Главная страница 1страница 2 ... страница 30страница 31
скачать файл

ТУЛИН АЛЕКСЕЙ

ТРАНСОАНАЛИЗ:
Теория личности.


МОСКВА

2009
Содержание.

Введение.



Часть 1.Что такое личность?

Понятие личность.

История изучения личности.

Представления о психологической сущности личности.

Развитие психики.

Развитие психики животных.

Стадии перцептивной психики.

Стадии интеллекта.

Общая характеристика психики животных.

Возникновение сознания человека.

Становление мышления и речи.

Общие представления о понятии личности.

Индивидуальность и ее проявления.

Личность как социокультурная реальность.

Деятельность.

Патологии личности.

Темперамент.

Характер.

Трансоанализ и личность.

Криптоперсонализм.



Часть 2. Мистическая личность.

Что такое мистическая личность?

Развитие мистической личности.

Классификация мистической личности.

Особенности мистической личности.

Мистические переживания.

Классификация мистических переживаний.

Трансоанализ: Психологические типы.

Личностно значимые компоненты мистической личности: мистическая вера, мистический опыт, мистическое поведение.

Мистическая личность: влияние мистичности на поведение.

Представители конкретных наук о «мистическом опыте».

Психология обывателя.



Часть 3. Мистическая личность и общество.

Семья – важный канал формирования мистической личности.

Воздействие мистической общины на индивида.

Психологические последствия вовлечение индивида в мистическую общину.

Психология мистического «обращения».

Социально – психологические особенности мистической личности.



Часть 4. Мистическая личность и психопатология.

Клинические концепции.

Нейропсихологический контекст. Феноменалогия мистического переживания.

Мистический опыт и психоз.

Религиозно – мистический симптомкомплекс в клинической картиненепрогредиентных эндогенных заболеваний.

Религиозно – мистический симптомкомплекс в клинической картине эндогеных расстройств.

Депрессия с религиозной фабулой бреда.

Клинические варианты депрессии с религиозной фабулой бреда.

Кулдьтовая травма.

Тоталитарный культ.

Манипуляции использованные в тоталитарных культых.

Риск возникновения психологического расстройства в результате культовой травмы.

Проблема оказания психиатрической помощи адептам деструктиных культов.

Часть 5. Сознание и подсознательное.

Сознание.

Понятие сознания.

Структура сознания.

Подсознание.

О правильном употреблении понятие подсознание.

Структура подсознательного.

Спиритипы.

Личное подсознательное.

Социальное подсознательное



Часть 6. «Я» - концепция.

Понятие «Я» - концепции.

Понятие, значение и структура «Я» - концепции.

Проблема «Я».

«Я» и личность.

«Я» и Эгос.

Абсолютное «Я».

Проявление абсолютного «Я» в составе эмпирической личности.

Мистическое «Я».

Литература.



Введение.
Книга, которую вы сейчас читаете отражает мою теорию личности. Многие концепции в ней только обозначены и требуют дополнение. Теория трансоанализа многим может показаться странной не понятной и нужна ли она? На этот вопрос я могу ответь, что есть люди, которые не такие как все, современная психология очень редко обращает на них внимание – изучение таких личностей главная задача трансоанализа. Но как можно их изучать без определенной теории, вот собственно –эта теория и заложена в эту книгу.

Не стоит говорить, что данная теория совершенна, ее надо развивать, дополнять, исправлять ошибки. Надеюсь, что в следующих переизданиях они будут справлены и дополнены. Однако – это книга одна из важнейшая в теории трансоанализа, она может ответить на вопрос над котором ломали голову самые знаменитые психологи XX века Леонтьев, Лурия, Рубештейн и т.д. В зарубежной психологии – это Фрейд, Юнг, Маслоу и многие другие.

Личность в психологии одна из важнейших проблем, которую нужно исследовать и развивать. Если вернутся к трансоанализу то одна из важнейших концепций – это Мистическая личность, суть которой заключается особом, мистическом мировоззрения человека, который смотрит на мир иначе чем обычный обыватель, в данной книги я привожу классификацию данной личностей.

К теории мистической личности я пришел изучая уфологию, смог познакомится с людьми чье мировоззрение коренным образом отличалось от обычного обывателя, оно просто было другим. То, что обычному человеку было чудно, не понятно, недостижимо, не возможно, то мистической личности во многих случаях было в порядке вещей. Оккультисты, экстрасенсы, шаманы, уфологи, это очень специфические люди, с другим пониманием жизни.

В том числе в трансоанализ входит изучение глубинных структур психики с помощью фантазий, образов, символом, которые возникают в сознании человека, даже разрабатывается метод фэнтезитерапии, который поможет лучше понять подсознание человека.

Надеюсь, что данная книга поможет лучше понять теорию трансоанализа.


Алексей Тулин

2.07.2009




ЧАСТЬ 1. ЧТО ТАКОЕ ЛИЧНОСТЬ?
ПОНЯТИЕ ЛИЧНОСТЬ.
Реальность, которая описывается термином "личность", проявляется уже в этимологии этого термина. Слово "личность" (от лат. persona) первоначально относилось к актерским маскам (сравни "личина"), которые в античном театре были закреплены за определенными типами действующих лиц ("ревнивец", "завистник", "герой" и т.д.).

Затем это слово стало означать самого актера и его роль. У римлян слово persona употреблялось обязательно с указанием определенной социальной функции, роли (личность отца, личность царя, личность судьи и т.д.). Иначе говоря, личность по первоначальному значению - это определенная социальная роль или функция человека.

Постепенно понятие личности наполнялось все большим многообразием смысловых значений, оттенки и диапазон которых в определенной мере специфичны для конкретного языка. В немецком, английском, французском языках личность означает лицо, особу человека. При этом только во французском языке появляется производное слово, обозначающее индивидуальность человека (в немецком и английском языке для этого существуют отдельные слова). В русском языке, как и во французском, понятие личности не отделено от смыслового значения индивидуальности (хотя, как мы видим, - слова разные). В "Толковом словаре русского языка" под редакцией Д. Н. Ушакова личность характеризуется как отдельное человеческое Я, как человеческая индивидуальность, являющаяся носителем отдельных социальных и психологических свойств.

