Погибшие мужчины от домашнего насилия

На странице подготовлен материал на тему: "Погибшие мужчины от домашнего насилия" с подробным описанием от профессионалов для людей. Если возникнут дополнительные вопросы, обращайтесь к дежурному консультанту.

Заврались. Глава МВД раскрыл реальные цифры «насилия» в российских семьях


Кампания, развернутая антисемейным лобби вокруг «ужасающих цифр» гибели женщин в российских семьях, не имеет под собой никаких фактологических оснований — об этом свидетельствует содержание официального ответа министра внутренних дел России Владимира Колокольцева, переданного 2 августа в редакцию ИА REGNUM.

Документ передан в редакцию членом комитета Совета Федерации РФ по международным делам Ольгой Тимофеевой.

Запрос министру МВД о предоставлении криминогенной статистики преступлений в семьях сенатор направила после того, как «впечатлилась» цифрами, озвученными руководителем Центра «Насилию.нет», сотрудницей работающего на иностранные гранты НКО Анной Ривиной.

Выступая в мае 2019 года на одном из тематических мероприятий, Ривина заявила, что в России за год в семье от рук мужей погибает 14 000 женщин. При этом докладчица не смогла привести источник этой шокирующей информации. Однако Ривина выступает за скорейшее законодательное внедрение в России норм «профилактики семейно–бытового насилия» (СБН). Иными словами, за криминализацию этой сферы.

Участники «флешмоба» по продвижению закона о СБН сообщают уже о 14 тыс. убитых в день (т.е. 5 млн. 110 тыс. в год!).

Однако, согласно документу МВД, количество тяжких и особо тяжких преступлений в сфере семейно-бытовых отношений меньше 4000 (в 2016 г. — 3851, в 2017 г. — 3417, в 2018 г. — 3260). При этом подчеркивается, что речь здесь идет об общем числе особо тяжких преступлений с применением насилия в семье, а не только убийств и не только женщин.

В то же время имеются открытые данные другого источника — Росстата, согласно которым от всех преступлений (не только в семье) в год погибает 8−9 тыс. женщин. Что также не укладывается в «статистику» антисемейного лобби о «четырнадцати тысячах женщин, убитых в год мужьями».

Понять, как реально обстоят дела с убийствами женщин в семье, можно из той же статистики ГИАЦ МВД за 2015 год, обнародованной ранее. Так, в 2015 году в семье насильственной смертью погибло 304 женщины.

Таким образом, за три последних года в России число тяжких и особо тяжких преступлений в семейно-бытовой сфере сократилось более чем на 15%, а число конкретных случаев гибели женщин от рук мужей «накручено» докладчицей Ривиной и другими сторонниками «профилактики СБН» в десятки раз.

Таким же ложным является утверждение «СБН–компании» о том, что перевод ст. 116 (пресловутый «закон о шлепках») из Уголовного кодекса в поле административных правонарушений якобы привел к росту семейной преступности в РФ.

Модели, визажисты, рисованные кровоподтеки. Лож ные цифры о насилии подкрепляются «творчеством».

Редакция ИА REGNUM задается вопросом: откуда могут взяться существующие разночтения в цифрах при наличии только одного места, где ведется первичный учет и подсчет противоправных действий — ГИАЦ МВД? Сотрудники издания анонсировали проведение журналистского расследования на эту тему с использованием подробной статистики и привлечением экспертов, могущих разъяснить цифры.

Напомним, согласно анализу ряда экспертов, законопроектом «О профилактике СБН», помимо возможности вмешательства во внутрисемейные дела третьих лиц, вводятся расширительные определения «семейно-бытового насилия», под которые подпадут 100% российских семей.

Добавим также, 30 июля глава комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Андрей Клишас заявил, что ответственность за так называемое «домашнее насилие» в России может стать уголовной.

Безжалостные люди

Семейное насилие как производная экономики

  • Уровень семейного насилия в России, по разным оценкам, или высокий — или запредельный. Если согласиться с цифрой в 14000 женщин, ежегодно погибающих в бытовых конфликтах, получается, что в семьях убивают каждые 40 минут. Ужасающая статистика, даже если уменьшить оценку в разы.

    Но и русские мужики не задерживаются на этом свете. В трудоспособном возрасте смертность мужчин в России в 2,75 раза выше, чем смертность женщин. Какие там «десять девчонок на девять ребят»! Есть регионы, где на мужчину приходится по две женщины. В Москве на двоих мужчин — три женщины.

    Вам не кажется, что и мужская сверхсмертность в России как-то связана с тем высочайшим уровнем насилия, от которого страдают женщины?

    Говорят, что причина домашнего насилия — в кризисе той модели семьи, где мужчина был хозяином, а женщина ждала дома. И даже если ей хотелось уйти от мужа, идти было некуда, кроме как на панель, в той или иной форме. Профессиональный мир был миром мужчин. Женщинам доставались рабочие места, но очень так себе. Не прожить, если эти места не были в индустрии развлечений, опять же, для мужчин

    Сейчас все не так, потому что женщина тоже работает и не хочет, и не должна, и не будет мириться с мужской диктатурой (и правильно делает). Вот бывший начальник семьи и пытается поднять упавший авторитет, добиваясь этого тяжелыми предметами.

    Но редко бывает так, чтобы мужчина расправился со спутницей во время первой же ссоры. Почему женщины, оставаясь рядом с таким мужчиной, соглашаются терпеть и рисковать? Значит, для рискованного поведения женщины имеют основания. Достаточные, чтобы эти основания перевешивали риски, включая риск преждевременной смерти. Любовь? Возможно. Или некуда уходить. Нет денег, чтобы жить отдельно. И это более вероятно.

