Закон о домашнем насилии в европе

На странице подготовлен материал на тему: "Закон о домашнем насилии в европе" с подробным описанием от профессионалов для людей. Если возникнут дополнительные вопросы, обращайтесь к дежурному консультанту.

Новости

Как наказывают за домашнее насилие в странах мира и в России

Каждый год в мире от домашнего насилия страдают миллионы человек. Больше всего бьют и унижают женщин, просто потому, что они – женщины.

Социальная кампания против насилия: «Почему так сложно увидеть синее и черное?»

Россия: «Меня не посадят»

23-летнюю Карину Фильчак из Калининграда избил муж, калининградский водочный король Олег Фильчак. Девушка сделала пост в фейсбуке, чтобы вызвать огласку и супруг перестал ее преследовать, а также обратилась в правоохранительные органы. В возбуждении уголовного дела Карине отказали, хотя доказательства были, что называется, налицо. Фотографии красавицы, где она с огромными синяками и ссадинами, до сих пор гуляют по сети.

В России сложилась уникальная ситуация с наказанием семейных насильников. В начале 2017 года в стране заработал закон о декриминализации семейных побоев, который вкратце можно обрисовать так: ударил первый раз – не считается. Раньше за побои можно было сесть, теперь это административное преступление, максимальное наказание за которое – три месяца ареста. Но обычно насильников просто штрафуют.

– В большинстве случаев судьи назначают штраф, – говорит Анна Ривина, директор Центра «Насилию.нет». – Закон направлен не на наказание преступников и защиту интересов потерпевших, а на пополнение бюджета. В большинстве случаев этот штраф в 5 тысяч рублей выплачивают сами женщины из семейного бюджета, и для многих это немаленькие деньги.

По словам правозащитника, если раньше «кухонные боксеры» знали, что могут загреметь в тюрьму, теперь они в лицо говорят своим жертвам: «Меня не посадят» – и без оглядки распускают руки. Что же делать? Ривина считает, что законодательство конечно же нужно менять. Ответственность за домашнее насилие должна быть с первого случая рукоприкладства, и не иначе. Но и этого мало: стране необходим закон о семейном насилии – такие есть во многих развитых странах.

США: закон о насилии против женщин

В одном из эпизодов фильма «Как избежать наказания за убийство» рассказывается история женщины, которую каждый день методично избивал муж – не фингалы ставил, а бросал о стены – и которая однажды не выдержала и убила его молотком, оторвавшись по полной. Убийца долгое время не выходила по УДО, она не вызывала симпатий и не хотела каяться в содеянном. Но комиссия дала ей досрочное освобождение, когда она по совету героя в деталях описала им свою историю и заявила: она бы сделала все то же самое снова и снова, чтобы освободиться от боли.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ЮРИСТА


УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

8 800 350 84 37

В США тема семейного насилия очень актуальна, и это отражается в сериалах – зеркале американского общества. Каждый год от семейного насилия там погибают порядка тысячи трехсот женщин и два миллиона получают тяжелые травмы. Насилие над супругами в США запрещено законодательно с 1920 года. А в 1994 году в Штатах вышел закон о насилии против женщин (VAWA). Он расценивает любое домашнее насилие как уголовное преступление независимо от родственных отношений и независимо от иммиграционного статуса жертвы и насильника.


Как домашнее насилие трактуются не только изнасилование и побои, но и насмешки, унижение, использование привилегированного положения, контроль за общением, деньгами, попытки забрать документы, отказ заполнять иммиграционные формы, запрет работать, учить английский язык. Наказание зависит от степени тяжести преступления, от того, в каком штате оно произошло. Насильнику грозит лишение свободы от нескольких месяцев до 3–5 лет. Ему выписывают запретительный ордер и запрещаются любые контакты с жертвой. Если человек нарушает правила, его арестовывают.

В 2015 году 57-летнего Гарри Бредера из Флориды, осужденного за домашнее насилие, упекли в тюрьму за то, что он направил экс-супруге запрос на добавление в друзья в социальной сети.

Жертвы семейного насилия могут рассчитывать на помощь. В США существуют десятки приютов и центров психологической помощи, где жертвы насилия могут жить несколько месяцев. Им выдают продовольственные талоны. Помогают начать новую жизнь – получить образование, устроиться на работу. Многочисленные программы финансируются государством, но в основном частными спонсорами.

Франция: поднял руку – вали из дома

Во Франции в правоохранительные органы с жалобами на семейное насилие обращаются до 50 тысяч француженок в год. Закон на их стороне. Он один из самых суровых в ЕС. Насильник может получить до 3 лет лишения свободы и штраф 45 тысяч евро (!) – и не только за ссадины и синяки, которые остаются после ударов. Под понятие «семейное насилие» подпадают издевательства, нанесение вреда психике. Само по себе домашнее насилие уже является отягчающим обстоятельством. А тем, кто стал свидетелем семейного насилия над детьми, но не сообщил в полицию, светит до двух лет тюрьмы. За словесные оскорбления родственников во Франции пока не сажают: закон разработан, но не принят.

Если наши женщины, которых избивают дома, вынуждены бежать куда глаза глядят – приютов немного, и они только в больших городах, – то во Франции все ровно наоборот. В 2004 году в Гражданском кодексе появилась статья о немедленном отлучении от дома насильника.

Строг закон к семейным насильникам и в Англии, где под ним подразумевается и ограничение доступа к банковским счетам, контроль аккаунтов в соцсетях, любая слежка… Схлопотать можно до пяти лет. В Чехии жертв домашнего насилия не спрашивают, согласны ли они с возбуждением уголовного дела на обидчика: поднял руку – в суд и в тюрьму. В Германии развита социальная помощь и много так называемых женских домов, где жертвы могут получить временный кров, им помогут оформить пособие, найти работу… В законах страны нет такого состава преступления, как семейное насилие. Обидчики проходят по другим статьям, но шансов, что такое дело замнут, нет.