В значении слова "личность" можно выделить два основных смысла. Один, наиболее очевидный, - несовпадение собственных характеристик человека, его лица с содержанием роли, которую он исполняет. Другой смысл - социальная типичность изображаемого персонажа, его открытость другим людям.

Зафиксированная в слове и в произвольных от него терминах связь этих значений привела в последующем к представлению о том, что социально-содержательные характеристики человека несовместимы с реальными свойствами носителя этих характеристик. Соответственно и социальные функции личности представлялись как не связанные с внутренними характеристиками психологических механизмов, обеспечивающих эти функции.

В психологии эволюция самого понятия личности от обозначения маски к ее носителю и далее к его роли дала импульс для развития представлений о личности как системе ролевого поведения, обусловленного совокупностью устойчивых социальных ожиданий со стороны ближайшего окружения. Это нашло свое выражение в так называемой ролевой теории личности, в которой она характеризуется главным образом через выполняемые ею социальные роли. В семье - это роль сына, отца, брата и т.п.; на работе - определенная профессиональная роль, вне работы это может быть роль друга, настоящего мужчины, обаятельной женщины и т.п. Но для понимания существа личности определяющее значение имеет не многообразие социальных ролей, а выбор, принятие и исполнение человеком определенных социальных действий, внутреннее отношение к ним. Личность - это не структура ролей и вообще не структура, а человек, который вовсе не сводится к игре в выбранные роли, не лицедействует только. Человек как личность свободно и осознанно принимает ту или иную социальную роль, сознает возможные последствия своих действий по ее осуществлению и принимает всю полноту ответственности за их результаты.

Понятие роли как способа социального поведения, принятого в данном сообществе, является достаточно адекватным для первичного анализа реальных действий личности. Само понятие личности имеет смысл лишь в системе общественных отношений, реализуемых через определенные социальные роли. Однако социальные роли - это не конечный, а исходный пункт в понимании сущности личности. Для научной психологии важна не роль сама по себе, а ее носитель, субъект. Принятие или непринятие социальной роли, серьезность ее исполнения, ответственность за последствия своих действий характеризует человека как личность.

ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ ЛИЧНОСТИ.
Психология личности стала экспериментальной в первые десятилетия XX века. Однако теоретические исследования в области психологии личности велись задолго до того времени, и в истории соответствующих исследований можно выделить три периода: философско-литературный, клинический и экспериментальный. Первый берет начало от работ древних мыслителей и продолжался до начала XIX века. Рассматривались проблемы нравственности и социальной природы человека, его поступки и поведение. Толкование личности очень широкое.

В первые десятилетия XIX века наряду с философами и писателями проблемами психологии личности заинтересовались врачи-психиатры. Они первыми стали вести систематическое наблюдение за личностью больного в клинических условиях, изучать историю его жизни для того, чтобы лучше понять его наблюдаемое поведение. При этом делались не только профессиональные заключения, связанные с диагностикой и лечением душевных заболеваний, но и общенаучные выводы о природе человеческой личности. Этот период и получил название клинический. Вплоть до начала XX века философско-литературный и клинический подходы к личности были единственными попытками проникновения в ее сущность.

В первые десятилетия XX века изучением личности стали заниматься профессиональные психологи, которые до этого времени обращали внимание главным образом на исследования познавательных процессов и состояний человека. Они попытались придать соответствующим исследованиям экспериментальный характер, введя в них математико-статистическую обработку данных с целью точной проверки гипотез и получения достоверных фактов на основе которых затем можно было бы строить экспериментально проверенные, а не умозрительные теории личности.

ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ СУЩНОСТИ ЛИЧНОСТИ.
Однако, центральное место в психологической науке занимает проблема психического развития индивида. В истории науки, первое, с чем столкнулись исследователи при обращении к изучению психологического развития индивида, - это вопрос о соотношении в нем биологического и социального. Были перебраны практически все возможные формально–логические связи между понятиями психологическое, социальное и биологическое. Психическое развитие трактовалось и как полностью спонтанный процесс, независимый ни от биологического, ни от социального; и как производный только от биологического, или только от социального развития, либо как результат их параллельного действия на индивида или взаимодействия и т.д.

В биологических концепциях психическое развитие рассматривается как функция развития организма, как ничто, однозначно следующее за этим развитием. Все особенности психических процессов, состояний и свойств человека здесь пытаются вывести из биологических законов. При этом нередко используют законы, открытые при изучении животных, которые не учитывают специфику развития человеческого организма.

Наиболее ярко суть биологических концепций В.Штерн: «Человеческий индивид в первые месяцы младенческого периода, с преобладанием низших чувств, с неосмысленным рефлекторным и импульсивным существованием, находятся в стадии млекопитающего; во второе полугодие, развив деятельность хватания и разностороннего подражания, он достигает развития высшего млекопитающего – обезьяны и на втором году, овладев

вертикальной походкой и речью – элементарного человеческого состояния. В первые пять лет игры и сказок он стоит на ступени первобытных народов. Затем следуют поступление в школу, более напряженное внедрение в социальное целое с определенными обязанностями, - онтогенетическая параллель вступления человека в культуру с ее государственными и экономическими организациями. В первые школьные годы простое содержание античного и ветхозаветного мира наиболее адекватно детскому духу, средние годы носят черты фанатизма христианской культуры и только в периоде зрелости достигается духовная дифференциация, соответствующая состоянию культуры нового времени».

Человеческий индивид рождается с определенным набором биологических свойств и физиологических механизмов, которые и выступают в роли такой основы. Вся генетически закрепленная система свойств и механизмов является общей исходной предпосылкой дальнейшего развития индивида, обеспечивает универсальную его готовность к развитию, в том числе и психическому. Для психологического исследования личности важно содержание жизнедеятельности индивида в каждом временном интервале.

