Закон о домашнем насилии в беларуси

На странице подготовлен материал на тему: "Закон о домашнем насилии в беларуси" с подробным описанием от профессионалов для людей. Если возникнут дополнительные вопросы, обращайтесь к дежурному консультанту.

Уголовная ответственность за домашнее насилие

Кодекс Республики Беларусь об административных правонарушениях

Статья 9.1. Умышленное причинение телесного повреждения и иные насильственные действия

1. Умышленное причинение телесного повреждения, не повлекшего за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты трудоспособности, —
влечет наложение штрафа в размере от 10 до 30 базовых величин или административный арест.
2. Нанесение побоев, не повлекшее причинения телесных повреждений, умышленное причинение боли, физических или психических страданий, совершенные в отношении близкого родственника либо члена семьи, если в этих действиях нет состава преступления, —
влекут наложение штрафа в размере до 10 базовых величин или административный арест.

Статья 9.3. Оскорбление

Оскорбление, то есть умышленное унижение чести и достоинства личности, выраженное в неприличной форме, —
влечет наложение штрафа в размере от 4 до 20 базовых величин.

Статья 17.1. Мелкое хулиганство

Нецензурная брань в общественном месте, оскорбительное приставание к гражданам и другие умышленные действия, нарушающие общественный порядок, деятельность организаций или спокойствие граждан и выражающиеся в явном неуважении к обществу, —
влекут наложение штрафа в размере от 2 до 30 базовых величин или административный арест.

УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

Статья 139. Убийство

Статья 147. Умышленное причинение тяжкого телесного повреждения

Статья 149. Умышленное причинение менее тяжкого телесного повреждения

1. Умышленное причинение менее тяжкого телесного повреждения, то есть повреждения, не опасного для жизни и не повлекшего последствий, предусмотренных статьей 147 настоящего Кодекса, но вызвавшего длительное расстройство здоровья на срок до четырех месяцев либо значительную стойкую утрату трудоспособности менее чем на одну треть, —
наказывается штрафом , или исправительными работами на срок до 2 лет , или арестом на срок до 6месяцев , или ограничением свободы на срок до 3 лет , или лишением свободы на тот же срок.
2. То же деяние, совершенное группой лиц либо способом, носящим характер мучения или истязания, либо общеопасным способом, —
(в ред. Закона Республики Беларусь от 15.12.2005 N 71-З)
наказывается ограничением свободы на срок до 5 лет или лишением свободы на срок от 1 года до 5 лет .

http://gp1.by/pages/ugolovnaya-otvetstvennost-za-domashnee-nasilie.html

Чтобы рука не поднималась: В стране обсуждается концепция законопроекта «О противодействии домашнему насилию»

В стране обсуждается концепция законопроекта «О противодействии домашнему насилию». Какие назревшие нормы предлагается в него внести?

Ежегодно в органы внутренних дел поступает около 120 тысяч сообщений о семейно-бытовых конфликтах. Как показывает практика, примерно в пятидесяти тысячах случаев виновные привлекаются к административной ответственности, а на 2,5 тысячи из них заводятся уголовные дела. Но большинство жертв и дальше терпят регулярные скандалы, побои и издевательства. А все потому, что по нынешнему законодательству административно-правовое воздействие по защите членов семьи от домашнего насилия, за исключением детей, сотрудники милиции могут предпринимать только после письменного заявления пострадавшего.

Однако пострадавшие зачастую не идут на такой шаг: боятся усугубить конфликт, не хотят платить штраф из общего бюджета, защищают детей от ярлыка «неблагополучная семья». С помощью экспертов изучаем концепцию закона, который должен расставить точки над «i» в этой сложной проблеме.

Дом, где согреваются сердца

На постсоветском пространстве сложилась добрая традиция называть кризисные центры для женщин дамскими именами. В нашей стране работает несколько таких учреждений. Название одному из них выбрано не случайно, ведь «Радислава» в переводе с древнеславянского означает «помогать добрым словом». С 2002 года одноименное общественное объединение не только словом, но и делом поддерживает женщин, пострадавших от насилия. Организация объединила приют для жертв, «телефон доверия» и консультационный центр по оказанию юридической и психологической помощи.

На первых порах убежище для женщин представляло собой комнату с четырьмя койками. Сегодня же приют разросся до целого дома, в котором одновременно могут проживать 30 человек. Жилище оснащено всеми мерами защиты: тревожная кнопка, решетки на окнах первого этажа, камеры наружного наблюдения.

Вообще, объединение создавалось женщинами, которые когда-либо в своей жизни сталкивались с домашним насилием. Председатель правления ОО «Радислава» Ольга Горбунова открыто делится собственной историей:

– Когда я была подростком, мой отец начал злоупотреблять алкоголем, а потом и применять насилие. Страдала мама, доставалось и нам с сестрой. Сама я вышла замуж в двадцать пять лет, через год родила ребенка, а в тридцать три уже развелась. Бывший муж никогда не избивал меня, зато постоянно давил психологически. Долгое время я чувствовала свою вину, оправдывала бывшего супруга тем, что он устает на работе, пока я сижу в декрете. Потом поняла, что больше так жить не хочу, и подала на развод.