Италия: русская женщина из Казахстана выиграла дело против главы одного из городов Италии

В октябре прошлого года в соцсетях была создана группа «Италия. Наши женщины в беде», а месяц назад возникла ассоциация «Миа вита.ру», которая помогает русскоязычным женщинам в любых сложных ситуациях. Одна из администраторов группы помощи и основательниц «Миа вита.ру» Наталья Исаева на своем горьком опыте знает, что такое насилие. Правда, в ее случае речь идет об издевательстве не физическом, а моральном – так называемом сталкинге – преследовании жертвы с целью запугать.

Наталья родом из Павлодара в Казахстане. 17 лет назад она приехала в Италию и спустя время вышла замуж, но отношения с мужем не сложились и они развелись. Однажды на танцах она познакомилась с импозантным синьором Симоне Маджоре и у них завязался роман. Симоне знали все – 20 лет он возглавлял мэрию городка Оссимо в регионе Ломбардия на севере Италии, создал несколько ассоциаций и был лидером одной из политических партий. К тому же у Симоне был свой строительный бизнес.

Женщина не подозревала, что мужчина, который вечером признавался ей в любви, угощал ужином в ресторане, под покровом ночи будет пробираться в капюшоне к ее машине и писать на ней: «Путана». И вообще устроит настоящую травлю. Ей пробивали колеса на машине, расклеивали по городу листовки, где были ее фото и бранные слова. По каждому факту порчи имущества Наталья писала заявление в полицию, всего их было принято 33 за шесть лет. У нее начались приступы паники и нервные срывы, ей пришлось обратиться к медикам, принимать успокоительные средства. Как только женщина находила себе новую работу, тут же ее работодателю приходило письмо, «раскрывающее глаза» на их сотрудницу – например что Наташа уводит из семей мужей.

Читайте так же:  Мамы крыма материнский капитал

Этот кошмар продолжался в течение шести лет. Разоблачить мстителя помогла почтовая полиция. Специалисты выяснили, что электронные адреса, с которых рассылались угрозы и оскорбления, были зарегистрированы с компьютера, который находится в мэрии Оссимо, у Симоне Маджоре! Кто бы мог подумать, что такими гнусными проделками занимается первое лицо города!

Для Натальи это стало шоком. Она даже не подозревала своего любимого, каждый раз она звонила ему в слезах, рассказывала, что колеса снова проколоты, и он тут же «приходил на помощь».

– Он не хотел, чтобы я работала, имела доход и была независима от него материально, хотел иметь полную власть надо мной, – считает женщина.

Наташа не побоялась подать на Маджоре в суд. И выиграла его. Экспертизы доказали, что Симоне причастен ко всем эпизодам, по поводу которых Наталья подавала заявления в полицию.

Симоне Маджоре признали виновным, присудили два года и шесть месяцев условного наказания, выплату в размере десяти тысяч евро. Мэра-анонимщика отправили под домашний арест, конфисковали три ружья и пистолет, которые он хранил дома, запретили пожизненно приближаться к Наталье на расстояние менее 600 метров. Впереди – гражданский процесс, на котором Наталья Исаева намерена потребовать с Симоне Маджоре компенсацию морального вреда и материального ущерба.

Журналист: в Испании закон о семейном насилии сделал хуже. Зачем он нам?

Дети, бегущие от грозы (фрагмент)
Маковский Константин. 1872

В Испании закон о семейно-бытовом насилии действует уже 20 лет, а насилие в семьях растет, заявила внештатный корреспондент ИА REGNUM в Испании Вера Родионова 24 декабря в ходе пресс-конференции авторов законопроекта о семейно-бытовом насилии, сообщает корреспондент ИА Красная Весна.

«Вся кампания строится на физическом насилии, я такую же кампанию видела 15 лет назад в Испании. Там уже 20 лет действует такой же закон о семейном насилии, но цифры убитых женщин только растут, по данным официальных лиц. То есть этот закон не действует», — заявила Родионова.

Журналистка добавила, что в России предлагается внедрить кальку с европейского закона о насилии в семье, рекомендованного Комитетом по женским конвенциям совета Европы (CEDAW).

«Если законы не работают, то стоит ли внедрять здесь похожее?» — резонно спросила Родионова.

Журналистка напомнила, что закон о семейном насилии настоятельно рекомендуется к принятию Стамбульской конвенцией, и задала второй вопрос: «Какую легитимность он будет иметь, если Россия не подписывала Стамбульскую конвенцию?»

Сенатор Инна Святенко от Стамбульской конвенции открестилась: «Мы не подписывали Стамбульскую конвенцию, так как у нас есть свои традиционные ценности. Есть семейный кодекс, я бы не говорила, что наш закон идентичен европейскому. Мы хотим, чтобы заработала профилактика семейного насилия».

Далее Святенко привела пример введение закона о декриминализации, который очень сложно обсуждался и якобы привел к всплеску преступности.

Депутат Оксана Пушкина также поспешила дезавуировать связи со Стамбульской конвенцией: «Мы ратифицировали конвенцию о защите прав человека и мы на нее ссылаемся».

Напомним, в начале 2000-х в Испании была развернута масштабная информационная кампания по борьбе с семейным насилием. В результате в 2003 году был принят закон о семейно-бытовом насилии. Следом за ним в 2004 году был принят закон о гендерном насилии.

По испанскому закону право принимать решение о статусе жертвы перешло от судей к простым соцработникам. При этом по условиям Стамбульской конвенции не требуется ни заявления самого пострадавшего, ни проверки состава преступления. Пострадавший (обычно, это женщина) даже лишается права отказаться от претензий к тому, кого заочно объявили виновным.