Отечественный психолог Б.Ф.Ломов, развивая системный подход к пониманию сущности личности, пытаются вскрыть всю сложность и неоднозначность решения проблемы соотношения социального и биологического в личности. Его взгляды на эту проблему сводятся к следующим основным положениям. Исследуя развитие индивида, психология, конечно, не ограничивается анализом только отдельных психических функций и состояний. Ее прежде всего интересует формирование и развитие личности человека. В этой связи проблема соотношений биологического и социального выступает преимущественно как проблема организм и личность. Одна из этих понятий сформировалось в контексте биологических, другое - социальных наук, но и то и другое относится к индивиду как представителю вида «человек разумный» и как члену общества. Вместе с тем в каждом из этих понятий фиксируются в разные системы свойств человека: в понятии организм – структура человеческого индивида как биологической системы, в понятии личности его включенность в жизнь общества. Как уже отмечалось исследуя формирование и развитие личности, отечественная психология исходит из марксистского положения личности как социальном качестве индивида. Вне общества это качество индивида не существует, а потому вне анализа отношений индивид – общество не может быть понятым. Объективным же основанием личностных свойств индивида является система общественных отношений, в котором он живет и развивается.

Еще более многообразным и многоплановым отношения психического к социальному. Соотношение социального и биологического в психике человека многомерно, многоуровнево и динамично. Оно определяется конкретными обстоятельствами психического развития индивида и по-разному складывается на разных ступенях этого развития и на разных его уровнях.

В истории отечественной психологии представление о психологической сущности личности неоднократно изменялось.

К концу 70-х годов XX века ориентация на структурный подход к проблеме личности сменяется тенденцией к применению системного подхода. В этой связи особый интерес представляют идеи А.Н.Леонтьева, чьи представления решали такие фундаментальные проблемы, как формирование и основы типологии личности, образующие личности и др.

Личность по мнению Леонтьева – это психологическое образование особого типа, порождаемое жизнью человека в обществе. Соподчинение различных деятельностей создает основание личности, сформирование которой происходит в онтогенезе.

Понятие индивид, по А.Н.Леонтьеву, отражает, во-первых, целостность и неделимость отдельной особи данного биологического вида, во-вторых, особенности конкретного представителя видов, отличающие его от других представителей этого вида. Индивидуальные же свойства, в том числе генетически обусловленные, могут многообразно меняться в ходе жизни человека, однако от этого личностными они не становятся. Свойства индивида не переходят в свойства личности. Хотя и трансформированные, они так и остаются индивидными свойствами, не определяя складывающейся личности, а составляя предпосылки и условия ее формирования. Общий подход к пониманию проблемы личности, обозначенный А.Н.Леонтьевым, нашел свое развитие в работах А.В.Петровского и В.А.Петровского.

Они дают следующие определение личности: «личностью в психологии обозначается системное социальное качество, приобретаемое индивидом в предметной деятельности и общении и характеризующие уровень и качество представленности общественных отношений в индивиде».

Понятие личность относится к определенным свойствам, принадлежащим индивиду, причем имеется ввиду своеобразия, уникальность индивиду, т.е. индивидуальность. Однако понятие индивид, личность и индивидуальность не тождественны по содержанию: каждое из них раскрывает из них специфический аспект индивидуального бытия человека. Личность может быть понята только в системе устойчивых межличностных связей, опосредствованных содержанием, ценностями, смыслов совместной деятельности каждого из участников. Эти межличностные связи реальны, но по природе своей сверхчувственны. Они проявляются в конкретных индивидуальных свойствах и поступках людей, входящих в коллектив но к ним не сводимы.


РАЗВИТИЕ ПСИХИКИ.
РАЗВИТИЕ ПСИХИКИ ЖИВОТНЫХ.

Возникновение чувствительных живых организмов связано с усложнением их жизнедеятельности. Это усложнение заключается в том, что выделяются процессы внешней деятельности. Опосредствующие отношения организмов к тем свойствам среды, от которых зависит сохранение и развитие их жизни. Выделение этих процессов обусловлено появлением раздражимости к воздействиям, которые выполняют сигнальную функцию. Так возникает способность отражения организмами воздействий окружающей действительности в их объективных связях и отношениях --- психическое отражение.

Развитие этих форм психического отражения совершается вместе с усложнением строения организмов и в зависимости от развития той деятельности, вместе с которой они возникают. Поэтому их научный анализ невозможен иначе как на основе рассмотрения самой деятельности животных.

Что же представляет собой та деятельность животных, с которой связана простейшая форма их психики? Ее главная особенность заключается в том, что она побуждается тем или иным воздействующим на животное свойством, на которое она вместе с тем направлена, но которые она вместе с тем направлена, но которое не совпадает с теми свойствами, от которых непосредственно зависит жизнь данного животного. Она определяется, следовательно, не самими по себе данными воздействующими свойствами среды, но этими свойствами в их отношении с другими свойствами.

Так, например, известно, что, как только насекомое попадает в паутину, паук немедленно направляется к нему и начинает опутывать его своей нитью. Что же именно вызывает эту деятельность паука и на что она направлена? Для того чтобы решить это, нужно исключить один за другим различные моменты, которые, возможно. Воздействуют на паука. Путем такого рода опытов удалось установить. Что то, что побуждает деятельность паука и на что она направлена, есть вибрация, которую производят крылья насекомого, передающаяся прекращается. Паук перестает двигаться к своей жертве. Достаточно, однако, чтобы крылья насекомого снова начали вибрировать, как паук вновь устремляется к нему и вновь опутывает его паутиной. Действительно ли, однако. Вибрация и есть то, что вызывает деятельность паука, и вместе с тем то, на что она направлена? Это показывает следующий опыт. К паутине прикасаются звучащим камертоном. В ответ на это паук устремляется к камертону, взбирается на его ножки, опутывает их паутиной и пытается нанести удар своими конечностями --- челюстями ( Е. Рабо). Значит, дело здесь именно в факте вибрации: ведь кроме свойства вибрировать между камертоном и насекомым, попавшим в паутину, нет ничего общего.