Сегодня Ольга вместе с 10-летней дочкой живет на съемной квартире. Ситуацию в семье родителей, которая не меняется десятилетиями, ей до сих пор трудно принять. С отцом женщина не поддерживает никаких отношений.

Детскую травму Ольга пытается возместить нынешней работой, помогая десяткам женщин после насилия в семье устроиться в жизни. По звонку она в течение сорока минут прибывает на место и забирает клиентку, иногда – вместе с ее несовершеннолетними детьми. Среди пострадавших встречаются представительницы совершенно разных возрастов и социального положения. Это и пенсионерки, и женщины с инвалидностью, и мигрантки… Все чаще за помощью обращаются молодые девушки до тридцати. И в каком-то смысле это радостный показатель: чем раньше женщина обратится, тем быстрее и эффективнее окажется ей помощь.

Хотя статистика доказывает, что построить нормальные отношения с мужем-агрессором практически невозможно. К сожалению, к этому выводу женщины приходят лишь после 10–12 фактов избиения или сексуального принуждения.

– Мы обеспечиваем женщин не только временным местом жительства сроком до года. Также с ними постоянно работают психологи и юристы, чтобы помочь разобраться, как строить жизнь дальше. Часто наши клиентки вспоминают о себе до насилия как об амбициозных и активных женщинах с множеством идей и планов на жизнь. Наша задача – укрепить их уверенность в себе, – Ольга Горбунова делится методами своеобразной реабилитации после семейного насилия с тяжелыми последствиями. – Один из наших проектов поможет оплатить женщинам дополнительное образование, и они смогут получить профессии парикмахера, бухгалтера, специалиста по маникюру и педикюру.

Читайте так же:  Налоговая замена инн при смене фамилии

Если бьет, то не любит

Первая попытка лоббирования Закона «О противодействии домашнему насилию» была предпринята еще в 2001 году. Однако то ли в силу своего несовершенства, то ли из-за неготовности самого общества она не увенчалась успехом. И граждане продолжали жить по принципам: «Бьет – значит, любит» и «Не выносить сор из избы». Спустя почти два десятка лет проблема назрела настолько остро, что правоохранители вернулись к разработке концепции закона.

Согласно нынешнему законодательству, конфликты в семье относятся к делам частного порядка. Сотрудники милиции не имеют права применять меры правового воздействия без заявления жертвы. Исключение составляют лишь случаи, в которых доказана зависимость потерпевшего члена семьи от агрессора. Если финансовую зависимость доказать возможно хотя бы документально, то с психологической и эмоциональной – большой вопрос.

Зачастую жертва отказывается писать заявление, потому что боится еще большей агрессии со стороны партнера либо опасается, что у нее отнимут детей в соответствии с Декретом № 18. Также сдерживающим фактором становится неэффективность самой распространенной меры наказания. На практике штрафы, которыми заканчивается 70 процентов «бытовых» судебных разбирательств, выплачивают сами жертвы из общего супружеского бюджета.

– Дела, которые касаются темы домашнего насилия, должны быть публичного характера, чтобы обвинителями могли выступать и общество, и государство в лице прокурора. Новый закон должен быть универсальным и защищать любую жертву домашнего насилия вне зависимости от возраста, пола, места жительства, наличия тех или иных заболеваний. Причем документ должен содержать реальные меры помощи, – Ольга Горбунова рассказывает о предложениях в новый закон со стороны своего объединения. – Проблема в том, что такие сервисы, как наш, не повсеместны. Кроме нашего убежища в Минске и четырех проектов в системе «SOS – Детская деревня» в Могилеве, Боровлянах, Марьиной Горке и Минске, в стране работают кризисные комнаты. В них проживают люди, попавшие в тяжелую жизненную ситуацию.

К сожалению, эти учреждения не специализируются на пострадавших от домашнего насилия, а значит, здесь часто не хватает для них мест, нахождение в таких комнатах становится небезопасным для жертв, а кадры не подготовлены для работы с данной категорией граждан. Надеемся, закон позволит не дожидаться заявления пострадавшего в милицию, а положит начало расследованию с момента поступления информации о факте насилия даже со стороны третьих лиц.

Также ОО «Радислава» обеспокоено несовершенством системы работы с фактами насилия в семьях и нехваткой специалистов в этой области. А еще представители объединения предлагают ввести специальные курсы для семейных агрессоров как альтернативную меру наказания.

По строгим правилам

По сути, новым законом планируется урегулировать общественные отношения по профилактике и пресечению домашнего насилия. Основными целями документа станут защита граждан от домашнего насилия, предупреждение, выявление и пресечение правонарушений в этой области, а также искоренение любых форм домашнего насилия, разработка комплексных подходов при применении мер защиты и оказании помощи пострадавшим. В законе предполагается расширить само понятие домашнего насилия и ввести определение экономического насилия, четко разграничить его виды.

Также концепция закона пре­дусматривает расширение круга лиц, которые могут быть привлечены к ответственности за насилие в семье. Предполагается, что в эту категорию попадут все близкие родственники независимо от места проживания; граждане, которые когда-либо вступали в партнерские отношения (юридический или гражданский брак), а также совместно проживающие люди. Желательно, чтобы в законе появилась и норма, пре­дусматривающая, что для начала разбирательств достаточно будет самого факта сообщения о домашнем насилии даже со стороны третьих лиц.