    Но почему насилие терпят те, кому уходить есть куда? Мало ли мы знаем историй о звездных женах, страдающих от рукоприкладства спутников? У них-то деньги должны быть, хотя бы на съемную квартиру.

    Читайте также

    «Я тебя сейчас, сука, убивать буду». Большинство женщин, осужденных за убийство, защищались от домашнего насилия. Исследование «Новой газеты» и «Медиазоны»

    Все гораздо хуже, скажет экономическая теория. 30% разница в доходах мужчин и женщин, существующая в России, нависает над семейными узами как нож гильотины. Никто не предоставляет женщине 30% скидку на расходы, которые ничуть не меньше мужских. Эти деньги она должна где-то взять. Точнее, их должен дать мужчина.

    С точки зрения экономики, в постиндустриальной семье с работающими супругами суть «финансового вклада» мужчины в семейное благополучие радикально изменилась. В «традиционной семье» деньги, которые муж отдавал жене-домохозяйке, были именно платой за работу по обеспечению его собственного быта.

    А сейчас все, что мужчина может дать своей женщине — это «компенсация». Премия. За сам факт, что она остается с ним,

    здесь и сейчас, жертвуя возможностями по выбору более привлекательного или обеспеченного партнера, или возможностями по развитию собственной карьеры. Ценность такого предложения со стороны женщины нелегко оценить. А там, где партнеры не согласны в оценке активов, начинаются конфликты.

    Чем более женщина привлекательна, чем более успешна, чем больше имеет возможностей «устроить» свою жизнь — тем выше планка ее требований к мужчине. И планка постоянно повышается, а вот способность мужчин удовлетворять эти требования за ней не успевает. Много ли вы лично знаете семей, где преуспевающая женщина выбрала бы неуспешного мужчину? Только не надо рассказывать про деловые успехи министерских жен. Впрочем, преуспевшая женщина в теории может позволить себе выбрать мужчину по сердцу. Но женщина, которая только надеется преуспеть, часто будет требовать от мужчины не только сердце, но и кошелек. И не упрекнешь — жизнь такая.

    Читайте так же:  Как подавать апелляцию на развод

    Что делать мужчине? Работать больше — заработать ранний инфаркт. Махать кулаками — заработать долгий срок. Искать другую женщину — не факт, что это удастся.

    Когда женщина говорит «нет мужчин» — это значит, что мужчин много, но рядом нет того, кто соответствовал бы ее требованиям. Когда мужчина не может найти себе спутницу, это значит, что рядом нет женщины, которую устроил бы уровень предлагаемой им компенсации — во всех смыслах.

    Полвека назад нобелевский лауреат Гэри Бэкер дал объяснение волне разводов, захлестнувшей американские семьи. Уровень насилия тоже подскочил. Просто женщины пошли на работу, сказал экономист, и теперь у них хватает денег, чтобы не цепляться за остывший и опостылевший семейный очаг. Подождем. Пусть все разведутся и сойдутся снова — только сделают это уже не на почве зависимости от карьерных успехов мужа и кулинарных достижений жены, а на фундаменте общих интересов и объединения семейных доходов. Бэкер оказался прав — как только финансовый вопрос совсем перестал портить отношения в семье, так эпидемия разводов (и семейного насилия) в США пошла на спад.

    Так что лучшее средство от семейного насилия — это деньги в руки.

    Когда женские финансовые и карьерные перспективы будут действительно равны мужским, так и число жен, пострадавших от мужей, будет сокращаться. Правда, количество мужских инфарктов будет расти — потому что успешные женщины заставят своих мужчин работать больше.

    Ответственность

    Термин «домашнее насилие» в российской нормативно-правовой базе отсутствует, в то время как в других странах мира данная категория правонарушений широко освещена.

    Административное наказание

    В настоящее время административная ответственность за побои со стороны близких людей (супруга, сожителя, родителей), совершенные впервые и без причинения вреда здоровью, предусматривает один из следующих видов наказаний:

    • административный арест на срок от 10 до 15 суток;
    • штраф от 5 до 40 тысяч рублей;
    • обязательные работы на 60-120 часов.

    Домашнее насилие статья УК РФ

    Если близкий человек снова поднимет руку, его ждёт уголовная ответственность в соответствии со 116 статьёй Уголовного кодекса РФ (побои) в виде:

    • обязательных работ на срок до 360 часов;
    • исправительных работ на срок до 1 года;
    • ограничения свободы на срок до 2 лет;
    • принудительных работ на срок до 2 лет;
    • ареста на срок до 6 месяцев;
    • лишения свободы на срок до 2 лет.

    Названные меры административной и уголовной ответственности применяются в России с момента вступления в силу поправок в Уголовный кодекс РФ от 7 февраля 2017 года (об исключении уголовной ответственности за побои или насильственные действия, причинившие физическую боль, но не повлекшие причинение вреда здоровью, в отношении близких лиц совершенные впервые).

    После принятия поправок Генсек Совета Европы направил руководству Госдумы и Совета Федерации письмо, в котором выразил обеспокоенность такими изменениями. В ответ такое давление на Госдуму было названо недопустимым .

    При принятии закона депутаты руководствовались тем, что ранее побои, совершённые близкими людьми, наказывались более строго нежели те же самые, но совершённые посторонним человеком: близкому человеку — уголовная ответственность, постороннему — административная. Но принятие поправок не означает, что побои стали легализованы.

    Мнение общественности разделилось, одни полагают справедливым не привлекать к уголовной ответственности за затрещину или шлепок. Другие напротив считают, что теперь домашние садисты останутся безнаказанными.