Почему же деятельность паука связана именно с воздействующей на него вибрацией, которая сама по себе, конечно, не играет никакой роли в его жизни? Потому, что в нормальных условиях воздействие вибрации находится в определенной связи, в определенном устойчивом отношении к питательному веществу насекомого, попадающего в паутину. Мы будем называть такое отношение воздействующего свойства к удовлетворению одной из его биологических потребностей биологическим смыслом данного воздействия. Пользуясь этим термином, мы можем сказать, что деятельность паука направлена на вибрирующее тело в силу того, что вибрация приобрела для него в ходе видового развития смысл пищи.

Биологический смысл тех или иных воздействий не является постоянным для животного, но, наоборот, изменяется и развивается в процессе его деятельности в зависимости от объективных связей соответствующих свойств среды.

Если, например, проголодавшуюся жабу сначала систематически кормить червями, а потом положить перед ней обыкновенную спичку и круглый кусочек мха, то жаба набрасывается на спичку, имеющую, как и черви, удлиненную форму, но не трогает мха: удлиненная форма приобрела для нее биологический смысл пищи. Если, наоборот, мы предварительно будем кормить жабу пауками, то она, не реагируя на спичку, будет набрасываться на кусочек мха, сходный по форме с пауком: смысл пищи теперь приобрела для нее круглая форма предметов.

Необходимо отметить, что смысловые связи, возникающие в деятельности животных, представляют собой условные связи, имеющие особый и, можно даже сказать чрезвычайный характер. Они резко отличаются от тех условных связей, которые образуют механизм самого поведения, т. е. связей, с помощью которых поведение осуществляется.

Когда животное, видя пищу, движется к ней, т. е. когда мы имеем дело со смысловой связью "вид пищи --- пища", то эта связь возникает и изменяется совсем иначе, чем те связи, которые возникают у него, например, в процессе образования навыка обхода преграды, стоящей на его пути ( связь "преграда --- обходное движение" ).

Связи первого рода образуются, как показывают исследования, весьма быстро, "с ходу", и столь же быстро разрушаются. Для этого достаточно одного-двух сочетаний.

Связи второго рода возникают и угасают. Наоборот. медленно, постепенно. Например, цыплята начинают избирательно клевать рубленый яичный желток уже после однократного успеха; двухдневному цыпленку достаточно одной-двух попыток клюнуть вместо желтка кусочек горькой апельсиновой корки, чтобы его пищевое поведение на желток угасло (Морган и др.). С другой стороны, выработка у цыплят вполне удовлетворительного насекомое, напоминающее его своим видом. В других экспериментах он отгораживал от жабы добычу (дождевого червя) стеклом; при таких условиях, несмотря на то что она всякий раз наталкивалась на стекло, жаба, наоборот, обнаруживала большое упорство; она делала множество попыток, прежде чем ее реакция угасала. Даже усиление момента "наказания" (отрицательного подкрепления) не вызывает в таких случаях прекращения движений. В опытах Аббо лягушка продолжала набрасываться на добычу, окруженную иглами, в продолжение 72 часов, пока кожа ее верхней челюсти не была серьезно изранена. Биологическое значение различия в скорости образования связей во внимание условия жизни вида. "Если,--- говорит Бойтендейк, --- жаба во время своей вечерней охоты приблизится к муравейнику и схватит ядовитого муравья, то быстрое образование связи предохранит ее от поглощения других таких же насекомых, вредных благодаря кислоте, которой они обладают. Наоборот. когда жаба пытается схватить дождевого червя, но это ей не удается. То повторение попыток в обычных условиях может помочь ей все же завладеть пищей".

Другая черта смысловых связей --- это как бы "двусторонний" их характер, который выражается в том, что в результате образования такой связи не только воздействие данного раздражителя начинает вызывать определенную реакцию, определенное поведение, но и соответствующая потребность теперь как бы "узнает себя" в данном предмете-раздражителе, конкретизируются в нем и вызывает активное поисковое поведение по отношению к нему.

Своеобразие этих смысловых связей подчеркивалось уже Ч. Дарвином, который цитирует, например, следующие наблюдения: "гораздо легче искусственно вскормить теленка или ребенка в том случае, если он никогда не получал материнской груди, чем тогда, если он хоть раз получил ее... Личинки, "питавшиеся некоторое время каким-либо растением, скорее умрут, чем станут есть другое (растение), которое было бы вполне приемлемым для них, если бы они привыкли питаться им с самого начала".

В классических работах И. П. Павлова и его сотрудников также было показано образование этих "быстрых" смысловых связей ( в ранней работе И. С. Цитовича, а затем в опытах И. О.

Нарбутовича и др.), хотя их особая роль в поведении и не была специально подчеркнута.

Отражение животными среды находится в единстве с их деятельностью. Это значит, что, хотя существует различие между ними, они вместе с тем неотделимы друг от друга. Это значит, далее, что существуют взаимопереходы между ними. Эти взаимопереходы заключаются в том, что, с одной стороны, всякое отражение формируется в процессе деятельности животного; таким образом, то, будет ли отражаться и насколько точно будет отражаться в ощущениях животных воздействующее на него свойство предмета, определяется тем, связано ли реально животное в процессе приспособления к среде, в своей деятельности с данным предметом и как именно оно с ним связано. С другой стороны, всякая деятельность животного, опосредствованная ощущаемыми им воздействиями, совершается в соответствии с тем, как отражается данное воздействие в ощущениях животного. Понятно, что основным в этом сложном единстве отражения и деятельности является деятельность животного, практически связывающая его с объективной действительностью; вторичным, производным оказывается психическое отражение воздействующих свойств этой действительности.

Деятельность животных на сомой ранней, первой стадии развития психики характеризуется тем, что она отвечает тому или иному отдельному воздействующему свойству ( или совокупности отдельных свойств) в силу существенной связи данного свойства с теми воздействиями, от которых зависит осуществление основных биологических функций животных. Соответственно отражение действительности связанное с таким строением деятельности. Имеет форму чувствительности к отдельным воздействующим свойствам ( или совокупности свойств), форму элементарного ощущения. Эту стадию в развитии психики мы будем называть стадией элементарной сенсорной психики. Стадия элементарной сенсорной психики охватывает длинный ряд животных. Возможно, что элементарной чувствительностью обладают некоторые высшие инфузории.