Немаловажная роль в концепции законопроекта отводится коррекционной программе для семейных агрессоров. Сегодня подобная полугодовая программа психологической помощи лицам, совершающим насилие в семье, по формированию у них ненасильственного поведения уже работает в отдельных регионах – Минске, Кобрине, Борисове, Гродно. Она включает групповые и индивидуальные консультации психолога. Планируется внедрить такую программу повсеместно, в том числе и в учреждениях уголовно-исполнительной системы.

Также на законодательном уровне предполагается закрепить мероприятия по оценке рисков наступления домашнего насилия в каждой конкретной семье. Сегодня сотрудники милиции используют специальную анкету и определяют предполагаемый уровень риска повторения насилия.

На данный момент документ прошел самый важный этап – процесс согласования с заинтересованными госорганами и организациями. Сейчас проект закона поступил в Совет Министров.

Ольга Соколовская, заместитель начальника отдела организации работы участковых инспекторов милиции управления профилактики ГУОПП МОБ МВД, подполковник милиции:

– Разумеется, в нынешнем законодательстве прописаны некоторые постулаты, связанные с домашним насилием. Сегодня мы применяем меры индивидуальной профилактики к лицам, совершившим правонарушения в отношении членов семьи, предусмотренные Законом «Об основах деятельности по профилактике правонарушений». Также вторая часть статьи 9.1 Кодекса об административных правонарушениях предусматривает ответственность за совершение насильственных действий в отношении близких родственников или членов семьи – побоев, умышленного причинения боли, физических или психических страданий, статьи 9.3 и 17.1 этого же законодательного акта – за оскорбление и мелкое хулиганство соответственно.

По сути, сегодня работа с семейными агрессорами юридически может начаться только после привлечения их к административной ответственности. Исключение составляют профилактические беседы, которые на практике оказываются малоэффективными. Более того, круг лиц, в отношении которых мы можем применять какие-либо меры реагирования, ограничен непосредственно членами семьи, то есть совместно проживающими гражданами и ведущими общее хозяйство. Соответственно, законодательство не распространяется на бывших супругов, которые продолжают проживать на одной жилплощади и, возможно, имеют общих детей, но уже не ведут совместное хозяйство. А таких случаев – множество.

Новый закон не только поможет правоохранительным органам регламентировать свою деятельность в отношении «бытовых» правонарушений, но и в целом оградит общество от стереотипов о том, что семейные проблемы – это закрытые вопросы. Все мы заинтересованы в том, чтобы закон помогал обществу строить нормальные, здоровые семейные отношения, основанные на взаимном уважении, любви, взаимопомощи и понимании своей ответственности.

За прошлый год совершено почти 2,5 тысячи уголовных преступлений на бытовой почве, причем 77,4 процента из них – в состоянии алкогольного опьянения. 78 процентов потерпевших – женщины, 22 процента – мужчины. Более трети всех бытовых преступлений зарегистрировано в сельской местности.

Читайте так же:  Процедура отказа от ребенка в роддоме

Вероника Уласевич, «Рэспублiка», 17 июля 2018 г.

http://www.pravo.by/novosti/obshchestvenno-politicheskie-i-v-oblasti-prava/2018/july/29667/

Нужен ли в Беларуси закон о противодействии домашнему насилию?

В Беларуси уже есть законы, по которым наказывают за насилие в семье. Почему их недостаточно для противодействия насилию, выясняла DW.

Правозащитники и представители неправительственных организаций (НПО) в Беларуси, помогающие жертвам домашнего насилия, убеждены, что стране нужен новый закон о противодействии домашнему насилию. Против — под предлогом якобы угрозы традиционным семейным ценностям — выступили некоторые религиозные организации. Публично усомнился в необходимости принятия такого закона президент Беларуси. Александру Лукашенко до конца октября на рассмотрение представят концепцию законопроекта «О противодействии домашнему насилию», подготовленную МВД РБ и предложенную для общественного обсуждения в июле 2018 года.

Концепция противодействия домашнему насилию

Суть законопроекта, поясняет глава Белорусского Хельсинкского комитета Олег Гулак, в создании комплексной системы и инфраструктуры для эффективной работы с проблемой домашнего насилия.

Концепция предусматривает то, чего сейчас нет, — координацию действий МВД, НПО, органов соцзащиты, образовательных и медицинских учреждений, поясняет сопредседатель общественного объединения «Женское независимое демократическое движение» Людмила Петина.

Чего не хватает в действующих законах?

Концепция закона предполагает более эффективные меры реагирования на факт домашнего насилия. Сейчас для наказания домашнего агрессора нужно подать заявление в милицию, но часто жертва отзывает его под давлением того же агрессора. А в случае, когда по действующим законам налагается штраф на насильника, это бьет по семейному бюджету, отмечает Петина.

Кроме того, сейчас прежде чем получить помощь сами пострадавшие, будучи в небезопасной ситуации и с тяжелой психологической травмой, должны доказать, что они таковыми являются, обойдя множество инстанций, указывает генеральный секретарь общественного объединения «Белорусская ассоциация молодых христианских женщин» (YWCA Belarus) Ольга Янчук.

