Ювенальная юстиция на западе

На странице подготовлен материал на тему: "Ювенальная юстиция на западе" с подробным описанием от профессионалов для людей. Если возникнут дополнительные вопросы, обращайтесь к дежурному консультанту.

Норвегия: у русских чаще изымают детей

Норвегия официально признала, что половина всех детей, изымаемых из семей, — это дети эмигрантов, приехавшие в страну с родителями. Россия занимает четвертую строчку в этом печальном рейтинге. Но среди тех, кто родился уже на территории Норвегии и был отобран местной опекой, больше всего оказалось детей, у кого один из родителей — выходец из России.

В минувшую среду несколько россиянок пришли к норвежскому парламенту в Осло, чтобы провести разрешенный властями митинг. Женщины молча стояли у стен парламента с плакатами — «Моим детям нужна я — родная мать».

В сюжете о пикете на местном телевидении впервые прозвучали официальные цифры. Больше половины всех детей, изымаемых в Норвегии, происходят из семей эмигрантов. Первые строчки «топ-листа» занимают выходцы из Сомали, Ирака, Афганистана и России. Министр по делам семьи и защиты детей признал, что эти цифры постоянно растут.

В 2007 году общее число детей, изъятых у кровных родителей, составляло 7709 человек, в 2010 — 8073, в 2011 — 8485. Но по данным местных правозащитников, реальные цифры могут быть в несколько раз больше. По детям выходцев из России ситуация известна пока только на период 1 января 2010 года (местный комитет по статистике обобщает ее раз в пять лет).

На тот момент в системе опеки находились 5176 российских детей. Норвежский госкомстат отмечает, что «русские дети» представляют собой одну из самых больших групп среди изъятых у родителей. Среди тех, кто приехал в Норвегию с родителями, россияне занимают четвертое место по «популярности» у социальных служб. Но среди тех, кто родился уже на территории Норвегии, больше всего отнимают детей, у кого один из родителей (как правило, мать) — русские.

Правда, сам норвежский министр по делам детей не видит в этой статистике ничего особенного. А на просьбу прокомментировать митинг матерей, у которых отобрали детей, заявил, что это свидетельствует лишь о том, что в Норвегии демократия, и родителям-иммигрантам не запрещено устраивать пикеты.

Да, у большинства родителей, лишившихся своих детей, благодаря государственному киднепингу, действительно осталось лишь одно право — выходить на молчаливые пикеты со свечами и плакатами. В судах доказать ничего невозможно. Просто потому, что претензии, которые предъявляет к матерям-иностранкам местная служба защиты детей (Барневарн), не укладываются в голове у обычного здравомыслящего человека.

«Правда.Ру» рассказывала историю Инги Эйкевог, которая полтора месяца прожила с ребенком у мужа в Норвегии. Ее слова — предупреждение, к чему следует быть готовым.»Муж запрещал мне гулять с ребенком после 8 вечера, хотя было очень светло и совершенно безопасно. Объяснение — это привлечет внимание Барневарн. Также же велел мне зашторивать окна, чтобы соседи из окон дома напротив не увидели в том, как я кормлю ребенка, что-то «неправильное» и не заявили в Барневарн. Не менять подгузник ребенку, не задернув шторы, так как наш малыш не любит подгузники, кричит и увертывается и его нежеланиесоседи напротив или живущие через стенку могли расценить как моё насилие над ним. Я стала бояться находиться в квартире без опущенных жалюзи, кормить ребенка у окна, старалась как можно скорее выйти на прогулку с ребенком, чтобы его нетерпеливые крики не заинтересовали соседей», — вспоминает Инга.

Ну, а самое главное — всегда надо демонстрировать положительный настрой и благополучие. Отсутствие улыбки у матери может трактоваться как «депрессия», которую необходимо лечить, а перед этим, разумеется, забрать ребенка. Если молодая мать выглядит уставшей, в поликлинике ее направят к психологу. Отказаться от «помощи» нельзя — это расценивается как сопротивление «системе», таким же образом расценивается ее нежелание следовать советам и рекомендациям «системы». Все это весомый повод для изъятия ребенка.

Не зная всего этого, матери, приехавшей из другой страны, очень сложно не попасть в ловушку — то есть под контроль Барневарн. И уж совсем просто обвинить ее в «психической неадекватности». Эта причина — одна из основных для работников соцслужб, которые выносят такой вердикт на основании собственного общения с матерью. Максимум, на что могут рассчитывать родители, лишенные детей, видеться с ними несколько раз в год по нескольку часов. При этом разговаривать на русском строго запрещается — за этим проследят присутствующие на встрече соцработники. То есть нарушаются не только права ребенка на воспитание в родной семье, но и право на воспитание в традициях того языка и культуры, к которым относятся его родители.

Таким образом государство ассимилирует детей иностранцев, которые должны стать «полноценными» норвежцами. А дело все в том, что проблема восполнения человеческих ресурсов сегодня в этой стране решается главным образом за счет мигрантов.

Ну, а чтобы норвежские граждане захотели возиться с чужими детьми, государство очень хорошо стимулирует их «работу». В местных супермаркетах развешены плакаты, призывающие «забрать их»: дети рекламируются как товар, причем очень выгодный.