    А каково ваше мнение на этот счёт? – Пишите в комментариях.

    Повод насторожиться

    Если женщины склонны внимательно прислушиваться к собственному эмоциональному состоянию и чаще обращаются за помощью на ранних этапах, мужчины таких проблем предпочитают не замечать. В результате человек, желая угодить или избежать конфликта, рискует уступать до тех пор, пока полностью не уступит территорию — и тогда в агрессора может превратиться даже партнер, значительно уступающий ему в силах.

    С другой стороны, постоянное отступление может закончиться неожиданным и для самого человека, и для окружающих «взрывом», при котором первой пострадает уже нападавшая сторона, то есть женщина. Поэтому любой внутренний дискомфорт уже может быть серьезным поводом обратиться за профессиональной помощью, чтобы не доводить ситуацию до кризиса или не раскаиваться потом в непропорциональном ответе.

    Чтобы не доводить ситуацию до кризиса, стоит обратиться за профессиональной помощью

    — Когда внешне вроде бы всё здорово, а внутри некомфортно — это не только повод насторожиться, это признак того, что вы уже пропустили какой-то момент. Но никогда не поздно обратиться за помощью, чтобы постараться это исправить, — посоветовала Ирина Обухова.

    Сайт «Двоеточие» обещает нуждающимся консультации, в том числе и по «Скайпу» — всего, как рассказала изданию «Такие дела» его создатель, психолог Ирина Чей, люди, столкнувшиеся с кризисом, могут рассчитывать на пять бесплатных психологических консультаций на условиях анонимности. Этого должно хватить, чтобы человек мог преодолеть шоковое состояние.

    Домашнее насилие в России «Бьёт — значит любит?»

    Время чтения: 14 минут

    Россия — одна из немногих стран, где до сих пор не принят закон против домашнего насилия, несмотря на то, что всё чаще можно услышать о женщинах, убитых или искалеченных своими мужьями, или детях, подвергшихся насилию со стороны родителей.

    До начала 2017 года статистика таких преступлений в России только росла, 2012 год — 34 тысячи жертв, 2014 год — 42,8 тысячи, 2016 год — 65,5 тысяч. Но в связи с декриминализацией побоев в отношении близких людей в январе 2017 года число потерпевших резко сократилось до 36 тысяч. Домашние побои без причинения серьёзных травм, о которых заявляют впервые, перешли в категорию административных правонарушений и стали наказываться в большинстве случаев аналогично нарушениям за неправильную парковку — штрафом в размере 5 тысяч рублей. Да и практическая реализация данных мер правоохранительными органами носит весьма противоречивый характер …

    «Дела о побоях являются сферой частного обвинения. Сами потерпевшие вынуждены идти в суд и доказывать факт насилия. Фактически закон защищает агрессора, а не жертву. Многие такие дела разваливаются, потому что женщина забирает заявление, часто — под давлением партнера. Сотрудники МВД, как правило, разделяют предрассудки о том, что «бьёт — значит любит», а судьи ставят целью примирить стороны, а не предотвратить дальнейшее насилие»

    Спасибо, что прочли до конца

    Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

    В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

    Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас

    В Госдуме раскрыли масштабы домашнего насилия

    Чаще всего от домашнего насилия в России страдают женщины, однако погибают в результате скандалов в семье в основном мужчины. Об этом заявил профессор кафедры уголовного права Санкт-Петербургского государственного университета (СпбГУ) Владислав Шепельков на основании результатов всероссийского опроса в ходе парламентских слушаниях в Госдуме, сообщает «Парламентская газета».

    Так, доля пострадавших от домашнего насилия женщин составляет примерно 75 процентов, тогда как в последние годы две трети жертв насилия со смертельным исходом составляли мужчины. При этом отмечается, что в среднем от насилия в семье в течение последнего года страдал каждый 40-й опрошенный, две трети респондентов страдают от так называемого супружеского насилия. Кроме того, почти 16 процентов признались, что подвергались насилию в детском возрасте.

    Читайте так же:  Повторное лишение родительских прав отца

    Отмечается, что уголовные дела возбуждают в 56 процентах случаев — заявления могут «потеряться» на разных этапах. Многие потерпевшие вскоре после обращения в полицию забирают заявления.

    В царстве матриархата

    Если речь идет об обращении в полицию, то под домашним насилием чаще всего понимаются побои, нанесение увечий или соответствующие угрозы. Однако ученые и психологи трактуют понятие бытового насилия значительно шире. Помимо физического, речь может идти об эмоциональном, экономическом и сексуальном насилии (ФБР в 2012 году уточнило определение термина «изнасилование», уточнив, что его жертвами могут быть не только женщины, но и мужчины). И если женщин больше всего пугает перспектива физического или сексуального насилия, то мужчин — физического и эмоционального.

    Женщин проще представить в роли жертвы, поскольку они физически слабее и по-прежнему нередко финансово зависят от мужчин. В то же время, желая отомстить супругу или партнеру, представительницы слабого пола чаще выбирают момент, когда он не сможет им ответить — например, находится в состоянии алкогольного опьянения или просто спит. По данным авторов упомянутой выше статьи о домашнем насилии, большая часть ситуаций, в которых женщина выступает физическим агрессором, происходят именно на фоне распития алкоголя — чаще всего совместного.

    В целом, однако, решать проблемы силой женщинам несвойственно. А вот во всём, что касается эмоциональной сферы, расстановка сил, по мнению Евгения Фомина, прямо противоположная.

