Тэйн оказался вынужден покинуть группу. И Брон, и Хенсли в один голос отрицают обвинение в том, что они про­сто-напросто указали ему на дверь.

Решительный шаг басиста не принес ему пользы. 19 марта 1976 г. он утонул в ванне своего дома в районе Норвуд Грин. При вскрытии у него в желудке обнаружили таблетки, и до сих пор не ясно, был ли то несча­стный случай или самоубийство.

История с Тэйном, такая печальная в своей концовке, сама собой разрешила долго мучивший Джерри Брона вопрос о вливании «свежей крови». Встала проблема поисков замены ушедшему музыканту. И тут менеджер проявил свои лучшие качества: в его сетях «запутался» один из самых знаменитых басистое тех лет — Джон Уэттон. Говорят, что ему за переход в Uriah Heep Брон заплатил огромную сумму денег, которая осталась в секрете, однако никто не подтвердил эти слухи. Прав­да, их никто и не опроверг...

Джон Уэттон не интересовался музыкой до двенадцати лет, пока его семья не переехала из Дерби в Бурнемаут. Там в 1962 г. он впервые присоединился к школьному ансамблю и с тех пор не оставлял музы­кальных занятий. Еще в колледже он повстречал некоего Роберта Фрип-па, с которым подружился. Несколько лет Джон колесил по Великобри­тании и странам Европы в поисках творческой работы, выступая с самы­ми разными музыкальными коллективами, пока, наконец, не присоединился к рок-группе Mogul Thrash. Записав с ней диск, Уэттон покидает родину ради сол­нечной Калифорнии, но не задер­живается надолго. Не найдя там интереса к собственной персоне, он возвращается в мае 1971 г. в Великобританию, где получает приглашение в группу Family. Почти полтора года, проведенные Уэттоном в этой команде, создали ему репутацию первоклассного басиста. В таком положении его нашел после долгой разлуки Ро­берт Фрипп, который появился в самый нужный момент: когда распа­лась Family. Так Уэттон оказался в группе Фриппа King Crimson, зани­мавшей не последние позиции в арт-роке. Именно в этом неординарном коллективе он добился всеобщего признания и международной известно­сти. Непосредственно перед приходом в Uriah Heep Джон Уэттон высту­пал с группой Roxy Music, куда попал после развала King Crimson.

Для большинства в то время выбор Джона Уэттона показался совер­шенно удивительным и неожиданным, чисто регрессивным. С расстояния сегодняшнего дня можно отмстить, что приход Уэттона в Uriah Heep оказался первым шагом к будущему проекту под названием Asia, где ему никто не будет мешать играть возлслсянный им коммерческий хард-рок. Но это случится позже. Сам Уэттон говорил, что просто устал тогда от музыкальных сложностей King Crimson и хотел бы поиграть более примитивную, но одновременно более занимательную музыку.

С Джоном Уэттоном Uriah Неср записала два лонгплся — «Возвра­щение к фантазии» и «Высокий и могущественный». Уже первый из них показал, что новый басист не будет статистом, и хотя он не участвовал в написании песен к пластинке, его манера игры внесла особый привкус мощи и низкочастотной «тяжести» в музыку группы. Обе пластинки, за­писанные с Уэттоном, оказались наиболее «хардовыми» произведениями Uriah Heep на то время. Вновь кое-где бас возвращается на свое привычное место в тяжелогитарном риффе, клавишные не столь сильно да­вят на другие инструменты: монополия Кена Хенсли оказывается под угрозой.

Интересно, что «Высокий и могущественный» почти полностью сочи­нен Кеном. Лишь песни «Плач в тишине» и «Следы на снегу» написаны в соавторстве с Уэттоном. И несмотря на это влияние молодого басиста на общую направленность музыки росло день ото дня!

В то же время общее потяжеление «саунда», новые идеи Джона Уэттона и пару удачных песен, став­ших хитами (например, заглавная с «Возвращения к фантазии») не могли исправить общее впечатле­ние от состояния ансамбля в гла­зах критики. Действительно, и Ксрслсйк, и Бокс играли словно механически. На «Высоком и мо­гущественном» Мик едва шевелил пальцами, а эффектный прием хард-рока фидбэк исполнялся им так, словно гитарист еще только учился в музыкальной школе.