Норвежские правозащитники прислали в общественную организацию «Русские матери» информацию о семье чеченцев, эмигрировавших из России в 2006 году. За это время у них отняли четверых детей из шести. Приемная норвежская семья в качестве вознаграждения получила за этих детей несколько миллионов норвежских крон.

8 ноября в Петрозаводске пройдет международная конференция, посвященная вопросам сотрудничества Норвегии и республики Карелия в вопросах помощи детям и семьям. Ожидается участие в ней российского уполномоченного по вопросам детей Павла Астахова. Он должен затронуть болезненные для норвежской стороны вопросы о массовом изъятии детей из семей выходцев из России, которые также являются гражданами РФ. На какие-либо официальные переговоры по этому поводу Норвегия идти пока отказывается.

Ювенальная юстиция на практике

О тех бедах, которые несет семье ювенальная юстиция сказано много, но часто даже самого лучшего описания общего не достаточно, чтобы прочувствовать (именно прочувствовать, а не понять логически) сущность явления. Поэтому мы предлагаем рассмотреть работу ювенальных органов опеки на конкретном примере.

Сегодня в ряде регионов России (в нарушение Конституции) в пилотном порядке уже введены ювенальные технологии, одним из таких регионов является Нижегородская область.

В деревне Дальняя Криуша Арзамасского района Нижегородской области у многодетной семьи Шевалдиных (4 ребенка) летом 2010 года сгорел добротный кирпичный дом, машина и всё имущество. Оказавшись в крайне затруднительном положении семья Шевалдиных обращалась за помощью местные органы власти, но в ответ чиновники “помогли” отговорками и… выдали 2000 рублей.

Читайте так же:  Надо менять права после смены фамилии

В итоге на материнский капитал семья с трудом купила маленький флигель.

В феврале 2013 года, как рассказывает мать четверых детей Наталья Ивановна Шевалдина, старшая дочь не пришла из школы – ее забрали в приют (без звонка из школы, просто старшая дочка не вернулась домой!). Через 3 дня увезли остальных детей. Причиной этого стало то, что в школе, где учатся дети, учителя заметили царапину на шеи старшей дочери и обратились сразу к социальным работникам с информацией о том, что якобы есть все основания думать, что детей избивают.

Инспекторы сразу же (!), фактически без разбирательств, без предупреждения забрали детей и отправили их в приют (даже не выдав на руки протокол изъятия детей) и подали документы в суд на лишение Шевалдиных родительских прав.

Напомним, что совсем недавно на съезде Родительского Всероссийского Сопротивления Президент России В.В. Путин заявил: «Конечно, каждый случай имеет свои особенности, которые надо учитывать. Действовать необходимо не только решительно, но и, что очень важно, действовать всегда нужно в высшей степени деликатно. Необходимо избегать холодного формализма и прилагать максимум усилий для сохранения и поддержки полноценной семьи. Ведь результативность борьбы за благополучную, безопасную жизнь детей должна измеряться не количеством дел по лишению родительских прав. Это совсем не тот критерий, которым нужно руководствоваться. Напротив, лишение родительских прав – это очень сложная, крайняя мера. Подчас это просто тупик. Это вольное или невольное содействие разрушению традиционной российской семьи, а счастливую, крепкую семью не заменит никакой закон, никакой государственный надзор, это уж точно.


Гораздо важнее другое, важнее устранять причины социальных болезней. Конечно, это длительная, системная, гораздо более сложная работа.»

Президент России недвусмысленно заявляет, что главная задача гос. органов – СОХРАНЕНИЕ семьи, и на это должны быть направлены все усилия. Но изъятие детей в Арзамасском районе демонстрирует пример строго обратной логики, вместо того, чтобы помочь семье, чиновники бросают погорельцам издевательские 2000 рублей и потом сами же изымают детей под непроверенным предлогом. В Арзамасском районе чиновники живут по принципу «До царя далёко, до Бога высоко»?

Может быть стоит обратить внимание на это заявление В.В. Путина: «Непродуманное внедрение таких механизмов, по сути, нарушение суверенитета семьи, может спровоцировать недоверие и разлад между родителями и детьми и даже прямую коррупцию, паразитирование некоторых недобросовестных чиновников на этих проблемах».

Ювенальная юстиция (ЮЮ) на Западе – это давно устоявшийся институт, у нас в Россию ЮЮ хотят ввести именно по западному образцу. Вот несколько характеристик западной ювенальной системы, на примере Финляндии:

  • Решение об изъятии детей может быть принято дистанционно, без знакомства с родителями и их оповещения.
  • Анонимный донос и бездоказательное «подозрение» – это причины для изъятия детей из семьи, без решения суда.
  • Все меры сосредоточенны на изъятии детей, деньги выделяются только на изъятие детей, а не поддержку семей.
  • Основные причины изъятия детей: шлепок, неопрятная одежда, национальность семьи, вероисповедание семьи, особенно православие (в частности, соблюдение поста).
  • Финансирование служб социального патроната зависит от количества изъятых детей, с «поголовной» оплатой.
  • Коррупционные схемы в изъятии детей.

