Куда обращаться при похищении ребенка мужем иностранцем

На странице подготовлен материал на тему: "Куда обращаться при похищении ребенка мужем иностранцем" с подробным описанием от профессионалов для людей. Если возникнут дополнительные вопросы, обращайтесь к дежурному консультанту.

Может ли муж иностранец забрать ребенка?

Всем привет! Давненько я не писала, но вернулась!

Как многие помнят, то я замужем за иностранцем из одной арабской страны, где собственно мы и проживаем. Тут у нас все достаточно понятно насчет того, как в случае развода поступают с детками.

Но меня заинтересовал вопрос, а как же на Западе с этим обстоят дела. И вот наткнулась на интересную и познавательную статью: «Может ли муж иностранец забрать ребенка?» на не менее интересном сайте https://blogs.elenasmodels.com/ru/muzh-inostranets-zabrat-rebenka/ .

Лично для себя я сделала вывод, что на Западе забрать ребенка у вас не могут, впрочем, как и лишить родительских прав, а это я думаю огромный плюс в западных иностранных браках. И женщины более защищены, чем в других странах которого этого нет. Законы соблюдаются более серьезно людьми, нежели у нас.

Также статья говорит о том, что алименты очень достойные, а например, у нас тут такого понятия вообще нет, хотя мужья естественно не отказывают своим детям не в чем ( в основном).

Понятие «опека», тоже очень прозрачно и как мне кажется отлично отражает интересы двух сторон, т.е родителей.

Сайт действительно очень интересный и познавательный, я для себя, как жены иностранца подчерпнула много интересного и нового.

А как вы считаете справедливы ли законы, описанные в статье? И особенно интересует мнение заграничных мамочек, так как именно там, видя все изнутри, можно получить соответственное мнение.

Российский суд не поможет: как защитить своих детей в браке с иностранцем

Сейчас Евгений Тарасов представляет сторону Татьяны Дюмон, чей процесс продолжается в Екатеринбурге. В начале июня Железнодорожный районный суд удовлетворил гражданский иск 44-летнего француза Жана-Кристофа Дюмона к 40-летней супруге Татьяне. Иностранец обвинил жену в похищении сына. Как утверждает муж, Татьяна в обход семейного бюджета купила билеты, забрала мальчика с уроков, бросила автомобиль у подготовительной школы и скрылась из Франции в неизвестном направлении. Татьяна же настаивает, что Дюмон дал устное согласие на ее отъезд в Россию вместе с ребенком. Недавно Татьяна проиграла апелляцию и собирается подавать кассационную жалобу.

Француз обвинил русскую жену в похищении ребенка. Суд в Екатеринбурге встал на его сторону

Адвокат Тарасов защищал права матери и в споре между Аленой Захаровой и Янником Петтерсеном в Санкт-Петербурге, о чем 66.RU писал в апреле. Тогда Янник подал на жену заявление в датскую полицию о похищении дочери, хотя у Алены была подписанная Янником и действующая три года доверенность на вывоз ребенка в Россию. Через два дня по решению суда Алену лишили родительских прав. Кроме того, муж подал исковое заявление в Дзержинский районный суд Санкт-Петербурга о возвращении ребенка в Данию. Спор завершился в пользу Алены: Евгений добился отмены решения первой инстанции, и девочка осталась в России.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

Практика, когда суд встает на сторону супруга из другой страны, в России не редкость. Решения, которые российские суды выносят в пользу супругов-иностранцев, основываются на Гаагской конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей.

Конвенция гласит: приоритетом в решении семейных споров становится «страна обычного проживания ребенка», где тот жил дольше и успел освоиться. Однако анализ применения Конвенции, который провели пять лет назад по заказу российского Минобра, показывает, что из-за рубежа в Россию детей передают гораздо реже, чем наоборот. Конвенция не защищает от похищения супругами детей, рожденных русскими женщинами за границей. Напротив, она упрощает процедуру отъема ребенка.

Что не так с Гаагской конвенцией

— Перекос в пользу супругов-иностранцев объясняется в первую очередь Гаагской конвенцией, правильно? И дело не в том, мать или отец становятся истцом.

— Да, в этих делах истец-иностранец имеет изначальное преимущество. Стандартное правило гражданского процесса: каждая сторона доказывает то, на что ссылается. А здесь [в случае с Гаагской конвенцией] действует презумпция возвращения. На сегодня нет никаких разъяснений Верховного суда или обзора практики, в котором говорилось бы, как судам вести себя в таких процессах правильно. Поэтому каждый суд в России действует так, как считает нужным. Это некая западническая позиция, строго законная — и без учета других законов, без учета Конституции. Раз конвенция — давайте [детей] выдавать. Есть суды, которые так функционируют. Есть другие суды, которые сначала стараются исследовать наилучший интерес ребенка, а потом уже понять — а нужно ли этому ребенку возвращаться, будет ли это отвечать его интересам, есть ли риски для матери.

26-летняя Дарья Ди Сальвио вместе с двухлетней дочкой покинула Италию в сентябре 2018 года. Говорит, не выдержала побоев и унижений от мужа-иностранца. Девушка решила остаться у родителей в Свердловской области и подала на развод. Тогда супруг обвинил Дарью в похищении и пытался через суд добиться возвращения малышки. Процесс закончился в пользу итальянца. В начале июня Дарья сбежала с дочерью, и сегодня о местонахождении мамы и девочки знают только родители.

