Главная страница 1
скачать файл

16.12.2008

www.ararat-center.org
Нет армян – мусульман, так же как нет турок – христиан”, - считает доктор политических наук, руководитель Центра стратегических исследований “Арарат” Армен Айвазян
- Вопросы, связанные с национальной идентичностью, очень бурно начали обсуждаться в армянской интеллектуальной и политической среде совсем недавно – около двух лет назад. С одной стороны, подобное стремление к самопознанию, безусловно, похвально… С другой стороны, невольно задаешь себе вопрос: почему именно сейчас в армянском обществе возник этот спонтанный всплеск интереса к своим истокам? Или он вовсе не спонтанный?
- Я согласен с вами в том, что сам по себе интерес к вопросам, касающимся нашей идентичности, несет в себе позитивное зерно. Однако, на мой взгляд, обсуждения этой исключительно важной темы ведутся на весьма дилетантском уровне. Между тем, вопрос идентичности – это вопрос самосознания, а самосознание и сознание в целом представляют собой сложнейшее поле для исследований, вторгаясь в которое, нужно обладать профессиональным знанием как минимум в трех областях: армянской истории, всемирной истории, а также научных теорий об этносе и межэтнических отношениях. В частности, без знания существующих теорий об этносе, любой, занимающийся вопросами национальной идентичности, рискует оказаться, в лучшем случае, в роли изобретателя велосипеда. Знание армянской истории для изучения этнопсихологии, ментальности, национального характера и идеологии армян необходимо настолько же, насколько знание биографии отдельного человека необходимо для изучения его индивидуальной психологии, характера и мировоззрения. Чтобы выяснить особенности армянской идентичности, требуется еще и сравнительный анализ исторического материала в армянской и инонациональной среде.
Но и это не все: необходимо также ориентироваться в вопросах, связанных с проблемами национальной безопасности, поскольку идентичность непосредственным образом с нею связана. Не будем забывать, что Армения и армянский народ находятся в острой стадии своей национально-освободительной борьбы. К сожалению, многие из тех, кто рассуждает сегодня об армянской идентичности, не владеют вышеперечисленными знаниями, и это огромный минус. Другое дело, что эту проблему, из-за огромного интереса общественности, невозможно втиснуть в узко научные обсуждения. Но я все же сторонник профессионального подхода и призываю всех участников развернувшейся дискуссии к крайней осторожности в оценках и выводах. Все сказанное и выявленное по этому предмету должно быть подкреплено фактами, а не тиражированием необоснованных стереотипов типа “армянский индивидуализм всегда мешал армянам в построении сильного государства” и т.п.
Что же касается вашего вопроса “почему именно сейчас?”, то он требует серьезного анализа. Тот факт, что против Армении на протяжении многих лет ведется информационно-психологическая война, ни для кого уже не является секретом. Отсутствие адекватного противодействия с армянской стороны тоже не вызывает сомнений и признается даже на уровне руководства страны. В результате недоразвитости механизмов информационной самозащиты, диверсии против нас ведутся уже на очень глубинном уровне, затрагивая святая святых – основы национальной идентичности. Я не сомневаюсь, что развернувшиеся сегодня в Армении “кустарные” дискуссии на эту тему во многом весьма профессионально инспирированы из-за рубежа. Например, озвучивается мысль о том, что дабы быть армянином, вовсе не обязательно владеть армянским языком, что язык не важен, религия не важна, культура не важна. А что же тогда остается? Впрочем, кто-то подвел даже президента страны, который в своем сентябрьском выступлении перед армянской общиной Нью-Йорка говорил о том, что “армянская идентичность должна отказаться от языковых, религиозных и культурных разъединений: англоязычный, тюркоязычный, русскоязычный или армяноязычный армянин, армянин-приверженец Армянской Апостольской Церкви, католик, протестант или мусульманин, –

все они просто армяне”. Как же такое возможно?! Хоть эта модель и может определенно понравится кому-то в Диаспоре, но если мы ей будем следовать, то есть опасность того, что подобная система ценностей будет на ура перенята нашими согражданами, живущими в Армении.