Ничего не напоминает? Этому учат сотрудников «Мотовиловской средней общеобразовательной школы» на вышеперечисленных курсах?

Обращает на себя внимание факт сотрудничества «Мотовиловской СОШ» с «Высшей школой экономики». Учитывая проводником чьих интересов в России является «Высшей школой экономики», это глубоко символично и многое объясняет.

Детский омбудсмен в ответ попросил губернатора Нижегородской области Валерия Шанцева разобраться, почему после пожара у многодетной матери хотят забрать четверых детей. Астахов написал в своем Twitter, что такие “большие и дружные семьи надо беречь” – омбудсмен предложил собрать деньги на новый дом или дать уже готовое жилье.

Но детей так и не вернули в семью. После изъятия из семьи у двоих детей началось воспаление легких и еще у одного ребенка есть подозрение на воспаление легких!

27 марта (в среду) в Арзамасском районе состоится заседание суда, на котором будет решаться судьба семьи Шевалдиных. Дай Бог, детей удастся отстоять (что далеко не факт), но кто ответит за страшные испытания, через которые прошла разлученная семья?

Мы должны не просто отбиваться от ювенальной мерзости, это необходимо, но недостаточно. Нужно требовать введения уголовной ответственности за целенаправленное разрушение семьи, помещение детей в приют допустимо только если семьи уже де-факто нет.

Отнять детей у матери – это не в магазин сходить. Любой психолог скажет, что для ребенка это ужасный стресс, до 3-4 лет ребенок идентифицирует себя и маму как единое целое, и отрыв от матери влечет серьезнейшие психологически нарушения и болезни. Все дети получают синяки и царапины (разумеется не путем побоев) – они со временем проходят. Память и последствия изъятия детей из семьи останется навсегда. Почему же тогда это должно забываться ответственными за это чиновниками? Почему можно безнаказанно делать детей инвалидами, травмировать детскую психику и не нести за это никакой ответственности?

Семья имеет право на защиту. Необходимо ввести уголовую ответственность для чиновников, которое своим действием (изъятие детей) или бездействием (не помогли многодетной семье, оставшейся без крыши над головой) способствуют разрушению семьи.

V Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум — 2013

ЮВЕНАЛЬНАЯ ЮСТИЦИЯ НА ЗАПАДЕ И ЕЕ РАЗВИТИЕ В РОССИИ

В самом «критическом понимании» ювенальная юстиция – это безжалостный механизм изменения базовых принципов взаимодействия государства и семьи посредством тоталитарного подавления свободы личности, разрушения автономности отношений детей и родителей.

Результат мы видим. Сегодня в странах Запада десятки миллионов родителей не находят ничего страшного в том, что педагогами их детей могут быть педерасты. Что их детям не мешают забивать косячки с марихуаной в школьных туалетах, одновременно заставляя создавать «кружки поддержки сексменьшинств» даже в детских садах и играть противоестественные роли, одевшись в одежду противоположного пола. Что соответствующие государственные органы, вместо того чтобы бороться с наркоманией и преступностью, создают изощренные механизмы преследования семей за наличие детей. Причем нацелены они, прежде всего, на преследование и разрушение как раз нормальных семей.

Ювенальная юстиция на Западе – это не только специальный суд и огромная бюрократическая армия с широкими полномочиями, чиновниками, в которой комплектуются многочисленные комиссии по делам несовершеннолетних, органы опеки и попечительства. Это и система мер внесудебного и чрезмерного вторжения во внутрисемейные дела – вплоть до изъятия ребенка из семьи – под любым, зачастую, неназываемым или надуманным предлогом. Внедрение ювенальной юстиции в перспективе ставит под «внешнее управление» практически каждую семью, имеющую детей.

Читайте так же:  Ипотечный материнский капитал

Любое действие либо бездействие родителей по отношению к их ребенку может трактоваться ювенальным органом как угодно. По сути, это инструмент сдерживания рождаемости и снижения демографического потенциала посредством превентивного вторжения в семью под предлогом защиты детей от родителей. Работает это следующим образом.

С одной стороны, родителям и педагогам запрещают использовать запретительные средства в воспитании детей.

С другой стороны, детям фактически навязывают раннюю сексуальную жизнь, употребление наркотиков и бессмысленное времяпровождение. Сексуализация – неотъемлемая часть ювенальных технологий (в Швеции они внедряются с детского сада). В конечном счете, она сводится к проповеди «свободы сексуальной ориентации», пропаганде контрацепции и бездетности.

Фактически сегодня на Западе идет процесс обобществления детей в обмен на высокий уровень комфортного существования их родителей. Детей забирают не только из неполных и неблагополучных семей, но и у нормальных, любящих их и работающих родителей. Причиной становится что угодно.

Согласно заявлению главы детского отдела социальных служб Нью-Йорка (Head of children’s department of social services New York) Тревора Гранта (Trevor Grant): «семьи разрушаются по совершенно ничтожным причинам. Если сломана мебель или в доме грязно, сотрудники соцслужб забирают ребенка…».