Большинство женщин, которые уехали за рубеж, а потом вернулись на родину с ребенком, не могут снова уехать за границу не только потому, что для них там возникает риск уголовного преследования, но и потому, что будут там фактически людьми второго сорта. Обычно у этих женщин нет гражданства, часто даже вида на жительство нет, нет образования, которое имело бы силу в этой стране. Например, Татьяна Дюмон пять лет стояла на бирже труда во Франции, но ей так ничего и не подобрали. Суд в таких случаях понимает: эта мать мало что даст ребенку — она сама себя обеспечить не может.

— Но есть ведь юридически обоснованная поддержка со стороны отца — те же алименты при разводе.

— В таких ситуациях отец может уже перестать платить алименты или даже не начинать платить. Часто это делают сознательно, по рекомендациям адвокатов в том числе. Это разработанная стратегия выдавливания бывшей жены из ситуации, из страны, чтобы оставить детей себе.

— Споры за детей между гражданами России все-таки чаще заканчиваются в пользу матерей — особенно если ребенок не достиг трех лет и еще чисто биологически нуждается в маме. Тогда ребенка оставляют с женщиной, даже если та очевидно асоциальная. Это российская практика. Но отсюда вопрос. Когда рассматривали дело Алены Захаровой и Янника Петтерсона, их дочке Сисилии было два года. При этом суд первой инстанции все-таки вынес решение в пользу Янника и постановил вернуть девочку в Данию. Почему?

— Это один из критикуемых недостатков [Гаагской] конвенции. Там не делается различий по возрасту ребенка. Даже если ребенку один год и тот кормится грудью, его тоже можно в принципе переместить, вернуть назад. Есть Декларация прав ребенка 1959 года, где говорится: малолетний ребенок не должен быть разлучен с матерью, если для этого нет существенных причин. Верховный суд в обзоре практики 2015 года сказал об этом так: ребенок не может быть разлучен с матерью до тех пор, пока не будет установлено, что разлучение будет действительно необходимо, потому что иначе нельзя.

Читайте так же:  Образец иска о разделе земельного участка

В России поддерживают матерей в этом отношении. Я всегда говорю: надо, чтобы отец был идеальным, а мать — просто была. Чтобы решение вынесли в пользу отца, должны быть суперидеальный отец и супернегативная мать.

Случай Алены Захаровой, которую защищал Евгений Тарасов, выбивается из ряда историй, когда граждане других стран через суд отбирали детей у русских жен. За право оставить дочь в России женщина боролась с супругом — датчанином Янником Петтерсоном — с октября прошлого года и выиграла апелляцию. Эта судебная эпопея началась с того, что между супругами испортились отношения. Янник и его мать пытались ограждать ребенка от Алены и даже однажды выгоняли ее из дома. У женщины заканчивался вид на жительство в Дании. Алена просила мужа продлить визу, но тот не реагировал. Из-за возможной депортации и страха, что дочку отберут, Алена улетела с малышкой к родителям в Санкт-Петербург. У женщины была подписанная мужем и действующая три года доверенность на вывоз ребенка в Россию, и все же Янник в тот же день заявил в датскую полицию о похищении девочки. На Алену завели уголовное дело, а через два дня по решению суда лишили родительских прав.

Муж увез ребенка за границу

Код для встраивания видео

Настройки

Плеер автоматически запустится (при технической возможности), если находится в поле видимости на странице

Размер плеера будет автоматически подстроен под размеры блока на странице. Соотношение сторон — 16×9

Плеер будет проигрывать видео в плейлисте после проигрывания выбранного видео

Раиса четыре года прожила в гражданском браке. Родила ребенка. А потом мужчина, якобы, нашел другую женщину. Из семьи ушел, но сына навещал регулярно. Вот и в тот день приехал к мальчику. Раиса оставила их одних. Когда вернулась — ребенка, говорит, дома не оказалось.

Бывший, по словам Раисы, не только забрал сына себе. Он тайно увез ребенка в Испанию. В этой стране у него есть вид на жительство.

По российскому законодательству, согласие второго родителя на выезд ребенка за границу не требуется. Но в некоторые страны без этого документа просто не впускают. Испания входит в их число. А соответственно ввезти ребенка в эту страну без разрешения мамы папа не мог. Тем более Раиса уверяет, что согласие на вывоз не давала, никаких документов о том, чтобы ребенок получил вид на жительство в Испании, не подписывала.

Как Яша без согласия мамы попал в Испанию и, по нашей информации, даже ходит там в школу, непонятно до сих пор.

В подобной ситуации оказываются десятки людей. Хотя по закону родители имеют равные права на ребенка. Препятствовать общению не имеют права. Но это формально. На деле, если один супруг не дает ребенка другому, — ничего не сделаешь. В нашей стране это не считается преступлением. А уголовная статья за «Похищение ребенка» на родителей вообще не распространяется.

Все, что можно сделать, если супруг увез ребенка за границу — это писать бесконечные иски во все инстанции. В полицию, в Федеральную миграционную службу, в прокуратуру. Обратиться к уполномоченному по правам ребенка. Подать иск в суд об определении места жительства малыша. Только тогда есть шанс вернуть ребенка.

Приставы обязаны исполнять решение суда. С теми государствами, с которыми у нас есть соглашения, они имеют право реализовать это решение.С большинством стран у нас такое соглашение заключено. Именно поэтому Раиса надеется вернуть сына себе. Она обратилась в суд.