Еще гораздо более уверенно мы можем утверждать это в отношении таких животных, как некоторые черви, ракообразные, насекомые, и, разумеется. В отношении всех позвоночных животных.

У червей изменчивость поведения в связи с устанавливающимися новыми связями была показана многими исследователями. Например, как показали опыты Копеледа и Броуна ( 1934), кольчатый червь или вовсе не реагирует на прикосновение к нему стеклянной палочкой, или реагирует отрицательно. Если, однако, прикосновение палочкой связать с кормлением, то реакция этого червя меняется: теперь прикосновение вызывает у него положительное движение к пище.

У ракообразных изменения этого рода могут приобретать более сложный характер. Например, если слегка механически раздражать обдоменальную часть рака-отшельника, когда он находится в раковине, то, как показали опыты Тен-Кате-Кациева (1934), это вызывает у него некоторое движение. Если же раздражение продолжается, то животное покидает раковину и удаляется.

Сам по себе этот факт мало интересен, интересно дальнейшее изменение поведения рака. Оказывается. Что если систематически повторять эксперименты, то поведение животного становится иным. Теперь животное уже при первом прикосновении вынимает абдомен из раковины, но никуда не отходит от нее и почти тотчас же занимает прежнее положение. Прикосновение приобрело для него теперь совсем другой смысл --- оно стало сигналом к выниманию обдомена из раковины.

Понятно, что материальную основу развития деятельности и чувствительности животных составляет развитие их анатомической организации. Тот общий путь изменений организмов, с которыми связано развитие в пределах стадии элементарной сенсорной психики, заключается, с одной стороны, в том, что органы чувствительности животных, стоящих на этой стадии развития, все более дифференцируются и их число увеличивается; соответственно дифференцируются и их ощущения. Например, у низших животных клеточки, возбудимые по отношению к свету, рассеяны по всей поверхности тела так, что эти животные могут обладать лишь весьма диффузной светочувствительностью.

Затем впервые у червей светочувствительные клетки стягиваются к головному концу тела и, концентрируясь. Приобретают форму пластинок; эти органы дают возможность уже достаточно точной ориентации в направлении к свету. Наконец, на еще более высокой ступени развития (моллюски) в результате выгибания этих пластинок возникает внутренняя сферическая светочувствительная полость, действующая как "камера-люцида", которая позволяет воспринимать движения предметов.

С другой стороны, развиваются и органы движения, органы внешней деятельности животных. Их развитие происходит особенно заметно в связи с двумя следующими главными изменениями: с одной стороны, в связи с переходом к жизни в условиях наземной среды, а с другой стороны, у гидробионтов (животных, живущих в водной среде) в связи с переходом к активному преследованию добычи.

Вместе с развитием органов чувствительности и органов движения развивается также и орган связи и координации процессов --- нервная система.

Первоначально нервная система представляет собой простую сеть, волокна которой, идущие в различных направлениях, соединяют заложенные на поверхности чувствительные клетки непосредственно с сократительной тканью животного. Этот тип нервной системы у современных видов не представлен. У медуз нервная сеть. Ищущая от чувствительных клеток, связана с мышечной тканью уже через посредство двигательных нервных клеток.

По такой сете видной нервной системе возбуждение передается диффузно, образующие ее нервные волокна обладают двусторонней проводимостью, тормозные процессы, видимо, отсутствуют, Дальнейший шаг в развитии нервной системы выражается в выделении нейронов, образующих центральные ганглии ( нервные узлы). П о одной линии эволюции (у иглокожих животных) нервные ганглии образуют окологлоточное кольцо с отходящими от него нервными стволами. Это уже такой нервный центр, который позволяет осуществляться относительно очень сложно согласованными движениями, как, например, движения открывания морскими звездами двустворчатых раковин. По двум другим большим линиям эволюции ( от первичных червей к ракообразным и паукам, от первичных червей --- к насекомым) происходит образование более массивного переднего ( головного) ганглия, который подчиняет себе работу нижележащих нервных ганглиев.

Эволюция такой узловой нервной системы идет в направлении все большей ее дифференциации, что связано с сегментированием тела животного.

Изменение деятельности внутри этой стадии развития заключается во все большем ее усложнении, происходящем вместе с развитием органов восприятия, действия и нервной системы животных. Однако как общий тип строения деятельности, так и общий тип отражения среды на всем протяжении этой стадии резко не меняются. Деятельность побуждается и регулируется отражением ряда отдельных свойств; восприятие действительности никогда, следовательно, не является восприятием целостных вещей. При этом у более низкоорганизованных животных (например, у червей) деятельность побуждается всегда воздействием одного какого-нибудь свойства, так что, например, характерной особенностью свойства. Так что, например, характерной особенностью поисков пищи является у них то, что они всегда производятся, как указывает В. Вагнер, "при посредстве какого-либо одного органа чувств, без содействия других органов чувств: осязания, реже обоняния и зрения, но всегда только одного из них".

Усложнение деятельности в пределах этого общего ее типа происходит в двух главных направлениях. Одно из них наиболее ярко выражено по линии эволюции, ведущей от червей к насекомым и паукообразным. Оно проявляется в том. что деятельность животных приобретает характер иногда весьма длинных цепей, состоящих из большого числа реакций, отвечающих на отдельные последовательные воздействия. Ярким примером такой деятельности может служить часто приводимое описание поведения личинки, называемой муравьиным львом.