Количество отнятых у родителей детей в странах Запада, где введена ювенальная юстиция, ошеломляет. Десятки и даже сотни тысяч! Ежегодно! В основе базы данных, при которых, достаточно телефонного звонка обиженного ребенка, и по определившемуся номеру выезжают соцработники, пускающие затем отобранных детей по рукам приемных семей и приютам. Например, в Германии только в 2009 году у родителей было отобрано более 70 тысяч детей. Во Франции годом ранее эта цифра превысила планку в 110 тысяч девочек и мальчиков, проживающих в настоящее время при живых мамах и папах в детдомах и приемных семьях. При этом никого не смущает, что, по данным британских и американских исследований, дети из приемных семей (согласно оценкам детских врачей) в 7 8 раз чаще подвергаются насилию, а дети на государственном обеспечении – в 6 раз чаще, чем их ровесники в среднем по населению [1].

В Америке, согласно информации Национальной комиссии США по детям, дети зачастую изымаются из семей «преждевременно или без необходимости», поскольку механизм федерального финансирования дает штатам «серьезный финансовый мотив» отбирать детей, а не оказывать семьям помощь, позволяющую продолжать совместную жизнь [2].

Американские исследования, учитывающие только официально зарегистрированные случаи, показывают: случаи доказанного сексуального насилия над детьми в приемных семьях происходят в 4 раза чаще, чем в среднем по населению. Свидетельствует исполнительный директор организации «Children’s Rights» Марсия Лоури (сторонница приемных семей): «Я долгое время занималась этой работой и представляла интересы тысяч и тысяч приемных детей… и я практически не встречала ни мальчиков, ни девочек, которые бы находились какое-то время в приемных семьях и не перенесли какую-либо из форм сексуального насилия – со стороны других детей или кого-то еще» [3].

Сегодня ювенальная юстиция внедрена в большинстве стран Запада, но это ведёт не к оздоровлению человеческих отношений, а к размножению общественного зла. Так, в одной из самых «продвинутых» по части ювенальной юстиции стран – Германии сегодня самая низкая в Европе рождаемость и около половины всех преступлений совершается молодежью, не достигшей совершеннолетия. Ненамного отстают и другие «развитые» страны там бесследно тысячами пропадают дети из России, ежегодно сокращается рождаемость, зато растут преступность среди малолетних, количество изымаемых из семей детей и поголовье сексуальных извращенцев.

Как же формируется ювенальная юстиция в России и какова реакция россиян на нее?

Поворотным моментом в формировании системы ювенального правосудия в России стало постановление Пленума Верховного суда РФ от 14 февраля 2000 г. № 7 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних».

Принятая в 2008 году глава 22 Семейного кодекса РФ, предусматривает изъятие из семей детей, «находящиеся в трудной жизненной ситуации», признавая их оставшимися без попечения родителей, с последующим их помещением в специальные учреждения для устройства в новые семьи.

Статья 156 уголовного кодекса Российской Федерации «Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего» привлекает граждан к уголовной ответственности за неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего, сопряженное с жестоким обращением с ним, фактически запрещающее практику домашних наказаний.

В 2009 году введены новые должности уполномоченных по правам ребёнка при Президенте и губернаторах субъектов РФ.

В 2010 году во втором чтении в Госдуме отклонён проект федерального конституционного закона № 38948-3 «О внесении дополнений в Федеральный конституционный закон «О судебной системе РФ» (в части создания ювенальных судов).

В феврале 2011 года утверждено Постановление пленума Верховного суда РФ от 1 февраля 2011 года № 1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних», в котором, в частности, разъяснены особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних, приведён перечень международных актов, которые должны учитываться судами при рассмотрении подобного рода дел.

В некоторых случаях предусматривается расширение полномочий социальных служб, которые по существу уполномочиваются контролировать родителей и исполнение ими родительских обязанностей, в том числе и по обращениям самих детей.

Отдельными проектами предполагается охватить медицинские вопросы, в частности: сексуальное просвещение детей, планирование семьи [4].

Реакция общества на развитие в России ювенальной юстиции выразилась в том, что представители Церкви (РПЦ), целый ряд общественных и родительских движений решили противодействовать данному институту. Да и само российское общество в своем большинстве против ювенальных технологий, так как, на его взгляд, это прямая угроза ребенку, семье и, следовательно, государству, т.к. семья является составляющей ячейкой государства.

Видео (кликните для воспроизведения).

«Ювенальная юстиция – это проблема, которая вскоре встанет перед нашим обществом в полный рост. Действительно, в западных странах, благодаря действиям ювенальщиков, происходят самые абсурдные ситуации. В нашей стране, когда ювенальная юстиция начнет действовать в полной мере, можно ожидать еще более чудовищных вещей. Тем более, что занимаются этим люди, явно идеологически ангажированные, которые по своему умонастроению лично мне напоминают сектантов: это люди, питающие какую-то органическую необъяснимую ненависть к семье как институту и традиционным семейным ценностям», – заявил, отвечая на вопросы посетителей Информационно-аналитического портала Саратовской епархии «Православие и современность», епископ Саратовский и Вольский Лонгин, рассуждая об опасности ювенальных технологий [5].

