Об основах системы профилактики домашнего насилия

На странице подготовлен материал на тему: "Об основах системы профилактики домашнего насилия" с подробным описанием от профессионалов для людей. Если возникнут дополнительные вопросы, обращайтесь к дежурному консультанту.

Законодателями предложен комплекс мер по защите прав лиц, подвергающихся семейно-бытовому насилию

Согласно законопроекту семейно-бытовое насилие представляет собой умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления.

Законопроект направлен на защиту супругов, в том числе бывших, лиц, имеющих общего ребенка (детей), близких родственников, а также совместно проживающих и ведущих совместное хозяйство иных лиц, связанных свойством. Нарушителем является лицо, достигшее восемнадцати лет, совершившее или совершающее семейно-бытовое насилие.

Профилактика семейно-бытового насилия включает в себя оказание помощи лицам, подвергшимся насилию, выявление и устранение причин и условий его возникновения, пресечение насилия как явления, привлечение к ответственности виновных лиц.

Профилактическое воздействие осуществляется в формах правового информирования, профилактической беседы, учета и контроля, помощи в социальной адаптации и реабилитации лиц, подвергшихся семейно-бытовому насилию, применения специализированных психологических программ, выдаче защитного предписания, а также судебного защитного предписания. Одновременно могут применяться несколько форм профилактического воздействия.

К примеру, защитным предписанием нарушителю может быть запрещено совершать семейно-бытовое насилие, вступать в контакты, общаться с лицом, подвергшимся насилию, в том числе по телефону, с использованием сети «Интернет», предпринимать попытки выяснять место пребывания лица, подвергшегося насилию, если это лицо находится в месте, неизвестном нарушителю. Неисполнение защитного предписания влечет ответственность, установленную законодательством РФ.

Нарушители обязаны участвовать в профилактических мероприятиях, получить вынесенные в их отношении защитные предписания, соблюдать установленные запреты.

В законопроекте приводится перечень субъектов профилактики семейно-бытового насилия, а также определены их полномочия в осуществлении мер профилактики.

Полный текст законопроекта, подготовленного членами Совета Федерации и депутатами Государственной Думы, опубликован на сайте Совета Федерации для общественного обсуждения.

Новое в российском законодательстве (ежедневно)

2 декабря 2019 года

БЕЗОПАСНОСТЬ И ОХРАНА ПРАВОПОРЯДКА

Законодателями предложен комплекс мер по защите прав лиц, подвергающихся семейно-бытовому насилию

Согласно законопроекту, семейно-бытовое насилие представляет собой умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления.

Законопроект направлен на защиту супругов, в том числе бывших, лиц, имеющих общего ребенка (детей), близких родственников, а также совместно проживающих и ведущих совместное хозяйство иных лиц, связанных свойством. Нарушителем является лицо, достигшее восемнадцати лет, совершившее или совершающее семейно-бытовое насилие.

Профилактика семейно-бытового насилия включает в себя оказание помощи лицам, подвергшимся насилию, выявление и устранение причин и условий его возникновения, пресечение насилия как явления, привлечение к ответственности виновных лиц.

Профилактическое воздействие осуществляется в формах правового информирования, профилактической беседы, учета и контроля, помощи в социальной адаптации и реабилитации лиц, подвергшихся семейно-бытовому насилию, применения специализированных психологических программ, выдаче защитного предписания, а также судебного защитного предписания. Одновременно могут применяться несколько форм профилактического воздействия.

К примеру, защитным предписанием нарушителю может быть запрещено совершать семейно-бытовое насилие, вступать в контакты, общаться с лицом, подвергшимся насилию, в том числе по телефону, с использованием сети «Интернет», предпринимать попытки выяснять место пребывания лица, подвергшегося насилию, если это лицо находится в месте, неизвестном нарушителю. Неисполнение защитного предписания влечет ответственность, установленную законодательством РФ.

Нарушители обязаны участвовать в профилактических мероприятиях, получить вынесенные в их отношении защитные предписания, соблюдать установленные запреты.

В законопроекте приводится перечень субъектов профилактики семейно-бытового насилия, а также определены их полномочия в осуществлении мер профилактики.

Полный текст законопроекта, подготовленного членами Совета Федерации и депутатами Государственной Думы, опубликован на сайте Совета Федерации для общественного обсуждения.

Проект закона о профилактике семейно-бытового насилия

Обсуждение концепции законопроекта на официальном сайте Совета Федерации, как и было предусмотрено, продолжалось две недели.

Дискуссия вызвала значительный интерес со стороны общества. Поступило 11 186 комментариев, представляющих различные точки зрения. Все они будут проанализированы, конкретные предложения по корректировке концепции законопроекта будут переданы рабочей группе на рассмотрение.

Благодарим за проявленный интерес. Планируем продолжить практику общественного обсуждения социально значимых законодательных инициатив на официальном сайте Совета Федерации.

Законопроект о профилактике семейно-бытового насилия: общественные слушания

Эксперты опасаются, что проект закона может стать ударом по институту семьи

В Общественной палате РФ 30 октября состоялись общественные слушания на тему «Проблемы насилия в семье в свете общественной безопасности», участники которых обсудили аргументы за и против принятия законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия.

По словам первого заместителя председателя Комиссии Общественной палаты РФ по безопасности и взаимодействию с ОНК Владимира Винницкого, число насильственных преступлений в семейно-бытовой сфере начиная с 2015 года по настоящее время сократилось почти на четверть.