Пресса вновь обрушилась на Uriah Heep. Журналисты англий­ского еженедельника «Мелоди мейкер» язвительно сообщали, что ансамбль привычно преуспел в созда­нии своего «псевдо-симфоничсского хсви метал и тем самым деградиро­вал окончательно». Особенно много издевательств вызвала песня «Вы не сможете заставить замолчать хорошую группу». По сути эта песня Uriah Неер была гимном себе. В ней пелось о том, какая великая группа Uriah Heep и как не правы люди, которые се критикуют. «Вы не сможете нас остановить, ведь мы — учреждение». Как верно! Группы, подобные Uriah Heep давно уже превратились в подобие учреждений с десятками человек на службе, с безостановочной жизнедеятельностью, с прочным «каменным» фундаментом из денежных купюр. Причем писались эти строки к песне Uriah Неср в то время, когда голову поднимал британ­ский панк-рок, а он означал бунт, восстание, неповиновение молодежи. Он возрождал стихию истинного рок-н-ролла. В воздухе уже запахло свежестью. Понятно, что в тот момент заявление Uriah Неер выглядело более чем некстати. Для тех, кто делал панк-революцию арт-рок, хард-рок и другая «серьезная» рок-музыка была уже вчерашним днем.

Музыканты из Uriah Heep не могли не ощущать перемену климата. Тем более, что между ними уже не было прежнего согласия. Скандал разрозился, если смотреть со стороны, неожиданно. Но вот, что, напри­мер, говорит более сведущий человек — Джон Уэттон: «Мне группа сра­зу показалась безжизненной. Не было огонька, чувствовалось напряжение в отношениях. Особенно сложно было с Байроном. Постоянные гаст­роли плохо сказались на его голосе. Каждый вечер он орал, простите, на пределе — за пять лет связки подсели. Ему надо было дать отдых — ме­сяцев шесть разговаривать только шепотом и жить где-нибудь на Бага­мах — я ему это говорил, но команда (учреждение с безостановочным циклом! — А.К.) не захотела взять каникулы. Постепенно всю вину за промахи стали валить на него, все ополчились против Байрона.»

В июне 1976 г. Байрона выгнали из Uriah Heep на общем собрании коллектива, заседавшем в его отсутствии. Джерри Брон выступил с за­явлением для средств массовой информации: «На протяжении некоторо­го времени между Дэвидом Байроном и остальными участниками груп­пы отмечалось разногласие по вопросам деятельности Uriah Heep. Осо­бенно отношения обострились после весенне-летних гастролей в Европе и Великобритании. Далее терпеть такое положение представлялось не­возможным» (отметьте, сколь серьезен стиль документа!). Ли Керслейк не скрывал радости, направо и налево подчеркивая: «Не Байрон оставил нас, а мы его выгнали». Но катаклизм, как показал дальнейший ход со­бытий, только начинался.

Месяц спустя о выходе из Uriah Heep заявляет Джон Уэттон. Такой поворот оказался неожиданным и для самих «хипов» тоже. Растерянный Брон говорил журналистам: «это было как гром среди ясного неба». В то же время Уэттон был до предела откровенен и тактичен: «Я не подхожу Uriah Heep — но я отнюдь не сожалею, что провел с ней 18 месяцев. Я почувствовал, что начинаю уводить коллектив в сторону, изменять его «саунд» согласно моим вкусам, а такую ответственность за чужой кол­лектив я брать на себя не намерен. Трое оставшихся музыкантов скоро вернутся к слушателю в обновленной группе, чего они не могли бы сде­лать, останься я с ними». С той же прямотой Джон заявил об упадке, который переживает ансамбль: мало энтузиазма, один Хенсли еще кое-как хорохорится, но диски Uriah Heep становятся словно его сольни­ки — все пишется им. Выступления проходят кисло, запись в студии не приносит радости, группа стала прогнозируема в своем подходе к музы­ке и наметилась очередная стагнация. Разочарованный Уэттон присоеди­няется к соло-группе Брайана Ферри (экс-Roxy Music), затем создает группу UK и в конце концов оказывается в Asia.