- Если язык не важен, культура не важна, религия не важна, то что же означает быть армянином?
- В том-то и дело… Между тем ясно (и ведь это азы этнографической науки и социальной психологии), что идентичность состоит из нескольких компонентов или слоев, в числе которых язык один из самых фундаментальных. То же самое касается религии – особенно в нашем регионе, который долгое время был подвластен супердержавам мусульманского мира – Арабскому Халифату, позже – Иранской и Османской империям. У Армении и армянского народа с ними, а следовательно и с их идеологией, был длительный и глубокий конфликт, включая войны за независимость и освобождение. Вплоть до новейших времен идеология существовала только лишь в форме религии, а исход идеологических баталий имел не менее важное значение, чем сейчас. Чтобы понять какова была роль религии в нашем регионе в прошлом, достаточно знать, что и сегодня в исламском мире религия и политика тесно переплетены.
Что касается армян, то принадлежность к Армянской Апостолькой Церкви автоматически предопределяла их этническую принадлежность. Браки с мусульманами, католиками, греками, грузинами, сирийцами не допускались религиознo-правовыми ограничениями и были чреваты разрывом родственных отношений и отчуждением от общины. Специальная статья в “Судебнике” Мхитара Гоша – “О тех, кто смешивается с инородцами” – предусматривала строгое наказание как вступающему в смешанный брак, так и его родителям. Такие же и еще более жестокие меры практиковались и другими религиозными организациями. Так, отречение от ислама и принятие иной религии каралось смертью. Еще в 14-ом веке Григор Татеваци дал почти современное социологическое определение нациям: «Народы разделены друг от друга языком, территорией обитания и каноническим правом», то есть своей религией или конфессией.
Не менее важна культура, под которой мы понимаем опять же армянский язык, созданную на нем литературу с ее жанровым многообразием, развитую систему национального права, архитектуру, музыку, обычаи и традиции. Конечно, можно перечислить и другие компоненты армянской идентичности– это и идея Родины-Армении, и представление об общности происхождения и исторических судеб всех армян, и национальная символика и еще многое другое.

Сейчас делается попытка представить омусульманившихся потомков армян как собственно армян. Говорится о том, что якобы в Турции живут миллионы армян, сменивших свой язык и вероисповедание. В реальности дело обстоит иначе. Там есть амшенцы, которые проживают в провинциях Ризе и Ардвин, особенно в районе Хопа. Те, кто проживают в Ризе, в основном отуречены, население же Хопы сохранило память о своем происхождении и армянский диалект (хотя книг на армянском читать не может). Они знают, что их предками были армяне. Но в то же время большинство из них армянами себя не считает. Процесс ассимиляции продвинулся очень глубоко. Число этих людей не превышает 25-30 тысяч. Но если оставить их в стороне, то на остальной территории Западной Армении и Киликии есть лишь оторванные друг от друга мельчайшие очаги армянского присутствия, причем без какой-либо связи с армянским миром. Феномен этих групп и амшенцев Турции (их нельзя путать с амшенскими армянами-христианами, живущими ныне на черноморском побережье России) уникален и достоин серьезнейших научных исследований, которые, к счастью, у нас проводятся. Но говорить о миллионах армян, проживающих в Турции, абсурдно. Даже амшенцы и остальные разбросанные по Турции остатки армянства не обладают ясно выраженным армянским самосознанием, не являются его носителями.