«Наш народ начиная со Средних веков строго подходил к этому вопросу. Наказания за побои членов семьи были введены уже в Уложении от 1649 года. С 1845 года за семейные побои отправляли на каторгу на четыре — шесть лет, с 1903 года — на восемь лет. Побои по отношению к старшим членам семьи карались строже», — пояснил он.

Член Комиссии Общественной палаты РФ по общественному контролю и взаимодействию с общественными советами Людмила Виноградова указала на то, что Уголовный кодекс РФ содержит не менее 40 составов преступлений, отнесенных разработчиками законопроекта к семейно-бытовому насилию. А Федеральный закон «Об основах системы профилактики правонарушений в РФ» содержит гораздо больше профилактических мер, чем зарубежные образцы, сказала член ОП РФ.

Главный эксперт-специалист Главного управления по обеспечению охраны общественного порядка и координации взаимодействия с органами исполнительной власти субъектов РФ МВД России Анатолий Карев сообщил, что проблема профилактики домашнего насилия зациклена на органах МВД, ею занимаются участковые уполномоченные полиции. Колоссальная нагрузка на сотрудников полиции сказывается на качестве проводимой работы, утверждает он.

Кроме того, не достигнуто взаимопонимание с Минздравом России, учреждения которого не предоставляют информацию органам полиции о лицах, состоящих на учете по поводу алкоголизма, наркомании, страдающих психическими заболеваниями; такая информация поступает только при возбуждении уголовного дела, то есть тогда, когда меры профилактики применять поздно, рассказал Карев.

Заместитель руководителя Федеральной службы государственной статистики Марина Сабельникова развеяла миф об отсутствии какой бы то ни было официальной статистики по насилию в отношении женщин, разъяснив, что в Росстате есть полная статистика по работе МВД России, в том числе в отношении отдельных категорий граждан, являющихся потерпевшими от преступлений с насильственными действиями. По ее словам, число преступлений в отношении женщин уменьшается: только за последние два года их количество сократилось в два раза.

Читайте так же:  Мама обиженный ребенок

Адвокат Анна Швабауэр представила свой доклад о применении законов о профилактике домашнего насилия в США, Испании, Швеции. По ее словам, с введением подобного закона появляется параллельное уголовное право, но без всех гарантий и принципов уголовного права. С точки зрения практики — это удобный способ отобрания детей, собственности, почва для коррупции, с точки зрения профилактики насилия — это ничто, убеждена Швабауэр.

Член Общественной палаты Московской области Людмила Тропина уверена, что проблема с профилактикой домашнего насилия не будет решена путем принятия нового закона. По ее мнению, нужен комплексный подход к профилактике и алкоголизма, и наркомании, кроме того, необходимо пересмотреть подходы к оказанию психиатрической помощи.

Эксперты сошлись во мнении, что, несомненно, профилактика и предупреждение домашнего насилия заслуживают поддержки. Однако они опасаются, что меры, предусмотренные в законопроекте, могут нанести серьезный удар по институту семьи.

Совет Федерации опубликовал проект закона о профилактике домашнего насилия

Москва. 29 ноября. INTERFAX.RU — Законопроект о профилактике домашнего насилия опубликован на сайте Совета Федерации, в нем предлагается выносить защитные предписания, ограничивающие возможность общения обидчика с жертвой.

В рубрике «Обсуждения» к дискуссии по документу приглашаются все участники, готовые предложить идеи по изменению статей законопроекта.

Согласно проекту, в случае установления факта совершения семейно-бытового насилия незамедлительно выносится защитное предписание — с согласия лиц, подвергшихся семейно-бытовому насилию, или их законных представителей.

Экземпляр защитного предписания вручается нарушителю с разъяснением ему его прав, а также правовых последствий в случае неисполнения защитного предписания.

Согласно документу, лицу, подвергшемуся семейно-бытовому насилию, выдается экземпляр защитного предписания с разъяснением ему его прав, а также правовых последствий в случае неисполнения защитного предписания нарушителем.

Защитное предписание выносится в отношении лица, достигшего на момент его вынесения 18 лет.

Что запрещает защитное предписание

Защитным предписанием нарушителю может быть запрещено: совершать семейно-бытовое насилие; вступать в контакты, общаться с лицом, подвергшимся семейно-бытовому насилию, в том числе по телефону, с использованием сети интернет. Также нарушителю может быть запрещено предпринимать попытки выяснять место пребывания лица, подвергшегося семейно-бытовому насилию, если это лицо находится в месте, не известном нарушителю.

Срок действия защитного предписания составляет 30 суток с момента его вынесения.

При наличии оснований полагать, что угроза совершения семейно-бытового насилия сохраняется, по письменному заявлению лица, подвергшегося семейно-бытовому насилию, срок действия защитного предписания может быть продлен должностным лицом органа внутренних дел до 60 суток.

Неисполнение защитного предписания нарушителем влечет ответственность, установленную законодательством РФ, говорится в проекте.

Нарушитель на учете

На время действия защитного предписания нарушитель ставится на профилактический учет органами внутренних дел и за ним осуществляется профилактический контроль.

Вынесение, продление срока действия защитного предписания могут быть обжалованы нарушителем в вышестоящий орган.