    Чаще всего мужчины подают встречные заявления на своих жен

    — Лично мое мнение — у нас давно уже матриархат, по крайней мере, в центральной России: почти всегда мальчик растет под большим влиянием матери, а женщине сложно научить мужчину быть мужчиной. И мальчиков ограничивают в двух вариантах поведения, основных для мужчин: агрессивности и либидо. В результате вырастает мужчина с ограничением, так сказать, «по базовым характеристикам» — неспособный отвечать на агрессию, управлять ею, привыкший отступать, — рассказал врач-психиатр.

    Впрочем, по его словам, агрессором в доме может оказаться не только супруга — нередки конфликты со взрослыми детьми, а источником психологических проблем чаще всего становятся матери, не готовые «отпустить» повзрослевшего сына.

    — Мужчины, которые приходят на прием, чаще страдают не от жен, а от матерей. Это частая проблема, о которой редко говорят. Потому что считается, что мать — это святое, она хочет только хорошего. Сами мужчины на приеме об этом, конечно, не упоминают. Сначала они просто жалуются на тревожность и неуверенность, — пояснил Евгений Фомин.

    В любом случае, насилие в семье невозможно без внутреннего, пусть и неосознанного, согласия жертвы, напомнила в разговоре с порталом iz.ru семейный психолог, кандидат медицинских наук Ирина Обухова. Поэтому первый способ защиты — психологический.

    — Чтобы над вами произвели насилие, вы должны на это внутренне «подписаться». Есть люди, которые сразу же выставляют границы, и всем понятно, что с ними так себя вести нельзя. А когда человек показывает, что с ним так можно, значит, это привычно для него. Скорее всего, с ним кто-то себя уже так вел. И вероятнее всего, проблема опять в пресловутом детстве, — отметила эксперт, отмечая, что с этим можно и нужно работать.

    Материалы по теме

    http://lenta.ru/news/2019/10/21/home_violence/

    Жертвы домашнего насилия – мужчины

    Принято считать жертвами домашнего насилия женщин.

    Для их защиты в Великобритании создано множество благотворительных организаций. Однако в последнее время тенденции изменились — и уже мужчины страдают от женской агрессии.

    За последнее десятилетие число таких случаев в Великобритании утроилось. «Санди телеграф» сообщает, что, по данным полиции, в 28 процентах случаев домашнего насилия виновны женщины. Но эксперты опасаются, что в действительности эта цифра значительно выше, просто мужчины не решаются признаться о нападках жен, они стыдятся выглядеть слабыми.

    Британская статистика за 2018 год назвала потрясающую цифру: от домашнего насилия со стороны слабого пола пострадали 786 тысяч мужчин.

    Приводится жуткий рассказ бизнесмена из Кента Тони Хэннингтона. Он оказался жертвой своей супруги Трейси, которая неоднократно приставляла к его горлу нож, недовольная его поведением.

    Когда Тони пригрозил полицией, жена сказала, что у него нет доказательств. Его спас совет полицейских записать на диктофон угрозы Трейси. И эти записи были приложены к заявлению о побоях, нанесенных женой и зафиксированных врачами. Только так бизнесмену удалось избавиться от Трейси, которую упекли в тюрьму на два года.

    Учителя из Пембрукшира Хью Джонса постигла похожая участь. Чтобы избежать агрессии жены, ему приходилось ночевать в своей машине. Спасла его полиция, зафиксировавшая факт очередного нападения супруги.

    Профессор прикладной психологии Элизабет Бейтс из Кумбрийского университета говорит, что подобные истории становятся обыденными, мужчины в отличие от женщин терпят и не пытаются обратиться за помощью. Но даже если они обращаются в полицию, их там поднимают на смех. Общество с трудом соглашается с тем, что следует вводить какие-то санкции против насилия со стороны женщин.

    По наблюдениям Бейтс, женщины все чаще стремятся навязать партнеру принудительный контроль, оказывают эмоциональное воздействие или просто подвергают физическим издевательствам. Исследование Кумбрийского университета неожиданно показало, что женщины более чем мужчины склонны к агрессии и тотальному контролю в отношении партнеров.

    Ежегодно на британскую горячую линию помощи поступает две тысячи звонков от мужчин всех профессий, даже от банкиров и полицейских.

    Феминизм победил: среди жертв насилия оказалось больше мужчин

    Видео (кликните для воспроизведения).

    «Просто им неловко признаваться в своей слабости»

    17.12.2019 в 21:26, просмотров: 4666

    Общественность бурно обсуждает два свежих случая семейного насилия, в которых жертвами стали не женщины, а представители сильного пола. В одном случае был летальный исход: в Калуге задержали женщину по подозрению в жестоком убийстве в ночь на 15 декабря 56-летнего сожителя. Второй инцидент вызвал у людей приступ сарказма: в Кирово-Чепецке участковый подал заявление в полицию на свою жену, обвинив ее в нанесении ему побоев.

    Особую пикантность придает то, что супруга тоже собиралась стать полицейским и проходила стажировку. На ум сразу приходит голливудское кино «Мистер и миссис Смит», в котором играющие супругов-киллеров Брэд Питт и Анжелина Джоли соревновались, кто кого круче побьет. Шутки шутками, но налицо проблема. Мы попросили эксперта разъяснить, защитил бы пострадавших мужчин обсуждаемый ныне законопроект о семейно-бытовом насилии.

    Член экспертно-консультативного совета комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству, эксперт Родительского всероссийского сопротивления (РВС) Александр Коваленин прокомментировал «МК» эти два случая:

    – По статистике мужчин, страдающих от насилия, даже больше, чем женщин. Просто им неловко признаваться в своей слабости, что их побили жены, поэтому таких заявлений в полицию поступает гораздо меньше. Это даже удивительно, что полицейский из Кировской области подал такое заявление против своей супруги. Мне известен давнишний случай, когда женщина дала пощечину тогда еще милиционеру, и тот цивилизованно подал на нее в суд. Суд мужчина, конечно, выиграл, но из своего городка ему пришлось уехать, он там жить не смог, жители его за мужчину не считали.