- Раскройте, пожалуйста, скобки: что конкретно вы разумеете под ясно выраженным “армянским самосознанием”? В вашей аналитической статье “Основы армянской идентичности или кто есть армянин?” вы выделили основные критерии армянской идентичности. Но иногда доводится слышать мнение, что, мол, “определить кто есть армянин невозможно в принципе”.
- Такая постановка проблемы в корне неверна. Чтобы яснее проиллюстрировать это, давайте оттолкнемся от противоположной реальности. Ведь если невозможно определить кто есть армянин, тогда невозможно и знать, а кто же есть неармянин. Но ведь ответ на последний вопрос известен: к примеру – русский, турок, немец, араб, француз не являются армянами. А почему мы не можем назвать представителей этих, да и всех других национальностей армянами? Потому что, они не считают своей Родиной Армению (причем в двух временных и территориальных измерениях: в ее исторических и настоящих границах); они не имеют психологических привязанностей к Армении – ее территории, народу, языку и культуре; они не чувствуют ответственности за судьбу Армении и не берут на себя политических обязательств по отношению к ней; они не являются и не стремятся стать носителями армянского языка и культуры; они не стремятся к сохранению своего потомства как армянского. Это и есть те критерии, по которым можно, без особых треволнений, определить армянскую идентичность. И ничего загадочного и сверхестественного в них нет. Хочу подчеркнуть, что сказанное не является нравоучением, а основано на известных научных принципах этнопсихологии и теории этноса. Отход от любого из отмеченных критериев влечет за собой ослабление этнической идентичности, ее сопротивляемости и одновременный удар по другим ее компонентам.
И как политолог, и как историк, изучавший проблемы армяно-мусульманских отношений, я могу утверждать, что армяне, принявшие ислам, не являются носителями армянского самосознания. Начиная с 15-16 веков и вплоть до 20-го века для армян, насильственно или добровольно принявших мусульманство, применялся совершенно четкий и адекватный термин – “отуреченные” (туркацац). Когда армяне принимали ислам, не говорилось о том, что “они приняли ислам”, а говорилось “туркацав” – отуречился. (Причем для поощрения добровольного вероотступничества и в Иране, и в Османской Турции применялись специальные изощренные механизмы.) В реальности, армян-мусульман нет, как нет и турок-христиан (я имею ввиду именно турок, а не тюрок, среди которых есть и христиане – гагаузы, чуваши, якуты). Нет такого явления в мире, понимаете? А есть потомки тех, кто когда-то были армянами, потом приняли мусульманство и были отуречены. Среди них есть и турецкие государственные и политические деятели, например, бывший премьер-министр Месут Йелмаз или, согласно некоторым турецким источникам, вождь турецких фашистов, так называемых «Серых волков», Девлет Бахчели и другие.
- А что вы включаете в понятие армянина “как носителя армянской культуры”?
- В первую очередь, знание армянского языка, а также созданного на нем и его носителями культурного наследия. Кроме всего прочего, это означает еще и быть носителем идей национально-освободительной борьбы, восстановления и укрепления армянской государственности. (Правда, часто объективные исторические обстоятельства притупляли и усыпляли эти идеи у значительной части армянского народа. Такое положение, к сожалению, сложилось и сегодня, но это уже тема для отдельного разговора.) Обратите внимание: вся армянская культура насквозь пронизана духом и идеологией освобождения Армении, без которых нет армянской литературы – историографии, поэзии, романа; армянского фольклора – древнейшего эпоса, средневековых легенд и преданий; армянской музыки – оперы, песни и танца; патриотической теологической доктрины, каковым является доктрина Армянской Апостольской Церкви. Речь идет о большом историческом разрезе, а не только новейшей истории. Армянская культура в огромной степени сама является продуктом освободительной идеологии. Приняв мусульманство, армянин не только отвергал весь пласт армянской истории и культуры, имеющий хоть какое-то отношение к освободительной борьбе и идеологии, но еще и соглашался быть носителем идеологии врага – пытавшихся навечно поработить Армению мусульманских держав. Можно ли привести в пример хоть одного мусульманина-“армянина”, который когда-либо участвовал в национально-освободительной войне армянского народа? Вы таких примеров не найдете. Можно ли назвать имя хоть одного мусульманина-“армянина”, который внес бы вклад в армянскую культуру? И таких примеров нет. Зато у нас есть обратные случаи – когда “армяне”-мусульмане сражались с оружием в руках против армянского национально-освободительного движения.
- Как, скажем, янычары?
- Да, как янычары. Ведь янычары – это дети христиан, которых исламизировали, воспитали в духе мусульманства, и они действительно сражались против нас. Часть из них были по происхождению армянами, равно как греками, болгарами, сербами, грузинами и т. д. Кроме этого, история знает примеры армян, уже в сознательном возрасте принявших ислам, и опять же сражавшихся против армян. Вспомним как Давид-Бек подверг смертной казни одного такого ренегата – “армянина” мелика Давида из Татева, принявшего со всей своей семьей мусульманство, соответственно поменявшего имя и ставшего меликом Багером, который выступил против армянского освободительного движения в 1722 году. Давид-Бек, взяв в плен мелика Багера, приказал ему, перед смертью, на протяжении 12 дней в церкви села Шинуайр коленопреклоненно повторять: ”Свет вере Просветителя, горе отступнику.” Обратите внимание: Давид-Бек не говорит “свет вере Христа”, а именно вере Просветителя, подразумевая именно армянскую национальную ветвь христианства. Можно привести примеры и из современной нам действительности. Вспомним 1988 год, село Тог Гадрутского района, являвшееся в свое время столицей Меликств Хамсы, созданных в 1735 г. К концу 18-го века часть этого села приняла ислам – отуречилась. В 1988 году половина населения села составляли азербайджанцы по паспорту, прекрасно помнившие, что их предками являются армяне. Ведь прошло всего два столетия, а они продолжали жить в том же селе, где жили их предки-армяне. И вот та половина села, что была отуречена, выступила против освобождения Арцаха. Они сражались против нас, разве это ни о чем не говорит? Если они были армяне, почему же они не повели себя как армяне? Значительная часть сегодняшнего населения Нахичевана – азербайджанцы, чьи предки когда-то были армянами, но приняв мусульманство, они и их потомки были навсегда отуречены. Можно привести еще много аналогичных примеров. Одним словом, есть большая разница между происхождением и идентичностью. Первое отнюдь не предопределяет второго. Если мы будем считать армянами всех тех, чьи предки были армянами, то, наверное, насчитаем сейчас порядка 500 миллионов армян по всему миру. Но это же смешно. Идентичность – это вопрос самосознания, а не происхождения. Конечно, сам армянский народ, кроме социально-культурной общности, есть еще и социально-биологическая популяция, и генетика – один из компонентов армянской идентичности, но всего лишь “один из…” 1