В случае если есть основания полагать, что вынесенное защитное предписание не обеспечивает безопасность и защиту лица (лиц), подвергшегося (подвергшихся) семейно-бытовому насилию, должностное лицо органа внутренних дел вправе обратиться в суд за судебным защитным предписанием.

У РПЦ есть сомнения

В последнее время в РФ после нескольких резонансных случаев домашнего насилия вновь заговорили о необходимости усиления борьбы с этой проблемой.

В то же время защитники «традиционных духовно-нравственных ценностей», опасаются, что подобные инициативы могут повредить «традиционной семье». 23 ноября движение «Сорок сороков» провело в Сокольниках митинг против этого закона и «в защиту традиционных духовно-нравственных ценностей и традиционных семей». Два дня спустя в РПЦ выразили солидарность с организаторами акции. Замглавы синодального отдела по взаимоотношениям церкви с обществом и СМИ Вахтанг Кипшидзе сказал, что проблема семейного насилия существует, но предлагаемый законопроект вызывает сомнения, так как базируется на западном опыте.

В Госдуме обсудили очередную версию проекта о профилактике домашнего насилия

Законопроект о профилактике преступлений на семейно-бытовой почве, над которым работают как минимум с 2016 года, скорее всего, вновь внесут в Госдуму до конца 2019 года. В понедельник, 21 октября, в Госдуме прошли парламентские слушания, на которых эксперты сообщили, что «из десяти поданных заявлений о побоях в семье потерпевшие отзывают шесть-восемь», а полицейские регистрируют такие обращения только в 56% случаев. При этом сами представители правоохранительных органов отмечают, что у них нет эффективных механизмов для защиты обратившихся к ним с желобами. Законопроект же предполагает выдачу «охранных ордеров», запрещающих агрессорам приближаться к жертвам.

В комитете Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей еще до парламентских слушаний напомнили, что «в российском законодательстве остаются пробелы, наличие которых не обеспечивает эффективную защиту лицам, подвергающимся домашнему насилию». Напомним, о возврате к разработке законопроекта «О профилактике семейно-бытового насилия» “Ъ” сообщил 27 декабря 2017 года, при этом реанимировать тогда начали документ, внесенный еще в 2016 году. Продвижением инициативы занялась депутат Оксана Пушкина.

Такой документ запрещает агрессорам приближаться к своим жертвам. В пояснении к первой редакции законопроекта подчеркивалось: сотрудники полиции фактически не имеют полномочий для воздействия на потенциального преступника, который, например, регулярно угрожает близким. Кроме того, в документе говорилось и о содействии государства в получении временного жилого помещения в ситуации домашнего насилия.

Уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова в июле 2019 года (после резонансного случая избиения семилетней девочки в Ингушетии, тогда была арестована тетя ребенка) заявила, что настаивает на «скорейшем принятии законопроекта» против насилия в семье. Она неоднократно отмечала, что в России отсутствует полноценная аналитика по семейно-бытовым преступлениям. На пленарных слушаниях в понедельник было представлено заказанное Госдумой экспертно-аналитическое исследование, которое провели в Санкт-Петербургском госуниверситете. Профессор кафедры уголовного права СПбГУ Владислав Щепельков заявил, что число таких преступлений снижается: в 2015 году их насчитывалось около 50 тыс., в течение четырех лет их количество снизилось почти до 33,4 тыс. Однако эксперт представил и результаты опроса полицейских, согласно которым из десяти поданных заявлений о побоях в семье «отзываются шесть-восемь». Только 56% опрошенных, обращавшихся в правоохранительные органы, сообщили, что их заявления были зарегистрированы: «Остальные «теряются» на этапе от обращения в полицию до регистрации заявления».

Адвокат, руководитель Центра защиты пострадавших от домашнего насилия при Консорциуме женских НПО (оказывает бесплатную юридическую помощь пострадавшим от домашнего насилия) Мари Давтян сообщила, что в год центр получает более 1,2 тыс. обращений от пострадавших: «Соцопросы показывают, что 97% пострадавших, которые обратились в полицию, не получили от полиции помощи… Сегодня полицейским чаще всего просто нечем помочь потерпевшим».

В проекте документа, в который в настоящее время готовы внести правки как СПЧ, так и Минтруд и МВД, сейчас присутствуют два вида защитных предписаний: полицейское (предупредительное, на срок до двух месяцев) и судебное (выносится мировым судьей на срок до года). Как отметила в разговоре с “Ъ” госпожа Давтян, основные проблемы законопроекта в настоящее время — это «поиск устраивающих всех определений».

Читайте так же:  Павел крашенинников ювенальная юстиция

Сейчас законопроект (теперь называется «Об основах системы профилактики домашнего насилия в РФ») дорабатывают члены сразу трех рабочих групп: Совета федерации, Госдумы и Совета по правам человека при президенте РФ. В Совфеде выражали надежду, что законопроект может быть принят уже в октябре, а занимавший до 21 октября пост главы СПЧ Михаил Федотов говорил о необходимости принятия закона «хотя бы в текущем году». При этом, как пояснили представители Минтруда и МВД на пленарных слушаниях в Госдуме в понедельник, оба ведомства должны подготовить рекомендации к законопроекту в срок до 1 ноября 2019 года. Глава комитета Госдумы по делам семьи, женщин и детей в разговоре с “Ъ” затруднилась приблизительно назвать сроки внесения документа в Госдуму, отметив лишь, что «это будет гораздо позже»: «Будем смотреть, будем думать, что там лишнее». Первый замминистра труда и соцзащиты РФ Алексей Вовченко отметил, что и реализация закона потребует времени, так как в документе «большое место уделено профилактической работе с точки зрения соцуслуг и соцобслуживания»: «Люди, которые эти услуги будут и должны оказывать, должны откуда-то появиться. Это может быть достаточно длительный процесс».