Муравьиный лев зарывается в песок, причем, как только он настолько углубится в него, что песчинки начинают касаться поверхности его головы, что вызывает у него толчкообразное отгибание головы вместе с передней частью туловища назад, отбрасывающее песчинки вверх. В результате в песке образуется воронка правильной формы, в центре которой выступает голова муравьиного льва. Когда в такую воронку попадает муравей, то от неизбежно скатывает вниз несколько песчинок. Падая на голову муравьиного льва, они вызывают у него описанные "метательные" рефлексы. Часть отбрасываемых песчинок попадает в муравья, который скатывается вместе с осыпающимся песком на дно воронки. Теперь. Как только муравей коснется челюстей муравьиного льва, они захлопываются, И жертва подвергается высасыванию.

Механизмом такой деятельности является механизм элементарных рефлексов --- врожденных, безусловных и условных.

Деятельность такого типа особенно характерна для насекомых, у которых она достигает наиболее высоких ступеней своего развития. Эта линия усложнения деятельности не является прогрессивной, не ведет к дальнейшим качественным ее изменениям.

Другое направление, по которому идет усложнение деятельности и чувствительности. Является, наоборот, прогрессивным. Оно приводит к изменению самого строения деятельности, а на этой основе и к возникновению новой формы отражения внешней среды, характеризующей уже более высокую, вторую, стадию в развитии психики животных --- стадию перцептиной ( воспринимающей) психики. Это прогрессивное направление усложнения деятельности связано с прогрессивной же линией биологической эволюции (от червеобразных к первичным хордовым и далее к позвоночным животным).

Усложнение деятельности и чувствительности животных выражается здесь в том, что их поведение управляется сочетанием многих одновременных воздействий. Примеры такого поведения можно взять из поведения рыб. Именно у этих животных с особенной отчетливостью наблюдается резкое противоречие между уже относительно весьма сложным содержанием процессов деятельности и высоким развитием отдельных функций, с одной стороны, и еще примитивным общим ее строением - с другой.

Обратимся снова к специальным опытам.

В отдельном аквариуме, в котором живут два молодых американских сомика, устанавливается поперечная перегородка, не доходящая до одной из его стенок, так что между ее концам и этой стенкой остается свободный проход. Перегородка --- из белой марли, натянутой на рамку.

Когда рыбы (обычно державшиеся вместе) находились в определенной, всегда одной и той же стороне аквариума, то с противоположной его стороны на дно опускали кусочек мяса. Побуждаемые распространяющимся запахом мяса, рыбы. Скользя у самого дна, направлялись прямо к нему. При этом они наталкивались на марлевую перегородку; приблизившись к ней на расстояние нескольких миллиметров, они на мгновение останавливались, как бы рассматривая ее, и далее плыли вдоль перегородки, поворачивая то в одну, то в другую сторону, пока случайно не оказывались перед боковым проходом, через который они и проникали дальше, в ту часть аквариума, где находилось мясо.

Наблюдаемая деятельность рыб протекает, таким образом, в связи с двумя основными воздействиями. Она побуждается запахом мяса и развертывается в направлении этого главного, доминирующего воздействия; с другой стороны, рыбы замечают (зрительно) преграду, в результате чего их движение в направлении распространяющегося запаха приобретает сложный, зигзагообразный характер. Здесь нет. Однако. Простой цепи движений: сначала реакция на натянутую марлю, потом реакция на запах. Нет и простого сложения влияний обоих этих воздействий, вызывающего движение по равнодействующей. Это сложно координированная деятельность, в которой объективно можно выделить двоякое содержание. Во-первых, определенную направленность деятельности, приводящую к соответствующему результату; это содержание возникает под влияние запаха, имеющего для животного биологический смысл пищи. Во-вторых, собственно обходные движения; это содержание деятельности связано с определенным воздействием (преграда), но данное воздействие отлично от воздействия запаха пищи; оно не может самостоятельно побудить деятельность животного; сама по себе марля не вызывает у рыб никакой реакции. Это второе воздействие связано не с предметом. Которых побуждает деятельность и на который она направлена, но с теми условиями, в которых дан этот предмет. Таково объективное различие обоих этих воздействий и их объективное их соотношение в деятельности исследуемых рыб? Выступает ли оно и для рыбы также раздельно: одно - как связанное с предметом, с тем, что побуждает деятельность; второе --- как относящееся условиям деятельности, вообще --- как другое?

Чтобы ответить на этот вопрос, продолжим эксперимент.

По мере повторения опытов с кормлением рыб в условиях преграды на их пути к пище происходит как бы постепенное "обтаивание" лишних движений, так что в конце концов рыбы с самого начала направляются прямо к проходу между марлевой перегородкой и стенкой аквариума, а затем к пище.

Перейдем теперь ко второй части эксперимента. Для этого, перед тем как кормить рыб. Снимем перегородку. Хотя перегородка стояла достаточно близко от начального пункта движения рыб, так что, несмотря на свое относительно мало совершенное зрение, они все же не могли не заметить ее отсутствия, рыбы тем не менее полностью повторяют обходный путь, т.е. движутся так, как это требовалось бы, если перегородка была бы на месте. В дальнейшем путь рыб, конечно, выпрямляется, но это происходи лишь постепенно.

Итак, воздействие, определявшее обходное движение, прочно связывается у исследованных рыб с воздействием самой пищи, с ее запахом. Значит, оно уже с самого начала воспринималось рыбами наряду и слитно с запахом пищи, а не как входящее в другой "узел" взаимосвязанных свойств, т.е. свойство вещи.

Таким образом, в результате постепенного усложнения деятельности и чувствительности животных мы наблюдаем возникновение развернутого несоответствия, противоречия в их поведении. В деятельности рыб (и, по видимому, некоторых других позвоночных) уже выделяется такое содержание, которое объективно отвечает воздействующим условиям; для самого же животного это содержание связывается с теми воздействиями, по отношению к которым направлена их деятельность в целом. Иначе говоря, деятельность животных фактически определяется воздействием уже со стороны отдельных вещей (пища, преграда), в то время как отражение действительности остается у них отражением совокупности отдельных ее свойств.

В ходе дальнейшей эволюции это несоответствие разрешается путем изменения ведущей формы отражения и дальнейшей перестройки общего типа деятельности животных; совершается переход к новой, более высокой стадии развития отражения.