В Twitter ГУВД Минска ежедневно бывает до 10 сообщений о семейных конфликтах

Она отмечает, что по опыту работы с обращениями на горячую телефонную линию, работающую при YWCA Belarus, нынешний закон не защищает от домашнего насилия в ситуации, когда, например, бывшие супруги продолжают жить в одной квартире. Если речь идет о семье, то рассчитывать на выселение насильника на какое время можно только по факту повторного избиения в течение года, зафиксированного милицией: агрессора поставят на профилактический учет, и только потом можно рассчитывать на меры реагирования.

Кроме того, из-за отсутствия системы критериев, поясняет Янчук, не все виды насилия трактуются как насильственные действия. В то время как домашнее насилие циклично, а угрозы и оскорбления — это уже насильственные действия. Причем велика вероятность того, что каждый последующий акт насилия будет иметь более и более агрессивную форму.

По оценке Петиной, сегодня в Минске есть только одно круглосуточное полноценное убежище для пострадавших от домашнего насилия женщин — на базе общественного объединения «Радислава». И этого явно недостаточно. Она поясняет, что кризисные комнаты при территориальных центрах соцобслуживания, где можно получить помощь, как и общенациональная горячая телефонная линия для жертв домашнего насилия, работают не круглосуточно, а наибольшее количество фактов насилия фиксируется поздно вечером и ночью.

Программы коррекции для агрессоров необходимы

Андрей Максименко, психолог, директор Центра социальной помощи и поддержки групп риска «Стимул к успеху» в интервью DW обращает внимание на предусмотренное концепцией закона включение в систему мер против домашнего насилия коррекционной программы для мужчин-агрессоров. И это, по оценке Максименко, могло бы быть альтернативой наказанию.

Пожилые люди, по статистике, тоже часто подвергаются домашнему насилию

Психолог поясняет, что мужчины-агрессоры, даже отбыв срок по уголовным статьям за домашнее насилие, не меняют свои жизненные установки. Они либо возвращаются в прежнюю семью и вновь допускают насилие. Либо ищут новых партнеров, и все повторяется. А за несколько лет работы по коррекционной программе Максименко убедился, что 7 из 10 мужчин, возвращаясь в семьи, не допускают насилия.

Видео (кликните для воспроизведения).

http://www.dw.com/ru/%D0%BD%D1%83%D0%B6%D0%B5%D0%BD-%D0%BB%D0%B8-%D0%B2-%D0%B1%D0%B5%D0%BB%D0%B0%D1%80%D1%83%D1%81%D0%B8-%D0%B7%D0%B0%D0%BA%D0%BE%D0%BD-%D0%BE-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%82%D0%B8%D0%B2%D0%BE%D0%B4%D0%B5%D0%B9%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B8%D0%B8-%D0%B4%D0%BE%D0%BC%D0%B0%D1%88%D0%BD%D0%B5%D0%BC%D1%83-%D0%BD%D0%B0%D1%81%D0%B8%D0%BB%D0%B8%D1%8E/a-45939426

Закона о противодействии домашнему насилию в Беларуси пока не будет

Несмотря на рост тяжких и особо тяжких преступлений в семейной сфере возвращаться к идее законопроекта, активно обсуждавшегося в прошлом году и раскритикованного президентом, пока не планируют.

МИНСК, 7 авг — Sputnik. Инициировать новое обсуждение законопроекта о противодействии домашнему насилию в МВД пока не планируют, заявил начальник управления профилактики ГУ охраны правопорядка и профилактики милиции общественной безопасности МВД Олег Каразей.

«Проект пока не обсуждается. Будем работать в рамках совершенствования действующих нормативно-правовых актов», – сказал Каразей, отвечая на вопрос Sputnik.

Вопрос возник в связи с ростом тяжких и особо тяжких преступлений в сфере семейных отношений. За семь месяцев этого года в семейных конфликтах погибли 55 человек, тогда как в прошлом году за аналогичный период погибли 48 человек. Законопроект о противодействии домашнему насилию активно обсуждался в минувшем году, однако был подвергнут критике со стороны президента страны.

«Президент сказал, что инициативы милиции могут быть и будут осуществлены не в самостоятельном законе, а путем инкорпорирования в существующие законопроекты. Поэтому мы будем работать над тем, чтобы оказывать помощь всем гражданам, страдающим от насилия в семье», – сказал Каразей.

Он также напомнил, что законодательство в сфере противодействия насилию в семье в последние годы динамично развивается. Первый шаг был сделан в 2008 году. Затем в 2014 появился Закон «Об основах деятельности по профилактике правонарушений». В итоге за последние 10 лет количество погибших в семейных конфликтах сократилось в разы.

«В 2008 году около 290 граждан погибли от насилия в стране. В последние годы речь идет о сотне. Это тоже страшная цифра», – сказал представитель МВД.

По его словам, нельзя сказать, что есть какие-то очевидные причины, которые могли бы объяснить нынешний рост смертей в бытовых конфликтах.

«На протяжении десяти лет было снижение, и в конце концов мы понимаем, что к нулю статистика никогда бы не вышла, к сожалению. Видим, что на данном этапе развития она будет плавать в рамках той цифры, на которую мы вышли», – отметил Каразей.

По его словам, это все равно огромная цифра, и нужно принимать усилия для того, чтобы она сокращалась. При этом новые законодательные инструменты для этого будут вводиться в рамках существующей нормативно-правовой базы.