Развод с иностранцем: с кем останутся дети

Ежегодно тысячи российских граждан регистрируют браки с иностранцами, многие из которых заканчиваются разводами, и возникает вопрос, с кем из родителей останется ребенок. Практика показывает, что не всегда этот вопрос разрешается мирным путем. В чем причины тех конфликтов, которые происходят между бывшими супругами? Что говорит закон? Как избежать подобного?

Международное право

Налицо проблема разрешения противоречий между семейным законодательством Российской Федерации и других государств. Практически все конфликты вокруг права на воспитание ребенка, рожденного в браке с иностранцем, основаны на различиях в праве двух государств – России и второго государства, чьим гражданином является супруг российского гражданина. Каждый раз встает вопрос о том, право какой страны должно применяться к возникшей ситуации. Естественно, такие спорные ситуации возникают не только с участием российских граждан, они известны большинству стран мира.

Международное право пытается урегулировать подобные ситуации. Конвенция о юрисдикции, применимом праве, признании, исполнении и сотрудничестве в отношении родительской ответственности и мер по защите детей была подписана в Гааге 19 октября 1996 года и вступила в силу 1 января 2002 года.

Конвенция о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей принята в Гааге 25 октября 1980 г. Эта Конвенция имеет практическое применение и призвана способствовать немедленному возвращению незаконно перемещенных или похищенных детей. Перемещение или удержание ребенка считается незаконным, «если это нарушает право попечения, которым наделено соответствующее лицо (это может быть мать, отец, опекун и т.д.) в соответствии с законодательством государства, в котором ребенок постоянно проживает». В Конвенции участвуют 66 государств, в том числе США, Великобритания, ФРГ, Греция, Израиль, Польша, Молдавия, Грузия, Туркмения, Белоруссия, Эстония, Латвия и др.

Многочисленные резонансные случаи с участием российских граждан подтолкнули Россию к присоединению к указанным конвенциям. Однако процесс ратификации занимает продолжительное время, к Гаагской конвенции 1980-го года Россия присоединилась лишь осенью 2011 г.

Существует Конвенция о праве, применимом к режимам собственности супругов 1978 г. Россия, к сожалению, не является членом данной Конвенции. Институт брачного договора уже долгое время успешно применяется во многих правовых системах, с недавнего времени брачный договор признается и в России.

Среди международных соглашений, в которых участвует Россия, наиболее значимой является заключенная в Минске в 1993 г. Конвенция стран Содружества Независимых Государств о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам. Ее положения без серьезных изменений были воспроизведены в подписанной 7 октября 2002 г. в Кишиневе новой Конвенции с таким же названием, призванной заменить собой Минскую конвенцию (как правило, по-прежнему упоминается именно Минская конвенция).
Российской Федерацией заключен ряд двусторонних договоров (также продолжают действовать некоторые договоры СССР) о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам, но они не решают всех возникающих вопросов. Вопрос о законе, которым должны регулироваться правоотношения между родителями и детьми, решен в договорах о правовой помощи, заключенных с Болгарией, Венгрией, КНДР, Румынией, Польшей, Эстонией, Латвией, Литвой. Эти договоры устанавливают, что правоотношения между родителями и детьми определяются законом того государства, на территории которого родители и дети имеют совместное место жительства.

Однако, если место жительства родителей или одного из них находится на территории одного договаривающегося государства, а место жительства ребенка — на территории другого, то правоотношения между родителями и детьми регулируются законом того государства, гражданином которого является ребенок.

Договоры с Вьетнамом и Монголией предусматривают в случае раздельного проживания применение законодательства страны места жительства ребенка.

Читайте так же:  Раздел имущества жилья

В соответствии со ст.15 Конституции Российской Федерации международные договоры России являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора. Также в соответствии со ст. 6 Семейного кодекса Российской Федерации (далее — СК РФ) в случае расхождения отдельных положений российского семейного законодательства с правилами международного договора, в котором участвует Российская Федерация, или с общепризнанными нормами международного права применяются правила, установленные этим договором или международными нормами.

Существуют два основных принципа определения государства, законодательство которого подлежит применению. Территориальный принцип — его можно сформулировать так: личные неимущественные и имущественные права и обязанности супругов определяются законодательством того государства, на территории которого супруги имеют совместное место жительства, а при отсутствии совместного места жительства — законодательством государства, на территории которого они имели последнее совместное место жительства. Если же такого места жительства у них никогда не было, то и личные неимущественные, и имущественные права и обязанности супругов определяются — на территории нашей страны — российским законодательством (например, в случае рассмотрения споров о взыскании алиментов в судах Российской Федерации).

Второй принцип — принцип гражданства, подразумевающий, что применению подлежит право того государства, гражданином которого является один из супругов или их общий ребенок.

Эти принципы используются в национальных правовых системы стран всего мира. Зачастую используются оба принципа, но один из них является приоритетным, а второй вспомогательным. Во многих странах допускается определение самими супругами в брачном договоре правом какой страны они будут руководствоваться при разрешении различных ситуаций (имущественные, алиментные правоотношения).

Любая национальная система права регулирует несколько важных сфер, связанных с брачно-семейными отношениями, включая и отношения с участием иностранцев. Это вопросы заключения брака, вопросы расторжения брака, имущественные и неимущественные права и обязательства супругов в браке и после его расторжения, права и обязанности родителей и детей, вопросы установления и оспаривания отцовства и усыновление (удочерение).