Нового басиста для Uriah Heep нашли быстро. Им стал Тревор Болдер, выступавший перед тем с группой Spiders From Mars, а до того с Миком Ронсоном и еще раньше с Дэвидом Боуи. Что касается нового во­калиста, то поиски его шли долго, и даже когда нашли подходящую кан­дидатуру, пришлось ждать истечения контракта Джона Лаутона с пред­ыдущей группой Lucifer's Friend. «Конечно, признался Кен Хенсли жур­налистам, есть более громкие имена, но как только мы услышали его голос, то поняли, что нашли человека, который нам нужен.»

Первым делом новый состав отправился в студию (благо Хенсли уже написал очередные семь песен) и записал новый диск «Светлячок», после чего отправился в отложенное из-за происшедших событий аме­риканское турне. 8 декабря 1976 г. Uriah Heep дали первый кон­церт в новой инкарнации. Самое интересное, что аудитория фанатела! Все турне прошло «на ура», также коллектив принимали в других странах. Uriah Heep бьет наверняка: исполняется вес тот же старый репертуар («Июльское утро», «Цыганка» и т.д.) плюс три (всего три!) вещи с нового диска «Светлячок». Любопытная деталь: ставка на давно написанные номера приносит группе постоянные дивиденды: переизданная в 1977 г. песня Леди в черном» была продана за три недели в количестве 200.000 эк­земпляров!

Это постоянство репертуара нравится поклонникам, и, как всегда, бесит критиков. «Выискивая блох», они отмечают, что хоть вокал у Лауутона хорош, а крутит микрофон и падает на колени он вполне профессионально, но на фронтмена пока не вытягивает: нет убедительной силы >браза лидера коллектива.

С Лаутоном Uriah Heep записала еще два диска: «Невинная жертва» и «Падший ангел». Ни единой новой мысли в этих произведениях груп­па высказано не было. Рок-пресса, в какой-то мере барометр погоды в мире рока, стала терять к ансамблю всякий интерес. Продажа новых ди­сков в отличие от старых шла крайне вяло по обе стороны Атлантики. Деловые люди, связанные с шоу-бизнесом, все реже и реже вспоминали о существовании такой группы как Uriah Heep. Пожалуй, един­ственные, кто хоть что-то выиграл на этом ансамбле, были импресса­рио. Концерты Uriah Heep прохо­дили при полных залах и по-прежнему публика была в востор­ге. Этому во многом способствовала дальновидная гаст­рольная политика мснсджсмснта. Uriah Heep совершала концертные турне по многим странам мира, в том числе таким экзотическим для рока, как Индонезия, Китай, Япония, нигде подолгу не задер­живаясь. Концерты в «рок-державах» (США, Великобритания, ФРГ) давались крайне дозирован-но. Например, на родине Uriah Нeeр не появлялся два года - с 1977 по 1979 гг. Это способствова­ло поддержанию зрительского ин­тереса к группе, у котором, не­смотря ни на что было большое количество поклонников.

Свежие силы в лице Лаутона и Болдера не смогли вытянуть кол­лектив из периода стагнации. По­жалуй, только «Светлячок» заслу­живал право считаться в ряду удачных работ группы. К тому же Лаутон просто не смог прижиться в группе. Это привело к очередному взрыву, и в августе 1979 г. в точности повторилась история с Байроном: на общем собрании коллектива решилась судьба певца. Естественно не в его пользу. Лаутона выгоняют, а вокальные партии, которые они уже начали записывать к новому диску, решают переписать заново. Для этой цели обращаются к вокалисту группы Lone Star Джону Сломану, кото­рый вскоре становится членом Uriah Heep.

Внутреннее напряжение этим шагом снять не удалось. По-прежнему многое не ладится. И тогда сразу двое музыкантов, которые на протяже­нии ряда лет считались основной силой Uriah Heep покидают коллектив. Сначала Ли Керслейк крупно ссорится с Джерри Проном и заявляет, что после слов менеджера «Я тебя увольняю» не может оставаться с ним под одной крышей, а затем Кен Хенсли, видимо, исчерпав весь запас душев­ных и физических сил, поняв, что ему в очередной раз предстоит пере­кройка состава и очередные по­пытки вытянуть коллектив «за уши», оставляет Uriah Heep ради сольного проекта и новой группы: Shotgun. То, что записанный пе­ред самыми событиями диск «За­воевание» приносит успех и по сей день считается лучшим альбо­мом Uriah Heep со времен «Дня рождения волшебника») никого ос­тановить уже не может, Впрочем, Ли Керслейк получил сразу же заманчивое приглашение от Оззи Осборна и занялся записью его диска Blizzard Of Ozz.