Для вторжения в семью и разлучения мужа с женой или детей с родителями достаточно голословного оговора со стороны соседа или представителя НКО о том, что в семье якобы произошло насилие. Причем вводится понятие психологического насилия, которым является причинение нравственного страдания (см. любую семейную ссору).

При этом, по словам Веры Родионовой, анализ статистики западных стран показывает, что вводящие произвол законы о семейном насилии проблему собственно насилия не решают: «Статистика этих стран показывает, что нет никакого снижения уровня насилия в этих странах. Ни в одной стране. Ни в Испании, ни в Германии, ни во Франции. Цифры за 20 лет абсолютно одинаковые».

Феминистки в ужасе: в США исключили из понятия «домашнего насилия» т.н. «психологическое насилие»

На фоне вакханалии антисемейно – содомского безумия в Европе и Канаде, в США администрация Трампа вдруг взяла и изменила понятие «семейного насилия», исключив из него главную дубину феминисток – «психологическое насилие», которое победившие на Западе меньшинства готовы разглядеть в 2/3 нормальных семей

Пока в России Оксана Пушкина с Ксюшей Собчак и целым легионом лоббисток разрушения семьи под предлогом защиты женщин от насилия пропихивают в Думу свой, списанный с Запада, законопроектик «О профилактике СБН», а в большинстве стран Европы гомосеки уже открыто считают себя высшей кастой, мировой гегемон – США -– выбросил эту феминистскую дурь как устаревший и ненужный хлам. Притом выбросили тихо, постановлением администрации американского президента, оставив уголовное наказание только за причинение физического вреда, и тем самым лишив десятки тысяч феминисток государственных грантов на борьбу с семьей.

«Определение Департамента юстиции Трампа рассматривает в качестве домашнего насилия только физический ущерб, представляющий собой уголовное преступление или мисдиминор (в уголовном праве США и Великобритании категория наименее опасных преступлений, граничащих с административными правонарушениями, – прим. РИА «Катюша»). Таким образом, другие формы домашнего насилия, такие как психологическое насилие, принудительный контроль и манипуляции больше не подпадают под определение Департамента. При администрации Обамы определение было значительно более широким и учитывало мнение организаций, занимающихся проблемами домашнего насилия. Управление по борьбе с насилием в отношении женщин (OVW), входящее в структуру Департамента юстиции, внесло изменения в свое определение сексуального домогательства, с тем чтобы оно также касалось аспектов уголовного правосудия», – пишет возмущенная «обозревателька» британской Independent Майя Оппенхейм.

Опустим тот момент, что в США уже создана полноценная госструктура, со штатом и зарплатами, которая занимается исключительно поисками жертв домашнего насилия и дабы обосновать свое существование, должна этих жертв находить и постоянно пиарить тему. Главное здесь то, что Трамп понимает недопустимость уголовного преследования за абсолютно размытое понятие «психологического насилия» в семье, по которому преследуют в основном мужчин и под которое можно впихнуть вообще, что угодно, вплоть до банального скандала на тему кому мыть посуду.

Плюс к этому американский президент довольно ловко нанес ответный удар по постоянно организующим антитрамповские митинги и провокации движению феминисток, покусившись на «святое» – государственные гранты. Да, местная оппозиция там тоже любит когда ее возмущение оплачивается из кармана тех, кого они и за людей не очень считают.

«Впервые о поправках правительства Трампа к существующим определениям написала Натали Нанаси – директор юридического центра им. Эльмо Б. Хантера для жертв преступлений в отношении женщин при юридическом факультете Дедмана Южного методистского университета. «Очевидно, что эти, казалось бы, семантические изменения, даже если они еще не закреплены в официальном законодательстве или политике, являются частью более широкой тенденции к девальвации женщин, осуществляемой этой администрацией и этим президентом», – написала Нанаси в статье для американского издания «Slate». По ее словам, новые термины могут означать, что Управление по борьбе с насилием в отношении женщин ограничит предоставление грантов для усилий по борьбе с сексуальным насилием – в результате чего многие пострадавшие могут остаться без ресурсов. Управление может также изменить свои образовательные и учебные ресурсы, чтобы внедрить новое определение, в результате чего некоторые жертвы более не будут считаться таковыми, полагает эксперт», – продолжает рассказ журналистка Independent.

Читайте так же:  Сроки рассмотрения развода в мировом суде

А жертв там нашли считай в каждой американской семье. Всего в США проживают 168 млн женского населения, включая новорожденных и бабушек преклонных лет. Как отмечает ведущее аналитическое издание США Центр Пью, доля взрослых американцев, состоящих в настоящее время в браке, в последние десятилетия несколько снизилась: с 58% в 1995 году до 53% сегодня. То есть, из примерно 130 млн женского взрослого населения замужем примерно 65 млн. И вот тут приходит Управление по борьбе с насилием в отношении женщин и со страниц Independent заявляет, что около 43,5 млн женщин испытывали «психологическую агрессию» со стороны интимного партнера в США. То есть, по мнению чиновников, в их прекрасных США 2/3 семей «неблагополучные». В общем, наш ВЦИОМ нервно курит в сторонке. А феминистски и прочие меньшинства, захватившие власть и СМИ, делают из этих «исследований» выводы что семью состоящую из мужчины и женщины надо запретить немедленно, всех детей отдать в детдома, а уважаемым господам из управления выписать огромные премии. Примерно о том же, к слову, говорил извращенец из Канады, который там возглавляет женскую организацию – все мужики агрессивны по природе и надо их просто запретить.