Почему, в конце концов, наши предки предпочитали мученическую смерть вероотступни-честву? Между прочим, в безнадежные века мусульманского владычества, когда с политической арены надолго исчезло армянское государство и его вооруженные силы, мученики-армяне сыграли ту же роль для сохранения национального самосознания армян, которую сыграли позже фидаины. Почему полтора миллиона армян отказались стать мусульманами и стали жертвами геноцида? Ведь, если верить сказкам о вдруг возникших из небытия армянах-мусульманах, то в 1915 году армяне должны были спокойно принять мусульманство и продолжать оставаться армянами как ни в чем ни бывало… (Недавно попав под чары лекции одного “специалиста” из Франции по “армянам”-мусульманам, некоего Ерванда П. Манока, один из наших ереванских студентов так прямо и заявил.) Но наш народ, все – от мала до велика, прекрасно осозновали, что меняя национальную веру на господствующую веру своих врагов, они тем самым меняют свою национальную принадлежность... Наши деды ушам своим не поверили бы, если бы слышали ведущиеся сегодня бесталанные дискуссии на тему о существовании “армян”-мусульман...
Но вот другой вопрос: если мы будем считать отуреченных “армян” армянами, каких последствий можно ожидать? Во-первых, турки могут сказать – “а никакого Геноцида армян и не было. Вот они, ваши армяне, живы-здоровы, живут на своих территориях, являются законопослушными гражданами турецкого государства.” Далее. Сегодня все чаще говорится о возможности скорого прекращения блокады и открытия границы с Турцией. Представьте себе, что в ближайшем будущем Армению наводнят десятки тысяч так называемых “армян”-мусульман, во всяком случае тех, кто будут представляться таковыми. Нынче озвучивается мысль о том, что религию надо отделять от этнической идентичности. Как это возможно, если религия – важнейший пласт национального самосознания? Отделить, или что еще хуже, заменить этот пласт на чуждый мусульманский – подобный шаг может иметь катастрофические последствия. Ведь ислам не только религия, это еще и культура, идеология, образ жизни... Представляете ситуацию в Армении (еще не состоявшейся как сильное государство), в которой, наряду с сектантами, получившими полную свободу действий, коим мы определенно не можем противостоять, окажутся “армяне”-мусульмане со своими мечетями? А ведь это вполне возможно. Если учесть, сколько армян нынче стало приверженцами тех или иных сект, нельзя отрицать и ту возможность, что здешние армяне подпадут под влияние исламских идей. Это вполне вероятно. Тем более, что пропаганда ислама уже будет организовывать-ся на уровне турецкой и азербайджанской разведки, разведок некоторых исламских государств, а также террористических организаций типа Аль- Каиды, наконец. Что мы будем иметь в итоге? В условиях, когда Армения, мягко говоря, еще не сильна, мы хотим привнести сюда религию двух враждебных во всех отношениях государств – Турции и Азербайджана? Если Армению заполонят “армяне”-мусульмане, значит они получат здесь право на свои мечети. Кому будут подчиняться все эти мечети, где будет их духовный центр? В Анкаре, что ли? Ведь нельзя забывать, что духовная власть всегда и везде зависима от политической власти. Можно посмотреть и на международный опыт: боснийские мусульмане в прошлом были сербами-христианами, а после исламизации стали ярыми врагами сербов и верными союзниками турков...
- А если эти же “армяне” пожелают принять христианство?
- Тогда другое дело. Если у них возникнет желание действительно стать армянином, то они, естественно, захотят вернуться к своим корням, отказаться от ислама, принять христианство и войти в лоно Апостольской Церкви (кстати, есть и такие случаи), изучать армянский язык, иметь политическую приверженность интересам Армении как государства. Мы никогда не должны забывать, что живем не в мирных условиях, а все еще находимся в ситуации “быть или не быть”, в которой очень важна политическая позиция армянина. Если он считает себя частицей армянской нации, а армянская нация как организм находится в опасности, то каждая частица должна адекватно реагировать на эту опасность. Если этого не происходит, то, стало быть, она в какой-то мере уже оторвана, ассимилирована, отчуждена от организма.
Кстати, предвижу вопрос и об армянах-католиках, протестантах, буддистах (есть уже и такие)... Все они наши братья и сестры – армяне. Но нужно признать, что их выбор означает определенный отход от национальной идентичности. Ведь их духовная власть исходит из иностранных центров. Например, папа Римский – это глава государства Ватикан, имеющего свои политические интересы, которые далеко не всегда совпадают с интересами Армении и армянства. Протестантские организации были проводниками государственной политики США и т.д. Но все же, в оличие от ислама, ни католицизм, ни различные формы протестантства, ни буддизм не являются идеологическим подспорьем для наших врагов – Турции и Азербайджана в их борьбе против Армении. В то же время, не было между армянами и государствами с другими религиями многовекового кровавого конфликта и геноцидальной истории. В этом и заключается огромная разница между гипотетическими “армянами”-мусульманами и армянами-приверженцами других мировых религий.
Есть еще один важный аспект. Декларируя подход “армянин тот, кто армянин по происхождению”, фактически поощряя идею о том, что язык, культура и вероисповедание не важны, что жить в Армении не важно, мы тем самым в итоге можем добиться того, что подобная “система ценностей”, культивируемая частью нашей диаспоры, ударит бумерангом по Армении, перейдет к нам…
- “Система ценностей”, избавляющая от ответственности?
- Именно так – избавляющая или резко понижающая степень личной ответсвенности перед Родиной. Сравните с тем, какую политику проводит в вопросе идентичности турецкое государство. В феврале 2008 г. выступая в Кельне перед турецкой общиной, Эрдоган призывал турок быть истинными мусульманами, учить турецкий, в том числе – открыть в Германии школы, преподавание в которых будет вестись на турецком языке. Вот цитата: “Турецкий язык – это ваш родной язык, и вы должны учить ему своих детей. Я отлично понимаю, почему вы против ассимиляции. Ассимиляция – это преступление против человечества”! Эрдоган с восторгом процитировал религиозное стихотворение: “Мечети – наши казармы. Их минареты –наши штыки. Их купола – наши шлемы. Верующие – наши солдаты”. А что делаем мы? Еще Хачатур Абовян вопрошал: “Смени язык, отрекись от веры, чем же можешь тогда доказать, что ты армянин”?! Мы не должны закрывать дверей, но должны осознавать, что в нынешних условиях пока еще недостаточно укрепленной государственности, множества нерешенных проблем, связанных с национальной безопасностью Армении, уж слишком “открываться” тоже нельзя.
Беседу вела Зара Геворкян