Читайте так же:  Взыскание алиментов через судебный приказ

http://sputnik.by/society/20190807/1042339326/Zakona-o-protivodeystvii-domashnemu-nasiliyu-v-Belarusi-poka-ne-budet.html

Ответственность за насилие в семье

За правонарушения, совершаемые в сфере быта, предусмотрены следующие меры ответственности:
— по статье 9.1. КоАП Республики Беларусь (умышленное причинение телесного повреждения) предусмотрен штраф в размере от двух до тридцати базовых величин или административный арест;
— по части 2 статьи 9.1. КоАП Республики Беларусь за нанесение побоев, не повлекшее причинения телесных повреждений, умышленное причинение боли, физических или психических страданий, совершенные в отношении близкого родственника либо члена семьи, если в этих действиях нет состава преступления, предусмотрен штраф в размере до десяти базовых величин или административный арест;
— по статье 9.3. КоАП Республики Беларусь (оскорбление) штрафные санкции составляют от четырех до двадцати базовых величин;
— по статье 17.1. КоАП Республики Беларусь (мелкое хулиганство, совершенное в сфере семейно-бытовых отношений) налагается штраф в размере от двух до тридцати базовых величин или административный арест.

Когда насильственные действия совершаются над потерпевшим систематически, равно как и если они были совершены однажды, но рассчитаны на причинение особенно мучительной боли, физических или психических страданий своей жертве, виновное лицо будет привлечено к уголовной ответственности по статье 154 Уголовного кодекса Республики Беларусь (истязание), за что предусмотрен арест на срок до трех месяцев, или ограничение свободы на срок до трех лет, или лишение свободы на тот же срок.

Если истязание совершено в отношении заведомо для виновного беременной женщины, либо несовершеннолетнего, либо лица, находящегося в беспомощном состоянии или в зависимом положении, судом может быть применено наказание в виде ограничения свободы на срок от одного года до трех лет или лишения свободы на срок от одного года до пяти лет.

В случаях, когда пострадавшее лицо ощущало реальную угрозу убийством, причинением тяжких телесных повреждений или уничтожением имущества, будет принято решение о привлечении виновного к уголовной ответственности по статье
186 УК Республики Беларусь, по которой предусмотрены наказания в виде штрафа, или исправительных работ на срок до одного года, или ареста на срок до шести месяцев.

Защитное предписание – установление гражданину, совершившему насилие в семье, ограничений на совершение определенных действий:
– предпринимать попытки выяснять место пребывания гражданина, пострадавшего от насилия в семье, если этот гражданин находится в месте,
неизвестном тому, кто совершил насилие;
– посещать места нахождения гражданина, пострадавшего от насилия в семье, если этот гражданин временно находится не по месту совместного
проживания с гражданином, в отношении которого вынесено защитное предписание;
– общаться с гражданином, пострадавшим от насилия в семье, в том числе по телефону, с использованием компьютерной сети Интернет;
– временно покинуть общее с гражданином, пострадавшим от насилия в семье, жилое помещение и запрещает распоряжаться общей совместной собственностью.

Нарушение требований защитного предписания влечет за собой ответственность, предусмотренную ст. 23.4 КоАП РБ (неповиновение законному распоряжению или требованию должностного лица при исполнении им служебных полномочий), за что виновный может быть наказан штрафом в размере от двух до пятидесяти базовых величин, либо в отношении него может быть наложено административное взыскание в виде административного ареста.

Если вы стали жертвой или свидетелем насилия в семье, не ждите трагедии!
Действуйте сейчас – обратитесь за помощью! Насилие в семье можно остановить!
По фактам совершения насилия в семье вы можете обратиться за помощью (психологической, юридической, материальной, в предоставлении временного пребывания и другой):
— в территориальные центры социального обслуживания населения. В штате большинства центров имеются психологи, специалисты по социальной работе, которые могут помочь разобраться в сложившейся ситуации.

Территориальный центр социального обслуживания населения Жедлезнодорожного района г.Витебска расположен по адресу: г. Витебск, ул.Космонавтов,5а;
— в правоохранительные органы. Если вы подвергаетесь семейной жестокости и решили наказать обидчика, либо вам известны факты домашнего насилия, вы можете обратиться по телефону «горячей линии» ОВД администрации Железнодорожного района г.Витебска 67-86-02, 8-029-514-11-81 либо по телефону 102. Анонимность звонка гарантируется;
— в медицинские учреждения. Если вы пострадали от физического насилия, вы можете обратиться за медицинской помощью в районную поликлинику. В дальнейшем заключение врача может помочь вам, если вы решите наказать преступника.
УЗ «Витебская городская поликлиника № 6» телефон 8 0212 — 66- 44-71 (по понедельникам, четвергам с 14.00 до 16.00)
УЗ «Витебская городская поликлиника № 7» телефон 8 0212 — 33-22-28; 33-31-13 (рабочие дни с 9.00 до 16.00, обеденный перерыв с 12.00 до 12.30)
в общественные и религиозные организации:

— ОБЩЕСТВЕННОЕ ОБЪЕДИНЕНИЕ «БЕЛОРУССКАЯ АССОЦИАЦИЯ МОЛОДЫХ ХРИСТИАНСКИХ ЖЕНЩИН» г.НОВОПОЛОЦК

Виды услуг:
• психологическая помощь.
8 (029) 517 27 94
(с 15.00 до 18 00, кроме субб. и вс.)