В проекте рекомендаций по итогам парламентских слушаний предлагается рекомендовать рабочей группе Госдумы учесть правки и предложения, прозвучавшие в том числе и на парламентских слушаниях, и все же «внести законопроект». Участники слушаний просят Минтруд совместно с Минпросвещения и МВД разработать «информационно-методический материал по вопросам профилактики насилия».

Закон насильно мил не будет

Спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко пригласила к диалогу всех, кто заинтересован в качественной доработке законопроекта, в том числе представителей Русской православной церкви и других традиционных конфессий. Матвиенко заверила, что все конструктивные предложения будут учтены. По ее мнению, новый закон должен не только призвать домашних агрессоров к порядку. «Главное, чтобы в сознании нашего общества этот социальный атавизм осуждался, не принимался, чтобы он ушел», — заявила она. «Это только укрепит семью», — считает глава СФ.

После публикации в пятницу на своем сайте Совет Федерации собрал уже тысячу комментариев. Как и следовало ожидать, мнения разделились. «Закон крайне необходим. Те, кто видит в нем навязывание западных ценностей, уводят в сторону внимание от главной проблемы: в российских семьях до сих пор царит домострой XVII века», — пишет Полина Жорова. «Если законопроект примут, это будет сильнейший удар по каждой российской семье, даже той, где о насилии и не думали. Вмешательство по доносам в семейные отношения посторонних организаций без какой-либо их ответственности — это вообще за гранью понимания», — возражает ей Максим Кайнов. Помимо эмоциональных высказываний есть и конкретные предложения, апелляции к иностранному опыту, причем как положительному, так и отрицательному.

«Дискуссия приобретает все более горячий характер. Мне бы очень хотелось, чтобы этот документ стал актом консолидации общества, а не причиной раздора», — заявила Матвиенко, анонсируя публикацию законопроекта.

«Опубликование на сайте Совета Федерации текста законопроекта — это лучший показатель того, что обсуждение вопроса семейно-бытового насилия переходит на новый этап — детальное, предметное обсуждение и внесение на рассмотрение в Госдуму. Замечательно, что Валентиной Ивановной Матвиенко было принято такое решение — обсуждение в публичном пространстве с людьми, которые заинтересованы, чтобы этот процесс был», — заявила «РГ» зампред Комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина, которая является автором своей версии документа на этот счет.

Законопроект вводит в правовое поле основные понятия в этой сфере. Прежде всего — само определение «семейно-бытовое насилие». Это «умышленное деяние, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического и (или) психического страдания и (или) имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления». Документ делает акцент именно на профилактику таких случаев. А профилактика семейно-бытового насилия основывается на принципах поддержки и сохранения семьи, индивидуального подхода к каждому случаю, добровольности получения помощи жертвами, соблюдения прав человека, а также соблюдения конфиденциальности.

В числе основных мер защиты пострадавших — защитное предписание и судебное предписание. В первом случае предписание выносят органы внутренних дел. Причем поводом для принятия профилактических мер может послужить не только личное обращение жертвы, но и сообщения о фактах бытового насилия или угрозе его совершения от граждан, организаций соцзащиты и даже медиков. Сотрудники органов внутренних дел могут ограничиться профилактической беседой с нарушителем, но если она не поможет — вынести защитное предписание с согласия пострадавших или их законных представителей. Оно запрещает агрессору совершать насилие в отношении жертвы, контактировать с ней любыми способами — лично, по телефону или через интернет и устанавливать ее местонахождение. Предписание выносится сроком на 30 суток, в случае необходимости оно может быть продлено до 60 суток.

В свою очередь у судебного предписания уже другой уровень. Оно предусматривает для нарушителя как вышеупомянутые запреты, так и другие, более жесткие профилактические меры. Например, обязывает агрессора пройти специализированную психологическую программу, покинуть место совместного жительства с жертвой на срок действия предписания, но только «при условии наличия у нарушителя возможности проживать в ином жилом помещении». Судебное защитное предписание может быть выдано на срок от 30 суток до одного года.

На время действия защитного предписания нарушитель ставится на профилактический контроль.

Одновременно с этим законопроектом готовятся поправки в Кодекс об административных правонарушениях (КоАП), которые предусматривают ответственность за нарушение требований защитных предписаний. Ее предполагается прописать в статье 19.3 КоАП («неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции»). Нарушение требований защитного предписания может повлечь штраф в размере до 3 тыс. рублей или арест до 15 суток, а судебного защитного предписания — штраф до 5 тыс. рублей, арест до 15 суток либо обязательные работы.

Видео (кликните для воспроизведения).

В Госдуме предлагают уточнить ряд положений опубликованного проекта. Как рассказала Оксана Пушкина, депутаты предлагают изменить формулировку семейно-бытового насилия. В нынешней версии из нее исключены все виды физического насилия (побои, причинение вреда здоровью и т.п.), поскольку содержат в себе признаки административного правонарушения или преступления. Таким образом, например, жертва домашних побоев или сексуального насилия не подпадает под действие этого законопроекта.