Латая дыры, Брон и Мик Бокс приглашают поиграть на их стороне известного ударника Криса Слейда (экс-Manfred Mann's Earth Band) и клавишника Грега Дечерта (экс-Pulsar). Безостановочный процесс жиз­недеятельности Uriah Heep не прекращался «при любой погоде»: уже в феврале 1980 г. группа отправляется в очередные гастроли, прихватив с собой модную девичью хеви-группу Girlschool (которая в то время кстати, писалась еще в два слова — Girls School).

Любители музыки удивлены донельзя: после ухода Лаутона, Керслейка и Хенсли Uriah Heep успели уже похоронить. Ан, нет, жив, Ку­рилка! Вновь гастроли группы проходят «на ура». Публике больше всего нравится Сломан с его завидным имиджем — нечто среднее между Ро­бертом Плантом и Дэвидом Ли Ротом. Поклонники Uriah Heep приобод­ряются. Мик Бокс в противоположность мрачнеет с каждым днем.

Он один остался с «золотых времен» группы. Кроме Трсвора Болдсра все остальные — «зеленая» молодежь. Они исполняют чужие вещи, вполне профессионально, разумеется, но от этого не легче. Не хватает сопричастности творчества, нет и намека на движение вперед. Мик де­ржится, скрипя сердце, еще некоторое время, но как только Тревор объ­являет о своем решении поиграть с другой группой (Wishbone Ash), ли­дер Uriah Heep своей волей прекращает существование группы. Крис Сллйд переходит в состав Гари Нюмена, а Сломан вскоре появляется у Гари Мура.

Мик Бокс поначалу думал стартовать заново: собрать новый коллек­тив, подыскать ему название. Однако старый «кореш» Ли Керслейк, ос­вободившийся после записи диска с «ужасным Оззи», предлагает ему со­хранить Uriah Heep. В качестве аргумента «за» подобное решение Ли предлагает себя на место ударника. К оживлению Uriah Heep призыва­ют и тысячи писем, которые по собственному признанию Бокса он пол­учал от поклонников таланта «хипов» в самый критический момент ис­тории группы. Что ж, это было участие, от которого нельзя было просто так отмахнуться. И Мик решился на вторую попытку.

Вместе с собой Керслейк привел басиста группы Оззи Осборна Боба Дэйсли. Через некоторое время певец группы Trapeze Пит Гоалби при­нял предложение и занял вакантное место фронтмена. Последним участ­ником стал клавишник Джон Синклер (Heavy Metal Kids). Этот состав вновь начинает гастролировать к ностальгической радости среднего по­коления. Вскоре появляется и пластинка — «Абоминог», в которой боль­ше, чем было раньше, простых и жестких хард-роковых решений. Нет Хенсли — а кроме него сгладить острые углы и прибавить симфониче­ской окраски некому.

Боб Дэйсли в начале 1982 г. возвращается к Оззи Осборну: свое дело он сделал. Из Wishbone Ash появляется «блудный сын» Тревор Болдер, почувствовав, что не все еще потеряно в Uriah Heep. Но он ничем осо­бым помочь не может: новый диск группы «Головой в пекло» не привле­кает внимания прессы и фэнов, и руководство фирмы «Бронз» (созданной, как мы помним, специально для пропаганды творений Uriah Неeр) решает расстаться с кол­лективом. Контракт расторгнут. Никто даже не вспомнил, что Uriah Heep приносила фирме в годы своего расцвета невиданные прибыли.