— ОБЩЕСТВЕННОЕ ОБЪЕДИНЕНИЕ «БЕЛОРУССКАЯ АССОЦИАЦИЯ МОЛОДЫХ ХРИСТИАНСКИХ ЖЕНЩИН»
Виды услуг:
• информационная и эмоциональная поддержка;
• социальное сопровождение;
• юридическая помощь;
• психологическая помощь (пострадавшим и агрессору).
8 (033) 6 032 032
(время работы с 9:00 до 18:00, выходной субб., вс.)

— МЕЖДУНАРОДНОЕ ОБЩЕСТВЕННОЕ ОБЪЕДИНЕНИЕ «ГЕНДЕРНЫЕ ПЕРСПЕКТИВЫ»
Виды услуг:
• информационная и эмоциональная поддержка;
• социальное сопровождение;
• предоставление временного убежища (шелтера);
• содействие в медицинском обследовании;
• юридическая помощь;
• психологическая помощь;
• психологическая помощь агрессору;

Напоминаем, что в Беларуси работает общенациональная бесплатная; горячая линия; для пострадавших от домашнего насилия – 8-801-100-8-801.
Звонки на ;горячую линию; принимаются со стационарных телефонов ежедневно
с 8.00 до 20.00. Во вторник и субботу с 8.00 до 14.00 на линии дежурит юрист.
Главные принципы работы линии – анонимность и конфиденциальность

обращений, звонок со стационарного телефона (бесплатно) и с номера velcom
(оплата соединения со стационарной сетью по тарифному плану абонента)

— ОБЩЕСТВЕННОЕ ОБЪЕДИНЕНИЕ «РАДИСЛАВА»
Виды услуг:
• телефон доверия для граждан, пострадавших от насилия;
• очные консультации психолога и специалиста по социальной работе;
• группа взаимопомощи для женщин, пострадавших от насилия;
• социально- психологическое сопровождение.
Телефон доверия 280-28-11, если не берут трубку 8 (029) 610 83 55,
stopnasilie.org
Для размещения в убежище — 8 (029) 610 83 55.

— СЕСТРИЧЕСТВО В ЧЕСТЬ ПРЕПОДОБНОЙ ЕФРОСИНЬИ ПОЛОЦКОЙ

Виды услуг:
• социальная помощь (предоставление временного приюта);
• духовная помощь;
• психологическая помощь.
8 (029) 151 95 22
8 (033) 688 40 49

Читайте так же:  Специальные основания взыскания алиментов

http://vittcson.by/otvetstvennost-za-nasilie-v-seme/

Александр Лукашенко жестко раскритиковал законопроект о противодействии домашнему насилию

Президент Беларуси Александр Лукашенко жестко раскритиковал законопроект о противодействии домашнему насилию. Своим мнением об этой проблеме Глава государства сегодня поделился с журналистами.

«Все это дурь, взятая прежде всего с Запада. Вы можете не переживать, и народ пусть не волнуется – мы будем исходить исключительно из собственных интересов, наших белорусских, славянских традиций и нашего жизненного опыта», – сказал Александр Лукашенко.

«Где-то кто-то брякнул – о противодействии насилию в семье. Это сейчас модная формулировка на Западе. У них скоро семей не будет: мужик на мужике женится или замуж выходит. Детей некому рожать. А мы у них заимствуем какие-то нормы поведения в семье», – добавил Президент.

Законопроект о противодействии домашнему насилию разрабатывало Министерство внутренних дел. По мнению Главы государства, этим документом должны заниматься другие структуры: в первую очередь представители органов власти на местах, общественные организации, Правительство, Администрация Президента. Но мнение милиции при этом, конечно, учитывать надо, подчеркнул Президент.

Глава государства признался, что не сторонник того, чтобы наказывать детей. Но иногда, по его мнению, этого не получается избежать. «Надо исходить из той ситуации, которая у нас складывается. Хороший ремень иногда тоже полезен для ребенка. Не для всех, конечно, – отметил Президент. – Виктор, как старший, часто получал от меня. Средний, Дима, уже видел, как Вите попадало, и ровненько стоял рядом. Младшего, ему пятнадцатый год, я вообще никогда не наказывал: он этого не заслуживал».

«Это наша традиция, наша жизнь, и мы будем воспитывать так, как надо. Пожелания милиции мы учтем. Может, даже не законом, а обойдемся внесением изменений в существующие законопроекты. У нас есть соответствующая Директива Президента, которая касается этих проблем, – привел пример Александр Лукашенко. – А тому, что люди это обсуждают и их возмущают некоторые глупости в проекте закона, я рад. Обостряя эту проблему, они обращают на нее мое внимание. Поэтому будет так, как нужно и выгодно нам, исходя из наших традиций и опыта».

В концепции закона о противодействии домашнему насилию содержится много новых норм, которые уже не один месяц бурно обсуждают в Беларуси. Много споров, в частности, вызывают такие понятия, как «экономическое насилие», когда супругов не разделяют на мужа и жену, а называют просто – партнеры. Не меньше вопросов к нормам воспитания детей. Например, предлагается считать насилием ситуацию, когда родитель не дает ребенку карманных денег или заставляет убирать вещи.