Глава думского Комитета по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников ранее хоть и положительно отозвался о готовящихся изменениях, однако заявил, что их будет недостаточно в борьбе с домашним насилием. В ходе обсуждения темы развития семейного права в Госдуме он заявил, что это комплексная проблема и нужен соответствующий подход. Борьба с насилием в семьях, пояснил он, требует принятия необходимых нормативных актов не только уголовно-правового характера. Кроме того, нужны развитие системы психологической поддержки и более активные действия со стороны компетентных органов, включая социальные службы, полицию. Все свои предложения депутаты Госдумы направят в Совет Федерации.

Читайте так же:  Госпошлина при взыскании неустойки по алиментам

Татьяна Москалькова, Уполномоченный по правам человека в РФ:

— Конечно, такое явление, как унижения в семье, противоречит развитию демократизации общества и нравственным ценностям. Но закон о противодействии насилию в семье до сих пор не был принят, потому что не было единого мнения по поводу мер, которые могут применяться для противодействия насилию, я об этом много раз говорила, отвечая на вопросы журналистов. Одним из самых «хороших» положений нового законопроекта, направленного против насилия в семье, мне кажется создание центров для поддержки жертв домашнего насилия. Речь о кризисных центрах, куда могут прийти в момент конфликта жертвы насилия (неважно, будь то женщина или мужчина, ребенок или старик), чтобы получить в таком центре и финансовую поддержку, и помощь психолога, и просто секунды тишины, чтобы осмыслить всю ситуацию.

Михаил Барщевский, полномочный представитель правительства РФ в высших судебных инстанциях:

— Если мы исходим из того, что жена, ребенок, другие члены семьи — это не люди, а предметы домашней обстановки, то тогда, действительно, государство не должно вмешиваться в дела семьи. Я против применения силы для разрешении разногласий. Поэтому концептуально, конечно же, я на стороне Оксаны Пушкиной и ее предложений. Но если уж придется государству вмешаться в дела семьи, то сделать это оно должно очень деликатно. Но приоритет нужно отдать защите прав домочадцев. Я считаю, что мужчина, который поднял руку на женщину или ребенка, это не мужчина, а животное, которое использует силу для разрешения конфликта. Другое дело, что в бытность адвокатом у меня в практике было несколько дел, когда мужчину забирала милиция по заявлению жены, которая получила побои. А потом супруга приходила со слезами и просила защищать ее дебошира от уголовного преследования.

Кто-то скажет: сегодня такие женщины, что сами не прочь побить свою вторую половину? Да, известный сюжет, когда жена скалкой мужа охаживает, если он приходит пьяный с работы. Я уверен, что от семейного насилия должны быть защищены все стороны. И мужчина, и женщина. Если дама подняла руку на мужа, ну какая она жена? Какая женщина? Знаете, вы мне в интересный день позвонили. У нас сегодня с женой 44-я годовщина свадьбы. И как-то так получилось, что за 44 года ни я ее не бил, ни она меня не била. Поэтому понять супругов, которые поднимают руку на свою вторую половину, я не могу.

Никакой зарубежный опыт в чистом виде переносить на российскую почву нельзя. Это не поможет. Россия — самостоятельный континент с точки зрения менталитета, с точки зрения культуры, с точки зрения религии, с точки зрения идеологии. Нужно подсматривать зарубежную практику, но в любом случае брать ее для отечественного применения нужно, внимательно адаптируя. К тому же надо понимать, что Россия — это и Кавказ, и Калининград. Разные культурные коды. Впрочем, хотя я и не знаю, как отнесется, к примеру, кавказский мужчина к тому, что к нему в семью могут прийти, но специфика спецификой, а общечеловеческие ценности, в частности неприменение насилия, являются доминирующими.

И еще. Много говорят о пресловутых метрах, на которые обидчику нельзя приближаться к пострадавшей. Это частности, но над ними нужно серьезно подумать. Ведь если разведенные муж с женой живут в двухкомнатной квартире, как им сохранить эту дистанцию? Надо обсуждать, насколько это все реалистично.

Заявление Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства в связи с обсуждением проекта Федерального закона «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации»

29 ноября 2019 года Совет Федерации опубликовал для общественного обсуждения законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации». Ознакомившись с его текстом, Патриаршая комиссия по вопросам семьи, защиты материнства и детства считает необходимым заявить следующее:

1. По нашему мнению, законопроект содержит целый ряд правовых дефектов, что делает его принятие недопустимым. Его нормы:

– противоречат общепризнанным правовым принципам разумности, справедливости и равенства, а также общеизвестному принципу «разрешено все то, что не запрещено законом», вступая тем самым в противоречие с основаниями российского права;

– нарушают конституционное требование правовой определенности, что создает «возможность неограниченного усмотрения в процессе правоприменения и неизбежно ведет к произволу, а значит — к нарушению принципов равенства и верховенства закона» [1] ;

– при применении на практике могут привести и приведут к грубому и массовому нарушению прав граждан и семей, защищаемых Конституцией Российской федерации, нормами российского и международного права, таких как:

  • право на неприкосновенность жизни, личную и семейную тайну [2] ;
  • право на защиту информации о частной жизни граждан (и семей) [3] ;
  • право на частную собственность и свободу пользования ею (включая право не подвергаться лишению собственности иначе, чем по решению суда) [4] ;
  • право на жилище (включая право не подвергаться произвольному лишению жилища) [5] ;
  • право на конституционную презумпцию невиновности [6] ;
  • право на конституционную защиту семьи, материнства и отцовства (включая конституционную презумпцию добросовестности родителей) [7] ;
  • право на свободное воспитание детей родителями в соответствии со своими убеждениями и национальными традициями [8] ;
  • право на уважение к семейной жизни и т.п.