    Читайте так же:  Закон о жилье для ребенка при разводе

    Александр Коваленин утверждает, что хотя и в связи с этим можно говорить о латентности (внешней скрытости) такого явления как домашне-бытовое насилие, на самом деле таких случаев больше не стало. А напротив, их количество уменьшается.

    -Если говорить о латентности, то мужчин-пострадавших больше «выплывет» наружу, ведь они меньше подают заявлений. А у феминисток есть такое понятие — «гендерные убийства»: это когда мужчины убивают женщин и когда женщины убивают своих обидчиков. Но закон не должен разбирать, кто стал жертвой, мужчина или женщина. Есть невыдержанное поведение как со стороны мужчины, так и женщины. Во всех международных документах, в той же любимой феминистками Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации женщин написано, что не может быть дискриминации по полу. Преимущества у женщин могут быть только в случаях, связанных с материнством, а в других сферах должно быть полное равенство полов. Это настолько общепринятый принцип, что в законе о семейно-бытовом насилии никто бы и не решился написать, что женщин надо как-то больше защищать.

    -По вашему мнению, защитил бы закон о профилактике домашнего насилия этих двух мужчин, о которых идет речь выше? В случае с убийством в Калуге женщина уже бросалась какое-то время назад на своего сожителя с ножом и ранила его, прежде чем убила.

    -Сразу отмечу, что весь замысел этой кампании никак не связан с тем, на чем она строится. Кампания строится на страшных историях – убийствах, увечьях, побоях. А основная суть законопроекта, который предложили Давтян, Попова и т.д. в том, что нужно начинать преследовать за то, что НЕ считается в обществе насилием. В документах феминисток есть перечень того, что еще должен преследовать закон: психологическое насилие – насмешки, пристальный взгляд на жену; это сексуальное насилие над женой; словесное насилие. То, что народ не считает за насилие как таковое. Да, это неприятно, это может не нравиться, но есть люди, которые так живут и их это устраивает, и они не считают это поводом вмешательства в их жизнь. А задача кампании — расширить поводы для такого вмешательства в чужую семейную жизнь, расширить понятие насилия.

    Люди, которые выступают за принятие закона о профилактике домашнего насилия, даже удивились: а где же обещанные меры против именно насилия? А они и не предполагались, потому что такие меры уже и так принимаются в рамках кодексов РФ об административных правонарушениях и уголовного. И ничего нового здесь не придумали! Плюс, они добавили в понятие «домашнего насилия» еще и экономическое. Это когда муж не дает денег на то, что жена считает необходимым купить. Или вообще нонсенс: если, например, ограничиваешь своей дочери половую свободу, то ты уже насильник! Добавлю еще, что все термины запутаны. Я бы назвал это фантазией обиженных или избалованных девушек: вот сейчас мне не понравится, как ведет себя мой партнер, я щелкну пальцем, придет полицейский и его заберет. Это нереализуемо в виде закона. Она не понимает, что он еще раньше на нее подаст. И найдет, за что.

    Александр Коваленин напомнил, что формально законопроекта о семейно-бытовом насилии нет, потому что законопроект это то, что внесено в Госдуму. Пока что Совет Федерации по поручению Валентины Матвиенко взял на себя вариант разработки. Они объявили, что будут анализировать мнения, высказанные на сайте Совфеда, и на этом основании принимать решение. «Сроки все время отодвигаются. Пока это все не окончательно, потому что в Госдуму ничего не внесено. Но важно, что за прошедшее время общество уже успело разобраться», – подытожил эксперт.

    Масштабы домашнего насилия в России шокируют: гибнет все больше женщин

    16 миллионов жертв ежегодно: с этим надо что-то делать

    29.07.2019 в 17:01, просмотров: 5429

    Масштабная акция #Я не хотела умирать, которая была запущена в сети 19 июля, призвана в очередной раз напомнить об огромном числе случаев домашнего насилия и о том, что с этим надо что-то делать. Уже многие годы все остается на своих местах – женщины гибнут от рук мужей, причем нередко на глазах у собственных детей, а сотрудники правоохранительных органов задвигают подальше в стол заявления несчастных, не заводят никаких дел, пока не дождутся страшного исхода. Правозащитники приводят цифру, правда, из неофициальных источников: от 12 до 14 тысяч женщин в России ежегодно погибают от насилия в семье.

    На сегодняшний день к флешмобу присоединилось более 11 тысяч женщин и мужчин. Они выкладывают на своих страницах собственные изображения с нанесенным на лицах гримом «побоев», призывая подписчиков бороться с домашним насилием. Увидев в сетях эту акцию, женщины со всей России принялись выкладывать фото своих реальных побоев, нанесенных их благоверными, и рассказывать о жутких случаях насилия в своей семье.

    Правозащитница, один из авторов флешмоба Алена Попова привела чудовищную цифру – по данным Росстата, каждый год в стране фиксируется 16 миллионов жертв домашнего насилия. И только 51 тысяча дел, по ее словам, доходит до суда, – по данным департамента Верховного суда.

    Вообще, у наших правоохранительных органов установка одна: жертвы домашнего насилия сами во всем виноваты. Именно поэтому полицейские не спешат защищать таких женщин, считая случаи их обращений «невинными семейными разборками».