В Штатах ежегодно выписывается более миллиона т.н. охранных ордеров», большинство из них, по признанию местного Минюста—необоснованно. Неслучайно охранный ордер называют в США «разводом де факто». И эта жуткая жуть, естественно, отнюдь не способствует укреплению семьи —наоборот, волна разводов все нарастает, а равно и количество юношей и девушек которые просто боятся или не хотят создавать семьи. В Европе ситуация еще хуже: там видно невооруженным взглядом как сокращается популяция белого населения -– зато количество всевозможных извращенцев растет на дрожжах, в ряде стран их уже сложно назвать меньшинствами —что, собственно, и показал недавний референдум в Швейцарии.

Трамп, кажется, начал понимать что это тупик. Может быть, потому, что он, как бывший коммерсант, умеет считать деньги, и должен понимать что государству гораздо выгоднее иметь дело с семьями, которые растят нормальных детей и не нуждаются в гос. пособиях для матерей-одиночек, о катастрофическом количестве которых пишет в том же докладе Центр Пью.

И таких комментариев в статье британской газеты более чем достаточно. Нет, правда, никаких иных, вроде мнения противников данного закона о семейно-бытовом насилии или родителей, чьи дети попали в детские дома из-за ретивости «управления» и активисток, которым надо дать миллионные показатели для выбивания миллиардов на зарплаты и гранты. Но кто же им даст слово в таких «демократических» изданиях. Впрочем, им не нужны статьи в британских газетах от местных светлоликих обозревательниц, менее чем за год до выборов рейтинг президента США Дональда Трампа поднялся до 49%. Это самый высокий показатель одобрения его деятельности за президентский срок. Ранее наивысшим показателем одобрения деятельности действующего главы Белого дома были 46% в июне 2019 года, свидетельствуют результаты исследования американского института общественного мнения Gallup. И это несмотря на целую кучу провалов в международной политике, постоянные попадания в глупые истории и бесконечным перемыванием костей то по «русскому делу», то по «украинскому». А секрет оказался прост – одобрение его экономической политики плюс понимание, что он чуть не единственный кто противостоит миру журналистки Майе Оппенхейм, в котором за толпой феминисток, педерастов и чиновников просто нет места нормальной семье.

Иностранные заказчики закона о насилии над семьей вышли из тени и бомбардируют Совет Федерации

Видео (кликните для воспроизведения).

Битва лоббистов и противников модульного западного закона «о профилактике семейно-бытового насилия», являющемся антиконституционным по своей сути и развязывающем властям и НКО всех мастей руки на «профилактическое вмешательство» в любую семью, выходит на финишную прямую. На этом этапе в ней ожидаемо начинают проявлять себя большие игроки – представители тех самых сил, которые устроили феминистко-гендерную катавасию по всей планете с единственной целью – уничтожить традиционную семью как союз мужчины и женщины, скрепленный узами брака. На прошлой неделе на этой ниве проявила себя международная правозащитная организация Human Rights Watch (далее HRW)– печально знаменитая структура либерал-глобалистов, которую очень интересует соблюдение «прав геев» в Чечне и по всей России, в 90-е интересовали права террористов в том же регионе, а еще ранее – права диссидентов-предателей Родины (организация была создана в 1978 году как оружие в холодной войне Запада против СССР).

В конце 2018 года HRW выпустила доклад с наводящим ужас заголовком «Я могу тебя убить, и никто меня не остановит», в котором на фоне сомнительно трактуемой статистики (частные интернет-опросы российских женщин в регионах и доклад Минздрава и Росстата совместно с Фондом народонаселения ООН) нагнеталась истерия в стиле «каждая пятая женщина в России когда-либо страдала от насилия в семье». «Катюша» подробно анализировала это «исследование» «экспертов» HRW, которые уже тогда четко определили свою задачу: «российский парламент ДОЛЖЕН (кому? очевидно, непосредственно HRW) принять отдельное федеральное законодательство о домашнем насилии и ввести за него уголовное наказание в порядке публичного обвинения» – чтобы государство и третьи лица (в т.ч. – фемо-гомо-НКО) могли возбуждать антисемейные дела даже без участия мнимой «жертвы».

Аналогичные цели преследовал экс-генсек Совета Европы Турбьёрн Ягланд, который в 2017 г. начал брызгать слюной непосредственно перед решающим голосованием за отмену печально известного «закона о шлепках».

«Я призываю вас сделать все, что в ваших силах, чтобы упрочить право российских семей жить без насилия и запугивания. Россия обязана соблюдать Европейскую социальную хартию, в которой содержится требование к Сторонам обеспечить защиту детей от насилия. Россия среди четырех государств Совета Европы, которые не подписали и не ратифицировали Стамбульскую конвенцию (Конвенцию СЕ о предупреждении и борьбе с насилием в отношении женщин и насилием в семье). Данная конвенция устанавливает уголовную ответственность за все акты физического, сексуального или психологического насилия в семье и между бывшими или нынешними супругами и партнерами», – возмущался Ягланд два года назад.

Тогда родительская и патриотическая общественность с боем смогла отстоять семью – уже вступивший в силу «закон о шлепках» был отменен самим депутатом-лоббистом Павлом Крашенинниковым, вместе со спикером Госдумы Вячеславом Володиным получившим нагоняй от Президента под давлением общества. Заметим, тогда в медийном поле общественникам противостояли все те же знакомые лица, двигающие сегодня тему сембытнасилия. «Правозащитники» из HRW и не думали скрывать западных агентов влияния в РФ – в своем докладе они активно благодарили их за пропагандистскую («просветительскую») деятельность по популяризации темы домашнего насилия.

И что же мы видим сегодня? Все те же активистки Болотной, представители «белоленточной контрацептивной оппозиции», юристы признанных инагентами центра «Анна», Консорциума женских неправительственных объединений Алена Попова, Мари Давтян, Анна Ривина, примкнувшие к ним депутаты Госдумы Оксана Пушкина, Ирина Роднина и т.п. деятели радостно анонсируют открытое письмо Human Rights Watch на имя спикера СФ Валентины Матвиенко.