– содержат положения явно коррупциогенного характера (коррупциогенные факторы в смысле, определенном ст. 1 ч. 2 Федерального закона от 17.07.2009 N 172-ФЗ «Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов») [9] , что «создает условия для проявления коррупции» [10] .

Фактически, законопроект направлен на создание новой системы правовых норм, параллельных существующим нормам уголовного законодательства и законодательства об административных правонарушениях (защищающим граждан от реального противоправного насилия).

Эта новая система правовых норм предполагает существенное поражение граждан в их правах (в том числе семейных), сравнимое с ограничениями, налагаемыми на преступников и людей, совершающих административные правонарушения, и даже их превосходящее. При этом она исходит из фактической презумпции виновности лиц, объявляемых «нарушителями», не предполагает для них никаких процессуальных гарантий, стандартов доказывания предполагаемой вины. Это представляется совершенно недопустимым.

В силу неопределенности норм законопроекта практически любое нормальное человеческое действие может быть признано «семейно-бытовым насилием», любой совершеннолетний человек может быть произвольно объявлен «нарушителем» и подвергнуться «мерам профилактики» имеющим откровенно репрессивный характер.

2. Наряду с этими правовыми дефектами, законопроект содержит серьезные концептуальные дефекты, делающие его несовместимым с традиционными российскими духовно-нравственными ценностями.

Читайте так же:  Работающему ребенку платят алименты

В частности, он имеет явную антисемейную направленность, умаляя права и свободы людей, избравших семейный образ жизни, рождение и воспитание детей в сравнении с остальными. Несправедливо обременяя семейных людей и родителей, законопроект, тем самым, фактически вводит особое «наказание за семейную жизнь».

Такой подход выглядит крайне странным в ситуации, когда на государственном уровне делаются заявления о необходимости решения демографических проблем, повышения рождаемости, защиты и укрепления семьи, возрождения традиционных семейных ценностей.

Законопроект создает условия для разжигания внутрисемейных конфликтов, в частности «бракоразводных войн» (в которых положения аналогичных законов широко используются в зарубежных странах). Предлагаемые им подходы и его расплывчатые нормы неизбежно поведут к уничтожению нормальных семейных и родственных отношений, природа которых предполагает опору на взаимное доверие и уважение.

Создается ситуация, когда каждый сможет в любой момент, без реальных оснований, воспользоваться возможностями системы «профилактики семейно-бытового насилия» против своих близких. В такой ситуации межличностными отношениями начинают править не доверие и взаимопомощь, не любовь и уважение, а взаимный страх и подозрительность. Все, что сказано или сделано в семье, между близкими людьми в любой момент может быть использовано ими друг против друга. Такая ситуация разрушительна для семейного образа жизни и традиционных семейных и духовно-нравственных ценностей.

Помимо этого, в сочетании с уже существующими нормами российского законодательства (некоторые из которых далеко не совершенны), законопроект создает новые возможности для произвольного отстранения родителей от воспитания детей, разлучения детей и родителей [11] .

Положения законопроекта противоречат основам российского семейного права, а также Концепции демографической политики РФ на период до 2025 года [12] и Концепции семейной политики в РФ на период до 2025 года [13] , которые указывают на необходимость укрепления семьи, сохранения традиционных семейных ценностей, повышения авторитета родителей в семье и обществе [14] .

Это крайне опасно, поскольку, как справедливо отмечает Конституционный Суд РФ, «семья, материнство и детство в их традиционном, воспринятом от предков понимании представляют собой те ценности, которые обеспечивают непрерывную смену поколений, выступают условием сохранения и развития многонационального народа Российской Федерации, а потому нуждаются в особой защите со стороны государства» [15] .

3. Особую озабоченность вызывает то, что многие соавторы и сторонники законопроекта добиваются его принятия, широко используя заведомую ложь. Наш народ убеждают, что российская семья – это просто мрачный застенок и пыточная камера для женщин и детей. Чтобы создать это впечатление, распространяются данные, которые выдаются за статистику, но, в действительности, не имеют под собой никаких реальных оснований.

Нас пытаются уверить, что в России 40% тяжких преступлений совершаются в семьях, что ежегодно 14 тысяч женщин убивают мужья, что каждый год от семейного насилия страдают 16 миллионов женщин и т.п. Но при внимательном изучении оказывается, что эти данные слабо или вообще никак не связаны с реальностью [16] .

С помощью подобных ложных утверждений неблагонамеренные люди манипулируют общественным мнением, воздействуя на эмоции доверчивой публики. Они старательно создают у общества впечатление, что брак и семья – это зло, источник угрозы и опасности для женщин и детей. Между тем хорошо известно, что это неправда. Реальные статистические данные убедительно показывают, что брак и основанная на нем семья – это основная защита женщин и детей от всех реальных угроз, с которыми они могут столкнуться.