Читайте так же:  Отказ от ребенка инвалида дцп последствия

В 2009 г. в Москве Общественный комитет в защиту семьи, детства и нравственности, объединивший ряд родительских, православных и общественных движений, провёл Общественные слушания на тему «Ювенальная юстиция – угроза семье, обществу и государству». Поводом для проведения слушаний стали настойчивые попытки определённых заинтересованных кругов (в том числе – зарубежных) ускоренно ввести в России под предлогом «защиты детей» так называемую «ювенальную систему», скопированную у Запада. Выступающие высказали единодушное мнение о необходимости скорейшего объединения всех ответственных общественных сил против общей опасности и наметили дальнейший план работы. Как сказал один из выступавших, «если сегодня мы не займёмся ювенальной юстицией, завтра она займётся всеми нами».

По итогам слушаний была принята резолюция, в которую. по настоянию собравшихся, был включён пункт о выражении общественного недоверия главным лоббистам ювенальной юстиции – депутатам Госдумы РФ Екатерине Лаховой и Елене Мизулиной, а также члену Общественной палаты Олегу Зыкову.

В заключении можно сказать, что российское общество, как против западного типа ювенальной юстиции, так и против ювенальной юстиции в принципе.

1 Hobbs G., Hobbs C., Wynne J. Abuse of children in foster and residential care // Child Abuse Negl. 23.12.1999. Р. 39 52.

2 National Commission on Children, Beyond Rhetoric: A New American Agenda for Children and Families. Washington, DC: may, 1991. Р. 290.

3Dana DiFilipoo Avalanche of Anguish // Philadelphia Daily News, 21.01.2010.

Осторожно: ювенальная юстиция

Татьяна Львовна познакомила собравшихся с современным состоянием дел в этой области, рассказала о том, каких успехов добились те, кто протестует против внедрения ювенальных технологий, обозначила вызовы, которые встают сегодня перед родителями:

— 15 сентября 2010 года Государственная дума Российской Федерации отклонила во втором чтении проект закона о введении в России системы ювенальных судов. Это большая победа всех, кто борется против ювенальной юстиции, ведь ювенальный суд — это ключевой момент в создании ювенальной системы, то звено, на котором все замыкается.

Ювенальная юстиция на Западе.

Многим памятна судьба нашей соотечественницы Натальи Захаровой, у которой после развода с мужем, употреблявшим наркотики и избивавшим дочь, французская ЮЮ эту трехлетнюю дочь Машу изъяла. Основание — «удушающая материнская любовь» (очень распространенная формулировка, как узнала позднее Наталья). 12 лет Захарова борется за возвращение своего ребенка. Ей пытались помочь видные представители духовенства, политические деятели, находящиеся на весьма высоких постах, но тщетно: ЮЮ — это государство в государстве. Потом Машу отдали наркоману-отцу, который сдал ее в приют. Сейчас девочка в приюте, а Наталья — во французской тюрьме, где оказалась по обвинению в том, что якобы пыталась поджечь дом бывшего мужа.

. и в России

Что будет, если ЮЮ станет реальностью нашей жизни,- прогнозировать несложно: помножьте европейско-американский ювенальный беспредел на коррумпированность отечественных чиновников. Впрочем, последнее обстоятельство для кого-то, возможно, смягчит ситуацию. Богатые откупятся, средний класс продаст машины и дачи и откупится тоже. Ну а бедным, каковых у нас большинство, придется смириться с мыслью, что иметь детей им не по карману, или жить в вечном страхе.

Будем надеяться, что этого все же не случится. Отдельные факты, уже имеющие место в нашей стране,- очень тревожные симптомы. Но все-таки на поток дело пока не поставлено. Не в последнюю очередь — благодаря твердой позиции Православной Церкви, упорству верующих, которые размещают информацию в Интернете, участвуют в «родительских стояниях» и других протестных акциях против ЮЮ. Если есть возможность присоединиться — не проходите мимо. Хотя бы для того, чтобы однажды не услышать от своего ребенка — при сходных обстоятельствах — слова, вынесенные в заголовок статьи.

P.S. Важный момент: если вашему ребенку в школе, допустим, предложат заполнить так называемый «Паспорт здоровья», знайте, что это противозаконно. Все данные о здоровье вашего ребенка находятся в детской поликлинике. А «Паспорт здоровья» — это незаконный сбор конфиденциальной информации о жизни вашей семьи. Кто и как воспользуется этой информацией — неизвестно.

Опубликовано на сайте Православие и современность

«Закат захватнической ювенальной политики в Европе»

Выступление Ирины Бергсет на секции Рождественских чтений, посвященной ювенальной юстиции

В минувшую субботу, 26 января, в Новом гуманитарном корпусе МГУ на Ломоносовском проспекте в рамках Рождественский чтений состоялась, ставшая уже традиционной секция по ювенальной юстиции «Новые угрозы семье и детству. Противодействие этим угрозам в России и за рубежом». Руководили работой секции – директор Общественного института демографической безопасности И.Я.Медведева и член правления Российского детского фонда Т.Л.Шишова. Курировал секцию – протоиерей Максим Обухов, руководитель Православного медико-психологического центра «Жизнь».