Следует иметь в виду, что в целом ряде иностранных государств к отношениям родителей и детей, рожденных в браке, и к отношениям родителей и их внебрачным детям применяются различные положения. В некоторых странах правовое положение усыновленных детей может также отличаться от статуса родных детей. Это выражается, например, в ограничении их наследственных прав. Если ограничение прав усыновленного ребенка по законодательству страны гражданства усыновителя настолько серьезно, то оно может рассматриваться как дискриминация.

Семейный кодекс РФ имеет ряд статей, объединенных в раздел 7 «Применение семейного законодательства к семейным отношениям с участием иностранных лиц и лиц без гражданства», посвященных вопросам семейных отношений с участием иностранных граждан. Семейный кодекс не содержит ограничительных или тем более дискриминационных положений по отношению к иностранным гражданам.

Нормы, заложенные в СК, во многом совпадают с теми основополагающими нормами и принципами, которые отражены в Минской конвенции и двусторонних договорах. Приоритетным для России избран территориальный принцип, что характерно для подавляющего большинства европейских стран. Закон исходит из того, что отношения родителей и детей наиболее тесно связаны с законодательством страны их совместного места жительства.

И вот здесь кроется причина тех громких конфликтов, которые произошли в связи с вывозом детей на постоянное место жительства одним из родителей, после того как брак между ними был расторгнут. При отсутствии (на то время) присоединения России к Гаагской конвенции 1980-го года власти других государств руководствовались своим законодательством, где также приоритетен территориальный принцип. При этом супруги проживали совместно именно на территории этих государств.

Бывшие супруги неоднократно вывозили своего ребенка из стран, в которых проживал ребенок с одним из родителей, без согласия другого родителя. При этом имелось судебное решение другого государства, запрещающее вывоз ребенка за границу, и оно должно неукоснительно соблюдаться, а нарушение этого запрета является уголовно наказуемым деянием. Этого не учли Ирина Беленькая и Римма Салонен, в результате чего против них было возбуждено уголовное судопроизводство и вынесены обвинительные приговоры. Важно отметить, что в законодательстве России отсутствует понятие «похищение ребенка одним из родителей», а россиянки руководствовались прежде всего своими представлениями о нормах российского, а не французского и финского права. Хотя и СК РФ (статья 163) гласит, что права и обязанности родителей и детей определяются законодательством государства, на территории которого они имеют совместное место жительства, а при отсутствии такового – права и обязанности определяются законодательством того государства, гражданином которого является ребенок. Подробно пересказывать подробности упомянутых дел нет смысла, они широко известны и находятся в открытых источниках.

Признание в России иностранных судебных решений или решений иных компетентных органов означает, что за иностранным решением признается такая же юридическая сила, как и за решением российских судов. Сложности возникают не только с выбором применимого права, но и с взаимным признанием и исполнением решений, вынесенных компетентными органами других стран. Со многими государствами у Российской Федерации еще нет договоров о сотрудничестве в сфере семейного права.

В 1998 — 2001 гг. большой общественный резонанс вызвали решения французских судов, ограничивающие права гражданки России — актрисы Н. Захаровой на свидания с ее маленькой дочкой Машей, помещенной в детский приют, несмотря на то, что при расторжении брака Н. Захаровой с французским гражданином — отцом девочки, Маша должна была находиться у матери.

Существует и обратная проблема признания решений российских судов в других государствах. Например, СК РФ определяет, что российские граждане, проживающие за границей, могут при определенных обстоятельствах расторгнуть брак в суде Российской Федерации. При этом не играет роли ни гражданство другого супруга, ни место его проживания — в нашей стране или за ее пределами. Такой развод будет действительным в России, однако он может быть не признан таковым в стране постоянного проживания супругов.

Известны случаи, когда дети незаконно вывозились из России одним из родителей или незаконно удерживались за рубежом отцом ребенка при наличии судебного решения о том, что ребенок должен проживать со своей матерью в России.

Российская гражданка вышла замуж за гражданина США Д. Блисса, работавшего в Москве в одной из американских фирм. Их сын родился в США и в соответствии с законами этой страны стал ее гражданином. Без согласия матери отец в ее отсутствие вывез ребенка в США, когда семья находилась в России. Решение российского суда о возвращении ребенка в Россию было проигнорировано американскими властями.

Прежде всего, не стоит обвинять российское государство в полном отсутствии защиты своих граждан. Любая защита должна быть основана на законе. Если всё законодательство, включая и международное, и законодательство России и другого государства сходятся в том, что у гражданина России не возникло тех прав, которые он за собой предполагает – каким образом государство может потребовать от другой страны уважения прав своего гражданина?

В чем очевидная вина российских властей, так это в непростительно медленном решении вопросов присоединения к международным конвенциям в области семейного права.

А главный вывод – перед заключением брака с иностранцем необходимо получить представление о законодательстве страны своего супруга. Это особенно актуально в связи с растущим количеством браков россиянок с гражданами арабских и азиатских стран, где традиционное мусульманское право стало основой национальной правовой системы.

Читайте так же:  Принудительные работы за неуплату алиментов

Также крайне желательно заключить брачный договор, в котором предусмотреть как можно больше вопросов, которые могут возникнуть впоследствии – это имущественные, алиментные вопросы, и вопросы связанные с порядком воспитания ребенка и определении его места жительства в случае раздельного проживания супругов (бывших супругов). При этом лучше заключать такой договор и производить его нотариальное удостоверение в той стране, где супруги планируют жить, это поможет избежать вопросов, связанных с признанием этого договора властями страны проживания.