Добиваясь принятия закона о профилактике именно «домашнего» или «семейно-бытового насилия», эти люди игнорируют реальные причины настоящего насилия. Между тем, они хорошо известны – это кризис нравственного сознания, невнимание к традиционным семейным и духовно-нравственным ценностям (и пропаганда, откровенно направленная против них), потребительское отношение к жизни, а также связанные со всем этим эрозия семейного образа жизни, алкоголизм и наркомания. Повышают риски реального насилия и стрессовые факторы – такие, как стесненные жилищные условия семей и экономические потрясения.

Вместо решения реальных проблем общественность убеждают, что источник насилия – дом и семья. Собственно именно ради этого исторически понятия «домашнего» и «семейного насилия» и были сконструированы представителями радикальных антисемейных идеологий, таких, как феминизм, которые сознательно ставили перед собой цель деконструкции семьи, семейной жизни и всех связанных с ними традиционных ценностей. Использование подобных понятий лишь затрудняет понимание и анализ реальных причин социальных проблем.

Антисемейная пропаганда не поможет решить эти проблемы, снизить количество насильственных преступлений и правонарушений в быту, в том числе и семейном, по-настоящему защитить их жертвы. Напротив, она содействует росту уровня насилия в обществе, подрывая его основу – семью. Такого рода пропаганда безнравственна, разрушительна и опасна не только для общественной жизни, но и для национальной безопасности.

4. На этом фоне не вызывает удивления тот факт, что предлагаемый законопроект активно поддерживают организации, связанные с радикальными антисемейным идеологиями («ЛГБТ»-идеология, феминизм), а также значительное количество организаций, официально получающих иностранное финансирование. В его поддержку также активно выступают некоторые средства массовой информации и международные структуры, не скрывающие антироссийского характера своей деятельности.

При этом представители множества организаций, работающих в сфере защиты семьи и прав родителей, традиционных российских духовно-нравственных ценностей, обеспокоены этим законопроектом и считают недопустимым его принятие. Считаем, что законодателям следует обратить внимание на их позицию [17] .

5. Как отмечают специалисты, предлагаемые законопроектом меры неэффективны в предотвращении реального противоправного насилия. Опыт зарубежных стран показывает, что они едва ли способны предотвратить преступные действия, одновременно приводя к массовому нарушению прав невиновных, законопослушных граждан[ 18] .

Действительно существующие в обществе проблемы, связанные с реальными насильственными преступлениями и правонарушениями, необходимо решать совершенно иными методами. Эти методы должны соответствовать принципам справедливости и разумности, традиционным российским семейным и духовно-нравственным ценностям, нашей культуре. Они должны быть свободны от влияния антисемейных идеологий, не наносить вреда семье и не нарушать основополагающие права родителей.

Учитывая все сказанное, очевидно, что законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации» неприемлем как с правовой, так и с концептуальной точки зрения. Патриаршая комиссия просит законодателей отказаться от его рассмотрения и принятия.

Законопроект о профилактике семейного насилия развяжет войну полов

Жена сможет привлечь мужа к ответственности за не купленную шубу

30.10.2019 в 17:13, просмотров: 6368

Общественность продолжает будоражить законопроект о профилактике домашнего насилия. Количество его противников, похоже, растет в геометрической прогрессии. Настроенные критически эксперты, «имя которым легион», представители самых разных организаций и ведомств, называют законопроект не иначе как «феминистским». Они считают, что это, по сути, массированное вмешательство в семейную жизнь, которое приведет к стремительной деградации института семьи.

Примечательно, что до сих пор не ясна реальная картина масштаба бедствия. Лоббисты законопроекта фигурируют гигантской цифрой жертв домашнего насилия. Но она явно недостоверна.

По альтернативным данным, в 2015 году всего 2,2% женщин пострадало от домашнего насилия, если брать общее количество преступлений против слабого пола. При этом 61% россиян не считает домашнее насилие такой уж актуальной проблемой и ничего не хотят менять в законодательстве.

Читайте так же:  Как подать встречный иск на алименты

Законопроект называется «Об основах системы профилактики домашнего насилия в РФ». Продвигают его депутат и член комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина вместе с адвокатами Мари Давтян и общественным деятелем Аленой Поповой, которые приняли непосредственное участие в его разработке.

Буквально две недели назад Оксана Пушкина пожаловалась на своей странице в соцсети, что ее «гнобят» за этот закон: «На этот раз ополчились противники закона о профилактике домашнего насилия, одним из авторов которого я являюсь. Нас гнобят, но мы крепчаем», – написала депутат.

Действительно, законопроект имеет больше вопросов, чем ответов. Авторы спорного документа пытаются всех убедить, что он сократит количество преступлений на семейно-бытовой почве. Но его многочисленные противники взывают к разуму общественности, доказывая, что закон, если он будет принят, развяжет войну между полами. По их мнению, многие положения дают простор для всевозможных перегибов в семейных отношениях, и даже страшно себе представить, что нас ждет в случае его принятия.

Три главных новации состоят в следующем. Во-первых, вводится само определение «домашнее насилие». Сейчас его нет, и поэтому статистика у разных ведомств выглядит по-разному. Например, неизвестно, попадают ли в количество семейно-бытовых преступлений суициды, если муж довел до этого жену и т.д.