Однако, прежде чем начать рассмотрение этой навой стадии, мы должны будем остановиться еще на одном специальном вопросе, возникающем в связи с общей проблемой изменчивости деятельности и чувствительности животных.

Это вопрос о так называемом инстинктивном, т.е. врожденном, безусловно рефлекторном поведении и о поведении, изменяющемся под влиянием внешних условий существования животного, под влиянием его индивидуального опыта.

В психологии большим распространением пользовались взгляды, связывающие последовательные ступени в развитии психики с этими различными механизмами приспособления животных к среде. Так, низшую ступень в развитии психики представляет собой с этой точки зрения поведение, в основе которого лежат так называемые тропизмы, или инстинкты, животных; более же высокую ступень развития образует индивидуально изменяющееся поведение, поведение, строящееся на основе условных рефлексов.

Эти взгляды опираются на тот бесспорный факт, генетических ступеней поведения, унаследованного и якобы не изменяющегося под влиянием внешних воздействий, и поведения, складывающегося в процессе индивидуального развития животного, в процессе его индивидуального приспособления. "Индивидуальное приспособление, --- говорит И. П. Павлов, --- существует на всем протяжении животного мира".

Противопоставление врожденного и индивидуально приспосабливающегося поведения возникло, с одной стороны, из неправильного сведения механизмов деятельности животных к ее врожденным механизмам, а с другой стороны, из старинного идеалистического понимания термина "инстинкт".

Простейшим видом врожденного поведения считают обычно тропизм. Теория тропизмов применительно к животным была разработана Ж. Лебом. Тропизм, по Лебу, --- это вынужденное автоматическое движение, обусловленное неодинаковостью физико-химических процессов в симметричных частях организма вследствие односторонности падающих на него воздействий.

Примером такого вынужденного и неизменно происходящего движения может служить прорастание корней растения, которые всегда направляются книзу, в какое бы положение мы ни ставили растение. Сходные явления можно наблюдать также и у животных, однако из этого не следует, что деятельность этих животных сводиться к механизму тропизмов и что она не является пластичной, изменяющейся под влиянием опыта.

Так, например, известно, что большинство дафний обладают положительным фототропизмом, т.е. что они совершают вынужденные движения по направления к свету. Однако, как показывают специальные опыты Г. Блееса и советских авторов ( А. Н. Леонтьев и Ф. И. Бассин), поведение дафний отнюдь не похоже на "поведение" корней растений.

Эти опыты были поставлены следующим образом.

Был взят небольшой плоский аквариум, освещающийся только с одной стороны. В середине аквариума была укреплена изогнутая под прямым углом стеклянная трубка так, что одно из ее колен шло горизонтально под водой, а другое колено поднималось вертикально, выходя своим концом над поверхностью воды.

В начале опытов горизонтальное колено было направлено к освещенной стенке аквариума, т.е. навстречу к источнику света .

Дафнию брали пипеткой и помещали в трубку; она быстро опускалась по ее вертикальной части к точке изгиба и начинала двигаться уже по горизонтальному ее колену, направленному к свету. Выйдя затем из трубки, она далее свободно подплывала к освещенной стенке аквариума. Ее поведение, таким образом, оставалось строго подчиненным направлению действия света.

В следующих опытах трубка поворачивалась на 45 градусов в сторону от линии распространения света.

В этих условиях дафния по -прежнему выходила из трубки, хотя и более медленно.

Этот факт также легко объяснить с точки зрения теории тропизмов. Можно предположить, что мы имеем здесь сложение двух направляющих, влияния света и влияния преграждающей прямое движение стенки трубки, повернутой теперь несколько в сторону. Сложение этих двух направляющих и находит свое выражение в замедленном движении дафнии через трубку. Однако повторение этих опытов показало, что прохождение дафнии по трубке происходит все скорее, пока, наконец, ее скорость не приближается к времени, требуемому для прохождения трубки, обращенной прямо к свету. Следовательно, у дафнии наблюдается известное упражнение, т.е. ее поведение постепенно приспосабливается к данным условиям.

В следующих опытах трубка была повернута на 90 градусов затем на 130 и, наконец, на 180. При всех этих положениях трубки дафния также постепенно научилась достаточно быстро выходить из нее, хотя в последних двух случаях ей приходилось двигаться уже от света в сторону, противоположную знаку ее тропизма.

Этот факт может тоже показаться на первый взгляд не противоречащим "вынужденности" фототропизма дафнии; можно предположить, что под влиянием каких-то неизвестных нам условий положительный фототропизм дафний превратился в фототропизм отрицательный. Такое предположение, однако, опровергается тем, что после выхода из трубки дафнии снова направляются к свету.

Итак, как это вытекает из приведенных фактов, поведение дафний вовсе не сводится к машинообразным, вынужденным движениям --- тропизмам. Тропизмы животных --- это не элементы механического в целом поведения, а механизмы элементарных процессов поведения, поведения всегда пластичного и способного перестраиваться в соответствии с изменяющимися условиями среды.

Другое понятие, с которым связано в психологии представление о врожденном, строго фиксированном поведении животных, --- это понятие инстинкта. Существуют различные взгляды на то, что такое инстинкт. Наибольшим распространением пользуется понимание инстинктивного поведения как поведения наследственного и не требующего никакого научения, которое совершается под влиянием определенных раздражителей и раз навсегда определенным образом, совершенно одинаково у всех представителей данного вида животных. Оно является поэтому "слепым", не учитывающим особенностей внешних условий жизни отдельного животного и способным изменяться только в длительном процессе биологической эволюции. Такого понимания инстинкта придерживался, например, известный естествоиспытатель Фабр.

Действительно, у большинства более высокоразвитых животных мы можем достаточно четко выделить, с одной стороны, такие процессы, которые являются проявлением сложившегося в истории вида, наследственно закрепленного поведения (например, врожденное "умение" некоторых насекомых строить соты), а с другой стороны, такие процессы поведения, которые возникают в ходе "научения" животных (например, пчелы научаются правильно выбирать кормушки с сиропом, отмеченные изображением определенной фигуры).