Читайте так же:  Какие нужны документы для оформления материнского капитала

Симптоматично, что о международных обязательствах России напоминает дамочка, которая любила дружить вот с этими персонажами, отметившимися крайней степенью либертарианства и русофобии и уже покинувшими пределы нашей страны. Удивительно, что лоббистская деятельность госпожи Поповой до сих пор не получила должную оценку органов госбезопасности, и она преспокойно получает высокую трибуну на слушаниях по закону о СБН в Госдуме и других органах власти.

Но вернемся к письму «уважаемых» левозащитников. HRW, как и «наши» гендерные феминистки, оказались крайне недовольны редакцией законопроекта, выложенной на сайте Совета Федерации и настоятельно рекомендовали Матвиенко сотоварищи привести его текст в полное соответствие со… кто бы сомневался, – Стамбульской конвенцией по борьбе с насилием в отношении женщин, со ссылками на российские обязательства в ратифицированных РФ международных договорах.

«Нам известны многочисленные аргументы официальных лиц, которыми они обосновывают свои возражения против выделения домашнего насилия в отдельный уголовный состав или признания его отягчающим обстоятельством. В частности, утверждается, что такой отдельный состав преступления будет дублировать существующие уголовные и административные составы. Выше уже отмечалось, что при этом не учитываются ключевые аспекты домашнего насилия, усугубляющие тяжесть и общественную опасность правонарушения по сравнению с отдельным физическим посягательством.

Следует включить в текущий проект закона всеобъемлющее определение домашнего насилия, включающее физическое, сексуальное, экономическое и эмоциональное насилие. В статье 3 Конвенции Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием (Стамбульская конвенция) предлагается следующая формулировка: все акты физического, сексуального, психологического или экономического насилия, которые происходят в кругу семьи или в быту или между бывшими или нынешними супругами или партнерами, независимо от того, проживает или не проживает лицо, их совершающее, в том же месте, что и жертва. Настоятельно рекомендуем использовать в проекте закона именно это определение.

Восстановить уголовную ответственность за первые побои в отношении близких лиц и перевести все связанные с домашним насилием правонарушения в категорию дел частно-публичного или публичного обвинения. Как отмечалось выше, используемая в делах о побоях и причинении легкого вреда здоровью процедура уголовного преследования в порядке частного обвинения является неэффективной и несправедливой, поскольку бремя доказывания в полном объеме возлагается на пострадавшую сторону, которая самостоятельно должна поддерживать обвинение. Выше уже отмечалось, что этой же позиции придерживаются один из ключевых договорных органов ООН и Европейский суд по правам человека.

Ввести обязательное, специализированное образование/подготовку по вопросам профилактики домашнего насилия и реагирования на него для социальных работников, врачей, психологов, адвокатов и других профильных специальностей в соответствии с международными стандартами такой подготовки.

Россия является участником Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, которая обязывает государство обеспечивать защиту от бесчеловечного обращения и посягательств на неприкосновенность личности и на семью, а также доступ к эффективным средствам правовой защиты».

Перчинки этой истории добавляет тот факт, что в 2010 году фонд сатаниста-мультимиллиардера Джорджа Сороса «Открытое общество» ( признан нежелательным в РФ в 2015 году и, как и другие структуры Сороса, официально свернувшие деятельность в нашей стране) выделил HRW грант в 100 млн. долларов на «расширение глобального присутствия» – это самое большое одномоментное вливание средств в истории НКО. Ранее Сорос, назвавший HRW «одной из самых эффективных организаций», входил в ее Наблюдательный совет – вместе с проживавшей тогда в США Марией Писклаковой-Паркер, основательницей печально известного инагента «центр Анна», до сих пор бомбардирующего российские и западные СМИ и депутатов лживой статистикой, в частности мифом о 14 тыс. женщинах, якобы убиваемых ежегодно в российских семьях. Таким образом, главный престарелый спонсор «оранжевых революций» и ярый противник традиционных ценностей продолжает всеми силами и средствами работать над ослаблением суверенитета России. Напомним, в начале 2017 года авторитетное либеральное издание Bloomberg прямо назвало отмену «закона о шлепках» в РФ «отказом Путина от Запада и его ценностей», а также «шагом на пути к идеологическому суверенитету» нашей страны.

Параллельно с этой «бомбой Сороса», запущенной в Совет Федерации, фемоюристы с опорой на своего агента Пушкину в Госдуме уже начали активно вносить правки в законопроект – в частности, отыграв назад совершенно нелепую, поставившую в тупик абсолютно всех формулировку о том, что «семейно-бытовым насилием являются действия, не входящие в состав нарушений и преступлений КоАП и УК». Как сообщает РБК, в новой версии документа охранные ордера и досудебная защита будет распространяться не только на «жертву» домашнего насилия, но и на ее иждивенцев – т.е. на несовершеннолетних детей, если их мать, к примеру, будет признана жертвой. Также Пушкина сотоварищи намерены включить в состав УК новую статью «преследование», согласно которой ищущий примирения супруг будет наказан за «навязчивые переговоры» с «жертвой» либо ее знакомыми в интернете или по телефону.

Охранное предписание, по мнению лоббисток законопроекта, должен запрещать «насильнику» приближаться к «жертве» ближе, чем на 50 метров, а за повторное нарушение предписания «насильник» будет наказан годом лишения свободы. При этом авторы поправок, словно издеваясь, решили отказаться от денежных штрафов, ибо они, дескать, «ударят по благополучию семьи». А заключение супруга в тюрьму на год, по их мнению, надо полагать, никак не нарушит семейное благополучие. Аналогичный законопроект, четко воплощающий в жизнь все требования к России со стороны HRW и «уважаемых гендерных партнеров», над которым ни один десяток лет трудится юрист-спутница иноагентов Мари Давтян, выложен на сайте фемосообщества «Ты не одна». Очевидно, подобный вариант и будет взят прозападным антисемейным лобби за образец.