Но существование ансамбля продолжается. По-прежнему так же как и раньше, Uriah Heep вы­ступает где придется: лишь бы приглашали. Они не гнушаются любыми условиями (в том числе им довелось испытать наихудшее, что может быть в гастрольной жизни в финансовом отношении — кон­церты в Москве). В конце 1984 г. они подписывают контракт с фирмой CBS, но ненадолго. Лонгплей «Экватор» снова не приносит ни малейше­го успеха и Uriah Heep опять оказывается бездомным. Гоалби и Синклер покидают эту «гробницу мумифицированных фараонов» и Мик Бокс на­ходит новые жертвы: бывших участников группы Grand Prix певца Берни Шоу и клавишника Фила Ланзона.

Двадцать лет после своего основания Uriah Heep все так же играют на концертах «Июльское утро», «Цыганка», ну, вы знаете и т.д. Основ­ная дискография последних лет ограничивается концертными записями и компиляциями известных номеров: «Концерт в Москве», «Концерт в Европе», «Все еще натсжслс, все еще горды собой» (сборник старых ве­щей), «Два десятилетия в рок-музыке» (сборник старых вещей) и т.п. Честно говоря, наблюдать за ними стало не интересно. Если бы «Июль­ское утро» перепел бы какой-ни­будь другой ансамбль, еще можно было бы надеяться на новое про­чтение, а так... и до старого не всегда дотягивает. Поэтому еще пару лет назад я был вполне уве­рен: из рок-музыки «хипам» нуж­но было уходить в расцвете сил, как The Beatles. Этим вполне можно было обеспечить себе бес­смертную славу.

Но вот 1989 г. принес диск «Гневное молчание». Пластинка заставила насторожиться: в музы­ке появились новые нотки уверен­ности в себе. Многое в нем отдавало коммерцией, но чувствовалась попытка отойти от поднадоевшего имиджа, создать что-то собственное, присущее именно этому составу. Звук диска нельзя назвать типично американским (за последние годы выработался некий стандарт американизированной коммерческой хард-рок музыки), но и от британского «саунда» Uriah Heep отошел.

Прошло два года и следующий диск группы — «Иной мир» принес с собой новые надежды. Работа Мика Бокса на его инструменте выглядит здесь как никогда мощно, отменно звучит голос Шоу. Прекрасна продю-серская работа, которую на сей раз выполнял Тревор Болдср, она помог­ла продемонстрировать на альбоме все возможности вокала молодого певца. Вообще Болдер постарался: записал диск великолепно. Несколько песен, а особенно «Кровь на камне» кажутся столь свежими и могуче со­тканными из звуковой палитры, что впору задаться вопросом: «Uriah Неер возвращаются?»


Дэвид Байрон.

После того, как пути-дороги Дэвида Байрона и возлеле-явшей его группы Uriah Heep разошлись навсегда, певец на­чал думать об открытии собственного «дела». Этому способ­ствовал его приятель Джефф Бриттон, музыкант, игравший в свое время на барабанах в группе бывшего «битла» Пола Маккартни the Wings. В 1974 г. он ушел из этой группы, и выступал не часто, все свободное время посвятив занятиям каратэ. Прослышав о трудностях, с которыми столкнулся Байрон, Бриттон позвонил ему и предложил свои услуги, тем более, что он в свое время проходил прослушивание в Uriah Heep. Вскоре рядом с Байроном появилась еще одна знаменитая личность: Клем Клемпсон, гитарист таких изве­стных групп, как Humble Pie и Colosseum. Возник предмет для разговора: созревала группа. Когда Клемпсон привел с собой клавишника Дэймона Батчера, а Бриттон - басиста Вилли Бэта, подумали о названии. Вышло: Rough Diamond (Необработанный бриллиант).

Ансамбль немедленно окрестили группой неудачников. Журналисты таким образом ловко обыграли то, что Байрона выгнали из Uriah Heep, Бриттона - из The Wings, а Клемпсо-на ниоткуда не выгнали, но он сломал руку и с трудом воз­вращался к активной исполнительской деятельности. Однако первые концерты доказали, что коллектив способен на нечто большее, чем ожидали рок-фэны. Голос Байрона звучал по-новому (отдохнул?), он приобрел новые краски и нюансы. В репертуаре группы были разнообразные произведения: блюз «Напуганный», кантри/песня «В поисках тебя», балла­да «Морская песня». Но все же основу составляла громкая, тяжелогитарная музыка - буги, подобное тому, что просла­вило американскую группу Lynyrd Skynyrd.