Предлагаем вниманию наших читателей выступление кандидата филологических наук Ирины Михайловны Бергсет «Закат захватнической ювенальной политики в Европе»

.

Сегодня мы наблюдаем закат захватнической ювенальной политики Европы, за которым следует только полное умирание или вырождение наций и народностей, населяющих эту часть суши планеты Земля.

Все последние 30 лет политика насильственного захвата детей в странах ЕС проводилась исключительно под грифом «секретно», то есть фактически в атмосфере строжайшей гостайны. Родительское сообщество безропотно и молчаливо принимало все атаки ювенальных карательных отрядов, созданных и действующих практически в каждой стране Европы. После изымания родных детей госсистема предлагала семье только две альтернативы. Первое: родить себе новых детей. Или Второе: наслаждаться жизнью без детей. Практически никто из экспроприированных детей не мог и не может вернуться в родную семью, потому что все госсистемы, включая судебную, законодательную и исполнительные власти, работают на разрушение семьи и «естественной», «натуральной» связи ребенка и родителей.

Постепенно недовольство родителей государственными методами разрушения семьи нарастало. И в 2012 году несогласие родителей с повсеместно в Европе узаконенной политикой госкиднеппинга, наконец, превысило критическую массу и переросло в социальный протест.

Как явление «родительский протест против антисемейной политики ЕС и ООН, направленной на отчуждение детей от биородителей», достиг своего пика именно в 2012 году. Родители взломали табу «сверхсекретности» детского вопроса и выплеснули свои трагедии в СМИ Великобритании, Германии, Франции, Норвегии, Швеции, Финляндии, Индии, России, Шри-Ланки и других стран мира. Попав на страницы мировой прессы, родительский протест зафиксировал кризис ювенальной системы Европы и продемонстрировал, что ювенальные технологии требуют или немедленной отмены, или кардинального реформирования.

Читайте так же:  Можно ли не выплачивать алименты ребенку

Всплеск родительского недовольства в связи с массовыми и повсеместными насильственными изъятиями детей из кровных семей госструктурами разных стран волной прошел с севера на юг Европы. В международное движение «Русские матери» в 2012 году обратились более сотни российских семей, пострадавших от принудительного разлучения с родными российскими детьми в 28-ми странах мира. Россияне били в колокола беды из Норвегии, Англии, Финляндии, Швеции, Дании, Бельгии, Франции, Германии, с Кипра, из Новой Каледонии, Мальты, Израиля, Турции, Египта, Канады, США, Австралии, Новой Зеландии, Греции и других стран.

В 2012 году осмелевшие или доведенные до отчаяния родители в разных концах Европы и мира вышли на демонстрации, митинги, пикеты, уличные шествия и даже объявили голодовки, требуя вернуть украденных и конфискованных госслужбами родных детей. Протесты против ювенальных карателей из норвежской «Барневарн» прошли у посольств Норвегии в Шри-Ланке, в Индии, в Сомали, в России и на площадях Осло в самой Норвегии. Против ювенального ГЕСТАПО Германии «югендамдт» выступили родители как в самой Германии, так и в России. Против ювенального фашизма финской «Ластенсуелу» поднялись родители не только в стране Суоми, но и у нас в России. А против самой секретной, старейшей и самой кровожадной ювенальной спецслужбы мира — английской — прошли демонстрации протеста в Индии, в Сербии и на Трафальгарской площади в самой Великобритании.

Кроме публичных акций протеста родительское сообщество осуществило в 2012 году стихийную попытку создать своего рода «освободительное родительское движение» с декларацией требований и намерений. В частности, была составлена петиция в ООН с требованием признать политику насильственного разделения детей и биологических родителей — преступлением против детства. Подписи под этой петицией были собраны в 199 странах мира, в том числе и в России. Сама петиция была передана в приемную штаб-квартиры ООН в Женеве. Согласно появившейся после этого в СМИ информации, генеральный секретарь ООН ответил родителям, что специальная комиссия будет рассматривать этот вопрос на заседании в декабре 2012 — феврале 2013 года.

Таким образом, в 2012 году родительское сообщество планеты впервые преодолело страх и барьер «секретности» и выступило в странах Европы против государственно-узаконенного киднеппинга в защиту естественного права детей жить и воспитываться в кровной семье с родными родителями.

Несмотря на многочисленные вспышки народного протеста, следует признать, что в Европе родительство ослаблено и крайне раздроблено. Кроме того, согласно опубликованной в 2012 году статистике, 1/3 всего населения Европы бесплодна. Ситуация в Европе усугубляется еще и тем, что почти 40 % европейцев имеет психиатрические диагнозы, сидит на антидепрессантах, то есть фактически нездорово. На таком фоне активизация родительского сообщества в России, вставшего на защиту традиционных ценностей и традиционной семьи может стать «спасательным кругом» для Европы, где семья убивается агонизирующей ювенальной госдиктатурой.