Семейный киднеппинг – что делать, если второй родитель похитил собственного ребенка?

Время на чтение: 7 минут

От семейного киднеппинга могут пострадать, как матери, так и отцы. Часто в новостях мелькают заголовки “отец украл ребёнка”. Реже встречаются новости “мать похитила ребёнка”. Но не стоит забывать, что от семейного похищения, в первую очередь, страдают дети.
Видео (кликните для воспроизведения).

Термин “киднеппинг” обозначает похищение человека. Соответственно семейный киднеппинг — похищение и удерживание ребёнка одним из родителей.

Содержание статьи:

К сожалению, даже в современном цивилизованном мире зачастую происходят такие ситуации, когда один из родителей может забрать своего малыша и бесследно исчезнуть.

Зачастую папы после развода или крупной ссоры забирают ребёнка — и скрываются в неизвестном направлении. Среди матерей также данный случай — не редкость, но всё-таки большинство похитителей подобного рода — мужчины. По статистике, они делают это в 10 раз чаще женщин.

Наказание за семейное похищение ребенка

Родительский киднеппинг — страшная проблема. Ещё более ужасает, что в российском законодательстве нет такого понятия, как семейное похищение.

Сейчас эти ситуации никак не регулируется. Поэтому практически не существует способов, как с этим бороться.

Дело в том, что суд решает, с кем из родителей остаётся ребёнок, однако никакого наказания за несоблюдение этого решения не предусмотрено. Родитель просто может оплатить административный штраф — и продолжать удерживать у себя ребёнка.

Максимальное наказание за подобное деяние на данный момент — арест на 5 суток. Но обычно виновнику получается его избежать. Похитителю удаётся скрывать ребёнка от другого родителя годами, и ни решения суда, ни судебные приставы ничего не могут сделать.

Такая ситуация осложняется тем, что за долгое время ребёнок может забыть второго из родителей — и в будущем он сам не захочет к нему вернуться. За долгое время судебных разбирательств ребёнок может вообще забыть, как выглядит его мама или папа, и потом не признавать их. Из-за этого он получает психологическую травму.

Для того, чтобы он вспомнил своего родителя, необходимо постепенно налаживать общение. В таком случае с маленьким пострадавшим должен работать психолог. Постепенно ситуация выправится и контакт между родными людьми будет налажен.

Вообще тем родителям, которые попали в подобную ситуацию, тоже не помешает помощь психолога. Причём она нужна обоим родителям.

Бывает так, что родитель-похититель увозит ребёнка в другой город или регион. Возможно, даже в другую страну. Это ещё значительней осложняет проблему. Но не нужно опускать руки: даже эти ситуации не являются безвыходными. Во многих случаях детей удаётся вернуть за короткий срок.

В США и Европе уже давно существует практика уголовной ответственности за семейный киднеппинг. Возможно, когда-нибудь это будет узаконено и в нашей стране.

На данный же момент, преступление подобного рода не считается таким страшным, потому что ребёнок всё равно остаётся с родным человеком. Бывает, что родителям даже после таких крупных конфликтов удаётся примириться. Возможно, уголовное наказание только усугубит проблему, но начать регулировать должным образом случаи семейного киднеппинга всё-таки необходимо.

А пока — родителям, попавшим в такую ситуацию, стоит узнать, что же делать в ситуации, когда родитель где-то удерживает своего ребёнка, без ведома второго.

Что делать, если вы пострадали от семейного киднеппинга

В том случае, если второй родитель забрал вашего общего ребенка и не сообщает, где он находится, то можно начать действовать уже в тот же день:

  • В первую очередь, необходимо обратиться в полицию и объяснить свою ситуацию. В том случае, если вы не знаете номер своего участкового, можно просто позвонить по номеру 112. Сообщите подробности произошедшего: где и когда видели ребенка в последний раз.
  • Обратиться к детскому омбудсмену, в органы опеки , чтобы они также подключились к ситуации.
  • Подать заявление в полицию. Сделать это нужно в отделении по месту жительства. В заявлении нужно указать на привлечение супруга/супруги к административной ответственности по статье 5.35 КоАП РФ (ст. 5.35. Неисполнение родителями или иными законными представителями несовершеннолетних обязанностей по содержанию и воспитанию несовершеннолетних).
  • Указать список мест, где могут скрывать ребёнка. В первую очередь нужно проверить не находится ли он у родственников, друзей, знакомых.
  • Забрать из детской поликлиники медицинскую карту. Это поможет в том случае, если муж (или жена) начнёт обвинять вас в плохом уходе за ребёнком.
  • Обратиться за помощью в соцсети . Разместить информацию и фотографию ребенка, с просьбой помочь определить его местонахождение.
  • За помощью или советом можно обратиться в сообщество “СТОПкиднеппинг” (или на сайте stopk >Важно записывать все телефонные разговоры с супругом , сохранять все переписки с ним же, они могут понадобиться в суде.
  • Необходимо ограничить ребёнку выезд за границу .
  • В том случае, если вы обладаете информацией о каких-либо противозаконных делах супруга , даже не связанных с похищением ребёнка, то нелишним будет сообщить эти сведения полицейским, или уже в суде.

Дела подобного рода решаются через суд. Розыскную работу в случае семейного похищения проводят судебные приставы. Поэтому нужно также обратиться в суд с иском об определении места жительства ребёнка.