К сожалению, дальше надежд дело не пошло. Диск «Не­обработанный бриллиант», который вышел в апреле 1977 г., оказался плохо спродюсирован и потерял многое из того, что отличало группу на концертах. В итоге один критик из «Мелоди мейкер» сравнил внимание творчеству Rough Diamond обедом в привокзальном ресторане: живот набит, а во рту вкуса не осталось. В общем, супергруппы не пол­училось. Денег заработали мало, начались проблемы с ме-неджементом и фирмой грамзаписи. В итоге в октябре 1977 г. Байрон ушел из Rough Diamond. Вскоре ансамбль пре­кратил свое существование. Байрон же создал еще два сольных альбома: «Ребенок лицом к лицу с убийцей» (1978), «Этот день и век» (1980), а потом собрал собственный кол­лектив The Byron Band, с которым выпустил одну пластинку «Со льдом» (1982).



URIAH НEEP

дискография

1. Very 'Eavy...Very 'Umble - 6/1970

Gypsy/Walking in Your Shadow/Come Away Melinda/Lucy Blues/Dreammare/Real Turned On/I'll Keep On Trying/Wake Up (Set Your Sights).



2. Salisbury - 2/1971

Bird Of Prey/The Park/Time To Live/Lady In Black/ High Priestess/Salisbury



3. Look At Yourself - 10/1971

Look At Yourself/I Wanna Be Free/July Morning/Tears In My Eyes/Shadows Of Grief/What Should Be Done/Love Machine.



4. Demons & Wizards - 6/1972

The Wizard/Traveller In Time/Easy Livin'/Poet's Justice/Circle Of Hands/Rainbow Demon/All My Life/Paradise/The Spell



5. The Magician's Birthday - 12/1972

Sunrise/Spider Woman/Blind Eye/Echoes In The Dark/Rain/ Sweet Lorraine/Tales/The Magician's Birthday



6. Sweet Freedom - 9/1973

Dreamer/Stealin’ One Day/Sweet Freedom/If I Had The Time/ Seven Stars/Circus/Pilgrim



7. Wondenvorld - 6/1974

Wonderworld/Suicidal Man/The Shadows And The Wind/So Tired/ The Easy Road/Something Or Nothing/I Won't Mind/ We Got We/Dreams



8. Return To Fantasy - 7/1975

Return To Fantasy/Shady Lady/Devil's Daughter/ Beautiful Dream/Prima Donna/Your Turn To Remember/ Show Down/Why Did You Go/A Year Or A Day



9. High & Mighty - 6/1976

One Way Or Another/Weep In Silence/Misty Eyes/Midnight/ Can't Keep A Good Band Down/Woman Of The World/ Footprints In The Snow/Can't Stop Singing/ Make A Little Love/Confession



10. Firefly - 6/1977

The Hanging Tree/Been Away Too Long/Who Needs Me/ Wise Man/Do You Know/Rolling On/Sympathy/Firefly



11. Innocent Victim - 12/1977

Keep On Ridin'/Flyin'High/RoIler/Free'N'Easy/Illusion/ Free Me/Cheat'N'Lie/The Dance/Choices



12. Fallen Angel - 9/1978

Woman Of The Night/Falling In Love/One More Night (Last Farewell)/Put Your Lovin' On Me/Come Back To Me/Whad' Ya Say/Save It/Love Or Nothing/I'm Alive/Fallen Angel



13. Conquest - 2/1980

No Return/Imagination/Feelings/Fools/Carry On/Won't Have To Wait too Long/Out On The Street/It Ain't Easy



14. Abominog - 3/1982

Too Scared To Run/Chasing Shadows/On The Rebound/ Hot Night In A Cold Town/That's The Way It Is/Prisoner/ Sell Your Soul/Hot Persuasion/Think It Over/ Running All Nighl (With The Lion).