В Администрации Президента недавно обсуждалось коллективное письмо, которое подписали около 6 тыс. граждан. В нем они выразили свое недовольство предлагаемыми нововведениями.

http://www.pravo.by/novosti/obshchestvenno-politicheskie-i-v-oblasti-prava/2018/october/30713/

Жертвы и агрессоры: управа существует. Как защититься жертве домашнего насилия?

Насколько серьезна проблема домашнего насилия в Беларуси?

Выпил и поднял руку или нечто большее?

Можно ли помочь тем, кто подвергается издевательствам со стороны близкого человека?

Как решиться на смелый шаг и освободиться от изверга?

Специального закона, предотвращающего домашнее насилие, в Беларуси пока не существует, а значит, нет и единого механизма защиты от асоциального поведения. Главными причинами обычно считают гендерное неравенство, нарушение распределения ролей между мужчиной и женщиной, где представительницы слабого пола ущемлены в правах. Еще говорят о неправильном воспитании мальчиков и плохой заботе о нравственности девочек. Чтобы разобраться в проблеме, пообщаемся на «круглом столе» с председателем правления общественного объединения «Радислава» Ольгой Горбуновой, психологом «Радиславы» Ольгой Казак, руководителем общенациональной «горячей» линии для пострадавших от домашнего насилия 8-801-100-8-801, администрируемой международным общественным объединением «Гендерные перспективы», Анной Коршун и начальником управления профилактики МВД Республики Беларусь Олегом Каразеем.

– Официальной статистики жертв домашнего насилия нет. Отследить, сколько человек подвергается издевательствам со стороны близких, сложно. Но так ли актуальна проблема? Как и когда все начинается?

Анна Коршун: Прежде всего, что такое домашнее насилие? Это отношения власти и контроля, которые устанавливает мужчина по отношению к женщине. Он пытается сломить ее волю, подчинить себе. Проблема действительно серьезная. По результатам исследования Фонда ООН в области народонаселения, проведенном в 2014 году, каждая третья женщина в Беларуси в своей жизни сталкивалась с проявлением насилия. О том, насколько это актуально, я могу судить по количеству звонков, поступающих на общенациональную «горячую» линию. За пять с половиной лет работы нам позвонили 10700 человек. К сожалению, проблема носит латентный характер. Женщины могут терпеть годами и никуда не обращаться, а общество не поощряет тех, кто все-таки решается на это. Поэтому далеко не каждый человек открыто скажет о своей беде и попросит совета или помощи.

Ольга Казак: Все начинается с периода знакомства, когда мужчина надевает маску хорошего человека, а женщине кажется, что она попала в сказку. Потом возникают постепенные придирки, причем не всегда после регистрации брака. Многие рассказывали, что уже на свадьбе замазывали синяки. То есть мужчина понял, что заявление лежит в ЗАГСе, а будущей жене не хватает смелости не доводить отношения до росписи. Опасными считаются периоды, когда женщина недавно стала женой либо только забеременела или родила. Жертва старается, но агрессору трудно угодить. Напряжение нарастает и наступает первая разрядка – пощечина, удержание или хватание за горло и так далее. Мужчина потом вдруг понимает, что сделал что-то не так, может попросить прощения. Женщина воспринимает это как случайность, «с кем не бывает». Так вот если прошло два таких цикла, то можно говорить, что в данной семье возникло домашнее насилие.

– Есть ли общие портреты жертв и агрессора?

– Кто находится в «группе риска» и может стать семейным деспотом?

Ольга Казак: Прежде всего те мальчики, которые росли в семье, где отец избивал мать, а она терпела, считая это нормальным. Ребенок не предполагает, что можно самоутверждаться как-то иначе. Некоторые мужчины считают, что таким образом повышается их самооценка, проявляется власть. Это хозяин положения, авторитет: «Я – мужик!» Тем более в массмедиа это хорошо рекламируется.

– Можно ли говорить о прямой связи между домашним насилием и финансовым и социальным уровнем семьи?

Ольга Горбунова: Нет, абсолютно любая женщина может столкнуться с таким опытом. У нас были клиентки как из числа простых рабочих, так и профессора из вузов, медики, актеры, журналисты. То же самое и с агрессорами – от пьяницы-тракториста либо бывшего заключенного до айтишника, бизнесмена или человека, практикующего йогу и посещающего храмы. Тем не менее нужно отметить высокую алкоголизацию, особенно в семьях с низшим социальным статусом. Это не является причиной, но делает последствия непредсказуемыми и опасными.

Читайте так же:  Как подать на алименты в узбекистане

Ольга Казак: Пострадавшие женщины могут иметь абсолютно разные статусы, образование. Видела мужчин, которые были такими чистюлями, что не позволяли своим детям даже самостоятельно есть. Не дай Бог, капля или крошка упадет на стол или скатерть! Папа готов в 4 года кормить ребенка из ложечки, лишь бы все было аккуратно. Часто у наших клиенток мужья предъявляют завышенные требования: ежедневно должна идеально выглядеть, быть безупречной хозяйкой и отличной любовницей, много зарабатывать. Если после родов жена поправилась на размер, то сразу стала «толстой коровой», «жирной». Появилась морщинка – старуха. Точно такое же отношение и к детям. Это жизнь без права на ошибку. Причем часто сами из себя ничего не представляют, но к себе абсолютно никаких требований. Пиво каждый день, а в тоже время дети могут недоедать.