Основные документы, которые понадобятся в суде:

  • Свидетельство о заключении брака (если таковое имеется).
  • Свидетельство о рождении ребёнка.
  • Выписка из исковой книги для подтверждения регистрации.
  • Исковое заявление.
  • Ходатайство о принятии судом обеспечительных мер о возвращении ребёнка в привычную остановку: в нём необходимо ссылаться не только на законодательство РФ, но и на Декларацию прав ребенка, Конвенцию о правах ребенка, Европейскую конвенцию по правам человека (статья 8).
  • Дополнительные материалы, например: характеризующий материал на себя и ребёнка с места жительства, работы, общеобразовательных учреждений и дополнительных секций, которые посещал ребёнок.

Затем нелишним будет предоставить копию искового заявления в органы опеки и попечительства. Это поможет ускорить судебный процесс.

Стоит обратить своё внимание на то, что физически забрать ребёнка у похитителя может только родитель. Третьи лица сделать это не имеют право. Они могут только поспособствовать в этом процессе, или же воспрепятствовать причинению вреда вам или ребёнку.

Кто поможет и как защищаться

— Как часто используется крайняя мера — ограничение или лишение родительских прав? Если не говорить о лишении прав заграничным судом после открытия уголовного дела, как в случае с Аленой.

— В России к лишению родительских прав подходят достаточно мягко, потому что у опеки есть понятие «предупреждение на первый раз». У нас стараются сохранить ребенка в семье максимально долго, чтобы свести к минимуму вторжение государства в семейные отношения. Как раз то и удивляет, с какой легкостью наши суды перечеркивают собственную практику и отдают детей по той же Конвенции.

— Суд разве не должен считаться с мнением ребенка? С десяти лет закон обязывает учитывать его желание остаться с кем-то из родителей.

Читайте так же:  Подала на алименты когда ждать денег

— Да, но есть негативная практика. Недавно в Ростове у меня было дело, совершенно понятное: 11-летняя девочка высказала мнение, что не хотела бы возвращаться в Гонконг. Суд по своей инициативе назначает экспертизу, в которой спрашивает, может ли девочка в таком возрасте что-то решать. Эксперт говорит: нет, не может. И при этом устанавливает, что девочке 11 лет, а ее развитие соответствует возрасту.

Это опасная тенденция, потому что в законе не написано, что это должно быть осознанное решение ребенка. Люди иногда и в 40 лет не знают, где хотят жить и что делать. Это не значит, что человека надо лишить дееспособности — отобрать все и отправить в психоневрологический интернат. Часто у ребенка мотивы какие? Здесь друзья, а там друзей не было. Или — тут я хорошо говорю по-русски, а там — проблемы с языком. Это детские мотивы, но суд должен это учесть и сказать: да, твое мнение есть, но я его не принимаю, потому что оно идет вразрез с твоими интересами.

— Раз уж желания ребенка — сложная материя, суд может обращаться к органам опеки. Верховный суд запрещает делегировать полномочия опеке, но ведь ее мнение могут принять во внимание?

— Да, есть такое заключение. Но у нас очень слабые органы опеки. Эффективность опеки во многом зависит от личности, которая там работает. А работают там обычно простые женщины, которые рассуждают бытовыми категориями и подвержены влиянию. Часто там даже юриста нет.

Особенно в регионах у органов опеки, мне кажется, случается ступор, когда видят международную конвенцию с труднопроизносимым названием. Они не могут принять самостоятельного решения и думают: подали в суд, вроде бы есть конвенция. Ой, от греха подальше — пусть выдают. Опять же принцип: «Сама дура, что уехала, и вообще, ребенку там будет лучше, там заграница». Но не каждый иностранец и не каждое государство — идеальные.

— Если опека бессильна, суд формален, а в другом государстве ты можешь стать уголовно преследуемым человеком, то как можно обезопасить себя на случай таких разбирательств? Как вы уже сказали, есть вот это: «Сама уехала, сама виновата». Что-то изменится, если рожать ребенка в России?

— Если родите в России и уедете жить в страну супруга, будет то же самое.

— Как тогда предупредить проблему?

— Нет механизма, который бы позволил заранее этот вопрос решить. Даже в брачные договоры большинства стран нельзя включать условия о детях. Там нельзя написать такое условие, что в любой момент можно с ребенком уехать. В Гаагской конвенции есть понятие не только незаконного перемещения, но и незаконного удержания. Соответственно, как только вторая сторона сказала: хочу, чтобы вы с ребенком срочно вернулись, ваше пребывание в другой стороне становится нарушением.

Как вариант, надо, чтобы сразу после рождения ребенка супруги подписали документ, где будет указано, что никто не против, что до 18-летия ребенок может свободно жить и в России, и в иностранном государстве. Опять же — это не означает, что потом супруга-иностранца не переклинит и тот не подаст заявление, чтобы суд заблокировал выезд для ребенка — из принципа, на всякий случай.

К сожалению, наверное, остается кардинальное решение — это не жить за рубежом постоянно или вообще не жить за рубежом. Извините, но, как говорится, лучший способ контрацепции — это воздержание. То же самое и здесь. Можно воздержаться от брака с иностранцем, и тогда проблем не будет. Женщины возвращаются в Россию с надеждой, что их здесь защитят, но в итоге попадают в очень вредную среду, которая их совершенно здесь не ждет и с радостью предпишет возвращение, дабы продемонстрировать исполнение Конвенции.