Прогрессивная роль России в этом случае связана с тем, что с вступлением в европейское сообщество Россия может и должна стать мотиватором преобразований, стимулятором реформ как внутристранового детского законодательства, так и общеевропейских конвенций и международных соглашений, на словах призванных защищать права детей, а на деле превращающих современного европейского ребенка в раба ювенальной карательной госмашины.

Корни проювенальных технологий уходят прямиком в фашисткою Германию. Адольф Гитлер открыл первые детские приюты в Финляндии, Швеции, Норвегии и других странах для целенаправленной смены национального кода у детей, экспроприированных у родителей. Гитлеровские технологии прижились и мимикрировали сегодня в ювенальные системы спасения детей всей Европы и мира от биологических родителей.

Пик ювенальных изобретений приходится на 1980 год, когда, по сути, было узаконено «неокрепостничество» или «крепостное право с детским лицом». В соответствии с Гаагской конвенцией о международных похищениях детей от 1980 года, дети всех стран одномоментно «отчуждались» от родных родителей и приписывались или прикреплялись к той земле или стране, где они физически находились на момент изъятия. С этого времени в Европе родительские права «де-юре» разделились надвое: «право родить» и «право воспитывать», которое иначе стали называть родительским правом опеки над ребенком. Государство в одночасье экспроприировало «право опеки» над всеми детьми, которые в буквальном смысле на момент создания этого документа «стояли» на территории конкретной страны. А родителям государство выдавало с этих пор временное право заботиться о родном ребенке до первой провинности перед госсистемой.

Дальше – больше госправ и меньше прав родителей и детей. За 30 лет все Европейские страны перешли от судебно-санкционированных краж детей у биологических родителей к открытому немотивированному захвату детей без суда и следствия, то есть к массовым «чрезвычайным» экспроприациям здорового потомства у родителей в пользу государства. В Норвегии, которая лидирует в мире по жестскости ювенальных технологий, каждый год увеличивается государственная квота на немотивированный или «чрезвычайный» госзахват здоровых детей. За последние 15 лет этот «госплан на сверхбыстрый захват детей» в Норвегии скакнул от 500 детей в год до 4000 детей в год, которых госчиновники могут изымать у родителей без судебного или иного решения, то есть «внезапно» и без предупреждения. Государство теперь зачастую не обязано информировать родителей о причинах изъятия их потомства в сам момент конфискации. Просто в ваш дом днем или ночью постучат полицейские и под дулом пистолетов уведут ваших детей в неизвестном направлении. Строжайшая конфиденциальность не позволит вам вслух назвать подобные действия властей ни «государственно-санкционированным террором семьи», ни откровенным «госкиднеппингом» вашего потомства.

Почти каждая европейская страна имеет на сегодняшний день подобные законодательно разрешенные «внезапные» нападения на семью. Причем сроки предъявления письменного государственного уведомления родителя о причинах экспроприации вашего потомства варьируются в разных странах от 7 дней до 14 дней и больше ПОСЛЕ факта госкиднеппинга вашего ребенка. Родитель абсолютно лишен презумпции невиновности в ювенальной системе Запада, поэтому он всегда «виновен» только уж потому, что родил детей.

Все изъятые в чрезвычайных случаях дети помещаются на секретный для биородителя адрес. При этом государство всегда имеет безоговорочное право сменить экспроприированному из семьи ребенку не только адрес, но даже имя и гражданство. Известны случаи, когда эти «оказёненные» дети полностью исчезали из поля зрения не только родителей и родственников, но и из числа живых.

Государственные ювенальные системы стран Европы постепенно объединились в одно целое, а потом срослись с общемировой ювенальной сетью и превратились в транснациональный рынок детей. Так что под маской лжесекретности дел об изъятии детей из кровных семей скрывается, по сути, новый вид организованной преступности, контролирующей мировую торговлю детьми и всемирный киндертрафик.

Читайте так же:  Материнский капитал на первого ребенка кому положен

В связи с вышеизложенным перед научным, культурным, политическим, экономическим и родительским сообществом России стоит сегодня выбор: или деградация до уровня госкиднеппинга Европы, или же навязывание Европе прогрессивного пути по пересмотру устаревших деструктивных международных конвенций о детях и полный отказ от ювенальных карательных технологий.

Подводя итог, можно заметить, что Европа сегодня агонизирует в своей захватнической политике по разлучению детей с их биологическими родителями из традиционных семей. Мы наблюдаем процесс полного аморального разложения в Европе, в то время как в России нарастают прогрессивные тенденции, базирующиеся на укреплении естественной, «натуральной» или традиционной семьи и приоритете традиционных ценностей «натуралов».

Нельзя копировать наихудшие достижения Европы, каковым является сегодня ювенальная юстиция. Ювенальные карательные технологии — это уродливый рудимент и наихудшее изобретение Европы, способное уничтожить сегодня не только саму Европу, но и все человечество.

Система ювенальной юстиции в России есть и действует

Сенатор Елена Мизулина, ставшая голосом родительских организаций, представила альтернативный доклад по практике изъятий детей в стране

Родительская общественность берет дело по защите семей и детства в собственные руки.

Доклад, который не спрятали от общества

В частности, на основании мониторинга проблемы общественниками был подготовлен альтернативный доклад президенту России по практике изъятия детей из семей в России. Соответствующее поручение Владимир Путин давал еще в начале января этого года Минтруду, Общественной палате и уполномоченной по правам ребенка.