Анна Коршун: Половина женщин, обращающихся на общенациональную линию, говорят о том, что у агрессора есть тяжелая алкогольная или наркотическая зависимость, остальные сообщают, что проблем с алкоголем нет.

– Домашнее насилие может быть не только физическим. Не менее угнетает и психологическое, например. Когда и не бьет, но жить под одной крышей невыносимо.

Анна Коршун: Три года назад позвонила женщина, которая терпела подобное 20 лет. Муж контролировал каждое ее действие, проверял телефонные звонки, считал, сколько заработала и на что потратила деньги, хотя сам нигде не работал. Решал, что должна надеть старшая взрослая дочь, запрещал ей пользоваться косметикой и так далее. Позже находил какие-то зацепки, чтобы разжечь конфликт, который перерастал в рукоприкладство. Дошло до того, что у старшей дочери появились мысли о суициде. Перепуганная мама только тогда решилась позвонить на «горячую» линию. Насколько мне известно, она ушла от супруга, хотя сложно и долго происходила процедура развода.

– Мы больше склонны обвинять мужчин. Но, возможно, страдают и они от женского издевательства?

Анна Коршун: Мужчины звонят редко: 6 процентов от общего числа обращений на «горячую» линию. В большинстве случаев это пожилые люди, имеющие инвалидность и социально и экономически зависимые от людей, с которыми они проживают. Звонят дедушки, которых избивают дети и внуки. Один или два процента мужчин говорят о том, что они либо разведены, либо на стадии развода и при этом испытывают психологическое насилие со стороны бывших жен, которые при этом манипулируют детьми, ограничивают общение с ними или вообще не разрешают видеться.

Ольга Горбунова: В нашем убежище получают помощь только женщины. Но мы можем помогать и дистанционно. Последний случай: получала юридическую консультацию сестра мужчины-инвалида из Могилева, которого избивала жена. По доверенности через нее мы оказывали ему помощь. В основном это были вопросы юридического характера. Поэтому звонить можно не только на «горячую» линию, но и к нам, и неважно, какого пола жертва, если ей необходима помощь.

– Одна из знакомых рассказывала, как-то попыталась вызвать милицию на дебошира-мужа, но ей ответили: «Вы достали уже своими бытовыми скандалами». Такое отношение отнимает всякое желание звонить на 102 и верить в справедливое наказание. От беспомощности многие женщины пытаются защитить себя сами.

Олег Каразей: Раньше, что греха таить, такие случаи имели место быть. Но уже давно все телефонные звонки строго фиксируются, ведется запись разговора, ведомственным приказом определено время прибытия наряда милиции, оно лимитировано. Ни в коем случае не допускается ситуация, когда сотрудники не отреагировали на обращение и тем более стали мирить по телефону. Это абсолютно исключено. Поэтому обязательно нужно звонить на 102. И вообще, хочется сказать: пресекать рукоприкладство нужно сразу же, как только оно возникло. Если простить первый удар, второй, то, как показывает практика, их интенсивность будет только увеличиваться.

Анна Коршун: В последние годы жалобы на бездействие или неправомерные действия сотрудников милиции практически не поступают. Ситуация изменилась, потому что на государственном уровне проблеме стало уделяться более пристальное внимание. В 2016 году МВД выступило с инициативой подготовки концепции законопроекта по профилактике домашнего насилия. Мы, общественники, надеемся, что в скором времени появится специализированный закон, который изменит в перспективе положение пострадавших, а также предусмотрит ответственность агрессора.

– Слышала от пострадавших женщин, живущих в деревне, что можно долго ждать участкового.

Олег Каразей: Сельским участковым проблематичнее оперативно решать проблемы из-за разбросанности и отдаленности деревень. Тем не менее не стоит говорить, что участковый не справится. Справится. Но мы должны понимать, что он не психолог и кардинально не изменит поведение агрессора. Но привлечь к ответственности, поставить на учет, встретиться и провести беседу он может. А это тоже важно. Могу сказать, что, согласно статистике, сейчас меньше тяжких последствий в результате бытовых преступлений. Если 10 лет назад в год регистрировалось около 300 смертей, произошедших в результате бытовых скандалов, то по итогам 2017 года – 107. Конечно, мы понимаем, что к нулю не придем, но работа сотрудников милиции направлена на снижение этого показателя. Да, в деревне нет «Радиславы» или других общественных объединений, но все знают телефон 102. И если есть проблемы, то начинать нужно с милиции. Сотрудники проинструктированы должным образом, достаточно методического и информационного материала, можем подсказать тот же телефон «горячей» линии.

Анна Коршун: С января 2018 года налажено тесное сотрудничество с МВД. Каждый последний четверг месяца с 14.00 до 18.00 на общенациональной «горячей» линии 8-801-100-8-801 совместно с консультантом-психологом дежурит представитель Министерства, который может проконсультировать по вопросам, связанным в том числе с неправомерными действиями либо бездействием сотрудников органов внутренних дел.

Наталья Часовитина, «Сельская газета», 29 марта 2018 г.

Видео (кликните для воспроизведения).

http://www.pravo.by/novosti/obshchestvenno-politicheskie-i-v-oblasti-prava/2018/march/28295/

Закон о домашнем насилии в беларуси
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here