1 Об этом подробнее см. A. Aйвазян, “Еще Тацит писал об армянской идентичности…”, Деловой Экспресс, №43 (797) от 25 ноября 2008 года.




скачать файл



Смотрите также:
Нет армян мусульман, так же как нет турок христиан
146.04kb.
Основные направления ии
1131.76kb.
Хо-хо-хо! Самое главное, как бы яойно (хентайно ’?) не звучало заглавие ничего такого тут нет. И, в конце концов, в манге нам так и не было известно, как казахая снимал свадебное платье
33.73kb.
1. Плюшка на память Товарищ следователь! Что? Не товарищ? Господин, что ли? Нет? Ааа, вас Василием зовут. Меня тоже. Тьфу-ты. Нет, не Василием, конечно. Марина, я. Что говорить? С самого начала? Хорошо
82.23kb.
Создавалась для лчного пользования
184.39kb.
Место проведения: цска, Ленинградский проспект, д
283.54kb.
Рыночное равновесие
53.4kb.
Место записи: по месту работы респондента
531.89kb.
Нет народа, о котором было бы выдумано столько лжи, нелепостей и клеветы как о народе русском
2550.55kb.
«ад-да’уату-ссаляфия» часть 5 Положение бойкота в Исламе
158.2kb.
Уилльям Юри Преодолевая "нет", или Переговоры с трудными людьми
1528.79kb.
Заболевания контагиозные, часто поражают детские коллективы и вызывают эпидемии. Известно более 500 видов грибов. В некоторых странах преобладают одни виды грибов, в других этих грибов нет
146.54kb.