Во всей этой истории пока остается невыясненным лишь один вопрос – каким же образом госпожа Матвиенко, Совет Федерации в целом и другие госорганы отреагируют на откровенное иностранное вмешательство в суверенные дела России? Валентина Ивановна летом с.г. успела отметиться заявлением о необходимости «изменения патриархального менталитета» россиян, что по сути ничем не отличается от слов Оксаны Пушкиной: «Этот закон (о профилактике СБН – ред.) – из серии борьбы с ментальностью». Матвиенко же в 2012 году буквально за один день подписала у Владимира Путина списанную с европейских методичек «Национальную стратегию действий в интересах детей», которая фактически легализовала в России ювенальную юстицию. Сегодня у нее есть прекрасный шанс исправить эти свои «заслуги» перед Отечеством. Если Матвиенко все-таки решит продолжить игру в ворота защитников традиционных ценностей, когда все маски уже сброшены – что ж, родительская и православно-патриотическая общественность не прекратит борьбу за суверенитет страны и неприкосновенность института семьи

Новости Екатеринбург

Екатеринбург. Другие новости 18.02.20

Утонул, как «Титаник»: кинотеатр «Салют» со столетней историей прекратил работу (ВИДЕО). / Ирбитчане собрали для жильцов дома, где взорвался газ, более 343 тысяч рублей. / В суд ушло дело трех полицейских, которые в служебной машине изнасиловали женщину. Читать дальше

Отправляйте свои новости, фото и видео на наш Whatsapp +7 (901) 454-34-42

Бьет – не значит любит: как работают законы о домашнем насилии в разных странах (и почему в России такого нет)

Согласно данным Организации Объединенных Наций, каждая третья женщина в мире подвергалась физическому или сексуальному насилию хотя бы раз в жизни. Несмотря на развитие феминистических движений и серьезные мировые достижения в борьбе за гендерное равенство, домашнее насилие все еще остается одной из самых острых проблем современности. Как показывают графики, имеющиеся в базе данных одного из крупнейших исследовательских проектов WomanStats, количество подобных инцидентов сильно разнится в зависимости от региона и уровня развития конкретной страны. Судя по результатам исследования 2014 года, менее защищенными чувствуют себя жительницы африканских, арабских и азиатских государств, а также наши соотечественницы. Именно в этих странах проблема домашнего насилия регулируется хуже всего (или не регулируется вовсе). На другом конце рейтинга оказались европейские государства, США, Канада и Австралия – там за насильственные действия в отношении женщин можно получить реальный тюремный срок. Конечно, даже в этих странах проблему нельзя назвать полностью решенной, но в этом направлении ведутся активные работы.

Читайте так же:  Усыновление ребенка мужем матери

На фоне последних событий в России мы решили выяснить, почему закон о домашнем насилии у нас все еще не принят, что объединяет дело сестер Хачатурян и доцента Соколова, и как работают законы о домашнем насилии в других государствах.

Дело сестер Хачатурян

Летом прошлого года полиция арестовала трех сестер по подозрению в убийстве их собственного отца. В ходе судебных слушаний Крестина, Ангелина и Мария Хачатурян не только полностью признали свою вину, но и дали следствию дополнительные показания, которые проливают свет на истинные мотивы этого преступления. Сестры заявили, что отец неоднократно издевался над ними: избивал, угрожал оружием и склонял к действиям сексуального характера. Эти факты были впоследствии подтверждены медицинскими экспертизами и показаниями свидетелей. Однако суд отказался возбуждать уголовное дело в отношении их отца в связи со смертью подозреваемого. В июне 2019 года сестрам Хачатурян предъявили обвинение в убийстве группой лиц по предварительному сговору, что грозит им сроками от восьми до 20 лет в колонии.

«В деле сестер Хачатурян мне очень жаль девочек, – говорит специалист по семейному праву Виктория Данильченко. – Допускаю, что у них не было другого выбора. Многолетнего физического, психического, сексуального насилия даже взрослый человек может не выдержать. Что уж говорить о девочках-подростках, которые прожили в таком аду практически всю сознательную жизнь. Не зря ведь они, оказавшись в тюрьме, говорили, что даже заключение в сравнении с прошлой жизнью не кажется таким страшным. Ужасно то, что окружающие знали о происходящем – соседи, родственники, школа, друзья. Но все боялись Михаила Хачатуряна. А девочки тем временем продолжали подвергаться домашнему насилию. Но все же, согласно Уголовному кодексу РФ, они совершили убийство. Думаю, что совсем избежать наказания не удастся. Но я надеюсь, что оно будет максимально мягким с учетом всех обстоятельств этого дела».

В защиту сестер Хачатурян выступили многие активисты и правозащитники, а также была создана петиция, требующая принятия закона против домашнего насилия. На момент написания статьи ее подписали 895 тысяч человек. В Instagram был запущен флешмоб #ЯНеХотелаУмирать, в рамках которого более 12 тысяч женщин поделились личными историями и призвали поддержать законопроект. К акции присоединились многие знаменитости, что позволило привлечь внимание широкой общественности к проблеме. Однако флешмоб так и не вырос до масштабов американского #MeToo – возможно, потому что женщины в России все еще не готовы публично говорить о домашнем насилии и своих страхах.

18.02.2020

Новости , Кратко , Популярное , Анонсы , Интервью , Слухи , Видео , Рабкрин , Уикенд

«Это не про вмешательство в семью и не тема феминисток», – уральские правозащитники обсудили закон о домашнем насилии с Советом Европы

В Екатеринбурге сегодня прошел семинар по профилактике семейного насилия, инициированный Советом Европы. Уральские правозащитники рассказали, что научились вовлекать МВД, ГУФСИН и даже судей в защиту жертв насилия, но остается проблема – недоверие женщин и их нежелание наказывать мужей за побои.