Однако судя по риторике последней, предоставленная родительскими организациями информация в официальный доклад не вошла, а само содержание итогового документа не предано огласке и по сей день.

Поэтому общественники, кстати, вышедшие из общественного совета при детском омбудсмене пошли ва-банк, председатель комиссии Совета Федерации по подготовке предложений по совершенствованию Семейного кодекса Елена Мизулина решила представить содержание «альтернативного» доклада широкой общественности.

В частности, сенатор сообщила о том, что в России из семей ежедневно изымают 850 детей, в год же — более трех тысяч! Причем 740 детей из 850 изымаются с формулировкой «временно». Но по имеющейся статистике, в семьи возвращаются только 38 процентов ребятишек.

Растет и число случаев помещения отобранных детей в медицинские учреждения «по заявлениям родителей». На самом деле к этому неискушенных в знании собственных прав и законодательства взрослых принуждают представители государственных служб под формулировкой «в больнице им будет лучше, чем в приюте». Причем нередко подобные заявления подаются постфактум — уже после помещения ребенка в стационар.

При подготовке доклада был проведен комплексный анализ 150 действующих законодательных актов, изучены 44 региональных регламента, и эксперты временной рабочей группы по совершенствованию Семейного Кодекса пришли к однозначному выводу, что система ювенальной юстиции в России не только создана, но и успешно внедрена во все сферы, которые касаются семьи и детей, прокомментировала ситуацию Елена Мизулина.

По ее словам, только лишь изъятиями несовершеннолетних она не ограничивается, система предлагает узаконенные способы контроля за семьей с несовершеннолетними детьми и вторжения в семью, характеризуется наличием замещающей среды — институтов, куда ребенка можно поместить временно. В результате сформировалась гигантская сеть учреждений и органов. Сейчас их уже более шести тысяч, и все они находятся на гособеспечении. Причем речь идет о триллионах рублей.

Саморазрушение за собственные деньги

Таким образом, разрушая институт семьи, государственная машина работает себе в убыток. Даже приемная семья, в какие нередко помещают изъятых детей, обходится бюджету, а, следовательно, налогоплательщикам в семь раз дороже, чем среднестатистическая обычная семья с двумя детьми вместе со всеми пособиями и маткапиталом. Ну а содержание ребенка в детдоме дороже господдержки обычной семьи уже в восемь раз.

Тем не менее маховик ювенальных репрессий запущен, его механизм работает вовсю и, по информации Елены Мизулиной, на острие атаки сейчас находятся малоимущие семьи, семьи, проживающие в коммунальных квартирах, семьи, находящиеся в состоянии развода, а также многодетные семьи — 25 процентов изъятий происходит именно оттуда.

«В преддверии летних отпусков хотела бы предостеречь и родителей, оставляющих своих детей на бабушек и дедушек, — сообщила сенатор в ходе общения с журналистами, приуроченного к выходу альтернативного доклада. — Вы тоже в зоне риска!»

По действующему законодательству бабушка и дедушка не являются законными представителями ребенка, поэтому и случаи, когда у них забирают внуков — не редки, предупреждает сенатор.

Какого детства десятилетие?

Странная ситуация. С одной стороны, лидер страны объявил грядущее десятилетие «десятилетием детства», с другой — государственные чиновники и служащие, в том числе и те, кому президент поручил это направление, делают все, что чтобы нормального детства у многих детей России просто не было.

На сегодняшний день научно-экспертный совет при временной рабочей группе по совершенствованию Семейного Кодекса подготовил поправки в существующее законодательство.

По словам Мизулиной, это — три поправки в действующий Семейный Кодекс.

Одна из них касается определения оснований для лишения и ограничения родительских прав, отмены института отобрания ребенка. Вторая говорит об установлении гарантий прав усыновителей. Третья поправка определяет приоритет кровной родственной опеки, когда ребенок, оставшийся без попечения родителей, приоритетно должен отдаваться в семью родственников, а не чужих людей. И, наконец, разработан законопроект, вносящий изменения в Уголовный Кодекс и предусматривающий установление ответственности за незаконное изъятие детей из семей.

Таким образом, битва за наших детей продолжается, и очевидно, что она будет тяжелой, поскольку даже явные союзники, соратники и единомышленники внезапно оказываются очарованными «продвинутыми финскими методами».

Видео (кликните для воспроизведения).

Впрочем, в России редко когда бывало легко, и опыт, когда вне домов и семей из детей расстрелянных «помещиков, белогвардейцев, кулаков и буржуев» лепили идейных строителей коммунизма, у нее уже был. Задачи новых адептов идеи системного разрушения семей пока не ясны, но каковы бы они ни были — однозначно они преследуют цель очередного удара по нашим многовековым традиционным ценностям, в число которых входит и семья. Посему для того, чтобы «десятилетие семьи» не превратилось в «десятилетие изъятия детей из семьи», нужно бороться денно и нощно, не отступая ни на шаг.

Источники

Ювенальная юстиция на западе
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here