    При этом, по мнению правозащитников, существует и еще одна вопиющая несправедливость: женщин, которые смогли дать отпор обидчикам в собственном доме и спасли свою жизнь, сажают потом за убийство. То есть не по более мягкой статье «за превышение необходимой самообороны», а именно «за убийство».


    – Огромное количество женщин в нашей стране сидят за убийство агрессора, который их избивал, – заявила автор акции, блогер Александра Митрошина. – В этом суть нашей акции: они не хотели умирать, им пришлось защищать себя.

    Председатель Экспертного совета по взаимоотношениям граждан с правоохранительными ведомствами Антон Цветков предложил, во-первых, провести ревизию кризисных центров в регионах, куда могут обратиться женщины и прожить там какое-то время, а, во-вторых — внедрить охранные ордера, которые приняты в международной практике, и которые, по его словам, действуют на территории стран СНГ. «Смысл охранного ордера: когда жертва подает в суд на насильника, то суд выносит решение о запрете приближаться к жертве на определенное расстояние», – пояснил он.

    Цветков также предложил привлекать к охране женщин, страдающих от издевательств мужей, помимо сотрудников полиции еще и представителей Росгвардии.

    Кажется, правозащитникам удалось достучаться до властей: буквально на прошлой неделе спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко создала рабочую группу в СФ по изучению «достаточности законодательства по защите жертв насилия». Возможно, лед тронулся, и у избиваемых мужьями женщин забрезжил свет в конце тоннеля: когда-нибудь государство ужесточит меры по борьбе с домашним насилием.

    Неожиданные жертвы

    Кризисный центр для мужчин, подвергшихся насилию, открылся этой весной в Петербурге. До сих пор подобных организаций в России не существовало, а столкнувшиеся с такой проблемой мужчины обращались в аналогичные центры для женщин — если вообще решались искать помощи. На сайте новой организации, получившей название «Двоеточие», подчеркивается, что работать его психологи будут с любыми ситуациями — от дедовщины до жестокости внутри спортивных команд. В том числе, речь идет и о насилии в семье.

    Читайте так же:  Забрать заявление о разводе из мирового суда

    Портал iz.ru поговорил с психологами и юристами, чтобы узнать, насколько часто они сталкиваются с мужчинами, пострадавшими от домашнего насилия, и как вообще сильный пол в таких случаях оказывается в роли жертвы.

    Жертвы домашнего насилия – дело Володиной

    Члены Совета Федерации всё же не исключают, что в дальнейшем домашнее насилие может быть переведено в уголовную плоскость, причиной тому текущая правоприменительная практика.

    Первое решение Европейского суда по правам человека по делу о домашнем насилии уже состоялось. ЕСПЧ обязал Российскую Федерацию выплатить 20 тысяч евро в качестве компенсации морального вреда 6 тысяч евро в качестве компенсации судебных расходов россиянке Валерии Володиной, подвергавшейся насилию со стороны бывшего сожителя и так и не получившей никакой помощи от правоохранительных органов.

    ЕСПЧ постановил, что российские власти нарушили статьи 3 и 14 Конвенции о защите прав человека и основных свобод — о запрете пыток и дискриминации.

    Дело Володиной — наглядный пример того, как на практике реализуется защита правоохранительными органами жертв домашнего насилия.

    Бывший возлюбленный угрожал, избивал, преследовал, похищал девушку, публиковал её интимные фотографии, нападал и портил личные вещи, караулил в подъезде, она находила у себя устройства слежки — за три года произошло огромное количество различных инцидентов. Но никакой защиты и помощи Валерия так и не смогла добиться, всё продолжалось снова и снова.

    Девушка неоднократно обращалась в полицию, однако дело возбудили лишь по факту публикации её фотографий, квалифицировав это — как нарушение неприкосновенности частной жизни, и спустя несколько месяцев приостановили «в связи с невозможностью установить лицо, подлежащее привлечению к уголовной ответственности».

    «Заявленные Володиной В.А. угрозы являются результатом их личных неприязненных отношений, а также ревности со стороны Салаева Р.Э.», — прокомментировали ситуацию сотрудники МВД.

    Так может быть, проблема не в законодательстве о домашнем насилии, а в соблюдении и практической реализации правоохранительными органами уже существующих законов?

    Валерия Володина была вынуждена уехать из России.

    В своём решении ЕСПЧ подчеркнул, «эти пробелы в законодательстве наглядно показывают, что власти не признают важность проблемы домашнего насилия в России и дискриминационного эффекта, который насилие оказывает на женщин».

    «Бьёт — значит любит» — историческая справка

    Выражение уходит своими корнями в древнюю Русь. Многим покажется это удивительным, но физическое насилие мужей над жёнами фактически легализовалось после практически полного искоренения язычества. Считается, что при язычестве женщины имели больше прав.

    Укоренилась модель поведения, в обоснование которой легла догма о том, что женщина является корнем зла и источником нечистых сил, для очищения её души и спасения от посмертных страданий мужчина должен поучать и бить свою жену, выражая таким образом заботу о ней. Отсюда вывод: если мужчина не бьёт жену — значит не любит её.

    Это нашло своё отражение в «Домострое», своде предписаний и наставлений семейного быта 16 века. Мужьям советовалось «учить» своих жён методами физического воздействия, при этом не рекомендовалось бить по лицу, чтобы с женой можно было появиться в обществе, по животу, если женщина беременна, использовать деревянные и железные предметы, «многие беды от того случаются … у беременных женщин и дети в утробе повреждаются». Наносить удары лучше кнутом, а не кулаками, «и больнее, и наука лучше усвоится. А побивши, приголубить, пожалеть и показать как любишь».