Элизабет Дюбан, международный эксперт Совета Европы, привела статистику ВОЗ – около 30% женщин сталкиваются с насилием со стороны сексуального партнера, но она же отметила, что вряд ли эта цифра отражает реальность, потому что не во всех случаях женщины заявляют о преступлениях. По данным социсследования, которое проводилось в Великобритании, только 18% женщин обращались в полицию. Официальная статистика в России также не отражает картину в целом. Так, по словам адвоката Мари Давтян, национального эксперта Совета Европы, которая специализируется на защите пострадавших женщин, только около 16% заявлений заканчиваются возбуждением уголовного дела.

Для того чтобы помочь женщинам – жертвам насилия – а в ходе семинара под жертвами спикеры имели в виду только женщин или детей, – в Свердловской области работают кризисные центры, которые пытаются наладить взаимодействие с госорганами. Президент межрегиональной общественной организации по содействию семьям с детьми в трудной жизненной ситуации «Аистенок» Лариса Лазарева рассказала, что в центре для размещения женщин готовы квартира на 9 мест и дом на 14 мест, если постараться, можно разместить до 40 человек – и для более чем четырехмилионного населения Свердловской области этого явно недостаточно. С 2014 года «Аистенок» пытается построить центр для жертв насилия под Дегтярском, но из-за нехватки денег проект реализовать не получается. По ее данным, за последние три года число случаев семейного насилия возросло, в 75% случаях агрессор – мужчина, а жертва – женщина, и в 80% случаев избиение происходит на глазах у детей. Но тем не менее, все еще бытует мнение, что это – норма, а вот развестись – не норма. «Позвольте процитировать Мюнхгаузена: «Объясните суду – почему 20 лет все было хорошо, и вдруг такая трагедия?» В судьбе закона о профилактике семейного насилия важен каждый голос, это не про вмешательство в дела семьи или не тема феминисток», – заключила Лариса Лазарева.

Руководитель психологической службы СРОО «Кризисный центр для женщин и детей «Екатерина» Ольга Селькова рассказала о программе для мужчин, осужденных за насилие. Это так называемая дулутская модель работы с абьюзером, в ходе которой домашних тиранов обучают новым навыкам. Программу вели в ИК-2 и с условно осужденными, Селькова рассказала, что мужчины в ней участвовали по решению суда, добровольно они отказались. Программу вели не только сотрудники центра, но и психологи ФСИН – так как они лучше понимают психологию осужденных. В ходе программы мужчин учили распознавать и управлять эмоциями, формировать ответственность за свои действия, работали над повышением самооценки. В итоге после обучения осужденные в анкете отметили следующее: «пришло осознание, что я могу дать, а не взять, «узнал, как бороться с гневом», «научился выходить из конфликтной ситуации». «После программы мужчины спросили: почему с нами об этом никто никогда не говорил», – отметила Ольга Селькова.

Анна Выгодская, специалист по социальной работе в «Екатерине», рассказала об исследовании, которое проводилось в женской колонии – это серия глубинных интервью с 39 женщинами – жертвами домашнего насилия, которые отбывают срок за убийство мужа или сожителя. Многие из них рассказывали, что воспитывались в семьях, где насилие было нормой, и на первых этапах они даже не понимали, что происходит что-то ненормальное. Эти женщины рассказали, какие изменения в законодательстве нужны на их взгляд: ввести ответственность за преследование (в трех случаях женщины подали на развод и ушли от мужа, но он продолжал преследовать), ужесточить наказание за побои, расширить спектр наказаний. В последнем случае речь идет о том, что женщины не хотят (или боятся) уголовного преследования мужа. Кроме того, они отмечали, что во время издевательств супруга они или не знали, куда могут обратиться, или знали, но не обращались, так как не доверяют соцпомощи, в том числе потому что боялись огласки, не хотели, чтобы их семейная история стала публичной. «Новый День» лично пообщался с двумя женщинами, отбывающими наказание за убийство мужей – они рассказали, почему терпели побои, как совершили преступление и чем им помогли в полиции.

Читайте так же:  Алименты на сберкнижку ребенка

Истории из женской колонии

Как уже сообщал «Новый День», в Общественной палате Свердловской области раскритиковали законопроект о домашнем насилии. Большая часть присутствующих выступили против, потому что видят в таком законе влияние запада с его феминизмом и гей-парадами, которые не сочетаются с нашей духовностью и скрепами. И лишь некоторые обратили внимание на слабые места самого проекта, указав, что с насилием бороться надо, но для этого не нужен закон, все законы уже есть, только их несоблюдение редко карается.

«Но это проблема не только российская. Некий мужчина, который каждый день приходил к моей двери, спал под ней – нет, он не бездомный, просто он вот так себя вел. В какой-то момент я вызвала полицию – и масса проблем у меня возникла с офицерами, особенно с женщинами-офицерами. Они меня принимали не очень хорошо, они спросили: «Зачем вы нас вызвали, у вас что нет мужчины или хотя бы собаки?» Получается, мне мужчина нужен только для того, чтобы меня защитить? У нас множество проблем во Франции. Есть женщины, которые не могут подать криминальный иск, потому что офицеры полиции не примут никаких действий, не передадут в прокуратуру», – рассказала на Ковалевских чтениях юрист парижского офиса White & Case, член Комитета по уголовному праву и сопредседатель подкомитета по преступлениям против женщин Шарлотта Гунка.

Екатеринбург, Светлана Загороднева

Дело доцента Соколова

«Трагедии сестер Хачатурян и студентки Анастасии Ещенко, которую убил профессор Олег Соколов, на мой взгляд, объединяет наличие психических отклонений у агрессоров, – комментирует Виктория Данильченко. – Михаил Хачатурян перед смертью вернулся после лечения в психбольнице, а про Соколова многие знакомые и студенты говорят, часто его поведение было, мягко говоря, неадекватным. Поэтому, наверное, у жертв в этих историях было мало шансов на счастливую жизнь – рядом с психбольными она просто невозможна».