15. Head First - 5/1983

The Other Side Of Midnight/Stay On Top/Lonely Nights/ Sweet Talk/Love Is Blind/Rool-Overture/Red Light/ Rollin'The Rock/String Through The Heart/Weekend Warriors



16. Equator - 3/1985

Rockarama/Bad Blood/Lost One Love/Angel/Holding On/ Party Time/Poor Little Rich Girl/SkooFs Burning/Heartache City/ Night Of The Wolf



17. Raging Silence - 5/1989

18. Different World - 4/1991

Blood On Stone/Which Way Will The Wind Blow/All Gods/ Children/All For One/Different World/Step By Step/ Seven Days/First Touch/One On One/Cross That Line



Избранные компиляции

1. Live: Uriah Heep - 1977 (Bronze)

Sunrise/Sweet Lorraine/Traveller In Time/Easy Livin’ July Morning/Tears In My Eyes/Gypsy/Circle Of Hands/ Look At Yourself/The Magician's Birthday/Love Machine/ Rock'n'Roll Medley: Roll Over Beethoven/Blue Suede Shoes/ Mean Woman Blues/Hound Dog/At The Hop/Whole Lotta Shakin'Goin'On.



2. Best Of Uriah Heep - 1975 (Bronze)

Gypsy/Bird Of Prey/July Morning/Look At Yourself/Easy Living/The Wizard/Sweet Lorraine/Stealin'/Suicidal Man/Return To Fantasy



3. Live In Europe — 1979 (Raw Power)

Easy Livin'/Look At Yourself/Lady In Black/ Free Me/Stealin'/Wizard/July Morning/Falling In Love/ Woman Of The Night/I'm Alive/Who Needs Me/ Sweet Lorraine/Free'n'Easy/Gypsy



4. Collection: Uriah Heep — 1988 (Castle Communications)

Love Machine/Look At Yourself/Firefly/Relurn To Fantasy/Rainbow Demon/That's The Way It Is/Love Is Blind/On The Rebound/Easy Livin'/Juiy Morning/Running All Night (With The Lion)/Been Away too Long/Gypsy/Wake Up (set Your Sights)/Can'l Keep A Good Band Down/All Of My Life



5. Two Decades In Rock — 1990 (Castle Communications)

Gypsy/Come Away Melinda/I'll Keep On Trying/Lady In Black/Salisbury/The Park/Look At Yourself/July Morning/Tears In My Eyes/Love Machine/The Wizard/Traveller In Time/Easy Living/The Magician's Birthday/Spider Woman/Rain/Sweet Lorraine/Sweet Freedom/Stealin’ Circus/Wonderworld/Suicidal Man/ Something Or Nothing/Return To Fantasy/Shady Lady/Prima Donna/Weep In Silence/Can't Keep A Good Band Down/Who Needs Me/Wise Man/Firefly/Free'N’Easy/Free Me/Tea Dance/Fallen Angel/It Ain't Easy/Come Back To Me/Chasing Shadows/That's The Way It Is/Stay On Top/The Other Side Of Midnight/Holding On/Poor Little Rich Girl/Blood Red Roses/Voice On My TV/More Fool You.
скачать файл



Смотрите также:
Очевидно, что хард-рок оказал на со­временную музыку наибольшее влияние. Возникнув сначала как стиль, он превра­тился с годами в музыкальную форму
319.84kb.
К. Ю. Михалева Символическое влияние молодежной конткультуры на Высокую моду
259.65kb.
Первый кавалер первого российского ордена
80.38kb.
Флебология и хирургия
81.44kb.
The Beatles («Битлз»; отдельно участников ансамбля называют «битлами», также «битлзами») британская рок-группа, внёсшая большой вклад в развитие рок-музыки
223.3kb.
Вопросы для 9 класса
57.93kb.
Не смотря на то, что стеклопластик у нас позиционируется как материал с низкой теплопроводностью, мой личный опыт показал, что это заблуждение
266.24kb.
Место английского среди индоевропейских языков
118.51kb.
Билет №20 Вопрос Стиль классицизм
40.26kb.
В старые годы не было телефона, телевизора, даже керосиновой лампы, но был стиль. Потом появилось много необходимых вещей, а стиль пропал. Последним был французский классицизм: попытка общего стиля цивилизации
4794.05kb.
Реинкарнация. Размышления. Александр Хакимов
768.47kb.
Как тяжкий рок висит над человеческим сознанием мысль о смерти. Как неминуемая чаша стоит призрак смерти и, пройдя весь жизненный путь, дух (человек) приходит к заключению, что здесь нужно кончать явление жизни
536.35kb.