Во-вторых, насилие будет подразделяться на разные виды: помимо физического, будут еще «психологическое», «эмоциональное», «сексуальное» и «экономическое». Ведь первый шаг – это психологическое насилие: оскорбления и насмешки мужа над женой, объясняет главный лоббист законопроекта Алена Попова.

Она также разъясняет, как выглядит «экономическое насилие»: это когда безработные пьющие дети отбирают пенсию у своих стареньких родителей и тем самым лишают средств к существованию.

И третье – это охранные ордера: полицейский запрет на преследование, запрет на приближение мужа или отца-тирана к жертвам насилия.

Агрессора, по словам Поповой, отправят на курсы «по работе с гневом». Охранные ордера действуют в 127 странах, например, в Белоруссии, Армении, а в нашей — их нет.

Попова везде приводит «кошмарные», по ее собственному определению, цифры: 16 млн 450 тысяч жертв насилия в год – это данные Росстата. 40% тяжких насильственных преступлений совершается внутри семьи — это данные МВД.

Однако далеко не все ей верят и озвучивают цифры, гораздо менее пугающие.

А что касается нового законопроекта, то многие правозащитники и юристы сходятся во мнении, что существующего законодательства вполне достаточно для борьбы с такими преступлениями. Правда, при условии, что оно эффективно работает.

При этом нужно учитывать, что большинство таких злодеяний совершается лицами в состоянии алкогольного, наркотического опьянения и психически нездоровыми людьми. Поэтому в числе мер профилактики семейного насилия – улучшение взаимодействия между полицией и медицинскими учреждениями, с чем у нас тоже дела обстоят неважно.

Уполномоченный по правам ребенка во Владимирской области Геннадий Прохорычев назвал «законопроект» «размышлением с Рублевки» и «галиматьей», из-за которой мы «неизвестно до чего докатимся».

Для начала он привел цифры снижения во Владимирской области в 2019 году, по сравнению с 2017-2018 годами, случаев нанесения легкого и среднего вреда здоровью по семейно-бытовому насилию на 50% и преступлений по тяжким статьям — на 12,5% .

–Это очередная кампания, сторонники которой хотят нас всех убедить, что в семьях происходит что-то ужасное, а мужчины просто изверги. Я в ужасе от статьи 41 «законопроекта»: законотворщицы предлагают содействие в незамедлительном получении временного жилья. Мы не можем в субъектах РФ найти жилье людям-погорельцам и т.д. Опуститесь на землю, женщины с Рублевки! Что же касается 16-летних детей: куда выселять подростков, как они предлагают, которые вроде как оказались агрессорами? Вопросов больше, чем ответов. Мне стыдно, что такое предлагают некие депутаты Госдумы.

Законопроект «нарушает пределы вмешательства государства во внутренние дела семьи», а существующей системы мер предупреждения домашнего насилия вполне достаточно для борьбы с этим злом, при том, что они будут исполняться надлежащим образом, а все заинтересованные органы и структуры будут работать согласованно. Такое мнение высказал, в том числе, представитель судейского сообщества Павел Якушев. По его словам, цели обсуждаемого документа хороши, но меры, которые он предусматривает, направлены не на достижение этих целей, а на «нанесение существенного удара по институту семьи». В тартарары летят положения Семейного кодекса.

У эксперта вызывает недоумение такое положение «законопроекта», которое относит к «психологическому насилию» принуждение ребенка к действиям, не соответствующих его возрасту. Получается, под статью подпадут, например, родители, отдавшие ребенка в школу не с семи, а с шести лет. А если, к примеру, жена хочет шубу, а муж не в состоянии ей ее купить – это тоже будет означать «психологическое насилие» над ней? И так далее, и тому подобное. Мало того, не только государство будет необоснованно вмешиваться в жизнь ячейки общества, но и общественные организации. Это, на взгляд Павла Якушева, совсем уже недопустимо, поскольку точно приведет к злоупотреблениям.

-Все направлено не на примирение, а на обострение борьбы полов, борьбы поколений! – отмечает он.

–Мы против насилия, но мы и против этого калькированного с Запада закона, так как он плох и приведет к стремительной деградации семьи, – поддержала всех противников документа председатель Общероссийской организации защиты семьи «Родительское Всероссийское сопротивление» Мария Мамиконян. – Основная цель – развязать войну полов, натравить женщин на мужчин.

Мамиконян считает явным фейком цифру, на которую опираются авторы закона, заявляя, что от рук мужей гибнет в год 14 тысяч женщин.

-Это ложь, что у нас нет статистики. Реальная цифра – 304 в том же 2015 году, — говорит Мария Мамиконян.

При этом, подчеркивает она, статистика Росстата ясно говорит, что количество насильственных преступлений снижается и по отношению к членам семьи, и в целом. Активистка считает, что волна недавних семейных преступлений, например,– когда мать выколола глаза ребенку из мести мужу или когда подросток распотрошил мать ножницами, – все это результат действий феминисток-устроительниц флэшмобов и лоббирования ими этого закона. «Эта женщина считает, что она молодец, раз отомстила мужу. », — говорит она.

Видео (кликните для воспроизведения).

Напомним, 21 октября 2019 года в Госдуме прошли слушания по вопросам доработки закона о семейном насилии. Ожидается, что его могут принять уже до конца 2019 года.

Источники

Об основах системы профилактики домашнего насилия
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here