Новый законопроект о профилактике домашнего насилия: мнения противников и защитников

Напомним, сегодня в России домашнее насилие не считается уголовным преступлением. Как постановил документ, подписанный президентом в 2017 году, побои в отношении родственников или сожителей рассматриваются как административное правонарушение (если инцидент произошел впервые). Декриминализация домашнего насилия вызвала бурную общественную реакцию и волну осуждения – особенно на фоне отчета Федеральной службы государственной статистики, опубликованной в 2016 году: согласно ей, за прошедший год в России от насилия в семье пострадали 16 миллионов женщин (то есть, каждая пятая жительница страны). Эта цифра действительно шокирует, хотя и не может считаться абсолютно достоверной, ведь многие пострадавшие просто боятся приходить в полицию или не видят в этом никакого смысла.

В ноябре этого года Совет Федерации опубликовал новый проект закона о профилактике семейно-бытового насилия, однако документ подвергся бурной критике социальных активистов и правозащитников. «Мы с соавторами ознакомились с предложенной редакцией Совета Федерации. Я, например, в тотальном ужасе, – написала в Facebook активистка и один из авторов проекта Алена Попова. – Начиная от цели закона: “сохранять семью”, а не защищать жертву, заканчивая “содействовать применению сторон”». Представители РПЦ также остались недовольны новым проектом, но совсем по другой причине: по их словам, положения закона угрожают семейным ценностям и противоречат Конституции РФ. 8 декабря стало известно, что депутаты Госдумы и правозащитники подготовили поправки к документу. Они предложили отнести к домашнему насилию побои и причинение вреда здоровью, запретить виновным приближаться к жертве на расстояние ближе 50 метров и ужесточить наказание за повторные нарушения (год тюрьмы вместо исправительных работ). В данный момент обсуждение новых поправок продолжается.

Security Check Required

Однако внезапно выяснилось, что у законопроекта о профилактике домашнего насилия есть противники не только среди РПЦ, но и обычных граждан страны, в том числе – женщин. В конце ноября несколько сотен москвичей вышли на согласованный митинг в парке «Сокольники». Участники мероприятия заявили, что новый закон подрывает основы института брака, и выразили опасение, что в случае его принятия органы опеки будут забирать детей из нормальных семей. Свой протест активисты подкрепили плакатами «Семья самое безопасное место на Земле» и «Я против закона СБН».

«То, что у нас проходят митинги против принятия закона о профилактике домашнего насилия, только доказывает, что в нашем обществе все еще царит патриархат, и мнение РПЦ это подтверждает, – комментирует сложившуюся ситуацию Виктория Данильченко. – К сожалению, пресловутого гендерного равенства в России нет. В отличии, кстати, от цивилизованных стран, в которых существует специальный закон о домашнем насилии. А у нас по-прежнему очень сильны стереотипы и мифы о том, что это “дела семейные, а сор из избы не выносят”, что женщина сама виновата или же женщина сама спровоцировала».

«И все же есть большие шансы изменить эту ситуацию, – добавляет юрист. – И хотя закон о домашнем насилии пытаются сделать неработоспособным, его сторонники, в том числе и я, будем бороться за принятие его в максимально рабочем виде».

Охранные ордеры, тюремные сроки преступникам и центры помощи жертвам: как с домашним насилием борются за границей

Пока в нашей стране не принят соответствующий законопроект, мы решили рассмотреть, как регулируется проблема домашнего насилия в других странах. В частности, в США, Франции, Германии и Австралии.

После прохождения курса терапии над виновным вновь состоится суд, который постановит: следует ли отпустить его на волю или приговорить к реальному тюремному сроку (в случае, если он так и не раскаялся в содеянном). Если преступник выходит на свободу и совершает насильственные действия повторно, то приговор будет лишь один – тюрьма. Конечно, законы о домашнем насилии немного отличаются в разных штатах, но механизм противоборства таким преступлениям обычно действует серьезно, согласно предписанному протоколу.

В европейских странах к проблеме также относятся с особым вниманием. В Германии существуют службы психологической поддержки для жертв семейного насилия и более 300 центров социальной помощи, где женщинам помогают оформить документы на государственное пособие, найти юриста, работу и новую квартиру. Их обидчиков наказывают реальными тюремными сроками (1-3 года за легкие телесные повреждения и до 10 лет за причинение тяжкого вреда здоровью). Во Франции законы в области домашнего насилия еще суровее: так, например, после обращения жертвы в полицию ее предполагаемому обидчику запрещается приближаться к ее дому (даже если его вина еще не доказана). При этом под определение семейного насилия попадает не только причинение физических увечий, но и «издевательства путем ухудшения качества жизни, нанесение вреда психическому здоровью человека». Максимальное наказание за подобное преступление может достигать трех лет лишения свободы.

Видео (кликните для воспроизведения).

В Австралии о проблеме домашнего насилия впервые заговорили после Второй мировой войны, а в 1970-х открылись первые центры помощи для жертв. В 1975 году был принят Закон о семье, который гарантировал защиту пострадавшим от насилия в семье. Ежегодно в этом государстве выделяются десятки (а иногда и сотни) миллионов долларов на открытие новых центров помощи и развитие мер защиты жертв. А в этом году правительство Австралии утвердило новые поправки к закону о домашнем насилии, запрещающие въезд в страну лицам, ранее осужденным за насильственные действия. Иностранным гражданам, которые проживают на территории Австралии и имеют соответствующие обвинения, аннулируют визу и депортируют их из страны.

Источники

Закон о домашнем насилии в европе
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here