Вернуть ребенка родителю! Даже из-за границы

Вернуть ребенка родителю! Даже из-за границы!

Прежде всего, впервые международный договор становится в России актом прямого применения. Нет, и до этого, международные договоры должны были применяться, и применялись, «впрямую», даже если не было специального закона в РФ об этом. Но тут впервые, в сущности, для «работы» одной Конвенции, в Гражданский процессуальный кодекс вносится целая глава с очень особенными правилами, не применимыми более нигде.

О самой Конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей нужно говорить и писать особо, но в данном случае интерес автора вызывает набор специализированных процессуальных норм, примененных законодателем.

Гражданский процессуальный кодекс (ГПК) — закон, который, как и каждый процессуальный закон, должен находиться в состоянии стабильном настолько, насколько это возможно. Каждое изменение, во-первых, встряхивает огромный судейский корпус и остальных правоприменителей, в сущности, всю совокупность граждан РФ, которые так или иначе пользуются услугами гражданского правосудия. Во-вторых, если изменение серьёзно, встаёт вопрос, а как быть с делами, рассмотренными «по-старому»? Нет, вопрос не юридический — понятно, что они действительны, если было соблюдено законодательство, действовашее в то время — но человечески весьма обидно, что вчерашнее дело может быть обжаловано в течение 10 дней, а завтрашнее, например, уже в течение месяца. И, напротив, вчерашнюю частную жалобу рассматривали трое судей, а по-новому — один. И так далее. Это не способствует стабилизации (не говоря уже, улучшению) отношения к судебной системе. Третья проблема заключается в том, что чем более специализируются процессуальные нормы, тем более встает вопрос о механизации правосудия, у законодателя возникает желание всё дотошнейшим образом прописать, оставляя судье совершенно чиновничью обязанность «сверить» реальность и текст «пп. 17 п. 3.1 ст. 326.26», что подтачивает и судейскую независимость тоже.

Но тут — случай совершенно особый. В сущности, ни один закон РФ не удостоился отдельной главы в ГПК, все, в той или иной степени, обходятся общими нормами. Конвенция — иной случай. Итак, что главное.
Закон упорядочивает и вносит понимание, наконец, в ту, «вольницу», которая была в вопросе об исполнении решений судов по спорам о детях, до этого. Исполнить эти решения было порой невозможно.

Приходил пристав с решением «передать ребенка матери», а из-за двери детский голос отвечал: «Не хочу к ней!». И пристав уходил. Почти так всё и бывало. Теперь приставу «приделали» педагога, психолога, переводчика, да кого угодно, чтобы этот вопрос всё-таки решать.

Важнейшим положительным фактором данного закона является и то, что он легализует, вводит в правовую систему страны международный договор, как есть, без «ситечка» федерального законодательства. Уж что подписали — то и выполняйте.

А выполнять есть чего. По Конвенции, родитель (имеется в виду любое лицо с правами опеки, но тут будет упрощать: споры чаще всего между двумя родителями), ребенка которого увезли в каком-то направлении за границу, вправе, через центральный орган своей страны или страны, где ребенок находится, обратиться с заявлением о его возврате.

Для этого заявления, в сущности, может быть даже не приложено никаких доказательств, просто: написал, отправил, сел ждать.

Получив такое заявление, Министерство образования и науки РФ (а оно у нас по Постановлению правительства — центральный орган по применению этой Конвенции), тут же начинает искать ребенка (через приставов и органы опеки), и, если находит, сообщает родителю-заявителю.
При этом Минобрнауки сообщает заявителю, в какой суд ему необходимо обратиться, чтобы ребенка вернуть.

Читайте так же:  Рассмотрение требований о взыскании алиментов

Интересно, что законом специально определены восемь таких районных судов. И это — большая законодательная новость, ни в одном другом случае такого нет. В АПК, например, есть специальная подсудность дел про имущество за границей — Арбитражный суд Московской области, но это, пожалуй, и все исключения. То, чтобы районный суд какого-то города наделяли какими-то особенными полномочиями, такое впервые.

Теперь судьи Тверского районного суда города Москвы (по ЦФО), Дзержинского районного суда города Санкт-Петербурга (по СЗФО), Первомайского районного суда города Ростова-на-Дону (по ЮФО), Пятигорского городского суда Ставропольского края (про СКФО), Канавинского районного суда города Нижнего Новгорода (по ПФО), Железнодорожного районного суда города Екатеринбурга (по УФО), Центрального районного суда города Новосибирска (по СибФО) и Центрального районного суда города Хабаровска (по ДВФО) будут рассматривать все подобные дела, обо всех детях в пределах федеральных округов.

Решение необычное. Наверное, логично было бы отдать это, например, судам областного уровня, где умеют работать с иностранцами (иностранное усыновление идет только через областные суды), но решили сделать ещё более затейливо.

К слову, автор думает, что если таких дел будет слишком много, то придумают просто специальные (вероятно, ювенальные, суды). Сначала — по федеральным округам, а там — видно будет.

Итак, если иностранный родитель, у которого похитили (термин не криминализован, и означает, по Конвенции, в том числе, и удержание, помимо воли второго родителя) ребенка, обращается, например, в Тверской районый суд города Москвы с соответствующим заявлением, то суд должен рассмотреть это заявление в течение 42 дней. Это — тоже удивительная новелла. К сожалению, ничего (как и в другом месте ГПК, где говорится, что дела должны рассматриваться за два месяца) не говорится, что будет, если этот срок не выдержать… Ну, да, «комппенсация за нерассмотрение дела в разумный срок», статья 6 «прим», читали.