    Данный исторически значимый документ фактически закрепляет насилие и рукоприкладство, как одну из основ построения семейной жизни и взаимоотношений между супругами в то время. К счастью, в настоящее время подобные рекомендации никакими нормативными правовыми актами не закреплены, однако пережитки прошлого в сознании современных россиян всё же остались.

    Сильный слабый

    В Калининградской области в середине апреля 30-летняя женщина, недовольная громким лаем собаки, во время ссоры оторвала от забора штакетник и нанесла им несколько ударов своему 49-летнему супругу. Мужчина обратился в полицию, в отношении женщины возбудили уголовное дело об умышленном причинении легкого вреда здоровью.

    Примерно тогда же в одном из сел Ленинского района Волгоградской области 57-летняя местная жительница после совместного распития спиртного, по данным полиции, несколько раз ударила ногами своего упавшего 58-летнего супруга — в больнице у него диагностировали переломы ребер и повреждения внутренних органов. Женщине может грозить до восьми лет тюрьмы по делу о нанесении умышленного вреда здоровью. В столице в апреле перед судом предстала москвичка, ранившая мужа ножом во время ссоры.

    Мужчины часто предпочитают никому не сообщать о своих проблемах

    Это лишь несколько примеров ситуаций, в которых представители сильного пола пострадали от рук своих спутниц. Скорее всего, их гораздо больше, но чаще всего до увечий всё-таки не доходит, да и мужчины часто предпочитают никому не сообщать о своих проблемах.

    Такие случаи нельзя путать с ситуациями, в которых женщинам приходится прибегать к физической силе, чтобы защитить себя (и после этого нередко долго доказывать факт самозащиты в суде). Однако очевидно, что и мужчины в некоторых случаях легко могут оказаться в роли жертвы.

    «Жертвы второго сорта»

    Официальной статистики подобных происшествий в нашей стране не ведется, но в 2016 году в научном журнале «Виктимология» вышла статья «Мужчина — жертва домашнего насилия: актуальность проблемы в России». По данным ее авторов, в странах Европы, где соответствующие исследования проводились, мужчины составляют до трети всех жертв семейного насилия. В России, вероятнее всего, эта цифра ниже — около 10–15%, говорится в статье.

    Кроме того, авторы, ссылаясь на международную практику, утверждали, что мужчины чаще рассматриваются судебными и правоохранительными органами как «жертвы второго сорта». А сами мужчины избегают обращения в официальные органы, считая это «постыдным» и ориентируясь на установку о том, что свои проблемы мужчина должен решать самостоятельно. С этим согласны и отечественные психологи, опрошенные порталом iz.ru.

    — Мужчины в принципе редко обращаются за помощью, потому что более закрыты, чем женщины. Им сложнее признаться в проблеме даже самому себе, — рассказал порталу Евгений Фомин, врач-психиатр, психотерапевт, кандидат медицинских наук.

    Клавдия Никитина, психолог, который занимается, в том числе, помощью людям, пережившим сексуальное насилие, говорит, что мужчины не обращались к ней ни разу, хотя в целом факт существования самой проблемы не исключает. Так же, как и адвокат по семейным делам Андрей Сарычев, к которому обратился портал iz.ru.

    Мужчины составляют до трети всех жертв семейного насилия

    — Всё-таки у нас, как и в большинстве других стран, женщина находится в зависимости от мужчины, прежде всего материальной. И говорить о фактическом равенстве полов не приходится. Наверняка такие случаи, когда мужчина оказался очевидной жертвой, не в ходе взаимного конфликта, а в одностороннем порядке, бывают в нашей стране, но я с таким не сталкивался. Хотя теоретически могу себе представить такую ситуацию, — пояснил юрист.

    При этом он напомнил, что ситуаций, когда мужья подавали заявления на своих жен после рукоприкладства, в России хватает — просто чаще всего речь идет о встречных заявлениях, поданных на фоне бытовых ссор, драк или скандалов. Успокоившись, супруги их обычно отзывают.

    Читайте так же:  Как отозвать алименты на ребенка

    В то же время, отметил адвокат, действующее законодательство в этой сфере предусматривает достаточно большой объем защиты, в том числе и для мужчин, но только «при желании ее получить».

    — Человек приходит и пишет заявление, оно регистрируется в обязательном порядке, по нему проводится проверка, по результатам которой решают, возбуждать уголовное дело, административное или отказать. Это решение тоже можно обжаловать, и всегда есть вариант обратиться в прокуратуру, — подчеркнул он.

    Однако, судя по всему, далеко не всегда у представителей сильного пола может возникнуть желание искать такой защиты.

    Статистика домашнего насилия в России

    «Частичная переквалификация семейных побоев в административные правонарушения введена для «исправления» статистики. Это сделано потому, что в 2019 году правительству надо будет отчитываться по CEDAW (Конвенция ООН о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, ратифицированная СССР в 1982 году)», — полагает руководитель Санкт-петербургского кризисного центра для женщин.

    Официальные данные о домашнем насилии в России носят разрозненный характер, однако по ряду признаков можно сделать вывод о том, что оно широко распространено.

    По результатам отчета о репродуктивном здоровье населения России, подготовленного Росстатом при поддержке Фонда ООН в области народонаселения и отдела репродуктивного здоровья Центра по контролю и профилактике заболеваний (CDC):

    • При расчете в 16 млн. пострадавших получается, что от насилия страдает каждая пятая женщина в России.
    • Вербальному насилию подвергались в своей жизни более трети российских женщин.
    • О случаях физического насилия сообщала лишь каждая пятая.
    • 4% женщин сказали, что в их жизни бывали случаи, когда их нынешние или бывшие партнёры силой заставляли их вступить с ними в половую связь против их воли.