Однако. Как показывают данные многочисленных исследований, даже на низших ступенях развития животных противопоставление видового и индивидуально вырабатываемого поведения невозможно. Поведение животных --- это, конечно, и видовое поведение, но оно является вместе с тем весьма пластичным.

Итак, строго фиксированное инстинктивное поведение вовсе не заставляет начальной ступени развитии деятельности животных. Это во-первых.

Во-вторых, и на более высоких ступенях развития деятельности животных не существует такого инстинктивного поведения, которое не изменялось бы под влияние индивидуальных условий жизни животного. Значит, второго говоря, поведения, раз навсегда фиксированного, идущего только по готовому шаблону, заложенному наперед в самом животном, вообще не существует. Представление о таком поведении животных является продуктом недостаточно углубленного анализа фактов. Вот пример одного из экспериментов, проведенного Фабром, который затем был уточнен.

Чтобы показать, что инстинктивное поведение отвечает только строго определенным условия жизни данного вида и не способно приспосабливаться к новым, необычным условиям, Фабр поставил следующий опыт с одиночно живущими пчелами. Эти пчелы при своем первом выходе из гнезда прогрызают прочную массу, которой оно запечатано.

Одну группу гнезд Фабр закрыл бумагой так, что она непосредственно прилегала к самому гнезду, а другую группу гнезд он закрыл сделанным из такой же точно бумаги конусом, стенки которого несколько отстояли от гнезда. Оказалось, что пчелы, которые вывелись в первой группе гнезд, прогрызли закрывающую из стенку гнезда, а вместе с ней и бумагу и вышли на свободу. Пчелы же, которые вывелись из гнезд второй группы, также прогрызли прочную стенку гнезда, но прогрызть затем стенку бумажного конуса, отделенную от гнезда некоторым пространством, они не могли и оказались, таким образом, обреченными на гибель. Из этого эксперимента Фабр делал тот вывод, что насекомое может лишь несколько продолжить инстинктивный акт прогрызания при выходе из гнезда, но возобновить его в связи с обнаружившейся второй преградой оно не в состоянии, как бы ничтожна ни была эта преграда, т.е. что инстинктивное поведение может выполняться только по заранее выработанной шаблонной последовательности, совершенно слепо.

Этот эксперимент Фабра, однако, неубедителен. Поведение пчел в созданных Фабром условиях было недостаточно им проанализировано. В дальнейшем было выяснено, что во втором случае пчелы оказываются в ловушке не потому, что они не могут приспособить своего поведения ко второй, необычной в нормальных условиях существования преграде (вторая бумажная стенка вокруг гнезда), а просто потому, что в селу устройства своих челюстей они не в состоянии захватить гладкую поверхность бумаги, хотя и пытаются это сделать. Другие опыты показали, что если против выхода из гнезда поместить стеклянную трубку, закрытую с противоположного конца глиной, то насекомое, после того как ого прогрызло стенку гнезда, проходит вдоль трубки и, натолкнувшись на вторую преграду (пробку из глины), прогрызает ее. Следовательно, акт прогрызания у пчел может в случае надобности возобновляться и, значит, их инстинктивное поведение не является полностью подчиненным заранее предустановленной последовательности составляющих его актов.

Таким образом, детальное изучение видового врожденного поведения (у одиночных ос, пауков, раков, рыб и других животных) показывает, что оно отнюдь не состоит из не изменяющихся, закрепленных цепей движений, отдельные звенья которых автоматически следуют друг за другом, но что каждое из этих звеньев вызывается определенными чувственными сигналами, вследствие чего поведение в целом всегда регулируется данными наличными условиями и может значительно видоизменяться.

Еще более очевидным является тот факт, что и так называемое индивидуальное поведение животных в свою очередь всегда формируется на основе видового, инстинктивного поведения и иначе возникнуть не может. Значит. подобно тому как не существует поведения, полностью осуществляемого врожденными, не изменяющимися под влиянием внешних воздействий движениями, так не существует и никаких навыков или условных рефлексов, не зависящих от врожденных моментов. Поэтому оба эти вида поведения отнюдь не должны противопоставляться друг другу. Можно утверждать лишь, что у одних животных большую

роль играют рожденные механизмы, а у других --- механизмы индивидуального опыта. Но и это различие не отражает действительной стадиальности развития психики в животном мире. Оно скорее указывает на особенности, характеризующие разные линии эволюции животных. Так, например, врожденное поведение наиболее ясно проявляется у насекомых, которые, как известно, располагаются по одной из боковых ветвей эволюции.

Итак, различие в типе механизмов, осуществляющих приспособление животных к изменениям среды, не может служить единственным критерием развития их психики. Существенным является не только то, каким преимущественно путем изменяется деятельность животных, но прежде всего то, каково само ее содержание и внутреннее строение и каковы те формы отражения действительности, которые с ней закономерно связаны.

скачать файл


следующая страница >>
Смотрите также:
Тулин алексей трансоанализ: Теория личности. Москва 2009
7212.64kb.
Программа-минимум кандидатского экзамена по специальности
210.22kb.
Навстречу 80-летию маи 8-я Международная конференция Авиация и космонавтика-2009 Москва, 26-29 октября 2009 г
106.09kb.
General ciраспределенное производство. Состояние и перспективы развития ромашкин А. Е
110.09kb.
Представляет: континентальная хоккейная лига – 2009/10
146.35kb.
Дополнительная программа по социальной психологии для кандидатского экзамена по специальности
111.51kb.
Каспржак Алексей Анатольевич
24.54kb.
Монография Москва 2008 ббк 88. 8
4906.76kb.
Рассказова а. Л. Социометрический метод исследования малой группы москва-2009 ббк рассказова А. Л
379.86kb.
Рождественской средней общеобразовательной школы им В. Ф
41.44kb.
Теория литературы
300.17kb.
First posted: May 2005 Last revised: January 2009 works & other writings translations criticism [Ageeva] Агеева
307.86kb.