Обеспечением данного иска может быть применен запрет менять место пребывания ребенка. Это — огромная новелла. Ничего подобного не было даже в практике, не говоря уже о теории. И это очень сильно приближает нас к правовым реалиям западных стран, где нормальным для суда является, например, запрет ответчику не приближаться ближе километра к жилищу истца. То ли ещё будет.

Второй запрет тоже нов для гражданского процесса: временно ограничить ответчику выезд из РФ. Про это мы, конечно, слышали у судебных приставов. Суды это будут применять впервые.

Новеллой для российского гражданского процесса является и то, что введен прямой запрет на предъявление встречного иска, а также любого увеличения требований: только одно требование о возврате ребенка или обеспечении прав доступа. И это — бомба, конечно.

При этом, остальные суды, рассматривающие иски о правах на данного ребенка, должны приостановить рассмотрение дела до вступления в законную силу решения суда о возврате (или об отказе в возврате) ребенка. Это — бомба номер два, совершенно атомного уровня.

Подытоживая, ровно в этой сфере (споры родителей о месте жительства и порядке общения с ребенком), ровно для случаев, когда произошло «похищение» (или несанкционированный увоз ребенка, или его несанкционированное удержание) ребенка из другой страны, теперь у нас будет вполне себе западный подход к этому вопросу. Решение суда, которое надо будет выполнять, и, судя по всему, выполнять будут строго.

Появляются восемь судов, которые будут в этом вопросе жестки и бескомпромиссны, в этом нет никаких сомнений.

Эпоха, когда достаточно было схватить ребенка и убежать, чтобы навсегда исключить отца (чаще всего, именно его) из жизни ребенка, заканчивается. Трещина есть, и через нее началось просачивание…
Что делать? Если вы — иностранный родитель, вы жили-жили, и у вас из-под носа увезли ребенка в Россию, у вас появился шанс вернуть его домой. Если вы — российский родитель, и ситуация зеркальная, то вы также имеете шанс вернуть ребенка, и достаточно (по сравнению, с имевшимися процедурами), быстро.

Если же вы — тот родитель, рядом с которым ребенок сегодня, а есть кто-то, кто претендует на его «возврат» за границу, придётся бороться, доказывать те вещи, и таким образом, каким до этого, как правило, не приходилось.

Правило «она же мать» больше не работает. Подход «защитить права родителя» больше не работает. Придется защищать именно что права ребенка.

Но есть и положительное. То, что прописано в этом законе — гораздо больше правосудие, чем история, складывающаяся в судах: тетя из опеки, тётя на кафедре — и получите, папа, свои три часа в неделю… Или эти бесконечные, многосерийные лишения родительских прав… Теперь — придётся доказывать каждый довод.

И это (для тех, кто умеет) — очень положительный факт.

специалист по семейному и детскому (ювенальному) праву

Доброе утро

Как избежать родительского киднеппинга

Очень непросто может развиваться семейный конфликт, если супруг — иностранец, и вы проживаете у него на родине. Мусульманские страны не предполагают наличия прав у матери на ребёнка — в случае развода он остаётся с отцом. Зачастую и в других странах закон подобным образом защищает интересы отца.

В российском законодательстве, согласно ст. 61 Семейного кодекса, отец имеет равные права с матерью в отношении детей. Однако на деле суд в абсолютном большинстве случаев решает оставить малыша с матерью. В связи с этим, некоторые папы теряют рассудок — и крадут ребёнка у матери.

В зоне риска находятся обеспеченные семьи, так как на то, чтобы организовать кражу своего ребёнка, а потом ещё долгое время скрываться, меняя адреса, нужны деньги.

Также похитители тратятся на адвокатов, посредников, частные детский сад или школу.

Стоит сразу сказать, что от такой неприятности не застрахован никто. Но особое внимание стоит обратить тем женщинам, которые во время семейных ссор получают от мужа угрозы забрать своего ребёнка. Стоит вернуться к этому вопросу, находясь уже в спокойном состоянии — и оценить, насколько серьёзно настроен муж.

Нельзя пугать его тем, что вы заберёте ребёнка и не допустите встреч с отцом, ведь он легко может сделать то же самое. Спокойно постарайтесь объяснить, что даже в случае развода не будете препятствовать общению, что ребёнку нужны оба родителя. Порой супруги после развода прямо ненавидят друг друга, но всё-таки нельзя запрещать видеться с ребёнком. В противном случае существует риск родительского киднеппинга.

Не стоит забывать, что для нормального душевного и психического состояния ребёнка между родителями должны оставаться нормальные дружеские отношения. В противном случае, младшему члену семьи может быть нанесена моральная травма. Ни в коем случае нельзя настраивать негативно его против другого родителя!

В России уже предлагают ввести уголовное наказание за похищение ребёнка одним из родителей. В этом случае, за повторное несоблюдение решения суда последует уже уголовное наказание. Поэтому, возможно, ситуация с семейными похищениями в скором времени может кардинально поменяться.

Видео (кликните для воспроизведения).

Были ли в вашей жизни похожие ситуации? И как вы из них выходили? Поделитесь своими историями в комментариях ниже!

Источники

Куда обращаться при похищении ребенка мужем иностранцем
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here