    Интересную взаимосвязь установили учёные между домашним насилием и уровнем образования женщин, так «уровень насилия, которое женщины испытали на протяжении своей жизни или за последние 12 месяцев, снижается по мере роста уровня их образования». Уровень домашнего насилия вдвое ниже среди женщин с высшим образованием по сравнению с теми, кто имеет неполное среднее образование.

    Примерно четверть женщин, подвергшихся насилию, заявили, что травма была не настолько серьёзной, чтобы обращаться за помощью или, что это было бы бесполезно и не принесло бы ничего хорошего, 8% думали, что это принесло бы дурную славу семье, 6% боялись развода, прекращения отношений или потери детей, 5% боялись, что, если они расскажут о насилии, то подвергнутся ещё большему насилию.

    Пережитый в детстве опыт насилия является признанным фактором последующей вовлеченности в отношения, сопряжённые с насилием.

    Каждая четвёртая жертва домашнего насилия никому об этом не рассказывает, в полицию обращается лишь одна из 10 жертв, до суда доходят единицы.

    Еще одну страшную цифру можно встретить на просторах интернета — «каждые 40 минут в России от домашнего насилия погибает одна женщина». Впервые она появилась в докладе организации Amnesty International. Однако проверить её достоверность какими-либо официальными данными у нас так и не получилось.

    По данным официальной статистики в 2018 году было зарегистрировано 12 516 насильственных преступлений против женщин, 3 260 тяжких и особо тяжких преступлений в сфере семейно-бытовых отношений. С января по июнь 2019 года зарегистрировано 17 301 преступление в сфере семейно-бытовых отношений, 60 % из которых в отношении женщин.

    Реальное положение дел оценить весьма сложно, так как достоверной аналитики в настоящее время нет.

    Закон о домашнем насилии в России

    В 2016 году законопроект о домашнем насилии уже вносили в Госдуму, однако он не прошел и первое чтение. Более активное обсуждение необходимости создания законодательной базы в этой области началось после принятия закона о декриминализации побоев в 2017 году. От уполномоченного по правам человека в России неоднократно следовали публичные заявления о необходимости профилактики домашнего насилия и создании федерального законодательства в данной области.

    До 1 декабря 2019 года планируется завершить подготовку законопроекта о семейно-бытовом насилии, который будет включать в себя в том числе и психологическое насилие. Законопроект направлен на защиту не только женщин, но и детей, инвалидов и пожилых людей.

    Среди интересных моментов, которые вероятнее всего будут присутствовать в проекте закона, можно выделить следующие:

    • официальное закрепление понятия «домашнее насилие», и подразделение его на: сексуальное, физическое, экономическое, психологическое;
    • внедрение охранных ордеров, которые помогут изолировать агрессивного мужа или сожителя от женщины и запретят обидчику приближаться к ней;
    • судебное защитное предписание может обязать агрессора покинуть место совместного проживания, даже если он является его собственником;
    • создание курсов управления гневом для агрессоров, комплекса мер по предотвращению рецидивов насильственных действий и их профилактике.

    Противники законопроекта обращают внимание, что закон по большей части будет направлен не на женщин-жертв насилия, а на детей. А его основная цель — получить право отбирать детей у родителей без суда и следствия. Второй момент касается психологического насилия, понятие которого весьма субъективно и будет средой для различного рода злоупотреблений.

    Аналогичные законопроекты вносились в Госдуму уже 40 раз, однако ни один из них до сих пор не был принят.

    По данным отчета Всемирного банка «Women, Business and the Law» за 2018 год, Россия набрала ноль баллов в области законодательства по защите прав женщин, ввиду того, что в стране до сих пор не приняты законы о домашнем насилии, домогательствах на рабочем месте, сексуальном насилии на работе. По данному показателю наша страна оказалась на одном уровне с Либерией, Габоном, Ираном, Йеменом и ОАЭ.

    В России действует несколько десятков кризисных центров и убежищ для женщин, переживших насилие. Большинство из них — квартиры, где временно (на срок от нескольких месяцев до года) могут поселиться женщины с детьми, пока ищут работу, новое жильё или ждут окончания судебных разбирательств.

    Осведомленность общества о проблемах насилия постепенно растёт, «женщины стали чаще обращаться в связи с психологическим насилием, когда партнёр кричит, бьёт посуду, не даёт выходить из дома», — отметил специалист по связям с общественностью «Кризисного центра для женщин» .

    Появляется много литературы и интернет-ресурсов на тему домашнего насилия, не только физического, но и психологического.

    Абьюзинг — это термин обозначающий насилие, выражающееся в различных формах унижения, оскорбления, плохого отношения, игнорирования личного мнения и желаний жертвы.

    Абьюзер — человек, подвергающий других насилию, оскорбляющий, унижающий, шантажирующий или принуждающий их к чему-то против воли.

    Специалисты МЦПИ «Планета Закона» готовы обеспечить как юридическую, так и психологическую помощь в любой сложной семейной ситуации. Не знаете, как поступить? Как оформить развод без согласия мужа? Боитесь, что супруг заберёт детей и лишит всего совместно нажитого? Звоните: + 7 (495) 722-99-33.

    Видео (кликните для воспроизведения).

    Юристы и адвокаты нашей компании много лет помогают людям в разрешении самых сложных семейных вопросов, вам не придётся ходить по судам, видеться и общаться с бывшим супругом, выслушивать сцены выяснения отношений, вновь испытывать чувства угнетения и страха, наши специалисты возьмут на себя решение всех ваших проблем.

    Источники

    Погибшие мужчины от домашнего насилия
    Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here